ТОП 10:

Стрельбицкий Иван Семенович (1900-1980).



Генерал-лейтенант артиллерии. В Красной Армии с 1918 года. Перед войной арестован, но вскоре вместе с некоторыми членами так называемой «польской группы», в числе которых был К. К. Рокоссовский, освобожден.
Редкий случай — следователь, оказавшись порядочным человеком, после ареста Ивана Семеновича сумел предупредить жену Марию Николаевну — «вас должны арестовать, в разговоре с соседками на кухне обмолвитесь, что поедете к знакомым куда-нибудь на север, а сами с дочерьми немедленно уезжайте в другую сторону — на юг». Таким образом, удалось избежать ареста.
В первый день Великой Отечественной войны 8-я артиллерийская бригада ПТО, которой командовал полковник И. С. Стрельбицкий, с 24-й стрелковой дивизией К. Н. Галицкого севернее г. Лиды остановила танки 3-й танковой группы Хота. В ходе напряженных боев подчиненная И.С. Стрельбицкому бригада уничтожила около 60 немецких танков, в их числе — 4 танка были подбиты лично командиром бригады. За умелое руководство боем полковник И. С. Стрельбицкий был награжден орденом Красного Знамени. В ходе напряженных боев бригада попала в окружение. Полковник И. С. Стрельбицкий собрал вокруг подчиненных частей большую группу, численностью более тысячи человек, из пехотинцев, летчиков, танкистов и других окруженцев. Боясь провокаций, в свои ряды принимал только тех, кто имел документы.
Пересекая лесную дорогу, наткнулся на легковую машину, в которой находился заместитель командующего Западным фронтом генерал И. В. Болдин (с ним еще один генерал и шофер). Старые товарищи обнялись. Болдин сказал: «Ты, Иван Семенович, спас меня, а я тебя» (имел в виду «арестантское прошлое» Стрельбицкого и предстоящие в связи с этим трудности при «проверке»). Вышедшие из окружения советские воины получили название «группы генерала Болдина». Оба, Болдин и Стрельбицкий, были награждены орденами.
В последующем И. С. Стрельбицкий занимал должность командующего артиллерией 2-й гв. армии (участвовал в штурме Севастополя и Кенигсберга).
21 апреля 1944 г. командующим 2-й гвардейской армией гвардии генерал-лейтенантом Г. Ф. Захаровым генерал-майор артиллерии И. С. Стрельбицкий был представлен к званию Героя Советского Союза. Из представления: «... Под личным руководством генерала Стрельбицкого было отражено несколько десятков контратак пехоты и танков противника... За активное и умелое участие в разработке и руководстве боевыми операциями армии по прорыву современной обороны противника на реке Молочная, на Перекопе и Ишуне; за личное мужество и героизм, проявленные во время руководства артчастями при прорыве обороны на Перекопе и Ишуне». Кстати, первый раз Иван Семенович штурмовал Перекоп в гражданскую войну. В то время молодой краском после отличной стрельбы прямой наводкой при отражении многочисленных атак был отмечен М.В.Фрунзе.
— Что хочешь, орден или шашку? — спросил безусого комбата командующий фронтом.
Комбат по молодости выбрал шашку.
На этот раз заслуженную награду — звание Героя Советского Союза И. С. Стрельбицкий не получил.
По его воспоминаниям, вмешался член Военного совета фронта генерал-лейтенант Субботин: «Стрельбицкий — сын врага народа, сам сидел».

Имелся в виду С. Д. Стрельбицкий — старый большевик, состоявший в переписке с В. И. Лениным, — ректор Харьковского университета, репрессированный в 1937 году и посмертно реабилитированный по ходатайству своего товарища — члена Президиума ВЦИК Г. И. Петровского.
По заключению Военного совета 4-го Украинского фронта, подписанному 13.5.1944 года генералом армии Ф. И. Толбухиным, И. С. Стрельбицкий был награжден орденом Суворова I степени.
В 1950 -1953 гг. принимал участие в военном конфликте КНДР и КНР против США (старший военный советник).
Уволен в отставку с должности начальника радиотехнических войск ПВО страны

