ТОП 10:

Документы Донецкого областного архива.



4)Постановление бюро Сталинского обкома КП (б) У «Об истребительных батальонах» от 10 июля 1941г. ГАДО, ф.П-326, оп.5, д.47, л. Приложения 1;2.

5). Постановление бюро Сталинского обкома КП (б) У «О мероприятиях по укрытию населения от воздушного нападения» от 10 июля 1941г. ГАДО, ф.П-326, оп.5, д.47, Приложение 3;4.

6). Постановление суженного исполкома Сталинского облсовета «Об устройстве улучшенных грунтощебеночных взлетно-посадочных площадок» от 18 августа 1941г. ГАДО, ф.П-326, оп.5, д.47, л. Приложение 5;6;7

7). Постановление бюро Сталинского обкома КП (б) У «О строительстве бронепоездов» от 19 августа 1941г. ГАДО, ф.П-326, оп.5, д.47, Приложение . 8; 9

 

Вопросы: 1) Каков характер источников? К кому обращены выступления и указы? Какова их главная задача? 2) Какое воздействие произвели они на жителей г. Горловки?

IV. Далее предлагается просмотр фильма «Горловка в годы Великой Отечественной войны» (часть 2(длительность-6:55)), акцентирующего внимание на вопросах:

1. Как происходила перестройка экономики области на военный лад в первые месяцы войны?

2. Какие оборонительные сооружения создавались в начале войны на территории города?

3. Приведите примеры готовности жителей города встать на защиту Родины от немецко-фашистских захватчиков.

V. После изучения и анализа документов и просмотра фильма, ученики отвечают на ранее поставленный вопрос: как город готовился к отпору врага?

Выводы:

1. С первых дней войны город занял достойное место в оборонительном строю. Война потребовала от трудящихся мобилизации всех сил и ресурсов для обеспечения победы над врагом.

2. Промышленность, сельское хозяйство, учреждения и организации переключились на работу по обеспечению нужд фронта.

3. Население повсеместно обучалось военному делу. В спешном порядке готовились бомбоубежища, оборудовались госпитали.

4. Широко развернулось движение по созданию народного ополчения. В каждом районе действовал штаб народного ополчения.

5. Во всех городах и районах области из коммунистов и комсомольцев создавались истребительные батальоны. Они занимались охраной промышленных объектов, учреждений, тушением пожаров, обезвреживанием зажигательных бомб, эвакуацией в тыл оборудования предприятий, имущества колхозов и совхозов, вели борьбу с парашютными десантами врага, участвовали в оборонительных боях на подступах к городу.

7. Эвакуировались в тыл страны люди, оборудование промышленных предприятий, имущество колхозов и совхозов, МТС, учреждений культуры.

Материал для аналитической работы с классом:

В одном из апрельских номеров «Кочегарки» был напечатан отрывок из книги киевлянки Ирины ОМЕЛЬЧУК «Незабываемое». Автор жила в Горловке, о чем поведала в своих мемуарах. Перед самой войной Ирина Омельчук работала учителем в начальной школе № 35, которая располагалась в двух двухэтажных зданиях в районе шахты «Кочегарка». Постарайтесь понять и оценить чувства пишущего воспоминания человека.

22 июня в Горловке гастролировал Харьковский театр. Я с подругой Марией пошла на дневной сеанс пьесы Афиногенова «Машенька», который начинался в полдень. Все места в зале были заполнены. Едва началось первое действие, как неожиданно занавес опустился. А когда вновь поднялся, на сцене уже находилась трибуна, возле которой стоял секретарь горкома партии. Нас охватила тревога.

– Товарищи! Прошу внимания и спокойствия! – произнес он. А дальше сообщил о выступлении В.М. Молотова по Всесоюзному радио в 12 часов дня, из которого страна узнала о вероломном нападении гитлеровской Германии на СССР.

