ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, вот есть у нас в Москве хоть один роддом, в который могли бы прийти после родов муж, там, вот в палату войти к жене?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, вот есть у нас в Москве хоть один роддом, в который могли бы прийти после родов муж, там, вот в палату войти к жене?



БЛОШАНСКИЙ: Ну, у нас есть родильные дома, в которых принимают роды в присутствии мужа. Такие родильные дома у нас есть. Мы попродовали мужчин пускать в родильный дом после родов жены. Закончилось это очень грустно. Приходили пьяные мужья, приходили люди, как это ни странно для нас с Вами звучит, приходили люди, которые на стенах начинали писать всякие слова. В один родильный дом пришёл муж и привёл с собой собаку. И мы вынуждены были этот приход ... Не мы, а станция Санэпиднадзора, они нам запретили это делать. Но в тех случаях, когда есть возможность это сделать (За отдельную плату... Интересно, президента Ельцина тоже платно пускали в родильный дом взглянуть на внука?), главные врачи разрешают приход мужей. Или есть комнаты, куда женщина может спуститься и муж с ней может там поговорить, встретиться.»(У нас в стране есть просто богатейший опыт организации отдельных комнат для свиданий в различных зонах. Пригодился этот опыт и врачам) Цитировал телевизионную передачу «Нетелефонный разговор», ГКТ, апрель 1996 года.

Безусловно, не всех пьяных мужей можно допускать к жене в роддом, но из-за одного паршивого алкоголика лишать радости общения с близким человеком всех остальных - не слишком ли дорогую цену платят молодые родители?

Ваше мнение, сударь БЛОШАНСКИЙ, иногда опротестовывается Вашими же коллегами. Более прогрессивным врачам претит Ваше ретроградство. Вот мнение главного врача роддома Людмилы Павловны КАЛЯДИНОЙ:

«Вопрос: на Ваш взгляд, есть ли у семейных родов преимущества перед обычными?

КАЛЯДИНА: Конечно! Женщина не остаётся в экстремальной ситуации наедине со своими проблемами. Такой благоприятный эмоциональный фон очень важен - организму легче справиться с колоссальными нагрузками. Второй плюс: если папа присутствует при родах, между ним и малышом сразу же устанавливается тесный психологический контакт. И третье. После таких родов между супругами складываются особо доверительные отношения, а это лучшая профилактика конфликтов и послеродовой депрессии.»( Журнал «Наш малыш», январь 1999 год, статья Ольги ФИЛАТОВОЙ «Роды вдвоём», стр. 22-23)

А Вы говорите: «У них же вся жизнь впереди!» Можно подумать, что мужу будет особо противно спать с собственной женой после родов.

Женщина боится показаться мужу слабой в родах и т.д. Хотя это не слабость, а сила новой жизни. Сама медицинская система требует от женщины беспомощности. Хорошо хоть Всемирная Организация Здравоохранения понимает важность и необходимость участия отца и ближайших родственников в родах. Разворачивается программа, которая называется «Партнёрство в родах». Неужели же Вы не слышали, «бывая в разных странах», о ней поподробнее, неужели же Вы не захотели её попробовать в Своей вотчине?

О нравах , царящих в наших хвалёных роддомах, повествует и следующий фрагмент вышеназванной телевизионной передачи. На этот раз ведущий передачи беседует с заведующим 67 роддомом Александром БЕЛИНЫМ (так по титрам фильма, он же - доцент А.Л.БЕЙЛИН в действительности). Это врач, акушер, принявший за 46 лет своей деятельности около 40 000 родов. Где уж тут, как говорится индивидуальный подход или чуткость рук. Мне вспоминается художественный фильм «На семи ветрах» по сценарию А.Галича. Там есть такой видеоряд. Солдат падает на поле боя, сражённый вражеским осколком. Далее этот осколок падает в поддон на операционном столе. И звучит голос хирурга «Следующий». И длится нескончаемая череда повтора «ранение - осколок - голос». Так в фильме выразительно показана напряжённая, трудная, массовая работа фронтового хирурга. Но при 40 000 родов происходит то же самое. «Следующая промежность», «ещё одна» и так до бесконечности, пока врач не уйдёт на заслуженный покой. И «нужно ли запоминать каждую роженицу из 40 000?» напрашивается естественный вопрос медика. Современное акушерство становится похожим на сталелитейное производство. Бесконечное количество промежностей - 40 000. Отношение к ним, как у сталевара: «Вот я сталевар, сталь варю! Я самый главный, я леток открываю. А домна здесь как бы и ни при чём.» «Плавка» за «плавкой», бесконечная череда промежностей. А все подспудные, непонятые до конца процессы, что в домне, что в теле женщины, становятся второстепенными, малозначимыми. Запоминаются только катастрофы сознания.

