ТОП 10:

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ НИКОЛАЯ КАПИТОНОВА



Именно Н.П.Капитонову, ветерану органов прокуратуры, автор должен быть признателен за рождение этой книги. С именем Николая Петровича (увы!) я увязываю и стремление редакции быстрее издать этот труд — в начале 2009 года Капитонов … бесследно исчез.

Впрочем, все по порядку…

Публикуемые в качестве приложения к настоящему изданию фрагменты Мемуаров Н.Капитонова, близко знавшего Ю.Чайку по совместной работе в Иркутской области, могут шокировать. Шок испытал и я, когда Николай Петрович познакомил меня с несколькими главами этой работы. Произошло это в конце 90-х годов прошлого столетия, когда в нескольких местных газетах (в том числе и в нашей) были опубликованы резко критические материалы, направленные против Чайки, сменившего пост прокурора области на место в Москве — Ю.Скуратов пригласил этого человека в качестве первого заместителя генерального прокурора РФ. Капитонов мне тогда сказал: «Ну, все — погибла наша прокуратура, ведь никто не знает Чайку лучше меня! Почитай-ка — я хочу быть честным хотя бы перед самим собой. Все, что написано, это — ПРАВДА и люди обязаны это знать. Опубликуешь? Хотя бы фрагментарно?». Я отказался. Героем Мемуаров Капитонова был безнравственный, падший человек, любитель пьяных застолий, беспринципный негодяй, который жил двойной жизнью. На публике (в качестве прокурора) — он демонстрировал свое рвение защищать права людей (что называется, чуть ли не рубаху на себя рвал, дабы показать, какой он законник), в кругу близких друзей (вроде Капитонова) — фарцовщик, земельный спекулянт, интриган, сладострастный тип. Может ли подобный человек вообще работать в правоохранительных органах, тем более — в Генеральной прокуратуре РФ?!

Свидетельствам Капитонова я тогда отказывался верить. Тем более что вскоре (после того, как Ю.Чайка из Генпрокуратуры переместился в кресло министра юстиции) Н.Капитонов вдруг сам выступил в иркутской газете «Честное слово», где стал … нахваливать Юрия Яковлевича. Николай Петрович неожиданно вспомнил, каким принципиальным и даже отважным оказался Чайка в качестве Тайшетского транспортного прокурора. К примеру, рассказал читателям газеты о том, как, выступая на стороне Закона, Чайка будто бы смог противостоять могущественной директрисе одной из тайшетских школ, являвшейся родственницей кандидата в члены политбюро ЦК КПСС В.Долгих. Восторженно сообщил Капитонов и о том, что, не побоявшись испортить карьеры, Чайка невпопад сказал однажды какое-то неожиданное слово самому В.Кочерову, первому секретарю Тайшетского горкома КПСС, защищавшему указанную директрису. Читая, я думал: Капитонов, наверное, издевается, ведь в описанном случае Чайка не проявил и грамма мужества, а вся «принципиальность» прокурора бесследно исчезла на другой день после разговора с Кочеровым и правовых последствий прокурорская проверка школы не имела! Или Николай Петрович хотел вспомнить нечто, заслуживающее уважения, но НИЧЕГО, кроме этой чепухи, так и не вспомнил?

В этой же газете (после рассказа Капитонова) шел другой текст (журналистский):

«Позднее Чайка стал резко подниматься по служебной лестнице, но не загордился и дружеских отношений с Капитоновым не прекращал. Власть не испортила Юрия Яковлевича, он остался простым и приветливым человеком, который помнит старых друзей. Недавно Николай Капитонов, будучи в Москве, решил навестить министра юстиции Юрия Чайку. Достаточно было телефонного звонка — и встреча состоялась».

О своих Мемуарах в «Честном слове» Н.Капитонов рассказал так: «Мемуары задумывались как совместная книга: я пишу свою часть, Чайка — свою. Условное название — «Прокурор из сибирской глубинки». С максимальной откровенностью в своей порции повествования я рассказал о том, как мы работали в Тайшете, как жили и отдыхали. После этого я позвонил Юрию Яковлевичу и сказал, что теперь очередь за ним — за его воспоминаниями. Но Чайка сказал, что сейчас не время для мемуаров — могут неправильно понять. Вот на этом уровне наша книга и затормозилась» …

Быстрее, читатель, открой эту книжку там, где публикуются указанные Мемуары, подумай: МОГ бы Чайка творчески сотрудничать с Капитоновым, если бы познакомился хотя бы с теми страницами, где описываются неформальные встречи будущего министра юстиции с проститутками?!