***

Один из немногих оставшихся в живых подольских курсантов – Николай Иванович Меркулов. Величайшая история героизма записана с его слов. Вот как вспоминает Николай Иванович день 5 октября 1941 года, воскресенье: «…День был абсолютно обычный. Курсанты отдыхали после непрерывных 18-часовых занятий, встречались с родными, писали письма. Но все мгновенно изменилось. В 12 часов дня в двух училищах – Подольском артиллерийском и Подольском пехотном – одновременно раздалась боевая тревога. Курсанты на бегу надевали шинели, быстро строились во дворе. В оглушительной осенней тишине прозвучал приказ: «Выдвигаемся навстречу врагу!» Три тысячи сто мальчишек в сводном отряде под командованием генерала Василия Андреевича Смирнова – командира пехотного училища – выдвинулись навстречу фашистской армаде. Командовать артиллерией было поручено командиру артиллерийского училища полковнику Ивану Семеновичу Стрельбицкому. Шли молча, запрещалось разговаривать. В этот день навстречу друг другу двигались не просто два войска. К сражению готовились добро и зло, свет и тьма. С одной стороны – вооруженные до зубов убийцы-профессионалы, покорившие всю Европу, не знавшие поражения, матерые, хладнокровные убийцы. С другой стороны – мальчишки 15-18 лет. Четвертая батарея обучалась всего две недели, военного опыта абсолютно не было. По планам командования необходимо было успеть занять рубежи обороны. У села Ильинское ширина обороны составляла десять километров. Это означало: на один километр обороны приходилось всего триста слабо вооруженных детей. Через шестьдесят километров их догнали грузовики, высланные им в помощь. Смирнов и Стрельбицкий приняли решение отправить передовой отряд в количестве ста человек с целью задержать противника хотя бы на несколько часов, чтобы основные силы успели окопаться и подготовить оборонительные укрепления. Передовой отряд быстро погрузился в подъехавшие грузовики. Перед тем как тронуться, мальчишки поклялись: «Ни шагу назад!». Первое сражение произошло 6 октября в селе Красный Столб. Фашисты, одетые в парадные мундиры, уже вовсю праздновали победу: жгли крестьянские избы, убивали скот, издевались над местным населением, оскверняли церковь. Тогда они были победителями. Польшу гитлеровцы завоевали всего за 21 день, Францию – за 30 дней. Они были абсолютно уверены, что скоро уничтожат и Москву. В этот момент у них была только одна проблема: где взять мрамор и гранит, чтобы срочно поставить памятник завоевателям Москвы? Им даже в голову не могло прийти, что их остановят. Они точно знали, что Москва беззащитна. Часы истории человечества пробили час бессмертия: мальчишки - курсанты сходу пошли в атаку – всего несколько десятков юных храбрецов. Как вспоминает Иван Семенович Стрельбицкий: «Они шли в атаку так, словно всю предыдущую жизнь ждали именно этого момента. Это был их праздник, их торжество. Они мчались стремительно – не остановишь ничем, – без страха, без оглядки. Пусть их было немного, но это была буря, ураган, способный смести на своем пути все. Я думаю, до тех пор гитлеровцы ничего подобного еще не видели. Атака на деревушку Красный Столб их ошеломила. Побросав оружие, ранцы, они стремглав бежали, бросались в Угру, и, выбравшись на тот берег, мчались дальше, к Юхнову». Фашистское командование было шокировано дерзкой атакой. Им даже в голову не могло прийти, что их разбили всего лишь несколько десятков юных курсантов. Генерал фон Бок приказал авиации и артиллерии сжечь соседний лес. Он был уверен, что там находится целая армия. Несколько часов непрерывного артобстрела и бомбежки превратили густой лес в выжженное поле. Одержав свою первую победу, ребята не хотели отступать. Проблема командира передового отряда курсантов была в том, чтобы убедить их отступить к основным позициям. Ведь ребята дали клятву «Ни шагу назад!». В это время основные силы курсантов готовились к обороне. Ребята копали окопы, устанавливали орудия, а мимо них шли раненые, истекающие кровью солдаты, тысячи, тысячи раненых. Стрельбицкий предложил Смирнову - останавливать отступающих и формировать из них дополнительные отряды. На что Смирнов ответил: «Посмотри им в глаза. Они сломлены. Они не могут нам помочь». К окопам курсантов подъехал Жуков, храбрейший полководец, жесткий как сталь. Человек, который начал свою карьеру солдатом в Первую мировую войну, за храбрость получивший три Георгиевских Креста. Жуков выступил перед курсантами, сказав всего лишь несколько слов: «Дети, продержитесь хотя бы пять дней. Москва в смертельной опасности». Обратите внимание, как он обратился к курсантам. Он назвал их не солдатами, а «детьми». Перед ним стояли