ТОП 10:

Hariuhahaitika:farauisa:gibuauja



 

что в переводе означает: «Я прозываюсь Хариуха, ведаю опасное, приношу Удачу». Среди прочего в данном заклинании одним из действующих магических «средств» является сакральное слово auja («Удача»; также — «счастье», «успех»). Это слово употребля­ется во многих рунических заклятьях, в том числе и на брактеатах.

Так, используется оно в другой большой надписи — на брактеате из Скодборга:

 

Auja alawin

Auja alawin

Auja alawin j alawid

 

Первая часть заклинания состоит из трижды повторенной фразы «Удачи, Алавин!», где Алавин — это, очевидно, имя чело­века, для которого был изготовлен брактеат. Далее следует руна Йер, имеющая здесь не алфавитный, но понятийный и магический характер, и завершается заклинание именем Алавид, которое можно понимать или как имя мастера, изготовившего данный амулет, или как имя другого человека, некоторым образом связан­ным с Алавин.

Необходимо сказать несколько слов и о центральном изобра­жении брактеатов, являющемся их необходимым элементом. В основном в них используются — в разных сочетаниях — мотивы воина, коня и птицы. Возможно, в стилистике этих изображений присутствует влияние сакральной Традиции континентальных кельтов[111]; в любом случае можно утверждать, что в большинстве своем центральные изображе­ния на брактеатах посвящены традиционному богу власти и магии (Одину) — по крайней мере, именно ему они были посвящены изначально. Воин здесь изображает самого бога (на некоторых брактеатах можно видеть стилизованные рога, являющиеся его атрибу­том); птица — символ мудро­сти и вестник богов (сравн. с воронами Одина); наконец, конь — символ одновременно благосостояния и «шаманского путешествия» (сравн. со Слейпниром, конем Одина).

 

 

Брактеат из Факсе (Зеланд) классический брактеат В-типа

На некоторых брактеатах (так называемые брактеаты В-типа) мы встречаем изображение одновременно трех человеческих фигур, иногда — с оружием в руках. Ряд исследователей (Хоук и др.) полагают, что это изображение Одина, Бальдра и Локи, свя­зываемое, в частности, с мифом об убийстве Бальдра. Впрочем, подобные изображения относительно редки.

Кроме собственно рун, в оформлении брактеатов использу­ется довольно устойчивый набор символов — субрунических и примыкающих к ним, — которые могут быть как частью круго­вой надписи, так и независимым элементом изображения во внутренней зоне. Прежде всего это разнообразные четырехветвевые свастики, как классические, так и с ломаными ветвями; трискель — трехветвевая свастика; комбинация из трех точек, расположенных треугольником (некоторые исследователи полагают, что данный знак рассматривался как защитный и привлекающий благосостояние); сплошной круг и круг из точек и т.д.

 

 


 


Волшебные кольца

 

Несомненно, что своей современной «популярностью» и «широким интересом» волшебные кольца обязаны знаменитой трилогии Дж.Р.Р. Толкиена, — в Традиции кольца и перстни вряд ли особенно выделялись среди других волшебных предметов, т.е. предметов, которые мыслились как носители магической Силы. Тем не менее, кольца, созданные в рамках Традиции как носители магии, действительно образуют обособленную группу артефактов, которую мы и рассмотрим ниже.

Одним из самых известных мифологических волшебных колец является кольцо Драупнир, принадлежащее скандинав­скому богу Одину. Это кольцо изготовлено из золота, и одним из его волшебных качеств является способность к размноже­нию[112] (хотя дети Драупнира такой способностью уже не обла­дают):

 

Восемь колец

на девятую ночь

из него возникают.

 

Поездка Скирнира, 21

Немало магических колец известно нам и по европейским преданиям, легендам и эпосу. Так, например, скандинавские саги говорят о магическом кольце Свиагрис, которое — вкупе с золо­тым магическим шлемом — было самым большим сокровищем шведского короля-чародея Атилса Чёрного. Ценность кольца была столь велика, что для того, чтобы вернуть себе Свиагрис, король Атилс задержал погоню за королем Хрольфом, разорившим его замок в Уппсале.