При новой нашей встрече я задал подобный вопрос самому Капитонову. Николай Петрович, покраснев, простодушно пояснил: «Растет сын, он — юрист, надо его куда-то пристраивать. Чайка и должен помочь. И, кроме того, ты не забывай, что он же лично (!) участвовал в провокации в отношении меня, лично приложил руку к тому, чтобы я был уволен из прокуратуры по дискредитирующим обстоятельствам. Я посчитал так: Бог с ним, с этим Чайкой — пускай ест сладко, пьет сладко в своей Москве, но пускай он вернет меня в прокуратуру, реабилитирует меня. Я Юре все это сказал при встрече, показал и мемуары (показал не все!), на что он ответил: «Подумаю!». Я не знаю теперь что и делать — выбросить всю эту писанину, никто ведь не опубликует (да и не надо) или ж продолжать, что-то в них смягчить?».

Позднее я узнал, что Капитонов стал помощником депутата Государственной Думы РФ Башира Кодзоева, одного из друзей Ю.Чайки, а сын Николая Петровича сразу после окончания юридического института ИГУ был принят на работу в районную прокуратуру! Я понял, что Чайка ПОДУМАЛ…

Об обстоятельствах ухода Н.Капитонова из органов прокуратуры я знал по рассказам самого Николая Петровича. В Тайшетской районной газете «Бирюсинская новь» в корреспонденции Ф.Михайлова «Тайная жизнь Николая Капитонова» были «рассекречены» некоторые, не меняющие сути рассказа Капитонова, подробности этой истории. Если пересказывать коротко, то все выглядело так. Николай Петрович сыграл определенную роль в судьбе экс-мэра Казачинско-Ленского района Иркутской области Ю.Сипеева, обвиненного то ли в получении взяток, то ли в откровенном мошенничестве или воровстве — не помню, но не это важно. Важно то, что Капитонов вызвался стать посредником между знакомыми Сипеева (или родственниками?) и следователем по особо важным делам прокуратуры Иркутской области В.Кругловым. Последнего Николай Петрович попросил о смягчении участи экс-мэра: «Может быть, есть возможность освободить Сипеева из-под стражи под денежный залог или подписку о невыезде?». Круглов пообещал что-то предпринять, а затем «ненавязчиво» сам стал просить Капитонова об оценке собственных услуг, пошли разговоры то о …20 миллионах рублей, то о …100 (!). Капитонов забеспокоился, предчувствия его не обманули. Оказалось, что следователь (с разрешения своего руководства, т.е. непосредственно Ю.Чайки!) записывал Капитонова на диктофон. Родилось «дело», которое в августе 1995 года разрешилось приказом за №619 к (об увольнении Капитонова из органов прокуратуры «за совершение порочащего поступка»). Приказ подписал и.о.генерального прокурора РФ А.Ильюшенко.

«Вздорный, необоснованный, незаконный приказ!», — говорил Капитонов. И показывал мне свои записи, из которых вытекало: при посредничестве прокурора области Ю.Чайки в отношении него, Николая Петровича, был осуществлен незаконный «оперативный эксперимент». А главной задачей этой акции было стремление Чайки «опорочить» Капитонова, а затем выгнать из органов прокуратуры. Подробнее обо всех обстоятельствах этой истории прочитайте в Мемуарах Капитонова. Я лишь добавлю, что в середине 1996 года Николай Петрович сам (!) очень откровенно поведал о ней на страницах журнала Генеральной прокуратуры РФ «Законность»!

… Очередная (как я считаю, важная по многим обстоятельствам) наша встреча с Капитоновым произошла через несколько лет. Оказалось, что Кодзоеву Николай Петрович был нужен «всего лишь на какое-то время», а теперь «мы расстались», «путной работы нет», «хорошо хоть, что сын в прокуратуре», а так … «все по-старому», «я очень долго заставлял самого себя поверить, что Чайка изменился, что в ответ на мое благородство не публиковать правдивые мемуары он сдержит свое слово, а он опять наврал, да так беспощадно!», «не помогла даже публичная защита моей репутации со стороны ректора С-Петербургского института Генеральной прокуратуры РФ доктора юридических наук, профессора Б.Волженкина — тот в журнале «Законность» прямо указал, что случай, сходный с моим, свидетельствует о преступной провокации, но никак не о моей какой-то вине, а Чайка сделал вид, что ничего не читал, что все забыл», «я общался с его Артемом, но и тот ничего хорошего не сказал».

На эту встречу Капитонов принес мне ксерокопии лишь нескольких фрагментов своей работы. Сказал: «Почитай еще раз, подумай, подредактируй, я все же настроен опубликовать мемуары — может быть, даже и не в России».

