ВХОЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ВО ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА И ЦИНИЗМ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВХОЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ВО ВЛАСТЬ ПОЛИТИКА И ЦИНИЗМ



«Прокурор сегодня — это главная опора власти на местах»

(Из выступления губернатора Иркутской области

Ю.Ножикова во время открытия Института повышения

квалификации работников прокуратуры, 26 мая 1997 г.)

 

90-ые годы тем только и интересны, на мой взгляд, что в них закладывались основы большой грязной политики, создавался слой предприимчивых, циничных, нечистых на руку дельцов. Ну, к примеру, чтобы знал экс-генпрокурор РФ Ю.Скуратов (эту книжку он обязательно получит в дар), что сходные методы по уничтожению политического противника или неугодного общественного деятеля были опробованы и в Иркутской области. Это когда хотели незаконно акционировать (присвоить) рентабельно работающее АО «Лензолото».

Акцию по акционированию предприятия решительно проталкивал вице-губернатор В.Яковенко, входивший в состав Совета директоров АО «Лензолото». Против (так же, очень решительно) выступал мэр Бодайбинского района Н.Сизых. Дело закончилось тем, что в Бодайбинском районе широко распространили видеоматериалы, в которых запечатлели человека, очень похожего на Николая Николаевича Сизых, да еще в шокирующих интимных сценах с какими-то женщинами.

Как водится, прокуратура, которую возглавлял Ю.Чайка, так и не смогла найти лиц, осмелившихся провести такую позорную акцию. Впрочем, надо тут сказать прямо — ее инициаторов толком и не искали. Потому что мэр после произошедшего дал, наконец, согласие на разграбление золотодобывающего предприятия. И 22 июня 1994 г. триумвиратом — П.Мостовой (Госкомимущество) — В.Авлов (АО «Лензолото») — И.Макни (австралийская фирма «Стар») — в Москве торжественно был подписан «судьбоносный проект», которым ставился крест на привлечение российских инвесторов к участию в акционерном обществе по освоению золоторудного месторождения Сухой Лог. А перед фирмой «Стар» открывались просто фантастические возможности по грабежу нашего региона.

Интересно на страницах нашей газеты в свое время рассказал о слушаниях по Сухому Логу, которые проходили в Комитете Государственной Думы РФ по безопасности, иркутский писатель В.Хайрюзов:

«Если мы протянем еще год со строительством Сухого Лога, это конец Иркутской области, — трагически возвестил на слушаниях заместитель главы администрации В.Яковенко. — Из донора она превратится в дотируемую.

Короче, говоря, в нахлебника. По его словам выходило: чтобы не наступил областной Апокалипсис, целесообразно отдаться иностранному инвестору, но не какому-нибудь, а только австралийской фирме «Стар». Между тем, условия, на которых привлечена эта фирма, не только не обеспечивают реальное освоение Сухого Лога, но являются невыгодными в целом для России.

«В случае с Сухим Логом есть недоделанные юридические тонкости, — заискивающим тоном говорил Яковенко председателю Комитета по безопасности Государственной Думы В.И. Илюхину, — Смотрим, если правила игры нарушают целесообразность, мы начинаем вместе с Законодательным собранием правила игры делать такие, чтобы мы не упирались в это законодательство. Вот сидит председатель Законодательного собрания Иван Зигмунтович Зелент. И он подтверждает».

«Интересная постановка вопроса, — удивленно протянул сидящий рядом журналист, — Узкая группа лиц… под целесообразность, которая, кстати, всегда корыстна, подгоняют закон, тем самым дискредитируя весь смысл законодательной власти».

Позднее, после всей этой истории по акционированию «Лензолото» (в интересах яковенок), я опубликовал цикл корреспонденций о судьбе генерального директора Иркутского областного центра занятости населения А.Мазалова. Здесь было бы очень кстати привести достаточно большой фрагмент из одной моей тогдашней корреспонденции:

«Больше всего сейчас жалею, что в свое время отказался от участия в судебном процессе по восстановлению А.Мазалова в должности генерального директора Иркутского областного центра занятости населения. Мне говорили, что в качестве ответчика, кроме Федеральной Службы занятости, поддержавшей в свое время его увольнение, будет и обладминистрация в лице Яковенко.

Я не пошёл, потому что слишком хорошо знал, чем может закончиться этот процесс. Созерцать Яковенко, о котором столько писано-переписано и который так и не сел за решетку (хотя тюрьма давно по нему истосковалась) тоже было противно — что нового мог сказать этот стареющий ханжа?

