ТОП 10:

B i r g N g u b o r o s w e s t a r m i n u



L i u b u m e R w a g e

Перевод надписи: «Помоги, Ингубора, моя милая сестра, мне, Вагу!»

Подобные памятные рунические надписи, довольно многочисленные, далеко не всегда являются просто ука­занием имени погребенного. Судить об этом можно уже хотя бы потому, что ряде случаев, как и надпись на Килверском камне, они обращены внутрь погребения. Даже если надпись не содержит собственно заклинаний, сам факт того, что она выполнена руна­ми, превращает такой могильный камень в магический артефакт. Таким образом, мы уже видим часть погре­бального обряда: эриль (маг, владеющий знанием рун) вырезает на камне руны, и этим камнем закрывает вход в курган (или погребальную нишу). Вероятно, это действие имело двоякий смысл: с одной стороны — обеспечить охрану захоронения (мы увидим позднее памятники, охранная функция которых несомненна), а с другой стороны — закрыть вход в мир мертвых, «запеча­тать» погребение.

Вообще, упоминание мага, произво­дившего обряды, а не имени погребен­ного — не редкость среди подобных памятников. Так, например, на погребальном кургане у хутора Нордхунгло (остров Хунгло, Норвегия) находится трехметровая каменная плита со следую­щей рунической надписью:

ekgudijaungandiR...

Начало надписи — ek gudija — переводится как «Я, годи...». Годи (др.-сев. godi, норв. gode) — известный термин, обозначаю­щий скандинавского жреца. Дальнейшая часть надписи является, вероятно, именем годи — Унганд (хотя возможен и другой вари­ант перевода — «...не подвластный колдовству», от др.-сев. gandr, «колдовство»).

Довольно часто в надписях на камнях, связанных с погребе­ниями, используются рунические сакральные слова — устойчивые магические комбинации рун, распространенные практически по всей Скандинавии на протяжении всего «классического» периода. Так, на камне, найденном в могильном кургане в Эльгесеме (Вестфольд, Норвегия) находится надпись alu; на камне из кур­гана в Арстаде (Рогаланд, Норвегия) — два сакральных слова: aluи sar. Очевидно, что назначение этих заклинаний — напомним, камни находились внутри курганов — обеспечивать защиту как людей от нежелательных проявлений сверхъестественного, так и защиту погребений от людей. Интересно, что уверенность в необ­ходимости выстраивать преграду между миром людей и миром мертвых, а также в том, что руны являются наилучшим для этого средством, была столь велика, что иногда для этой цели использо­вались даже рунические камни, не имеющие отношения ни к погребению, ни к погребённому. Один из подобных примеров — женское погребение VI века на острове Аскрова (Норвегия), в котором был найден камень с короткой надписью, гласящей:

WidugastiR

Проблема заключается в том, что Видугаст (дословно: «Гость-из-леса») — мужское имя, так что это не может быть именем погребенной. Можно было бы предположить, что это — имя мага, совершавшего обряд... но сама надпись на камне датируется V веком: она на столетие старше могилы...

Другой пример — жертвенник Хрора из кургана в Бю, о кото­ром шла речь выше, — некогда камень был занесен в погребаль­ный курган, где и был найден при проведении археологических работ. Но сам камень, судя по всему, был изготовлен раньше.

Совсем иной характер имеет руническая надпись на погребаль­ном камне из Эггъюма (иногда в русскоязычной литературе его назы­вают «камнем из Эггъя»). Прежде всего, нужно отметить, что это самая длинная старшеруническая руническая надпись из известных на настоящий момент, что уже само по себе выделяет этот памятник в ряду ему подобных. Надпись датируется VII веком; это время, когда Футарк начал модернизироваться, оставаясь сакральным руническим рядом. В этой надписи использован двадцатипятирунный строй[18], в котором звук «а» передается новой руной (вертикальный ствол и маленький крестик посередине), а древней руне Ансуз присваивает­ся другое фонетическое значение — назальный «а»[19]. Кроме того, в эггьюмском Футарке древняя руна Кано со звуковым значением «k» заменена своим новым вариантом (вертикальный ствол и короткая ветвь, под углом уходящая вправо вверх).

