Феноменология и теория знака Гуссерля. Знак и интенциональность, ноэма и ноэзис.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Феноменология и теория знака Гуссерля. Знак и интенциональность, ноэма и ноэзис.



Метод Декарта – гиперболическое сомнение, сомнение позволяет удостовериться в наличии субъекта познания. Гуссерль: субъект Декарта – эмпирический, как часть мира, а под сомнение необходимо поставить весь мир во всех его частях, мы должны прийти к абсолютно трансцендентному субъекту. Познавательный акт сомнения нельзя вычленить из мира, мир мы должны мыслить целиком. Сознание – оно чье-то, и оно о чем-то – интенционально (направлено на объект). Интенциональность – центральное понятие феноменологии. «Сознание вышвыривает меня в мир» (Сартр). Познаваемое – это феномен, то, на что направлена интенция моего сознания. Наивную установку надо подвергнуть феноменологической редукции. Мы живем, рождаемся и верим в то, что нам дано непосредственно, в «сподручном мире» (Хайдеггер). Чтобы построить философию как строгую науку («философия – мечта об абсолютной очевидности»), нужно убрать из феномена допущение его реальности, то есть независимости существования («эпохэ» - воздержание от суждения, «заключение мира в скобки»). Мир – такой как он есть, но необходимо воздержаться от суждений о реальности. Сознание обязано иметь интенциональный коррелят. Феномен Гуссерля = явление Канта? Гуссерль: Кант антропологичен, исповедует «специфический релятивизм», основа подхода Канта – аналитика человеческих способностей. «Истина едина, воспринимают ее в суждениях люди, боги или чудовища»(Гуссерль)(Ж. Деррида: «проект Канта страдает исторической запятнанностью»). Самый главный недостаток Канта – учение о формальном априори, по Канту, есть некая материя, данная в восприятии, которая оформляется с помощью априорных форм чувственности и рассудка, познание как внесение порядка. То есть за явлением Канта – «вещь в себе», а за феноменом Гуссерля ничего нет. «Мир сразу дан мне как воспринятый, страшный и желанный» (Гуссерль) Сознание всегда обращено к феномену, а феномен к сознанию, это прямая корреляция. Сартр: «Гуссерль вернул вещам их ценность, вернул философию художникам». «Ноэза – акт сознания, а результат ноэзы – «ноэма» (мир). Мир есть значение моего акта сознания, конституирование моего познавательного акта. Феноменологическая редукция и эйдетическая редукция должны преодолеть солипсизм. Экзистенции нет, должна быть эссенция, феномен – это сущность (не белая доска, а белизна). К познанию эйдоса ведет совокупность актов (платонизм). Но в отличие от Платона, эйдос не самостоятелен онтологически, а интенционален, он в моем сознании, ограничен горизонтом познания (все варианты белого рассмотреть невозможно). «Реальность постоянно ускользает» (фокус интенции и фон интенции), в этом смысле «вещь-в-себе» возвращается. Проблема интерсубъективности: границы эйдетического варьирования? Мой мир задан в моей собственной перспективе, другие люди нам даны как феномены, мы лишь по аналогии предполагаем, что у них имеется сознание. Воспоминание – совокупность познавательных актов (ретенция), за счет этого образуется прошлое.

Гуссерль

Трансцендентализм обращает нас назад к истокам.

Сознание существует с миром, мир с сознанием, корреляция

Деструкция или редукция наивной установки сознания. Онтическая установка.

Мир существует какой он существует. Трансцендентальная проблема возникает когда я спрашиваю: что это есть?

Сознание – мешок, как некая внутренность. Сартр называет это желудком))

Чтоб познать мир, я направляюсь к нему. Например, исследую стол. Я должен поместить его в своё сознание. Я создаю в сознании его идеальную копию. В психологии называется интериоризация. Психологизм – главный враг Гуссерля.

От мира к сознанию. Познание как переваривание.

Вещи плавают в рассоле духа.

Вечный вопрос: как же сравнить внешнюю реальность и то, что находится в моём сознании. Нужен третий взгляд. Взглянуть на всё со стороны. Где эта точка зрения?

Модус сознания – не обладание, а бытие. Как вернуться обратно к вещам в себе?

Сознание есть деятельность смыслообразования. Проблема смысла. Конституирование мира.