А вскоре Николай Петрович бесследно исчез... Пропал БЕЗ ВЕСТИ! Вышел из дома, дошел до нового места работы, оставил деньги, документы и растворился. На сайте Следственного управления СК при прокуратуре РФ по Иркутской области появился его портрет с приметами, с обращением к жителям Иркутской области: «Внимание: розыск!».

Известный иркутский адвокат Юрий Шевелев, хорошо знавший Капитонова, в одной из бесед заявил мне с беспощадной прямотой: «Для меня, как для бывшего сотрудника уголовного розыска (я в свое время поработал и начальником отдела по поиску без вести пропавших), произошедшее долго являлось загадкой. Теперь я убежден, что Николая Петровича давно нет в живых. Он исчез зимой и тело его до сих пор не найдено. Теперь предстоит понять, ЧТО именно произошло с Капитоновым, проверить все существующие версии. Одно время я считал, что случилась какая-то криминально-бытовая история — снег сойдет, появится труп. Но снег давно сошел, тело не найдено, и это уже новый поворот в истории. Ведь если б это была криминально-бытовая история, труп не надо было далеко прятать — на улице сняли, предположим, часы, отобрали телефон, сопротивляющегося человека убили, труп где-нибудь неподалеку захоронили. Но … трупа нет! Значит, случилось что-то иное. Я полагаю, что наиболее продуктивна версия о том, что подлинной причиной безвестного исчезновения (смерти!) Николая Петровича могло явиться его желание опубликовать эти Мемуары. Капитонов не был конфликтным человеком, единственное, что его отличало — он обладал колоссальной информацией, эту информацию он мог поведать общественности! А что такое Мемуары Капитонова — это его свидетельства не о ком-нибудь, а о нынешнем генеральном прокуроре России! Если бы подобные мемуары (на Западе) были опубликованы, предположим, в отношении какого-нибудь сенатора, прокурора штата, человек либо застрелился бы, либо ушел тихо в отставку.

Генеральный прокурор России — большой человек, и ради его дальнейшей успешной деятельности определенные лица могли пойти на известные действия. И эту версию следует тщательно проверить».

Я отправил в различные инстанции свои заявления о возможных мотивах устранения Н.Капитонова. Подробно рассказал в них о Мемуарах, высказал версию о возможной причастности к исчезновению Николая Петровича сына генерального прокурора РФ — Артема Чайки, с которым Капитонов общался перед исчезновением. Из администрации Президента РФ одно из этих заявлений напрямую ушло к самому Ю.Чайке…

А затем… По кабинетам Генпрокуратуры РФ мое Обращение ходило очень долго. Потом его аккуратно направили в Новосибирск — к зам.генерального прокурора РФ И.Семчишину (экс.зам.прокурора Иркутской области), оттуда спустили в Иркутскую облпрокуратуру, а уже из нее в мой адрес вылетел ответ первого зам. прокурора области А.Воронина:«Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не усматривается». Знакомая формулировочка — не правда ли?

Более оперативно и грамотно сработали подчиненные руководителя следственного Комитета при Генеральной прокуратуре РФ А.Бастрыкина. Насколько я знаю, мое Заявление тут же приняли в работу. Будем ждать результатов!

Впрочем, я отлично понимаю, что расследовать действия высших должностных лиц (или их ближайших родственников) в нашей стране всегда было сложно. Они и вечно заняты, и к любым компрометирующим документам получают доступ раньше следователя. Понятно, что г-н Чайка-старший сейчас предпринимает (или уже предпринял) какие-то ходы, чтобы дистанцироваться от опасности «скандала». Ему это раньше удавалось — вспомним хотя бы десятилетней давности историю с сыном — Артемом Чайкой и его ингушскими друзьями-бандитами, которые на «Донинвестор-Кондор», записанной на Чайку-старшего, без всяких проблем осуществляли свои криминальные «операции». В Приговоре, оглашенном судьей М.Елычевой 28 августа 2000 г. в Одинцовском городском суде г.Москвы, фигурировали лишь два человека — вымогатели Ибрагим Евлоев и Хызир Чумаков. Юный Чайка стараниями папы уголовной ответственности счастливо избежал.

Но … фортуна (и связи!) ведь не всегда благосклонна к преступникам. Не так ли?

* * *

Что самое главное я хотел бы сказать в завершение этой главки? Шокирующие Мемуары Н.Капитонова лично для меня стали ключом к пониманию причин, вследствие которых НИ ОДИН из матерых коррупционеров Иркутской области в свое время так и не был привлечен к уголовной ответственности. Под началом Ю.Чайки, желавшего жить спокойно и без проблем, в счастливом и дружеском согласии с сильными мира сего, прокуратура Иркутской области не просто утратила свои главные правоохранительные, правозащитные функции, а превратилась в организацию по поддержке «друзей». Эта структура, разумеется, была просто не в состоянии бороться с организованной преступностью, поскольку при Чайке сама стала преступной организацией.