Итак.

«ВЕДУЩИЙ : Скажите, пожалуйста, были в Вашей практике какие-нибудь смешные ситуации ? Забавные ? Спасибо .

А. БЕЛИН : Знаете, от трагического до смешного - один шаг. Существуют такие состояния после родов, которые характеризуются изменением психики у женщины. Острым. У женщины возникает острый психоз. Причём возникает это внезапно, порой незаметно для врачей окружающих.(Это даже когда за плечами у медиков многие тысячи родов?!) И вот в 15 роддоме, я, совсем ещё молодой врач, захожу в палату. Женщины, которые родили уже. Обхожу одну, вторую, третью. Подхожу к четвёртой, которая лежит одна. Она лежит, закрывшись с головой. Я ей говорю : «Что, голубушка, что с Вами ?» и открываю одеяло. И отпрянул. Потому, что она вскочила на кровать во весь рост и нырнула в окно. Причём, я боюсь сейчас сказать, 3-й или 4-й этаж. Мы все бросаемся в полном ужасе на улицу. А там был большой сад. Много деревьев зелёных. И видим, что эта женщина сидит на угольной куче, которая была выброшена там из этой самой, котельной. Значит, она упала на ветки дерева, соскользнула и сидит, стонет. Как хотите, смешно это, грустно ... Конечно, трагично. Вот. Выяснилось, что у этой женщины послеродовой психоз. Тогда мы были невероятно напуганы. Но, когда женщина поправилась и всё прошло, мы теперь вспоминаем это с улыбкой, со смехом, встречаясь.»

Вот такой вам смешливый примерчик женской глупости. Почему-то в домашних родах у непрофессионалов из окон женщины не выпрыгивают!!! Как же надо было довести родами, до какого скотского, простите, состояния беременную женщину, чтобы она подвинулась рассудком. (И эти сентенции идут по телевидению! Уму непостижимо) Ведь она шла к вам, товарищи учёные медики, с полным доверием. Она шла с самым сокровенным к Вам. Она шла со своим ребёнком. Только у Вас её психика не выдержала. Только Вы и Ваша система интенсивного родовспоможения повинны в появлении послеродовых психозов. Мы, дилетанты, в домашних родах с этим не сталкиваемся вообще. И я думаю, что и 12 роддому Санкт-Петербурга это не грозит.

Вывод пятый: технология современного отечественного родовспоможения калечит психику нормального человека, будь то беременная женщина или её близкие, что не способствует повышению рождаемости в нашем городе или стране, а наоборот, способствует привлечению в систему людей психически неуравновешенных и готовых лишний раз резать, травмируя при этом как психику пациентов, так и свою собственную.

 

 

Отступление о компетентности

Физиков в родах.

«Главными поклонниками родов в воде, по словам Блошанского являются физики и математики, а пропагандируют этот метод «слесаря, причём даже не сантехники».

Отсюда и главное требование сударя БЛОШАНСКОГО: прочь от промежности дилетантов. Но дилетанты ли мы? Дело не в ваших минздравовских корочках. Представим себе такой кошмарный случай. Идёт на вызов починять унитаз слесарь и вдруг видит, что в подъезде у лифта рожает незнакомая ему мадемуазель. Сжалившись над её страданиями он решает облегчить её страдания и «принять роды». Это - чистой воды дилетант.