Но прежде всего, конечно, надпись интересна своим содержа­нием — поистине уникальным. К сожалению, некоторые части надписи повреждены, поэтому в некоторых местах текста воз­можны варианты прочтения и трактовки, а в некоторых — пере­вод невозможен вообще. Надпись выполнена в три линии — две длинных и одну короткую:

 

Линия 1

Nissolusotuk

NisAksestAinskori

ni... maRnAkdanisnArþiRniwiltiRmanRlAgi...

 

Линия 2

hinwArbnAseumaRmAdeþAimkAibAibormoþAhuni

HuwARobkamhArsiahialatgotnA

fiskRoR... uimsuemade

foklifrakn... gAland...

 

Линия 3

Atudisurki[20]

Перевод надписи:

He был [этот] камень [освещен] солнцем.

Не коснулся его нож.

Не должны маги обнажать [камень], ни обманутые, ни сби­тые колдовством.

Тот [кто делал] оросил водой мертвых, смазал уключины усталой ладьи.

Кто пришёл сюда, в страну коней?

Рыба... плывущая

Птица... поющая...

... злодейство (?)

Как справедливо отмечает М.И. Стеблин-Каменский, надпись содержит подробное описание магического ритуала, проведенно­го во время (или после) погребения. Судя по всему, надпись была выполнена ночью (или за несколько ночей), причем не стальным оружием (в тексте — sAks, тяжелый, в том числе боевой, нож), а неким ритуальным орудием, возможно — бронзовым или даже каменным. После этого камень был зарыт таким образом, что над­пись оказалась сокрытой землей от лучей солнца (и оставалась в таком положении до исследования погребения). Камень был окроплен жертвенной кровью, — в надписи использован сакраль­ный, вероятно, термин nAseu, «вода мертвых». Другой употре­блённый в надписи магический термин — wiltiR — имеет широкий спектр значений: «ослеплённый», «одержимый», «заколдован­ный», «одурманенный».

Как уже говорилось, некоторые места надписи допускают несколько трактовок. Так, например, запрет на обнажение камня может трактоваться иначе: «Не должно обнажать [камень] во время ущербной луны».

Но больше всего разночтений вызывает текст третьей, короткой линии рун. Прежде всего, нужно отме­тить, что, в отличие от остальной надписи, выполненной слева направо, руны третьей линии нанесены обратным, левым пись­мом, и это однозначно говорит о том, что эриль придавал этим рунам некое особое значение. К сожалению, именно эти руны сохранились хуже всего. Большинство авторов находят в конце строки слово misurki, «злодейство» или «злодей». В начале строки некоторые видят alu, известное руническое сакральное слово (краткое заклинание), но это необоснованно: вторая руна гораздо ближе к t, Тейваз, чем к l, Лагуз. И совершенно иную трактовку дает Л. Якобсен: «Он погиб коварной смертью».

И еще два замечания к данной надписи.

Первое. Эриль, создававший закрывающий погребение камень, употребил термин (словосочетание?) latgotnA. Я сам, соглашаясь в данном случае с Э.А. Макаевым, принимаю прочтение «страна коней», подразумевая под этим определенный сакральный смысл. Но есть и другая, равно возможная трактовка: «страна готов»; этот вариант не менее вероятен. Наконец, некоторые пытаются трак­товать это как «мир богов», но лингвистически это невозможно: скандинавы VII века употребили бы термин reginn, rogn, но не существенно более позднее, ассоциирующееся скорее с христиан­ским богом got.

Второе. Помимо рассмотренной нами рунической надписи, камень несет изображение коня. Его можно связывать с упомяну­той «страной коней», но, скорее всего, смысл изображения совер­шенно иной. Вспомним, что изображение конской головы мы встречали и на погребальном камне из Килвера. У народов Севера конь всегда ассоциировался с переходами между мирами (вспом­ним принадлежащего Одину восьминогого Слейпнира), и его изо­бражение, несомненно, более чем уместно на погребальной плите...

* * *


...Небольшое отступление от скандинавской темы — необхо­димое, если мы хотим видеть картину во всей ее полноте...

Основной зоной развития рунического искусства стали скан­динавские земли и самый север континентальной Европы. Однако, как мы уже говорили, территория распространения рун была гораздо шире. На западе вместе с племенами англов и саксов руны уже к VI веку проникают на Британские острова, — но об этом будет речь в отдельной главе; на юго-востоке готы приносят руны к побережьям Черного моря. Свое странствие по про­сторам Европы готы, прежде жившие на южных берегах Балтики, начали в конце II века н. э., и уже к середине III века достигли Северного Причерноморья. Один из образованных готами «анкла­вов» находился в Крыму.
Именно там, на горе Опук, не столь давно была обнару­жена известняковая плита, размером примерно полме­тра на полметра, вмурован­ная некогда в крепостную
стену и... несущая руниче­скую надпись.