Открытие трансцендентальной субъективности – заслуга Декарта. Они борятся с наивной установкой сознания.

Метод Декарта – гиперболическое сомнение. Сомневаясь во всём, мы не можем сомневаться в своём эго.

Cogito ведёт к несомненности ego.

Мы ставим под сомнение весь мир и из него выйдет невредимым только моё эго.

Гуссерль критикует Декарта в следующем.

Картезианское эго

Гуссерль радикализирует подход Декарта. По Гуссерлю мы должны поставить под сомнения весь мир со всеми его частями. Эго не должно быть эмпирическим я.

Ego + cogitatum.

Cogito – акт

Ego – сознание, субъект.

Cogitatum – познаваемое.

То эго, к которому приходит Гуссерль – не точечное эго Декарта. Это нечто, что характеризуется всегда двумя особенностями. Эго всегда субъективно, всегда чьё-то. И оно всегда о чём-то. Оно интенционально. То есть направлено на объект. Сущностная черта самого сознания.

На что направлена интенция сознания – это феномен. То, что дано.

Наивную установку сознания нужно подвергнуть феноменологической редукции. Характеризуется верой в реальность того, что нам дано. Мы живём, рождаемся и верим в реальность.

Упущение реальности. Существующее трансцендентно, не зависимо от меня.

Эпохэ – воздержание от суждений.

Мы должны ограничиться феноменами, не допуская что они реальны.

Что есть феномены? То же что у Канта?

Критика Канта:

Критикует за антропологизм и специфический релятивизм. Основа у Канта – аналитика.

1. Кант выводит способности познания из человеческих способностей. Антропологизм.

2. У Канта формальность априорна. Есть материя, которая подлежит оформлению с помощью априорных форм познания.

За Кантовским явлением прячется вещь в себе. У Гуссерля за феноменом ничего не прячется. Всегда остаётся вопрос для чистого разума: а что это, некий непознаваемый остаток. У Гуссерля – феномен не кантовское явление. Мир сразу дан «мне» как воспринятый, как страшный, как желанный.

Убрать вопрос «на самом деле».

Ноэма – значение, смысл.

Существование и сущность различны. Сущность – быть камнем. А существование – просто быть. Для всех вещей существование и сущность различны. Первый вид существования – быть в качестве.

Второй вид – чистое существование, которое совпадает с сущностью. Бытийное существование, глагольное. Когда сущность и есть акт бытия. «Я» так существует по Хайдеггеру. Эго не есть что-то. Бог есть чистый акт бытия. А Хайдеггер распространяет эту схоластическую характеристику на все предметы.

Я «бытую», экзистирую. Моё я – не вещь среди других вещей. Оно интенционально, направленно к другим вещам. Оно открыто миру. Специфический способ существования «я». Открытость бытию, некий зазор в бытии.

Моё эго есть экзистенция. Она состоит из двух частей. Эк – выход за пределы, экстаз, экспрессия, а консистенция – состояние. Систенция – стояние.

Экзистенция – выход за пределы стояния. Исходно мы есть. Мы систенция. Есть некие рамки нашего существования, стояния в мире. Мы всё время расширяем границы своего бытия.

Мир дан мне как задаче. Я существую не в мире, а при мире.

 

Наше Desein структурирует мир. Вопрос как правильно начать думать.

Я завишу от мира в том, что я есть, в том что я существую. Но мир зависит от меня в том, ЧТО он есть. И структурирую я мир в языке.

Человек – пастух бытия.

Язык – дом бытия.

Феномен, забота, которая мне дана, может быть структурирована мной с помощью языка. Нечто становится событием, когда оно проговорено. Наша власть над миром – власть наименования.

Мы ставим вопрос: почему я здесь?

В психоанализе язык тоже играет очень важную роль. Наши травмы и бессознательное шифруется и скрывается за языком.

Нужно всегда разоблачить язык.

По Хайдеггеру, только через язык раскрывается бытие. Язык – дом бытия, наша кроткая власть над миром.

Неправильно задавать вопрос о смысле жизни. Жизнь не надо разгадывать, жизнь надо проживать. И тогда, может быть, раскроется и смысл.

Реальность для Канта – не действительность, а вещность.

Бог для Канта – трансцендентальный идеал. Регулятивный принцип.

Без Бога не будет нравственности.