Другим магическим кольцом владел Овэйн, сын Уриена, пред­ставитель одного из знатнейших родов кельтской Британии и, согласно валлийским источникам, рыцарь короля Артура:

 

Три Князя Битв было при дворе Артура: Кадур, ярл Корнуолла; Ланселот Озерный; и Овэйн сын Уриена Рэгедского... Они никогда не отступали в бою, ни перед Копьем, ни перед Стрелой, ни перед Мечом. И Артур, увидев их, назвал их Князьями Битв.

(Валлийские Триады)

 

Кольцо Овэйна, как указывается в «Мабиногионе», средневе­ковом сборнике валлийских сказаний, обладало свойством давать своему владельцу невидимость, когда тот скрывал кольцо в кулаке. Интересно, что сохранилось описание этого кольца в валлийском манускрипте под названием «Тринадцать королевских реликвий Острова Британии, которые хранились в Каэр Ллеоне на реке Иск, в Монмаутшире. Вещи эти получены от Мирддина, сына Морврана, в Доме Стекла, на Энлли, или острове Бардсэй. И запи­сано другими, что Талесин Князь Бардов владел ими». В ману­скрипте кольцу Овэйна посвящено несколько строк:

 

Камень кольца Линэд, который получил Овэйн меж стеной и решеткой. Кто бы ни сокрыл этот камень, камень сокроет его.

Теперь обратимся к тому, что нам известно сейчас собственно о магии волшебных колец.

По мнению многих авторов, любое кольцо магично само по себе, уже вследствие своей особой формы. Действительно, традиция сохраняет огромное количество примеров почитания кольцеобраз­ной формы (причем неизвестно, что, собственно говоря, больше почиталось: сам предмет, заключающий в себе сквозное отверстие, или само отверстие в этом предмете). Первое, что приходит на ум в этом отношении, — это, конечно, «куриные боги», камешки с дыр­ками. Но можно вспомнить и почитание дуплистых деревьев, и священные «дырчатые» камни Европы. К последним относятся, например, британские Камень Гронва или Дырчатый Камень (Holed Stone) в Антриме. Последний представляет собой плоскую плиту, установленную вертикально, со сквозным отверстием в цен­тральной части. До сих пор молодожены на местных свадьбах при­ходят к этому камню, чтобы скрепить заключенный брак рукопо­жатием через отверстие. Можно также вспомнить и то, что кольца, вообще говоря, в древности носили не только на пальцах, но и на запястьях (браслеты), на шее (гривны) и тд. Однако вернемся к тем кольцам, которые носили на пальцах рук.

 

* * *

В XVII веке исландский священник Гвюдмунд (Гудмунд) Эйнарссон писал о содержании исландских магических книг, некоторые из которых ему были еще доступны: «Они учат читать и понимать девять колец помощи древних учителей этого магиче­ского знания, со всеми их знаками и рунами, из которых первое кольцо — против злобных обвинений; второе — против воспламе­нений; третье — от телесной похоти; четвертое — от безумия; пятое — против демонического искушения; шестое — от сильного кровотечения; седьмое — от посещения злыми [темными?] эльфа­ми; восьмое — от неправого суда; девятое — против вреда от оружия...»[113] Конечно, это уже довольно позднее упоминание, но оно неплохо иллюстрирует сам феномен использования волшеб­ных колец.

Как показывают данные археологии, кольца (в том числе — и магические) делались не только из металла; известны также каменные, костяные кольца. Так, например, из агата изготовлено одно из хранящихся ныне в Британском Музее магических колец, любопытное выгравированной на нем заклинательной рунической надписью (но об этом чуть позже). Вполне возможно — и даже вероятно, — что в магических целях использовались и дере­вянные кольца: в древности вообще было очень широко распро­странено изготовление магических предметов из древесины.