Я понимаю, как тяжело сегодня И.Мельникову, ставшему прокурором области, бороться с этим тяжким наследием. Предпринимаемые им меры по очищению органов прокуратуры от случайных лиц, которых добирал уже ставленник Чайки — А.Мерзляков, пока заканчиваются ничем. Здешние «советники» генпрокурора РФ (укажем пальцем пока лишь на мадам А.Ковалеву!) подобному процессу стараются препятствовать. Но время революционного очищения непременно придет. Вот увидите.

 

КАРЬЕРА ПРИСПОСОБЛЕНЦА

«А вы думали, что я только прокурор и взяточник?

Да думали, думали, чего уж там. И прокурором был,

и взяточником, и водку пил без меры»

(Валерий Куклин, «Истинная власть»)

 

«Прокурор — слово грозное. От него так и веет холодом», — написала как-то в газете «Восточно-Сибирская правда» местная журналистка Л.Бегагоина. Написала так ради красного словца, поскольку ей нужно было хорошо рассказать о, действительно, очень интересном и неординарном человеке — прокуроре Куйбышевского района г.Иркутска С.Скворчук. В других случаях Бегагоина не особенно стесняется в выражениях. Так, для нее прокурор Ю.Чайка — совсем негрозная фигура. Более того — этого человека однажды (по ее же воспоминаниям) Бегагоина как-то спасла от тюремного бунта. В юбилейном номере «ВСП» (январь 2008 г.) журналистка опубликовала свои воспоминания об иркутском следственном изоляторе, куда Бегагоина отправилась с прокурором области Ю.Чайка.

Вот интересные строчки:

«Юрия Чайку тогда только перевели из транспортной прокуратуры, он, наверное, впервые в СИЗО был. Помню, идем мы с ним по тюремному коридору, а лицо у него совершенно белое, и я боялась, что ему станет плохо. А заключенные из-за решеток показывают ему свои язвы, кричат. Это было зрелище не для слабонервных. Мне предложили поговорить с организатором акции протеста один на один, без охраны. Мы долго беседовали…».

Как же надо не уважать прокурора, чтобы приписывать ему такую уничижительную характеристику. Госпоже Бегагоиной следовало бы знать, что Ю.Чайка был знаком с Иркутским следственным изолятором с того самого времени, когда Бегагоина делала свои первые робкие шажки по журналистской стезе. С 1976 г. Ю.Чайка вел уголовные дела, будучи следователем прокуратуры, а многие его «клиенты» сидели в СИЗО. И на том самом бунте Чайка выглядел спокойным. Смешно и утверждение Бегагоиной в отношении криков из-за решеток тюрьмы, поскольку такие тюрьмы показывают в голливудских фильмах. А в российских следственных изоляторах камеры закрыты сплошными дверями, в которых имеются небольшие отверстия (кормушки). Наивный читатель же мог, в самом деле, поверить, что Чайка впервые увидел тюрьму, чуть не упал в обморок от переживаний, а бесстрашная журналистка Бегагоина поддержала струхнувшего прокурора, смело вступила в диалог один на один с организатором бунта и своим волшебным обаянием погасила массовые беспорядки. Барон Мюнхгаузен отдыхает!..

Собирая характеризующие Ю.Чайку материалы, я придерживался принципа объективности. Если уж считаешь человека противником, ты должен обосновать свои претензии, должен иметь весомые аргументы. Вот вам пример — иркутский адвокат Р.Шепталин в середине 90-х годов прошлого столетия на одном из митингов прилюдно назвал прокурора области Ю.Чайку ублюдком (т.е., по В.Далю, вырожденцем). Это стоило послушать, ведь известный юрист на указанном митинге обосновал (!) свои претензии и к прокурору, и к руководству области, обвинив этих лиц в коррупции.

Я тоже считаю Ю.Чайку покровителем коррупционеров, однако для обоснования своей позиции не собираюсь, как Л.Бегагоина, что-то придумывать, фантазировать. Я опираюсь на факты.

Вот вам жизненный путь (вкратце) нашего «героя»…

Ю.Чайка родился 21 мая 1951 г. в г.Николаевске-на-Амуре, где двумя годами позже на свет появился В.Устинов (в будущем — генеральный прокурор РФ). Был из четырех детей самым младшим в семье.

По словам сестры Ю.Чайки — Светланы Яковлевны, николаевскую школу №4 «Юра закончил хоть и хорошо, но без медали». «Занимался в литературном кружке, не пил, не ругался матом и не курил». После школы юный «Чая» (подобное прозвище было у всех Чаек) поступил на судостроительный факультет Комсомольский-на-Амуре политехнический институт, однако, проучившись чуть больше года, бросил. Устроился работать на завод электриком.