 

9. Конспект по статье Готлоба Фреге " О смысле и значении"

 

- В самом начале ставится вопрос: что такое равенство? Это отношение между предметами или отношение между именами или знаками предметов?

- Ответ Фреге: между именами и знаками предметов.

 

- Возьмем 2 предложения: a=a и a=b.

- Очевидно, что они имеют различную познавательную ценность: а=а значимо a priori (по Канту), но предложение a=b значительно расширяет наше знание, это синтетическое суждение.

- Но: если мы устанавливаем, что равенство – это отношение между предметами, то предложения a=b и a=a не могут быть различными в том случае, когда a=b истинно.

- А когда говорят a=b, хотят сказать, что знаки "a" и "b" означают одно и то же, и как раз между этими знаками утверждается отношение.

- Знаки обозначают один и тот же предмет, но есть некое различие между знаками. Различие кроется в способах данности обозначаемого.

 

- Пример: a,b,c – медианы треугольника. Точка пересечения a и b, b и c – одна и та же точка О. Таким образом, у нас есть различные обозначение одной точки О: точка пересечения a и b и точка пересечения b и c.

- А способ данности объекта разный.

- Итак, на примере с медианами: 1. 2 выражения (или знака): точка пересечения и точка ab пересечения bc

2. 1 значение (точка О)

3. 2 смысла (т.к. способ данности обозначаемого разный)

 

- Итак, (1) "Знак" или "имя" – любое обозначение, выступающее в роли имени собственного. Оно может быть словом, словосочетанием или даже графическим символом (пример с точкой). (2) Значение – определенный предмет.

 

- Связь: знаку должен соответствовать определенный смысл; смыслу – определенное значение, но одному значению (предмету) соответствует не только один знак, потому что назвать предмет можно по-разному не только в разных языках, но и в рамках одного языка (но и здесь бывают исключения).

 

О косвенной речи.

- Когда употребляем слово, то значением является то, о чем мы хотим сказать. Но иногда мы говорим о самих словах или об их смысле. Это случается, например, когда мы передаем чужие слова.

- В этом случае слова человека имеют обычное значение, а наши слова являются смыслом того, что хотел сказать тот человек.

Разделяем

/ \

Косвенное значение Обычное значение

||

Обычный смысл Косвенный смысл

\ /

Разделяем

 

*Как говорит Фреге, это нужно иметь ввиду.

 

Психологизм у Фреге.

- Фреге боролся против психологизма. Он настаивает на том, чтобы от значения и смысла знака отличали представление.

- Представление субъективно. Это есть внутренний образ предмета, а не сам предмет (значение). отличие от смысла в том, что смысл = это достояние многих, а представление у каждого индивидуально, кроме того – разные представления не могут существовать в одном сознании.

- Внешний мир (предмет) --- Смысл (третье царство) --- Внутренний мир человека (представление). Смысл находится между ними.

 

- Обратимся теперь к предложениям.Повествовательные предложения содержат некоторую мысль. Мысль - их смысл или их значения?

- Пример: Утренняя звезда = Венера, Вечерняя звезда = Венера.

- Мысль меняется, потому что тот, кто не знает, что это 2 состояния одного объекта решит, что одно из предложений ложно. Значит, мысль нужно рассматривать как смысл предложения.

- Тем не менее, важно знать значение частей предложения и значение самого предложения, т.к. нас интересует истинностное значение слов и предложений. *Важно знать не всегда, иногда важнее представления и чувства.

 

Итак:

- Вопрос о значении предложения мы задаем лишь тогда, когда нас волнует его истинностное значение.

- Речь о значении предложения может идти лишь тогда, когда установлено значение его составных частей.

 

- Получается, что при замене некоторой части предложения на выражение, имеющее то же значение, но иной смысл, значение целого предложения не изменяется.

- Однако есть еще случай, когда в предложение подставляется выражение, которое само является предложением – придаточное предложение.

 

- Дополнительные прид. предложения с союзом "что" значением предложения не является его истинное значение. Слова будут иметь косвенное значение и обладать обычным смыслом – вместо истинного значения будет мысль.

- ДПП с союзом "чтобы" и глаголами "приказывать", "просить" не обладают мыслями, но и в них присутствуют косвенные предложения. Значение такого предложения - не истинностное, а приказ или просьба.

 

- Пример: "Тот, кто открыл эллиптическую форму планетных орбит – умер в нищете".