Зал вскрикнул. Кто-то потерял сознание. Ведь у многих на границе служили сыновья. И мое сердце сжалось в тревоге за знакомого пограничника Бориса Панфилова, который был из Горловки и который мне очень нравился. Многие зрители стали покидать зал, но мы с Марией остались. Пьеса была про хороших людей. Запомнилась сцена после того короткого тревожного перерыва. К главной героине Машеньке пришли одноклассники. Они слушали что-то интересное в рассказе Машиного деда. Прозвучала фраза «Придет такое время, когда на Земле прозвучит последний выстрел». Да, тогда мы верили в коммунизм, когда люди будут жить в мире и дружбе, не будут покушаться на чужие земли, идти воевать друг с другом. А реалии, вот какие: «Война!».

На пятый день войны я услышала по радио новую песню. Ее сразу подхватили: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». Из громкоговорителей на улицах между краткими сводками Информбюро звучали марши, патриотические песни, классическая музыка. Сразу начался массовый призыв в армию военнообязанных, которых спешно отправляли на фронт. Среди молодежи непризывного возраста было много добровольцев, но они привлекались в основном к охране объектов и рытью окопов. На случай немецкого десанта в Горловке был создан истребительный отряд из числа инженеров и квалифицированных рабочих, у которых была «бронь», так как работали для фронта, а со временем на них легла эвакуация предприятий за Урал.

Когда нам с Марией стало известно, что при батальоне создается санитарный взвод, мы записались туда санитарками, сразу же включившись в работу. Учились оказывать первую помощь раненым и больным, изучали устав воинской службы. Разбирали и собирали винтовки, стреляли из них, а еще из пистолетов и пулеметов. Между бойцами-истребителями были распределены объекты для дежурства во время воздушных налетов вражеской авиации, о которых сообщало радио. Услышав сирену по радио, а потом голос диктора «Граждане, воздушная тревога!», я должна была схватить санитарную сумку с медикаментами и бежать не в убежище, а на указанный мне объект – детский садик, что находился неподалеку.

Штаб истребительного батальона и все службы разместились на втором этаже магазина «Пассаж». На крыше постоянно находились дежурные, чтобы не пропустить немецкие бомбардировщики…

Быстро пролетело лето. 1 сентября заработали школы. Мне дали второклассников. Успевала на двух работах, а еще нужно было неподалеку от школы копать глубокие убежища-«щели». 12 октября в Горловке объявили эвакуацию, так как фронт приближался. Занятия прекратились. Истребительный батальон перевели на казарменное положение. Мы выходили на круглосуточное дежурство. Незабываемым останется одно из них. Ночь. С крыши наблюдательного пункта видны сполохи пожаров, дым, взрывы, рев самолетов и выстрелы зениток. Отдельные промышленные объекты взрывались своими же, чтобы не достались врагу. Было безмерно больно смотреть, как разрушается добро, годами строившееся руками горловчан. Я заплакала навзрыд. Ко мне подошел один из бойцов батальона Николай Зубенко. Словно младшую сестру, обнял нежно за плечи и стал успокаивать. С Николаем я не была знакома, хотя до войны часто видела, как он шел по ул. Пионерской, на которой я жила, на работу в «Донбассэнерго», где был инженером. Обращало внимание то, что за руку он всегда вел мальчика лет пяти, который еле успевал за отцом. Слышала от других, что жена и сын Николая уже уехали в глубокий тыл. В этом же эшелоне находились семьи партийных работников района, города и другие люди…

На память у меня осталась Колина фотография с трогательной подписью, сделанной 18 октября: «Тебе, Ирочка, в дни нашей Отечественной войны. Пусть эта фотография послужит для тебя маленьким воспоминанием о наших коротких встречах в Горловке. Желаю от всего сердца тебе счастья и здоровья. Не предаваться пессимизму».

