Третий сеанс. Родовая память. 


Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Третий сеанс. Родовая память.



 

 

Как твоё самочувствие, мироощущение? Было ли что-то необычное после прошлого сеанса?

 

Состояние внутреннее необычное: ничего не хочется делать, и не так, чтобы сил совсем не было, бывало и меньше, но бегала, а сейчас не хочется. Вообще ничего не хочется. Дома сидеть и тихонько шуршать.

Состояние рук неустойчивое, вчера опять обострение. Они меня беспокоят, выводят из себя. Но даже с такими мне не хочется шевелиться – хочется лежать на солнышке, как кот.

 

А как себя чувствует кот, лежащий на солнышке?

 

Он греется и тащится от процесса. И ему никуда не надо идти.

 

Если он будет делать так долго-долго… каким он станет или захочет стать потом?

 

Он станет очень тёплым и довольным, само-довольным. Потом он куда-нибудь сходит,

наверное ему станет интересно, что там, за подоконником.

 

«Разрешаю себе стать очень тёплой и довольной, само-довольной».

Посмотри на ощущения от этой фразы в теле.

 

Расслабляюсь, улыбаюсь и мурчу от удовольствия.

 

Хорошая это часть – внутренний кот. Означает, что восстановительные процессы уже идут.

А что чувствуют сейчас руки?

Руки горят и зудят, они не согласны с котом, они беспокойны и суетливы, хочется их куда-нибудь засунуть – в холод или тепло, чтобы они успокоились.

 

О чём они беспокоятся?

 

Нельзя вот так вот в полном здравии и довольстве жить и ничего не делать. Вот если ты немощен и ни на что уже не способен, тогда ладно. А иначе – надо очень быстро бежать-делать, или хотя бы создавать видимость.

 

У тебя обычно с рук начинается обострение? В самый первый раз – откуда началось, помнишь?

 

Всегда с кистей рук.

 

Представь источник этого убеждения: «надо очень быстро бежать-делать, или хотя бы создавать видимость». Кто это, на кого похож?

 

Это какая-то тощая вымотанная тётка-уборщица, она трёт и трёт пол, и тряпку холщовую руками моет в грязном ведре и отжимает.

 

Почему она думает, что нельзя ничего не делать?

 

Если ничего не делаешь – никому не нужна, пользы от тебя никакой, на улицу выгонят, как собачонку.

 

А что можно такое ей дать, чтобы никто ниоткуда не мог её выгнать?

 

Хочется ей какую-то игрушечку красивую дать – фарфоровую куколку или шкатулочку лаковую. Она бы этим любовалась, а все бы ею любовались при этом. Не знаю, правда, как это ей поможет в её невыгонянии.

Может ещё ей маленький домик дать, или комнатку, чтобы она была её, и тогда её не выгонят.

 

А посмотри, если ей дать красивое что-то, чем она начинает заниматься? Какой становится? И домик свой.

 

Она порядочек и чистоту делает, прихорашивает домик, и сама прихорашивается.

 

А когда она закончит с этими делами, то чем захочет заниматься?

 

Пироги печь и гостей звать.

 

А когда и это сделает?

 

Вышивать будет.

 

Для чего она делает всё это, что ей движет?

 

Она ждёт кого-то. Молодой парень, то ли милый её когда-то, то ли ребёнок подросший.

 

А если бы не ждала, то чем бы занималась?

 

Цветы бы выращивала, да песни пела.

 

А он пришёл бы к ней тогда, если б она только делала то, что любит, да песни пела?

 

Не знаю, но думаю, что если бы мог – пришёл бы. Что наверное что-то случилось, он погиб или ещё что-то и не пришёл, и она стала такой, а до этого песни пела.

 

Сосредоточься на ощущении в руках.

Как выглядит внутри их беспокойство в спонтанном образе?

 

Хочется ночью выть. Пойти в тёмный лес босиком в рубахе и выть на луну.

 

Представь это беспокойство как предмет или живое существо.

 

Женщина.

Или призрак.

 

Спроси её, что ей нужно, чтобы ей стало хорошо. Куда она хочет?

 

Она хочет вернуться в свой мир, из призрачного в реальный.

 

Что она отдала призрачному миру?

Память и знание.

 

Пусть возьмёт себе их обратно, память и знание. Посмотри, что с ней будет.

 

Она стареет. Она всё знает.

 

Что она хочет сделать со своим знанием?

 

Поделиться.

 

Как выглядит такое идеальное место, где ей будет хорошо? И где есть с кем делиться.

 

Избушка в лесу, но не в тёмном, обычном, чтобы и река рядом была, и где-то там не очень далеко – люди в деревне.

 

Помести её туда мысленно…

Как ей там?

 

Ей там хорошо и спокойно.

 

А что в руках чувствуешь?

 

И руки как-то успокоились, тепло в них.

 

Что чувствуешь по отношению к этой женщине в избушке?

 

Уважение и трепет, боюсь её немного.

 

«Признаю твой опыт, даю тебе уважение и любовь… Отдаю тебе моё беспокойство: ты знаешь, откуда оно и что с ним делать».

Понаблюдай, что уходит из области рук.

 

С рук как будто пелена снимается.

 

А что сейчас делает та, которая была уборщицей?

 

Она в дорогу собирается к этой старухе, узнать.

 

Пусть идёт, можно их вместе поселить.

 

Ага, они как сёстры, старшая и младшая.

 

Есть ли в руках ещё что-то дискомфортное?

 

"Пощипывание" осталось и лёгкий зуд.