И все-таки основным материалом для изготовления колец слу­жил, конечно, металл; использовались и драгоценные камни, но относительно редко — в древности это было довольно дорогим удовольствием, да и того разнообразия камней, которое мы можем видеть сегодня в ювелирных магазинах, древние мастера не знали. Зато они прекрасно владели различными техниками использования эмалей, зерни, скани, гравировки и инкрустации, создавая подчас поистине великолепные изделия.

Очевидно, выбор материала для изготовления любого магиче­ского предмета — кольца в том числе — вопрос очень важный. Мы только что упомянули о кольцах из камня и кости, металли­ческие кольца также изготавливались с учётом свойств металлов. О том, что металл тщательно подбирался, свидетельствуют наход­ки комбинированных магических колец, например, серебряных со вставкой из меди.

Не менее тщательно, очевидно, подбирался и камень для вставки:

Пусть никого не дивит — сомнение здесь неуместно, —

Что в драгоценных камнях волшебная кроется сила:

В травах она ведь есть, а в камнях она только мощнее.

Марброд Реннский, XII век

Первые в Европе трактаты, касающиеся магии камней, появи­лись в античном мире. Авторы этих сочинений — Тит Лукреций Кар, Гиппократ, Теофраст, Плиний Старший — описывали свой­ства растений, животных и камней, в том числе, и магические свойства последних. В Средние Века, часто с использованием античных трактатов, были созданы новые рукописи, посвященные тем же вопросам. Среди авторов древних и средневековых трудов следует назвать Епифания (V век), Исидора Севильского (конец V — начало VI века), Михаила Пселла (XI век), Марброда Реннского (XII век), Альберта Великого (XIII век). Позднее фрагменты из работ этих авторов, часто переделанные, а иногда, и переосмысленные, составили многочисленные сборники по магии драгоцен­ных камней, к числу которых относится и знаменитый на Руси «Прохладный Вертоград».

Однако нужно, разумеется, учитывать, что предки наши не были настолько глупы, чтобы полагать естественные магические свойства камня достаточными для того, чтобы кольцо, в которое вставили камень, превратилось в магический инструмент. Вот простой пример. В Шотландии в Средние Века существовал маги­ческий шар из горного хрусталя, обладающий свойством исцелять болезни; во время страшной чумы 1665 года этот камень одалжи­вали под огромный залог в шесть тысяч фунтов[114]. Было бы очень неосторожным считать, что такими же свойствами обладает и любой другой кусок чистого кварца...

Ничуть не меньшее значение, чем подбору материала, прида­валось изображениям и надписям, наносимым на поверхность колец. Современные коллекции археологических находок содер­жат десятки и даже сотни средневековых колец, изображения на которых имеют магическую нагрузку. Однако сейчас нас интере­суют кольца с заклинательными руническими надписями.

* * *

Древнейшее кольцо с имеющими магический характер руни­ческими знаками, сохранившееся до наших дней, найдено в Кёрлине (Korlin; тж. — Кёслин, Coslin), в Померании, и датирует­ся серединой VI века. Это золотое кольцо несколько необычно по форме — внешняя его поверхность разбита на десять плоских треугольных граней, из которых одна несет изображение свасти­ки, еще одна — руническую комбинацию, а остальные восемь заняты несложным орнаментом.

 

 

Грань с рунами разбита горизонтальной чертой на две части. В нижней части находится записанное левыми рунами известное руническое сакральное слово alu[115], предназначение которого — привлечение блага к владельцу кольца. В верхней части располо­жен знак, который следует рассматривать как вязаную руну[116]. Знак объединяет руны а и l Футарка таким образом, что руна Лагуз оказывается в прямом, а руна Ансуз — в перевернутом поло­жении. Это позволяет рассматривать знак еще и как кодирован­ную руну; ее соответствием оказывается вторая руна первого атта (две ветви слева, одна справа), т. е. — руна и, Уруз. Как видим, «в сумме» данный знак опять-таки дает заклинание alu.