дети. И вот час истины пробил. Немцы сразу бросили в атаку шестьдесят танков и пять тысяч солдат. Ребята отбили первую атаку. И не просто отбили, а, выскочив из окопов, пошли в штыковую. Контратака была настолько стремительной, что немцы струсили, побросали оружие и помчались с поля битвы. От школьников бежали непобедимые воины, покорители Европы. Ребята одержали первую победу. Это был их первый бой в жизни, и они поверили в себя, поверили, что можно бить гадов. Но радовались они недолго. На позиции ребят немцы обрушили всю мощь артиллерии и авиации, буквально выжигали землю. С воздуха позиции ребят не были прикрыты. Немецкие самолеты, зная, что им ничего не грозит, выстраивались в круг по двадцать самолетов – это называлось «чертово колесо» – и по очереди пикировали на позиции курсантов, сбрасывали бомбы, детей расстреливали из пулеметов и пушек. Вооружены ребята были очень плохо. Оружия не хватало. У артиллеристов – разбитые учебные сорокапятимиллиметровые пушки. Они были настолько изношенными, что выходили из строя после каждых пяти-шести выстрелов. Оружейным мастерам приходилось ремонтировать их прямо под кинжальным огнем врага. Горело все: металл, земля, тела ребят. Курсанты гибли, но не сдавались. Ни один мальчишка не предал товарищей. Казалось, все выжжено, ничего живого не может остаться. Но вот начинало стрелять сначала одно орудие, затем другое. К орудийным выстрелам присоединялись оружейные, где-то оживал пулемет. И в очередной раз атака фашистов превращалась в бегство. Именно там, на Ильинских рубежах, родилась фраза: «Русского мало убить, его нужно еще свалить». Особый ужас на немцев наводил Алешкинский дот. Старший лейтенант Алешкин удачно замаскировал свою огневую позицию, а справа от нее создал запасную. Немцы долго не могли обнаружить, откуда ведется огонь. Горели их танки, гибли пехотинцы. Меткий огонь артиллеристов безжалостно уничтожал их ряды, потери были колоссальные. Позднее немцам удалось обнаружить дот. Они буквально выжгли дот огнем. Наблюдали, как шоу. Они видели, как внутри дота все горит, ничего живого не могло там остаться. Ничего. Снова командование погнало солдат в атаку. И снова дот оживал. Немцы были настолько напуганы, что их сердца охватил ужас. Им казалось мистическим, что русские доты оживают после смертельного огня. Атаки на ребят были не только огневыми – немцы вместе с бомбами сбрасывали с самолетов пустые бочки. Эти бочки, падая, издавали душераздирающий вой. Немцы хотели морально сломить сопротивление курсантов, запугать их, сломить их волю, но ничего не получалось. Каждая атака фашистов, унося жизни курсантов, захлебывалась в крови. На одной из позиций в живых осталось всего лишь восемнадцать курсантов. В очередную атаку на них шли двести вооруженных до зубов немцев. У ребят кончились патроны. Им нечем было стрелять, но они не сдавались: выскочили из окопов и с громкими криками «Ура!» пошли в контратаку. Немцев охватила паника, они побежали, побросав оружие. Немцы были в ужасе, в их сердцах навсегда поселился страх. Не знавшим поражения фашистским войскам дорогу преграждала всего лишь горстка мальчишек. Мальчишки своими детскими сердцами заслонили Москву. Потеряв надежду прорвать оборону курсантов, немцы решили ударить с тыла. Как вспоминали немногие оставшиеся в живых, когда они услышали рокот танков, идущих к ним от Москвы, то подумали, что это наши – на переднем танке развевался красный флаг. Выскочив из окопов, ребята смеялись, прыгали, обнимали друг друга, подбрасывали в воздух шапки: «Ура! Ура! Пришла долгожданная подмога!». Но когда танки подошли поближе, они увидели на их бортах зловещие белые кресты. Никто из ребят не растерялся: развернув орудия, они сразу ударили по врагу. Только Юрий Добрынин в этом бою подбил шесть танков и два бронетранспортера. Позднее за три подбитых в одном бою танка давали Героя Советского Союза. Подольские курсанты не получили ни одной награды. Не получил Героя и Юра Добрынин. В Москве был хаос, правительство эвакуировалось в Куйбышев, было не до героев-курсантов. Курсанты пехотного училища не уступали в храбрости артиллеристам. Курсант-снайпер Александр Иванов за три дня уничтожил девяносто три фашиста. Выдержать, не сломаться в аду могут только настоящие герои. А шутить, глядя в лицо смерти, могут только сверхгерои. На седьмой день обороны фашистский десант попытался захватить штаб курсантов. Аркадий Никитин метким пулеметным огнем всего за пять минут уничтожил более пятидесяти фашистов. С рукой на перевязи к нему подошел раненый Курдюмов и пошутил: «Тебе, Аркаша, в училище и зачетной стрельбы сдавать не надо. Вон сколько накрошил…»