 

Сосредоточься на той точке внутри, которая самая неприятная.

Какого она цвета?

 

Коричнево-фиолетовая.

 

Сейчас я зайду в её образ и расскажу что почувствую. Можешь задать вопросы этой точке через меня.

Я – эта точка. Я рвусь наружу, хочу показать кому-то, что мне больно.

Этот кто-то возможно мужчина, если он увидит меня, он станет ко мне добрее и мягче, сможет меня любить.

Но ты меня не пускаешь, у тебя запрет «стыдно показывать боль и слабость, всё равно не помогут».

 

Ядействительно так думаю, и у меня другой опыт. Не помогут.

 

Эта точка говорит, что ты можешь не оставаться рядом с тем, кто тебе не поможет. Что ты ей скажешь на это?

 

Я люблю того, кто не помогает, не умеет, помогает не так… Я залипла и не могу уйти.

 

«Я имею право показывать другому мою слабость, выражать боль и потребность в поддержке». Что чувствуешь от этой фразы?

 

Боль и безнадёжность, я чувствую себя слабой и одинокой.

 

В чём нуждается место боли и безнадёжности?

Какого оно цвета?

 

Бело-синего, оно нуждается в тепле и присутствии.

 

Разреши этому месту принимать любовь, защиту, поддержку, тепло…

Направь на него поток тепла и света сверху.

«Мне очень жаль, что ты испытала одиночество… Разрешаю тебе быть принятой, быть любимой миром…»

Видишь, ещё одна функция твоей экземы — просить помощи и любви у мира вместо тебя, от имени твоей части, которая испытала отсутствие поддержки.

И может быть это стратегия той, которая явилась как уборщица.

Если это так, то можно отдать ей эту боль. Она возьмет, если это её.

 

Да, это стратегия уборщицы. И это была стратегия моей мамы.

 

Отдай эту боль уборщице: «Я уважаю твой опыт… Я отдаю тебе его, это твоё, не моё. Мне очень жаль, что ты должна была выслуживать подачки… Разрешаю тебе стать свободной…»

И понаблюдай, что теперь с фиолетовой точкой. По моим ощущениям, она уже улетела. Что теперь на её месте?

 

Уплотнение, мягкое.

Что оно чувствует?

 

Кругом вата, и невозможно дышать и выбраться из этого.

 

Во что самое прекрасное хочет превратиться уплотнение?

 

В красиво-изогнутую металлическую брошь.

 

В чём предназначение этой броши?

 

Она украшает и всё держит.

 

Хорошо ли ей быть брошью?

 

Тяжеловато.

 

Кому бы эта брошь была впору, по статусу?

 

Княгине.

 

Отдай её княгине. Посмотри, что останется на месте броши.

 

У меня там сердце. Там, где была брошь.

 

Что это сердце чувствует сейчас, чего хочет?

 

Чувствует биение, жизнь и незащищённость.

 

А что если втянуть это сердечко в грудь?

И дать ему там защиту.

 

Да, внутри ему комфортней.

Остался зуд и раздражение в мизинцах.

 

Посмотри на точку зуда в мизинцах… какого она цвета?

 

Тёмно-тёмно красная.

 

Сейчас зайду в эту точку и расскажу, что почувствую.

Я – эта точка. Чувствую гнев. На тех, кто видел и не помог, кто выбрал притвориться неслышащим, непонимающим или слабым. Ещё чувствую жалость к ним и жалость к себе за то, что ждала от них поддержки, когда надо было брать жизнь в свои руки.

Нужно разрешение действовать. Действовать себе на пользу.

 

Да, в нужные моменты мне очень этого не хватает

 

«Разрешаю себе брать ответственность за свою жизнь. и делать то, что необходимо; разрешаю себе мыслить здраво и видеть ясно, разбираться в людях».

Что чувствуешь от этой фразы?

А красную точку гнева вынь из себя и отдай мысленно тем, к кому у тебя есть такая претензия.

 

Лёгкость.

 

Что сейчас чувствуешь к тем, кто не оказал помощь?

 

Сожаление.

 

Отдай им это сожаление в спонтанном образе.

И грусть по поводу того, что хотела видеть в них достойных, а они не оправдали.

И грусть про то, что достойных не было.

Разреши им быть такими, как они могут, отдай им грусть.

А грусти про то, что достойных не было – твоей внутренней грусти – скажи «я тебя люблю».

«Я разрешаю тебе видеть мир прекрасным, и в людях видеть достоинство, видеть достойных людей».

Лёгкость и свобода внутри от этого.

 

Что теперь на месте красной точки?

 

Мягкость и тепло.

 

Есть ли дискомфорт ещё где-либо?

 

Осталось облако лёгкого зуда, которое летает от рук к лицу, спине. Блуждает…

 

Во что оно хочет превратиться?

 

В дождик.

 

Понаблюдай за дождиком, пока он сам не кончится. Посмотри, что останется на его месте.

Осталось комфортное тепло.

 

Нет ли пустоты внутри? Если есть, чем её хочется заполнить?

 

Да, есть незаполненность. Радостью, бабочками, любовью, звуком, ароматами.

 

«Разрешаю себе заполниться радостью, бабочками, любовью, звуком, ароматами».

И понаблюдай за этим процессом, пока всё не заполнится.

 

Я не понимаю, и даже как будто не могу вспомнить, что вообще было. Но я сегодня почувствовала себя равной другому человеку. Не ниже, не выше, а на одном уровне. Впервые.

 

Это очень хорошо.



Поделиться:


Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; просмотров: 49; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.83.14 (0.057 с.)