Потом служил в Советской армии, в Хабаровске (авторота).

После армии поступил и окончил Свердловский юридический институт (СЮИ). Учился вместе с Ю.Скуратовым (в будущем — генеральный прокурор РФ) и Н.Капитоновым (в будущем — прокурор Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры, без вести пропавший в январе 2009 г. после решения опубликовать мемуары о Чайке).

Женился рано, еще в институте.

После окончания СЮИ Ю.Я. Чайка работал следователем в Усть-Удинской районной прокуратуре (Иркутская область). Здесь у него родился сын Артем (будущий бизнесмен и друг ингушских предпринимателей и бандитов).

С 1980 по 1984 г.г. — прокурор Тайшетской транспортной прокуратуры (его заместителем в тот период являлся Н.Капитонов).

С 1984 г — начальник следственного отдела Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры.

С 1985 — инструктор отдела административных органов Иркутского обкома КПСС. Здесь он немного поработал с будущей поклонницей его «талантов» — А.Ковалевой, которая ему почему-то дико понравилась. Та впоследствии при его поддержке меняла властные кресла как перчатки — была и прокурором г.Иркутска, и заместителем прокурора области, и уже пенсионеркой — в нарушение федерального закона о госслужбе! — стала руководителем Федеральной регистрационной службы по Иркутской области, а затем, наконец, и «советником» («помощником») генерального прокурора РФ Ю.Чайки.

С 1986 г. Ю.Чайка — заместитель прокурора Иркутской области (по следствию). Этот период кратко, но красочно описал в московской газете «Россия» наш земляк — Глеб Таежных: «Многие следователи сбежали из областной прокуратуры в другие следственные подразделения. Объясняли они это примерно так: мы работаем, добываем информацию, но после доклада прокурору она почему-то утекает в криминальные структуры и дело в результате рассыпается: свидетели исчезают, потерпевших запугивают и т.д. Может быть, все это и случайность, но просто слишком уж часто такие случайности случались…».

Но судьба благоволила к Чайке. В этот период своей деятельности он впервые проявил себя как «практик». Стал известен не только в Иркутском обкоме КПСС, но и в ЦК партии. Эта известность была связана с разоблачением В.Кулика (сексуального маньяка), чьи преступления были раскрыты, разумеется, не Чайкой, а его подчиненными — следователями от Бога, замечательными специалистами, которым прокурор создал все условия для эффективной работы. Главная же победа досталась Чайке — все ж руководитель! После этого карьера Юрия Яковлевича стала просто стремительной.

Любопытен такой факт — осенью 1986 года, исполняя обязанности областного прокурора, Чайка отправил в Генпрокуратуру РФ представление (на …себя!) на внеочередное присвоение звания «старший советник юстиции», каковое, как писала тогда «Байкальская Открытая газета», «благополучно и незамедлительно получил».

С 1988 г. Ю.Чайка — заведующий государственно-правовым отделом Иркутского ОК КПСС.

С 1991 г. он — прокурор Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры.

В феврале 1992 г., обменявшись должностью с А.Плешивцевым, уличенным иркутскими правозащитниками Ю.Падалко, А.Любославским и др. в коррупции, был назначен прокурором Иркутской области.

Считая, что «оружие прокурора — это его интеллект и ручка», в этот период Ю.Чайка проявил себя в качестве незаурядного демагога и очковтирателя. Сдружившись с местной мафией (ближайшим окружением губернатора Ю.Ножикова), он, похоже, делал все, чтобы Иркутская область выглядела в Москве «беспроблемной» территорией, а ее ворующие руководители — «принципиальными лидерами». Вместе с тем он усилил пропаганду «положительного» опыта прокуратуры Иркутской области в борьбе с бандитизмом. Этот «опыт» заключался в рапортах «наверх» о будто бы раскрытых его подчиненными многочисленных преступлений. В Москве, разумеется, не знали о существенном браке — уголовные дела, о которых Чайка рапортовал как о с блеском завершенных, судом возвращались на дополнительное расследование и они впоследствии тихо разваливались. Генпрокуратура больше доверяла бумаге!