Командир санитарного взвода Нина Андреевна по секрету мне рассказала, что для подпольной борьбы с захватчиками командование подбирает людей. Нужно было только предъявить характеристику. Я решила выполнить свой долг перед Родиной. Пошла в городской отдел народного образования за характеристикой с уверенностью, что она будет положительной. В кабинете заведующего был только инспектор с перевязанным глазом. Ничего у меня не спросив, начал писать. Я поблагодарила и поспешила домой. Глянула на бумагу, а первая же строка звучала: «Приходько Ирина Васильевна – дочь кулака, врага народа…». Полились слезы, душила обида за недоверие. «Где же моя Родина?!» – выкрикнула даже, рыдая.

Когда фронт приблизился вплотную, я взяла кое-какие вещи и пошла к маме в поселок шахты им. Калинина. Там уже была сестра Паша, которая после окончания коксохимического техникума в городе Сталино работала в одном из днепропетровских НИИ. Остаток своего добра я хотела забрать позже. И вдруг центральную часть Горловки заняли немцы – мы очутились в прифронтовой зоне. Жить стало голодно и страшно. Запасы быстро закончились. Магазины были пустые. Немного помогали красноармейцы, которые квартировали почти в каждом доме…

Через какое-то время улицы заполнили немецкие танки. Солдаты были злыми, агрессивными. Они шастали по квартирам, залазили в погреба в поиске красноармейцев

 

 

Иван Трофимович КАТЕРИНИЧ

Статья «Товарищ директор».Горловская

газета «Кочегарка»

Понедельник, июня 27, 2011

В июне 2011г. одному из самых известных руководителей Горловского машзавода Ивану

Трофимовичу КАТЕРИНИЧУ исполнилось бы 105 лет. Десять лет он возглавлял ГМЗ в самый трудный период истории завода. Под его руководством коллектив машиностроителей достиг большого успеха в довоенные годы, в годы вой-

ны осуществил эвакуацию и создание аналога ГМЗ в уральском городе Копейске, а с конца 1943-го поднимал завод из руин. Ивана Катеринича искренне любили во всех коллективах, где ему пришлось работать. А в Горловке о нем даже легенды слагали, и сегодня уже невозможно определить, где правда, а где вымысел. Например, многие заводчане были уверены, что их директор родом из цыган. В связи с этим ходили слухи, что стоит ему во время поездки увидеть где-то цыганский табор, обязательно свернет к кибиткам, пообщается с ромами на их языке. Однако если учесть, что отец Ивана Трофимовича был железнодорожником, работал машинистом, мастером в депо, а во всех его документах в графе о национальности было записано «украинец», то невольно возникают сомнения. Хотя внешне Катеринич уж очень был похож на сына ромского

племени, да и характером был под стать цыганам – рисковый, ершистый, своевольный. Людям с таким характером, тем более руководителям высокого ранга, в конце 30-х годов, да и в последующие 40-е и 50-е, быстро находилось место в застенках НКВД. Каким чудом он сумел избежать этой участи,какая неведомая сила хранила его от клейма «врага народа»? Ведь даже такой крамольный факт, как пребывание за границей, имел место в биографии Ивана Трофимовича: в 1934 – 1935 годах он в течение года находился в США

в составе комиссии наркомата тяжелого машиностроения (в ту пору Катеринич возглавлял один из ведущих цехов НКМЗ), целью этой командировки была закупка оборудования для новых заводов, строящихся в СССР. Многое почерпнул он для себя за тот год, его сослуживцы позже вспоминали, что Иван Трофимович не расставался с «американским» блокнотом с записями и пометками, сделанными в той командировке.

Как руководитель он всегда относился к рабочим и ИТР с необыкновенной теплотой и сердечностью.