Я легко представил себе физиономию Яковенко, высоким плачущим голосом начинающего вещать о государственных интересах, о «целесообразности», о натужных усилиях его, яковенковской администрации, в борьбе за «рациональное использование» народных денег… Не пошёл. Не верил я, что Мазалова восстановят. Я отдал приглашавшим свою длинную статью «Нехорошая история», которая публиковалась в «Земле» на протяжении 1994 года. В ней содержался колоритный портрет Яковенко-старшего и Яковенко-младшего. В статье утверждалось: усилиями личностей, обладающих криминальным талантом, типа Яковенко, территория Иркутской области грабится, превращаясь в полигон для обкатки бессовестных, международного масштаба, сделок, противников которых ждала неминуемая участь быть устраненными. Разве я оказался не прав?

Что произошло с Мазаловым? Высокопрофессиональный специалист, этот человек, в силу своей порядочности и принципиальности, не позволил коррупционерам превратить фонд занятости в очередную кормушку для растратчиков. Мазалов был оболган, снят с работы, в отношении него возбуждалось (впоследствии рассыпавшееся как надуманное) уголовное дело.

Прокуратура области проигнорировала все наши публикации, касавшиеся деятельности Яковенко в отношении фонда занятости. Господин Чайка, возглавлявший эту прокуратуру, палец о палец не ударивший в борьбе с коррупцией, благополучно, как самый одаренный, перешел в аппарат Генеральной прокуратуры… Неплохо.

Подобно распространению гнойничков при начинающемся сифилисе коррупция с приходом Яковенко к власти становилась явлением углубляющимся, обрастающим новыми персонажами. К власти устремились бездарные, податливые к мошенничеству, но боязливые в отношении откровенного воровства личности. Воровать они научились по-другому — страхуясь ими же созданными инструкциями, штатными расписаниями, положениями о премировании, они создали тип чиновника-законника, якобы стоящего на страже государственных интересов и за это беззаветное стояние обязанного использовать свое служебное положение в интересах самого себя (вспомним «Игирменское дело»), фирм родственников («дело «Терс»), друзей, любовниц, хороших знакомых («Масляное дело»). Проанализируйте, куда, в какие именно фирмы ушли беспроцентные бюджетные ссуды, выделявшиеся ножико-яковенковской администрацией различным фирмам на протяжении ряда лет. Кто обогатился за наш с вами счет?!

В эпоху Яковенко почти на всех областных ключевых постах оказались его люди. Нейтральных, не входивших в «команду» или мешающих, «кушали», укрепляя ряды новыми, на которых можно положиться. Так что если в областных газетах публиковалось сообщение о новом каком-то назначении, наиболее эмоциональные читатели всплескивали руками: ну, да — наверное, еще одного мошенника пристроили». Кто оценит вред, который они нанесли интересам Иркутской области и ее жителям?!

Чайкинская прокуратура этим заниматься не стала. Не стал Чайка реагировать и на мои выступления о судьбе А.Мазалова. Прокурор как бы не заметил, что речь идет о расправе, как бы не понял, что Мазалова уничтожают в первую очередь за то, что в ходе кампании по очередным выборам губернатора Иркутской области (1994 г.) он выступил не на стороне Ю.Ножикова, а в поддержку политического противника Юрия Абрамовича – Б.Алексеева. Ножиков впоследствии не простил Мазалову подобной «вольности», он всецело поддержал действия Яковенко, направленные не только на снятие Анатолия Никитовича с должности руководителя областного центра занятости, но и на уничтожение его репутации. Я ж помню, как известный ныне «политолог» Ю.Пронин, участвовавший в разнузданной информационной кампании травли Мазалова, со страниц областной газеты верещал тогда: «Центр занятости живет на широкую ногу» (и сообщал разные шокирующие публику подробности).

Мазалов пережил 9 проверок. Самым страшным его «грехом» оказался подписанный им Договор о выделении Центром занятости финансовой помощи в размере 830 миллионов рублей... администрации Иркутской области. Мазалов, действительно, не имел права визировать такие документы, но он пошел навстречу обладминистрации (в лице В.Яковенко!), убеждавшей: деньги нужны чрезвычайно! Обесцененные финансовые средства были возвращены на счет областного центра занятости спустя лишь два (!) года!

Обращение А.Мазалова Генеральную прокуратуру РФ с требованием возбудить уголовное дело в отношении В.Яковенко, незаконно удерживавшего денежные средства, из Москвы было переправлено Ю.Чайке. А «беспристрастная» областная прокуратура, разумеется, спустила это Заявление еще ниже, пока оно не упало на стол Н.Филину, начальнику Кировского райотдела милиции г.Иркутска. А все знали, кто такой этот Филин!..

Анатолия Никитовича Мазалова, согласно судебного решения, восстановили на работе лишь через несколько лет, когда Юрий Яковлевич уже был в Москве. Государству, напишет позднее мой коллега Г.Таежных, «прокурорское равнодушие обошлось в 160 тысяч рублей, которые пришлось заплатить руководителю Центра занятости за вынужденный прогул».

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.232.99 (0.023 с.)