В Москве, к примеру, считали, что Иркутскую областную прокуратуру возглавляет не просто инициативный практик, а что это еще и творческий человек. Ведь он, кроме того, что боролся с бандитами, еще успевал заниматься и … научной деятельностью! В журнале Генеральной прокуратуры РФ «Законность» тех лет можно обнаружить несколько статей за подписью заведующего кафедрой уголовного права Иркутского госуниверситета И.Звечаровского и… прокурора Иркутской области Ю.Чайки. Прокурор с профессором глубокомысленно рассуждали то о «замене назначенного судом наказания более строгим», то о «законодательной регламентации института необходимой обороны». И хотя указанные опусы «соавторов» походили на фрагменты из студенческих рефератов, взятых в Интернете, а их содержание было слишком далеким от сути журнальной рубрики, под которой они публиковались («Исследования, полемика, предложения»), сам факт публикации в «Законности» действовал магически. Чайка угадал: в Генпрокуратуре одобрительно отнеслись к его творческим поискам, оценили его «разносторонность».

Очень интересно о начале работы нашего «героя» в качестве прокурора Иркутской области написала «Байкальская Открытая газета». Стоит привести здесь большой фрагмент из публикации от 13.10.1999 г.:

«Первое, чем он занялся на высоком и ответственном посту, было рассмотрение разнарядки на награды — в мае того же года по советскому летоисчислению исполнялось 70 лет прокуратуре, а по такому поводу, сами понимаете, положена «раздача слонов». К званию «Почетный работник прокуратуры» он представил своего зама Виктора Лебедева, страдающего перманентными запоями. Во время празднеств Лебедев свой «знак почета» получил, и на радостях так загулял, что аж четыре месяца (!!!) не появлялся на работе. В отчаянии Чайка посылал к нему кадровиков, в дверь ему подсовывали записки с вызовами в прокуратуру — все было втуне. Новоявленный «почетный работник» пил старательно и изумительно, и в конце концов к концу года его заставили написать заявление на увольнение, причем в Москву об истинной причине ухода сообщать не стали — видимо, по причине природной скромности.

Верный принципам показушничества, Чайка умудрился сделать героя из Киренского районного прокурора Вадима Вольского, в чью квартиру по ошибке постучались два пьяных мужика. Вышедший Вольский стал с ними ругаться, его побили, но жена Вольского схватила хранящийся дома табельный пистолет мужа и задержала пьяниц. Чайка же расписал это происшествие так, что Вольский с риском для жизни задержал двух ранее судимых преступников. Это «донесение» пошло в Генпрокуратуру и в журнал «Человек и закон», а сам Вольский был удостоен от Чайки награды. Правда, в Киренске истинный ход этой истории известен, что служит источником веселья для местных жителей — зато для Иркутска и Москвы Чайка выглядел «вождем героических прокуроров».

Во второй половине 1994 года в газете «Советская молодежь» прокурор Иркутской области Юрий Чайка лично заверил жителей, что надо покупать бумаги «Хопер-Инвест» — он-де так и сделал. После такой рекламы, понятно, многие иркутяне свои деньги «Хопру» доверили и… остались ни с чем. А в августе многотомное уголовное дело по мошенничеству «Хопра» Генеральная прокуратура РФ передала в суд. Стоит ли говорить, что рекламное заявление Юрия Яковлевича в этом деле не фигурирует… Да и как оценить заявление «ока государева», как во времена оны именовалась прокуратура?!

С приходом Чайки из областной прокуратуры вынужден был уйти ряд следственных работников. При нем следственную часть возглавил Петр Лукин, о стиле руководства которого можно судить по следующему эпизоду. В феврале 1995 года, во время обычного рабочего дня, следователи и другие прокурорские работники устроили прямо в кабинетах банальную пьянку, коя продолжалась до самого вечера. Дежурные по РУОПу (а следственное управление, как известно, размещается в одном с ним здании, по Байкальской, 129), несколько изумились, наблюдая в десятом часу вечера «исход» изрядно набравшихся начальника следственной части Петра Лукина, начальника отдела Сергея Трофимова, прокурора одного из отделов Бориса Михалева. После того щедрого возлияния Трофимов таинственно исчез, не появляясь ни дома, ни на работе. Собутыльники сами толком не могли объяснить, где они «потеряли» своего спутника. Труп его «оттаял» на Ушаковке только в марте следующего года…Дело оказалось простым до банальности: пьяный Трофимов, брошенный в невменяемом состоянии коллегами, заблудился, забрел на реку Ушаковку и замерз… Хоронили его в закрытом гробу. Опасаясь возможного гнева родственников, Чайка быстренько отправил на пенсию Лукина, а Михалев перевелся в транспортную прокуратуру. В Москве же Юрий Яковлевич отрапортовал: с происшествием разобрался, виновные наказаны. Правда, о том, что рыба с головы воняет, начальник «веселых прокуроров» предпочел умолчать».

22 мая 1995 г. Указом Президента РФ Ю.Чайке (за «заслуги») был присвоен классный чин государственного советника юстиции 2 класса!