 


Совсем другой характер имеет лишь немногим более молодое руническое кольцо с острова Кокет в Нортумбрии. Это кольцо было найдено в саду смотрителя маяка на острове, в месте, где часто попа­дались человеческие кости; как сообщает местный антиквар Эдвард Чарльтон, кольцо было надето на палец скелета. Кольцо было изготов­лено из свинца и несло не совсем понятную руническую надпись; его датировали ориентировочно первой половиной VII века

Вскоре после находки кольцо приобрёл герцог Нортумберлендский для музея замка Алнвик. Его несколько раз зарисовывали; позднее им заинтересовался Джордж Стефенс, который сделал тщательную про­рисовку для своего четырехтомного труда о рунических памятниках. Когда же он вернул кольцо герцогу, оно снова было помещено на хранение, но очень скоро рассыпалось в серую пыль, химический состав которой позднее определили как карбонат свинца

Трактовка рунической надписи на кольце весьма затрудни­тельна. МакЛеод и Мис в своей замечательной работе по руниче­ским амулетам предлагают следующее прочтение и перевод нача­ла последовательности рун:

 

þisiskiel [d?]...

«Этот щит (?)...»

 

 

Если данная трактовка верна, то перед нами, скорее всего, защитный магический артефакт. О том, что кольцо изготовлялось и рассматривалось как амулет, говорит и само использование рун — ведь к этому времени англосаксы Британии уже были христианами и владели латиницей. Да и на самом кольце, найденном на поле захоронений, возможно, связанном с находившимся в этом районе Нортумбрии ранним монастырем, мы видим христианский крест, — тем не менее, в надписи использованы именно руны[117].


Еще на два столетия моложе пять интереснейших волшебных колец из Британии, разделенных временем и расстоянием, но использующих взаимосвязанные рунические заклинания[118]. Мы рассмотрим три из них; все они датируются периодом от IX до начала X века; все три хранятся ныне в Британском Музее.

 

 

Кольцо из окрестностей Брэмхэм Мур (Йоркшир). Золото и чернь; найдено в 1736 году; вероятно, самое раннее из данных трех колец Рунические надписи нанесены на внешнюю сторону кольца:

 

ærkriuiflt: kriuriþon: glæstæpontol

 

и на внутреннюю его поверхность:

Tol

 

Кольцо из Грэймур Хилла, оно же — кольцо из Кингмура (Камберланд). Также золото и чернь; найдено в 1817 году; предпо­ложительно, моложе предыдущего кольца примерно на полстоле­тия (вторая половина IX — начало X века). Также несет две руни­ческие надписи — длинную на внешней и короткую на внутрен­ней поверхностях:

 

ærkriufltkriurithonglæstæpon

Tol

 

И третье кольцо — из замка Линсток (также Камберланд); происхождение кольца неизвестно, но датировка примерно та же — IX век. Кольцо целиком изготовлено из красновато-желтого агата; руны вырезаны только на внешней поверхности:

 

 

егу • ri • uf • dol • yri • uri • þol • wles • te • pote • nol

 

Кольца, несомненно, являются магическими артефактами. Тексты на их внешних поверхностях, очевидно, имеющие общее происхождение, не поддаются прямому переводу, однако в них выделяется группа ærkriu (eryriu),известная по ряду англосак­сонских заклинаний для прекращения кровотечения (в них она выглядит как aercri, или аеr crio); вероятно, мы должны рассматривать эту комбинацию литер/звуков как определенное англосак­сонское «волшебное слово». Три руны на внутренней стороне колец из Брэмхэма и из Кингмура являются самостоятельной «рабочей» магической комбинацией, построенной, вероятно, по принципу триадных рунических заклинаний[119].

Однако магия колец этим не ограничивается. Обратим внима­ние, что число рун на внешней стороне брэмхэмского кольца, как и общее число рун кольца из Кингмура, составляет 30, т.е. три раза по 10. Три — сакральное число для Традиции в целом, а десять — специфическое сакральное число рунического Искусства (мы рас­смотрим этот вопрос в следующей главе). О том, что число рун не случайно, говорит использование одной вязаной руны в брэмхэмской надписи, где она введена именно для того, чтобы свести число знаков к нужному.