 

Мемуары И.С.Стрельбицкого "Штурм". Человек известный в первую очередь благодаря командованию 8-й противотанковой артиллерийской бригадой в первые дни войны. Под Лидой на реке Дитва. Про артбригаду и выход из минского котла умалчивает, повествование начинается с 1943 г. Тогда он был начартом 2-й гв. армии. 17 июля начинается наступление Южного фронта, застопоривается и на "разбор полетов" на командный пункт 2-й гв. армии прибывает целая делегация во главе с Маршалом С.К.Тимошенко. Далее цитирую: На какое-то мгновение все смолкли, ожидая начала большого и важного разговора. Молчание нарушил С. К. Тимошенко. Сурово и предостерегающе прозвучали его первые слова, обращенные к командующему армией Якову Григорьевичу Крейзеру: — Я прибыл по поручению Ставки. Вы должны объяснить причины невыполнения приказа. Почему армия не вышла на реку Крынка? Генерал встал. Без малейшего замешательства, уверенно и четко он доложил о все возрастающем воздействии противника с воздуха, о контрударе его свежих танковых дивизий. Однако этот ответ не удовлетворил маршала: — Если армия не в состоянии выполнить задачу, виноват командарм. Далее Стрельбицкий отлучается на передовую, а по возвращении застает финал разговора: ...все молчали в ожидании конца затянувшегося разговора. В этой молчаливой тишине необычайно сурово прозвучали слова маршала Тимошенко: — Генерал Крейзер от командования армией освобождается.— Он помолчал немного, затем сообщил: — Новым командармом назначается генерал-лейтенант Захаров Георгий Федорович. Мы остались, притихшие, удрученные свалившимся на нас позором, чувствуя себя без вины виноватыми. Якова Григорьевича Крейзера мы любили и уважали. Он сумел создать в штабе настоящую, рабочую, творческую обстановку. Никакие тяжелые события на фронте не выводили его, по крайней мере , внешне, из душевного равновесия. И это всегда помогало ему принять обдуманное, правильное решение. Мы лишились умного, тактичного и смелого руководителя. Картина ясная: злобные суки-командиры возглавляемые Маршалом Тимошенко прогнали ни за что ни про что хорошего человека. Однако И.С.Стрельбицкий тактично умалчивает о том, что произошло помимо невыхода на р.Крынка. Утром 30 июля 1943 г. 2-я гв. армия начала готовиться к продолжению наступления, разворачиваясь на юго-запад. Одновременно нанес контрудар немецкий 24 танковый корпус Неринга. Удар пришелся по открытому при перестроении флангу 2-й гв. армии и были окружены пять полков 3-й гв. и 33 гв. сд (5, 9, 13, 91 и 84-й гв. сп). 3-я гв.сд попала в окружение всеми своими стрелковыми полками, вне "котла" остались только тылы и артиллерия. Вскоре из окружения пробился 13 гв. сп. Оргвыводы по итогам боя 30 июля и окружения пятистрелковых полков последовали незамедлительно. Около 23.00 30 июля (время дано по отчету штаба 2 гв. А, написанному по итогам операции, последний приказ Крейзера датирован 22.35) в командование 2-й гв. армии вместо Я.Г.Крейзера вступил Г.Ф.Захаров, ранее командовавший 51-й армией того же ЮФ. Деблокирующим ударом 31 июля, который вылился во встречное сражение с "Дас Райхом", руководил уже Г.Ф.Захаров. За этот промах командование ЮФ и представители Ставки(Тимошенко и Василевский) получили втык с самого верха т.е. от Сталина: Считаю позором для командования фронтом, что оно допустило по своей халатности и нераспорядительности окружение наших четырех стрелковых полков вражескими войсками. Пора бы на третьем году войны научиться правильному вождению войск. (Директива Ставки ВГК № 30157 от 31 июля 1943 г.) Всю эту неприятную историю И.С.Стрельбицкий вообще проигнорировал, в результате чего создалась картина командного произвола и неверный облик сражения в целом.

 

Иван Петрович Курбатов-

Героя Российской Федерации

В годы Великой Отечественной войны командир минометной роты 20-го отдельного минометного батальона 23-й армии Северного фронта, лейтенант. Родился на станции Никитовка, ныне в черте города Горловка Донецкой области Республики Украина.