В ноябре 1995 г. Ю.Чайка назначен первым заместителем генерального прокурора РФ Ю.Скуратова. Любопытно, что от этой должности отказался бывший прокурор Москвы Г.Пономарев, заявивший Ю.Скуратову, что не впишется «в образ прокурора на поводке, который нужен властям». Ю.Чайка в этот образ хорошо вписался. Он известен в этот период тем, что обобщил «положительный опыт работы специализированных подразделений по раскрытию убийств и иных особо тяжких преступлений против жизни и здоровья жителей Иркутской области». В отправленном во все прокуратуры субъектов РФ «Информационном письме» за №28-18/452-99 Чайка уделил большое внимание своей подруге — прокурору г.Иркутска А.Ковалевой, которая будто бы «первая в стране» создала постоянно действующую оперативно-следственную группу по раскрытию убийств в городе Иркутске. Разумеется, это было очередной ложью Чайки, любившего награждать своих закадычных друзей. Создание образа «первопроходимицы» очень хорошо решало эту задачу.

Как сообщала «Общая газета», Ю.Чайка в 1996 г. курировал следствие по делу о «коробке из-под ксерокса» (вынос 500 тыс. долларов из Дома правительства во время избирательной кампании). По словам зам.генерального прокурора РФ М.Катышева, первоначально курировавшего это дело, по настоянию из администрации Президента РФ оно было передано от него Чайке. Юрий Яковлевич спустил это дело на тормозах.

В том же 1996 году Ю.Чайке (за новые большие «заслуги») был присвоен классный чин «Государственный советник юстиции 1-го класса», стал он и «Заслуженным юристом РФ».

С января 1997 г. он — член Межведомственной антитеррористической комиссии РФ.

В марте 1999 г., защищая интересы ельцинской «Семьи», на встрече с представителями МВФ Чайка заявил, что обвинения Генпрокуратуры РФ в адрес бывших руководящих лиц государства в нецелевом использовании выделенных ранее кредитов МВФ фактически необоснованны. Надо ли пояснять, что подобное заявление было остро необходимо «Семье»?!

Со 2 апреля 1999 г., после освобождения Ю.Скуратова от должности и возбуждения в отношении экс-генпрокурора уголовного дела по ст.285 ч.1 УК РФ (злоупотребление служебным положением), исполнял обязанности генерального прокурора РФ. Отстранение Ю.Скуратова от должности, а также возбуждение заместителем прокурора Москвы В.Росинским уголовного дела назвал законным, в СМИ заявил, что его совесть «по отношению к Скуратову чиста», хотя всем было очень хорошо известно, что Чайка, мечтавший о должности генпрокурора РФ, Скуратова ПРЕДАЛ. В мае 1999 г. Мосгорсуд отменил постановление Росинского как вынесенное с превышением полномочий.

Влиятельный «Коммерсантъ-Власть» так оценивал позиции и.о.генпрокорура РФ: «Юрий Чайка очень надеялся избавиться от приставки и.о. и стать полноценным генпрокурором, однако Кремль предпочел ему Владимира Устинова. Виноват в этом был сам Чайка. Он не смог правильно выбрать, к кому примкнуть. Впрочем, и время тогда было непонятное — исход борьбы премьера Примакова с «Семьёй» при больном президенте был неясен. А потому Чайка, хоть и выполнял прямые указания «Семьи» (например, перевел на другой участок работы Михаила Катышева, который прославился тем, что давал санкции на арест Бориса Березовского и Александра Смоленского, скандальные «семейные» дела все же не прикрывал (но и не форсировал)».

М.Катышев, ушедший из Генпрокуратуры РФ в августе 1999 г., оценок Чайке не дает и по сей день, однако заявляет: «С августа 1999 г., когда я написал заявление об отставке, мы ни разу не разговаривали».

9 августа 1999 г. в возрасте 48 лет Ю.Чайка оставил пост и.о.генерального прокурора РФ в связи с выходом на пенсию. Произошло это после беседы с руководителем администрации Президента РФ А.Волошиным, но публично свою отставку Чайка не комментировал. Впоследствии и.о.генпрокурора признался спикеру Совета Федерации Е.Строеву, что ему предложили должность заместителя Секретаря Совета безопасности РФ.

Однако объяснение произошедшему простое. В марте 1999 года произошел неординарный «инцидент». Используя автомашину Ю.Чайки и спецталон, запрещающий проверку этой машины, друзья сына и.о. генпрокурора РФ Артема Чайки — ингушские бандиты — провели «операцию» по вымогательству у руководителей Одинцовской фирмы «Формопост» 60 000 долларов. Бандитов задержали на Рублево-Успенском шоссе. Указанный «инцидент» был описан в корреспонденции «Опасный полет чаек» («Московский комсомолец»), а в «Новой газете» появилась статья «Карьера Юрия Чайки», в которой утверждалось, что во время работы Чайки прокурором Иркутской области происходило «быстрое сращивание криминала с властью».