В надписи на кольце из Линстока не сохраняется этот число­вой смысл (она содержит 31 руну), зато сам текст оказывается сложным образом ритмически структурирован, причём использу­ются и поздние концевые рифмы, и классические для германского стихосложения внутренние аллитерации:

 

Еrу ri uf dol

Yri uri þol

Wles te pote nol

 

Таким образом, данные кольца представляют собой прекрас­ный пример того, как в произведениях древних мастеров-магов сочетается использование сразу нескольких действующих магиче­ских сил: собственно магия рунических знаков, «волшебные слова» и заклинательные комбинации рун, нумерологические соображе­ния и, наконец, ритмическая организация текста.

Ориентировочно в это же время (эпоха викингов) появля­ются волшебные кольца, создаваемые мастером-магом для конкретного человека, имя которого соответственно включает­ся в рунический заклинательный текст. Кольцо этого типа совсем недавно, в конце 1980-х, было найдено в Англии при проведении раскопок на Темзе. Надпись на нем содержит некий знак (вероятно, вязаную руну) и еще восемь рун, послед­ние три из которых трактуются как Ine — известное англосак­сонское мужское имя (в частности, известен король Кента Ине, правивший в конце VII — начале VIII века). Пять рун между первым знаком и именем собственным — f u þ n i — являются, вероятно, заклинательной комбинацией. В целом, такой тип построения рунической надписи на амулете — [последователь­ность рун] + [имя] — сохраняется и в более поздние времена; аналогичное заклинание мы встретим на средневековом «коль­це Абсалона» (см. ниже).

 

 

* * *

Параллельно с руническими кольцами, явно имеющими харак­тер амулетов, материалы археологических исследований и случай­ные находки представляют и артефакты, предназначение которых установить уже невозможно.

На кольце из Уитли Хилл (Дурхэм, Британия), изготовленное из позолоченного серебра и датируемое концом VIII века, в насто­ящее время можно четко прочитать 9 рун, одна из которых — вязаная:

 

ringichatt

 

Однако исследования показали, что позднейшее декорирова­ние кольца скрыло первую и последнюю руны изначальной над­писи; предположительно, это были руны h и æ. Если это верно, то исходная надпись должна была выглядеть следующим образом:

 

hringichattæ

 

Иногда эту надпись трактуют как hring ic hattæ, однако дать однозначную ее трактовку — равно как и понять, было ли кольцо магическим артефактом, невозможно.

 

 

Бронзовое кольцо из Грамонда неизвестного происхождения и не поддающееся точной датировке (ныне в Шотландском музее в Эдинбурге) несет на внешней поверхности замкнутую в кольцо руническую надпись, сильно испорченную коррозией и современ­ными попытками отполировать кольцо. Предположительно, изна­чально надпись содержала ровно 10 рун; то, что можно разобрать сегодня, читается примерно так:

 

[.] е w о r [.] е l [.] u

 

Трактовок не существует.

Массивное золотое кольцо, найденное в Ллысваэне (Северный Уэльс), но четко ассоциируемое с англосаксами, среди прочих изо­бражений несет запись мужского имени Альстан — AHLSTAn, — в записи которого использована только одна руна (последний знак, n), а остальные знаки выполнены латиницей. Кольцо датиру­ется IX веком, и предположить, что одна руна попала в латинскую надпись случайно, довольно сложно. Мы уже упоминали об этом магическом приеме — о намеренном смешении рун и латинских букв, когда говорили в самом начале книги о рунах как о знаках Силы; его цель — сделать несущий руны текст осмысленной фразой и избежать возникновения рунической комбинации с непред­сказуемым действием. Однако в данном случае надпись предельно проста, да и использованная руна — Науд — не лучший вариант для создания защитного или приносящего благо амулета. (Впрочем...)

 


 

 


Гораздо сложнее латинско-рунический текст на Ланкаширском предположительно волшебном кольце (серебро и чернь, IX век). Надпись легко читается и переводится и содержит обычное для подобных предметов сообщение о владельце кольца и о мастере, его создавшем:

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.019 с.)