Русский. Окончил минометное училище. В сражениях Великой Отечественной войны принимал участие с первых дней. Командовал

минометным батальоном 20-го отдельного минометного батальона 23-й армии Северного фронта. Сражался с финско-германскими войсками на Карельском перешейке, обороняя Ленинград с севера. В бою 6 августа 1941 года в районе села Нотки лейтенант Иван Курбатов собрал под своим командованием отходившие разрозненные группы красноармейцев и организовал оборону важного рубежа. Свыше 7 часов руководил

ожесточенным боем, в ходе которого было отражено несколько атак врага.

Ценой больших потерь противнику удалось окружить минометчиков и пехотинцев. Тогда Иван Курбатов возглавил атаку, в которой бойцы прорвали кольцо окружения, вынесли раненых и вывезли материальную часть. Однако в ходе преследования врагу удалось настигнуть отходивших бойцов. С группой подчиненных лейтенант Курбатов остался прикрывать отход остальных.

В неравном бою погибли почти все. Когда окончились патроны, тяжелораненый лейтенант Иван Курбатов ценой собственной жизни взорвал машину с минами, уничтожив несколько десятков вражеских солдат. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов Указом Президента Российской Федерации от 16 ноября 1998 года лейтенанту Курбатову Ивану Петровичу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).


Дорохов Степан Дмитриевич

Родился в 1913 году в городе Горловке на Украине. В 1932 году вступил добровольцем в Красную Армию. Окончил Сумское артиллерийское училище и в 1941 году - Высшую Академию Красной Армии им. М. В. Фрунзе.

Принимал участие в боевых действиях с первого до последнего дня Великой Отечественной войны.

С 1945 года - начальник штаба артиллерии 6-й гвардейской армии Прибалтийского фронта. В 1952 году окончил Академию Генерального штаба. Был назначен начальником штаба корпуса Первой армии ПВО особого назначения. 30 июля 1956 года С. Д. Дорохов был назначен первым начальником Балхашского полигона (в/ч 03080).

Генерал-лейтенант С. Д. Дорохов скончался 20 февраля 1966 года.

В честь первого командира полигона - генерал-лейтенанта Дорохова Степана

Дмитриевича - названа первая школа Приозерска.

Из книги А. Ф. Кулакова «У каждой судьбы своя романтика» Смерть генерала

Дорохова:

В пятницу я был у него на приеме. Долго обсуждали какой-то вопрос, но решения его не нашли и Степан Дмитриевич сказал:

- Я сегодня должен улетать в Караганду на партийную конференцию. В воскресенье я вернусь. В понедельник вы приходите ко мне в это же время, и мы

с вами продолжим разговор.

Кто бы мог подумать, что это, что это будет последней нашей встречей на

этом свете. Тем более, что он отличался крепким здоровьем. Зимой и летом

утро начинал с купания в Балхаше. Зимой для купания использовал прорубь

метрах в 30-и от коттеджа.

Позже Михаил Игнатьевич Трофимчук, который вместе с Дороховым летал в

Караганду на конференцию рассказал, что на обратном пути из Караганды

Степан Дмитриевич, видимо, почувствовал недомогание. Сидел одиноко в

кресле и ни с кем не общался. При выходе из самолета Ли-2 на лесенке заштопорил, упал и потерял сознание. Ни фельдшер, ни прибывшие вскоре

врачи ничем помочь ему не смогли.

Провожать в последний путь любимого начальника вышли все жители молодого города Приозерск, основанного С.Д. Дороховым. Для всех это была тяжелая утрата.

Из личных воспоминаний Н. А. Тывонюк:

В 1966 году умер начальник полигона генерал-лейтенант Дорохов, прямо у

трапа самолёта.

Ему было только 53 года, совсем не старый возраст для мужчины. Сказались,

скорее всего, большие нервные нагрузки.

Проводить в последний путь генерала Дорохова пришли все жители города.

Траурная процессия заполнила всю улицу Ленина и протянулась от ГДО до

конца улицы по направлению к Полуострову. Пролетевший над процессией

вертолёт сбросил листовки. Мне не удалось подобрать ни одну листовку и

узнать, что в ней напечатано. В честь памяти о генерале его именем была на-

звана одна из школ города, а одну улицу переименовали, и она стала называться улицей генерала Дорохова. Похоронен генерал Дорохов на Новодевичьем кладбище.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.254.197 (0.01 с.)