Придаточное не имеет собственного смысла: оно лишь опосредует отношение к следующему предложению: "умер в нищете".

Смысл этого придаточного также не является независимой мыслью, а значение здесь не истинностное значение, а Кеплер.

 

- Определительные придаточные предложения –средство образования сложных собственных имен. Похоже не с случай с Доп. Прид. Пред.

- Пример: "тот квадратный корень из 4, который меньше нуля" – значением придаточного не может быть истинностное значение. Передать смысл всего предлож. посредством одного придаточного невозможно.

 

- Обстоятельственные придаточные предложения– тоже с помощью придаточного не может быть передан смысл всего предложения, т.к. имеется лишь ссылка на место или время.

- Иначе обстоит дело со следующими случаями:

-

1. общая часть главного и придаточного предложения выражена собственным именем.

- Пример: Наполеон, который понял опасность, грозящую его правому флангу, сам повел свою гвардию на врага:

- Наполеон понял опасность, грозящую его правому флангу;

- Наполеон повел свою гвардию на врага.

В придаточных предложениях здесь есть полная мысль => значением придаточного будет истинное значение.

 

2. Уступительные придаточные с союзами типа"хотя" тоже выражают самостоятельные мысли.

 

- В этих двух случаях истинность целого предложения предполагает истинность составляющих его предложений.

 

Резюме:

- Смыслом придаточного предложения обычно бывает не мысль, а только часть мысли - в этих случаях значением придаточного его истинностное значение не может быть.

 

1. В придаточных пред. слова имеют косвенное значение => мысль оказывается не смыслом, а значением.

2. Придаточное пред. несамостоятельно: только вместе с главным оно выражает мысль.

 

- Несмотря на то, что придаточное означает некоторое истинностное значение, но оно не ограничивается этим, включая помимо одной мысли еще и часть другой.

- Имеет место, когда придаточное фигурирует дважды: один раз с обычным значением, второй раз - с косвенным.

 

Итог:

- Истинностное значение является значение предложения, даже если одно придаточное нельзя заменить другим с тем же истинностным значением.

- Возвращаемся к началу: "а=а" и "a=b" имеют различную познавательную ценность. Смысл предложения здесь так же значим, как и его значение (истинностное).

-Если значения "a" и "b" идентичны, то значения выражений "a=a" и "a=b" тоже будут идентичны.

- Однако, смысл "a" может отличаться от смысла "b" и поэтому мысли в "a=a" будут не теми, что в "a=b".

- Поэтому оба предложения имеют различную познавательную ценность.

 

 

Теория дескрипции Рассела

Дескрипция - это описание, т.е. конструкция, по форме имеющая вид «тот …, который …». При построении логических средств она включается в язык в числе термов.

Терм — в формальной логике интуитивно определённое выражение формального языка (системы), являющееся формальным именем объекта или именем формы

Теория дескрипций Рассела опирается на предположение о существовании двух типов знания — знания по знакомству и знания по описанию. В основании любого знания, считает Рассел, лежит непосредственное знакомство с объектом: «Мы говорим, что знакомы с чем-либо, если нам это непосредственно известно, – без посредства умозаключений и без какого бы то ни было знания суждений (истины)»[83]. Любое другое знание может рассматриваться только в качестве опосредованного логическими структурами мышления, интегрирующего языковые средства, либо в качестве выводного знания, либо в качестве указания на фиксированные свойства, включенные в структуру описания предмета. В последнем случае «мы знаем описание, и мы знаем, что есть какой-то предмет, точно соответствующий этому описанию, но сам этот предмет нам непосредственно не известен. В этом случае мы говорим, что наше знание предмета есть знание предмета по описанию»[84]. В подлинно указательном отношении к объектам находятся местоимения "тот", "этот", а также имена качеств. Именно эти выражения рассматривались Расселом как собственные имена в строгом логическом смысле, отвечающие знанию по знакомству. Роль же знания по описанию заключается в том, что оно позволяет выйти за границы нашего индивидуального опыта. Рассел не считает описание какой-то новой познавательной процедурой, отличной от тех, что предлагали традиционные теории познания. Оно не есть новый логический элемент наряду с понятием, суждением и умозаключением. «Знание вещей по описанию всегда предполагает в качестве своего источника некоторое знание истинных суждений», таким образом, «все наше знание, как знание вещей, так и знание суждений (истины), строится на знании-знакомстве, как на своем фундаменте»[85]. Рассел отводит логике роль своеобразной редукционной процедуры, связанной с аналитическим смыслом самого философствования, поскольку «основной принцип в анализе положений, содержащих описание, гласит: каждое предложение, которое мы можем понять, должно состоять лишь из составных частей, нам непосредственно знакомых».