– Я много лет проработал на ГМЗ, пережил шесть директоров, – вспоминает А.П. Шеремет, – но запомнился только Катеринич, хотя тогда, в послевоенные годы, я был совсем еще мальчишкой. Иван Трофимович приходил к нам в инструментальный цех часто, и всегда с теплыми словами. Я помню их и сейчас: «Орлы мои, вы наша гордость, вы жемчужины завода!». Не знаю, говорил ли он что-то подобное и в других цехах, но нас, лекальщиков, уважал и ценил, мы это чувствовали и это нас окрыляло. А как заботился о заводчанах в голодные послевоенные годы! Каким-то чудом организовал на Азовском море рыбацкую бригаду, которая снабжала завод рыбой, – не деликатесами, а

обычными бычками, которые помогали рабочим и их семьям выжить. И подсобное заводское хозяйство – его называли «кировский совхоз» – тоже детище Катеринича, оно также спасало нас от голода, снабжая заводскую столовую овощами и картофелем. Я тогда жил поблизости от этого хозяйства и не раз видел, как директор приезжал туда на мотоцикле – сам за рулем. Он постоянно все держал под своим контролем.

На ГМЗ И.Т. Катеринича назначили в 1938 году сначала главным инженером, а через полгода директором. Ему тогда было всего 32 года. Это был очень важный этап в жизни предприятия: запуск серийного производства новой врубовой машины ГТК-3 и работа над созданием на ее базе, впервые в мировой практике, очистных комбайнов, причем как для пологого, так и для крутого падения. Это был настоящий прорыв в деле механизации шахтерского труда, за осуществление которого директор ГМЗ получил свою первую награду – орден «Знак Почета». А завод к началу 40-х становится одним из ведущих машиностроительных предприятий страны и главной базой механизации шахт.

Социальным вопросам Катеринич уделял не меньше внимания, чем производственным. Он добивался, чтобы все рабочие, а особенно молодые, учились, получали образование по специальности в техникумах и вузах, особое внимание уделял спорту, задействуя для этого не только стадион, но и гуеновский пруд. По его инициативе пруд был расширен, и на нем проводились заводские соревнования по плаванию, по гребле на лодках. Он лично следил за озеленением и благоустройством рабочего поселка, строительством клуба,

созданием заводского пионерского лагеря. Видимо, переняв опыт американцев, Катеринич преобразил цеха – по его распоряжению все оборудование было окрашено в светлые, радующие глаз тона, созданы зеленые уголки из комнатных цветов. А все дороги и тротуары на территории завода были заасфальтированы.

После начала войны в кратчайшие сроки машзавод был перестроен на выпуск минометов, автоматов, авиабомб, гранат. Новые для завода технологии производства боеприпасов и оружия были освоены в течение июня. 10 октября 1941 года Катеринич получил приказ об эвакуации завода, и в тот же день началась погрузка первого из трех эшелонов, состоящих из платформ и теплушек, на которых все оборудование завода и 500 рабочих и ИТР были отправлены на Урал. А там, в заснеженном Копейске, в сорокаградусные морозы озводили аналог ГМЗ. И уже в первом квартале 1942 года государственное задание по выпуску мин и снарядов было перевыполнено. Это был настоящий подвиг заводчан, на который их сплотил и вдохновил директор И.Т.Катеринич.

Как только пришла весть об освобождении Горловки, Катеринич стал добиваться возвращения. Он был уверен, что в Копейске созданная им команда справится со всеми задачами, а завод, который был до войны гордостью Горловки, должен как можно скорее восстать из пепла: людям нужна работа,

шахтам нужна техника. И под руководством И.Т. Катеринича ГМЗ действительно быстро начал восстанавливаться, и одновременно конструкторами завода велась работа по совершенствованию врубовок и комбайнов. За создание завода в Копейске и быстрое восстановление ГМЗ Иван Трофимович в 1948 году был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, а в 1949-м за разработку очистного комбайна «Донбасс» – звания лауреата Сталинской премии.

…Последним местом работы Ивана Трофимовича был образованный в столице Донбасса совнархоз – руководящий орган для всей экономики региона.

В нем Катериничу отвели должность заместителя председателя. Но поработать на благо всего Донецкого края ему не довелось: он умер в 1962 году, не дожив до пенсионного возраста. В память о нем названы улицы в Горловке и Краматорске, где он тоже возглавлял завод.

Очень символично, что нынешний адрес машзавода – улица Катеринича, 1.

Е. ИСИДОРОВА__







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.009 с.)