Ю.Скуратов так вспоминает этот период работы Чайки: «Он лавировал, часто занимал половинчатую позицию. С одной стороны, послушно выполнял указания Кремля (в частности, по моей травле), а с другой — осторожничал. При нем, например, продолжилось расследование дел по «Мабетексу», по «Аэрофлоту». Березовский думал, что Чайка не будет продлевать сроки расследования по «Андаве-Аэрофлоту» и вообще прекратит это дело, а Чайка продлил эти сроки. Березовский не знал, что Чайка никогда не брал на себя решение (особенно решение вопросов спорных), поэтому БАБ напрасно рассчитывал на Юрия Яковлевича. БАБу нужен был новый прокурор…

Подкосило Чайку и то, что семейство его оказалось связанным с ингушскими бандитами».

17 августа 1999 г. Указом Президента РФ Ю.Чайка был назначен министром юстиции РФ. О подробностях произошедшего читаем в книге Ю.Скуратова «Вариант дракона»: «Чайка пришел на прием к Путину, поведал о своих заслугах и тот (с разрешения Ельцина, естественно) вручил Чайке портфель министра юстиции. Пример Чайки — яркий пример: Кремль не оставляет в беде тех, кто помогал ему» (Ю.Скуратов прямо заявляет о той важной роли, которую Чайка сыграл для «Семьи» в операции по отстранению ген.прокурора от должности.

Как известно, Юрий Ильич в указанный период раскручивал дело о злоупотреблениях в управлении делами президента при реставрации зданий Кремля фирмой «Мабетекс», дела «Аэрофлота» и частной охранной фирмы «Атолл», занимавшейся прослушкой политиков и бизнесменов»).

На посту министра юстиции Ю.Чайка заявил, что основной задачей окружных органов юстиций РФ станет «формирование единого правового пространства». По словам Ю.Чайки, «каждый пятый нормативный акт, принятый в субъектах РФ, принят в нарушении Конституции и Федеральных законов».

В этот период Чайка вновь проявил себя послушным исполнителем. Как отмечалось в электронных СМИ, «именно Минюст отвечал за то, что Ходорковскому «не хватило» места в колониях ближайшего Подмосковья, что ему чинили препятствия во встречах с адвокатами и постоянно сажали в ШИЗО, что судебные приставы показывали чудеса расторопности в исполнении решений, касавшихся имущества ЮКОСа». «Коммерсант-Власть» дает такую оценку деятельности министра юстиции: «Другие достижения Чайки — запрет НБП, снятие с региональных выборов по представлению входящей в Минюст Федеральной регистрационной службы ряда неугодных Кремлю партий (таких, как «Родина» и Российская партия пенсионеров), отказы в регистрации других партий, которые можно отнести к оппозиционным… Чайка с воодушевлением регистрировал «Единство», а позже — «Единую Россию». Он отказался выносить предупреждение партии власти за то, что ее лидер Борис Грызлов незаконно совмещает партийную деятельность с государственной (в то время Грызлов был министром внутренних дел). Чайка разъяснил всем заинтересованным, что никакого нарушения нет: Грызлов не является членом партии и не входит в состав ее руководящих органов, потому что высший совет — это не руководящий орган.

Особенно отличился глава Минюста в деле со скандальным законом о некоммерческих организациях. Он лично привез из Страсбурга письмо экспертов Совета Европы, признавших: закон об НКО «вполне соответствует международным нормам».

18 октября 1999 г. Указом Президента РФ Ю.Чайка включен в состав Комиссии при Президенте РФ по взаимодействию федеральной государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ при проведении конституционно-правовой реформы в субъектах РФ.

14 ноября 1999 г. Ю.Чайка назначен координатором Комиссии при Президенте РФ по противодействию политическому экстремизму в РФ.

18 мая 2000 г. Указом Президента РФ назначен министром юстиции РФ в правительстве М.Касьянова.

В июне 2003 г. утвержден председателем Правительственной комиссии по выдаче разрешений на использование наименований «Россия», «Российская Федерация».

С июля 2003 г. Ю.Чайка — член Комиссии Правительства РФ по административной реформе.

24 февраля 2004 г. В.Путин подписал Указ об отставке правительства. Чайка остался на посту министра.

В июле 2004 г. Ю.Чайка назначен председателем Российской части Межправительственной смешанной Российско-Испанской комиссии по экономическому и промышленному сотрудничеству.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.91.185.49 (0.026 с.)