Этот рунический камень, несомненно, является наследием крымских готов и в кладке стены был использован уже вторич­но — просто как подходящий по размеру блок известняка. Возраст памятника ориентировочно определяется как IV век; при этом необходимо отметить, что он абсолютно непохож на своих север­ных «родственников». Прежде всего, техника резьбы: и надпись, и сопровождающий ее рисунок выполнены в технике высокого рельефа, т.е. руны объемны и выступают над поверхностью камня, а не прорезаны в нем тонкими чертами. Далее — общая компо­новка изображения. Как справедливо отметил А.А. Хлевов, «весь памятник в совокупности своих черт кажется более принадлеж­ностью средиземноморского мира, нежели порождением цивилизации Севера». Впрочем, это объяснимо, — скорее всего, над кам­нем работал местный мастер, воспитанный в местных, тяготею­щих к антике, традициях, а заказчик-гот лишь предложил ему набросок того, что хотел получить. Да и мягкий известняк крым­ских скал существенно отличается от гранитов Скандинавии...

Интересен изображенный на камне символ — «крест в круге». Он может быть продолжением традиции «солнечных колес» Севера, но может оказаться и христианским символом: готы, как известно, крестились в том же IV веке. Возможно и то, что созда­тель данного артефакта не желал разделять одно от другого.

Но самое интересное, конечно, — это сами руны. На камне их всего четыре, и они не складываются в имя собственное или иное осмысленное слово. Надпись явно имеет сакральный, заклинательный характер...

* * *

...Вернемся в Скандинавию.

Итак, до конца III века практически все рунические артефак­ты — это мобильные объекты: оружие, украшения, не дошедшие до нас предметы из кости и дерева. В IV веке появляются руниче­ские надписи на камнях — сначала короткие, а позднее, к VI—VII векам, и довольно пространные, содержащие в том числе самостоятельные поэтические заклятья (как, например, часть тек­ста эггъюмской надписи). С этого момента число рунических камней будет стремительно расти, чтобы, спустя века, достигнуть нескольких тысяч.


 


 


И графика их тоже будет меняться. Скупо выбитые знаки Силы, не предназначенные ни для чьих глаз, сме­нятся изысканными изображениями, — не менее магическими, но выполненными совсем иначе...

Одно из первых художественных изображений на камне с рунической надписью — это именно силуэт коня на Эггъюмском камне. Но это — VII век, и рисунок еще очень прост; его автор — эриль — исходил не из соображений эстетики, но исключительно из практической необходимости обозначить магический символ. Немногим больше чем через столетие сакральный рисунок стано­вится уже необходимым элементом рунического камня. Уникальный пример памятника переходной эпохи, сочетающего надпись, выполненную Футарком, и вполне развитое изображение мистического содержания, являет собой четырехгранный руниче­ский камень из Спарлёсы, датируемый IX веком.

Руны «младшей» эпохи

«Переходная эпоха» рунического искусства — с конца VII по начало IX века — оставалась, несмотря на модификации руниче­ского письма, временем использования Футарка. Однако уже в IX веке в Скандинавии возникают модификации рунического строя, существенно отличающиеся от Футарка: менее сложные и приспособленные более для письма, чем для магии, утратившие многие сильные руны: Перт, Ингуз, Йер, Одал и т.д. Эти новые руны получили название Младших рун.

Несомненно, с потерей части древних рун Младшие руниче­ские ряды потеряли и часть своей магии. Однако это не изменило отношения к ним как к письменности сакральной. Подтверждение тому — сохранение в эпоху викингов традиции использования записи полного рунического ряда в качестве магической формулы. Любопытный пример — рунический камень из Гёрлев (Дания, конец IX века). Надпись на нем гласит:

Сторона А

þiаuþui: risþi: stinþonsi: aftuþinkaur:

fuþorkhniastbmlR: niutualkums

 

Сторона В

þmkiiissstttiiilll: iaksataru... rrit

kuni armutR...