Таким образом, конституенты выражений должны сводиться к элементарным символам, значение которых нам непосредственно знакомо.

Создавая оригинальную логическую концепцию существования, основанную на анализе терминов, Рассел применяет ее к решению ряда проблем, например к проблеме функционирования фиктивных имен (т.е. выражений, которым не соответствует никакой реальный объект, но которые по видимости указывают на таковой), скажем ‘Пегас’, ‘Одиссей’ и т.д. Выражения подобного рода, несмотря на то, что в предложениях они на первый взгляд выполняют функцию имен, очевидно, не являются таковыми, поскольку не указывают ни на какой реальный предмет, т.е. не выполняют функцию знакомства. Согласно Расселу они являются скрытыми дескрипциями, которым обыденное употребление придает видимость действительных имен. Как дескрипции, хотя и скрытые, они должны удовлетворять соответствующей структуре. Следовательно, высказывание о несуществующем объекте всегда будет ложным, поскольку в структуру дескрипции включено утверждение о существовании объекта.


(10!!)б. Р. Карнап. Преодоление метафизики логическим анализом языка.


- Противники метафизики называют выражения метафизики бессмысленными – это не совсем верно, т.к. они бесплодны. Бессмысленным же является ряд слов, не образующий предложение. Существуют псевдопредложения – на первый взгляд имеющие смысл – таковыми являются предложения метафизики.


- Слово обозначает понятия, но существуют и псевдопонятия - чтобы обладать значением – слово должно иметь установленный синтаксис + возможность ответа на вопрос: "Какой смысл имеет Х?"


- Кроме того, путем определения выводимости элементарного предложения об "х" устанавливается значение слова "х" – Р. Карнап: "Этим, для элементарной формы предложения «вещь х есть членистоногое», дается ответ на поставленный выше вопрос: установлено, что предложение этой формы должно быть выводимо из посылок вида: «х есть животное», «х есть беспозвоночное», «х имеет расчлененные конечности», «х имеет хитиновый панцирь» и что, наоборот, каждое из этих предложений должно быть выводимо из первого".


- Пример пустого псевдопонятия – "бабик", оно не имеет значение, но только представления и чувства (возможно).


Итог: для того, чтобы предложение имело смысл - должны быть:
- Известны эмпирические признаки "а"
- Установлено, из каких протокольных (элементарных) предложений может быть выведено понятие/предложение
- Установлены критерии истинности для понятия/предложения
- Известен способ верификации понятия/предложения
- Многие слова метафизики не соответствуют указанным требованиям, Например "Бог".


- Кроме того, существуют псевдопредложения, в которых слова имеют значение, но порядок слов лишен смысла. "Цезарь – есть простое число" не равно "а есть просто число", где "а" не делится на любые натуральные числа кроме 1 и "а" (если конечно, слово "Цезарь" не является переменной, обозначающей число).
- Пример метафизического предложения с нарушением логического синтаксиса: "Ничто себя ничтит" - придуманное слово не имеет смысла, причем метафизик, придумавший его, сам подтверждает это.


- Примеры бессмысленных предложений метафизики: "Этот стол бабик?", "Число семь священно?", "Какие числа темнее - четные или нечетные?".


- "Cogito ergo sum" логически неверно, предложение с такой же логической структурой - "Я европеец, следовательно - я существую".


- Осмысленными являются два типа предложений:
- Истинные по форме – "тавтологии", аналитические суждения по Канту. = Суждения логики и математики. Служат для преобразования высказываний о действительности.
- Ложные по форме


- Метафизики признают, что задача метафизики – найти знание, недоступное эмпирической науке => по определению, метафизика бессмысленна.
- Метафизики существуют вне эмпирической науки => Они употребляют слова, не давая критериев => Философия полезна только методом. Кроме того метафизика появляется из чувства к жизни и близка по своей природе к искусству.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.10.166 (0.017 с.)