Начало надписи: «Тьюдви резал этот камень по Отинкару». Следующая линия рун на этой стороне камня начинается с руни­ческого строя (Младшего, разумеется), за которым следует зага­дочная фраза: «Используй хорошо [этот] памятник!»[21] (Призыв, по всей видимости, обращен к покойному. Или нет?..)

Надпись на второй стороне камня начинается закодированной заклинательной комбинацией рун, которая читается как «черто­полох, омела, гроб». Сложно судить о смысле заклинания; черто­полох или упоминание о нём нередко использовались в древней Европе для составления проклятий, спектр магического примене­ния омелы очень широк, ну а упоминание «гроба» явно указывает на что-то, связанное со смертью.

В последующей части надписи несколько рун повреждено, но смысл довольно прозрачен: «Я поставил руны верно. Гунни, Арнмунд [...]».

* * *

Два основных варианта Младших рун возникли практически одновременно; каждый из них получил два названия: одно, связан­ное с графикой рунических знаков, и второе — с преимуществен­ной территорией распространения.

Датские, или полноветвистые руны среди всех младших рядов стоят ближе всего к исходному Футарку. Этот строй, содер­жащий всего 16 рун, действительно возник первоначально в Дании, но очень скоро стал использоваться по всей Скандинавии. Сокращение числа рун было достигнуто, в том числе, за счет отказа от различения на письме некоторых звонких и глухих согласных (так, звуки «k» и «g», «b» и «р» передавались одними и теми же рунами).

Шведско-норвежские, или коротковетвистые руны также представляют собой строй из 16 рун, но существеннее отличаются от Футарка: часть старых рун в них попросту исчезает, заменяясь на короткие штрихи, некоторые существенно упрощаются.

На самом деле географические названия этих рунических рядов не совсем корректны: различие между ними состоит не столько в территориях использования, сколько в предназначе­нии: полноветвистые руны, близкие к Футарку, были своего рода «парад­ным» письмом, использо­вавшимся, например, на памятных рунических камнях, в то время как коротковетвистые руны, требующие гораздо меньше усилий при выреза­нии или начертании, слу­жили для бытового и делового письма.

Младшими рунами выполнено огромное количе­ство надписей на памят­ных камнях в Скан­динавии; общее количе­ство таких камней составляет несколько тысяч. В большинстве своем эти надписи датиру­ются XI веком, не связаны с какой-либо магией и являются чисто мемориальными сооружениями.

В качестве примера приведем здесь фотографию рунического камня из Шюсты. Руны высечены на туловище змея, образующем три широкие петли, охватывающие изображение креста. Перевод надписи таков (Е.А. Мельникова):

Руна велела сделать [этот] монумент по Спьяльбуду и по Свейну, и по Андветту, и по Рагнару, сыновьям своим и Хельги; и Сигрид по Спьяльбуду, своему супругу. Он умер в Хольмгарде[22] в церкви [св.] Олава.

Эпир резал руны.

Надо отметить, что сочета­ние христианского креста и языческого символа Змея достаточно характерно для младшерунических надписей на стоячих камнях (впрочем, многие исследователи орна­ментов на рунических камнях считают, что и крест здесь — переосмысленный с приходом христианства языческий сим­вол). Кроме креста и Змея, мы встречаем и широкий спектр других изображений — всад­ники, птицы, собаки...

Развитие шестнадцатирунных рунических рядов (осо­бенно поздних) упростило саму процедуру нанесения рунических надписей, но сде­лало их весьма трудночитае­мыми за счет того, что большинство знаков могло передавать два, а иногда и больше фонем. В связи с этим в XI—XII веках получили распространение так называемые пунктированные руны, в которых для различения на письме передаваемых зву­ков к рунам могли добав­ляться точки. Основные раз­деленные таким образом пары рун показаны на рисунке.

* * *

Вместе с викингами Младшие руны очень широко распростра­нились по миру. Рунические камни и другие артефакты с младшеруническими надписями мы находим в Британии и Ирландии, на территории Византии, в Новгородских землях, на северном побе­режье Черного моря. Из восточных находок стоит упомянуть несколько металлических амулетов IX—X веков из Новгорода и Старой Ладоги, найденный в Новгороде обломок свиной кости с перечнем рун Младшего строя и, разумеется, надгробный руниче­ский камень с острова Березань. Надпись на этом камне гласит:







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.013 с.)