Насколько плохо для узкого специалиста соваться в смежную область знаний? Сейчас мы знаем, что большинство современных идей и открытий происходит именно на стыках нескольких научных дисциплин. А не смежных? Может быть стоит хотя бы изредка смотреть на всё свежим взглядом дилетанта? Профессионалы всегда являются укором для бездельников. Зная, как мы принимаем роды, становится обидно за прорву ничего путного не делающих врачей.

Современная практическая медицина постоянно впитывает в себя весь объём достижений медицинской и других наук, включая иммунологию, фармакологию, физику, химию и Бог знает какие ещё науки и дисциплины. И если современная практическая медицина всё более и более склоняется в сторону интенсивного воздействия в родах, это нисколько не ослабляет неразрывной связи акушерства с другими отраслями медицинской науки и знаний вообще.

Вот мнение по этому поводу известнейшего физика, далеко не дилетанта в физике Эрвина ШРЕДИНГЕРА, которое он изложил в публичных лекциях, вылившихся в целую книгу «Что такое жизнь? С точки зрения физика». Она вышла в Москве в издательстве «Атомиздат». Цитирую 2-е издание, 1972 год, стр. 11-12. «Принято считать, что учёный должен в совершенстве знать определённую область науки, и поэтому ему не следует писать по таким вопросам, в которых он не является знатоком. Это рассматривается как нарушение взятых на себя обязательств, продиктованных званием учёного, - судить как настоящему учёному лишь с полным знанием дела. Однако для достижения моей цели я хочу отказаться от этого и поэтому прошу освободить меня от вытекающих отсюда обязательств. Моё отступление от этого правила объясняется следующим.

Мы унаследовали от наших предков острое стремление к цельному, всеобъемлющему знанию. Само название высших институтов познания - университеты - напоминает нам, что с давних пор и на протяжении многих столетий универсальный характер знаний - единственное, к чему может быть полное доверие. Но расширение и углубление разнообразных отраслей знания в течение последних 100 с лишним лет поставило нас перед странной дилеммой. С одной стороны, мы чувствуем, что только теперь начинаем приобретать надёжный материал для того, чтобы свести в единое целое всё до сих пор известное, а с другой стороны, становится почти невозможным для одного ума полностью овладеть более чем одной небольшой специальной частью науки.

Я не вижу выхода из этого положения (чтобы при этом наша основная цель не оказалась потерянной навсегда), если только кое-кто из нас не рискнёт взяться за синтез фактов и теорий, хотя наше знание в некоторых областях неполно и получено из вторых рук и хотя мы можем подвергнуться опасности показаться невеждами.

Пусть это послужит мне извинением.»

 

С ним солидарен и другой учёный Тур ХЕЙЕРДАЛ. В книге «Экспедиция «Кон-Тики», «Ра», Москва, издательство «Мысль», 1972 год, на стр. 24 он пишет:

«Знаю, аргументация. Все они узкие специалисты и недоверчиво относятся к такой методике, когда привлекаются данные из самых различных отраслей, от ботаники до археологии. Они сознательно ограничивают размах исследований, чтобы тем настойчивее зарываться в глубину и добывать детали. Современная наука требует, чтобы каждый специалист копался в своей яме. Редко кто-нибудь принимается разбирать и складывать вместе то, что они добывают.»

 

Англичане хорошо сформулировали, сказав, что инженер - это человек, который правильно решает вопрос в семи случаях из десяти при недостаточных данных. Это очень хорошее, жизненное определение повседневной необходимости, на которое любил ссылаться известный отечественный авиаконструктор О.К. АНТОНОВ (см. книгу В.ЗАХАРЧЕНКО «Антонов», Москва, издательство «Молодая гвардия», серия «ЖЗЛ», 1996 год, стр. 13). Современная медицина далека от полноты знаний о строении, функционировании и предназначении человека. Поэтому может быть оправдан и инженерный подход к человеку и его проблемам.

Для широкого и разностороннего охвата фактов нужно обладать исключительно широким кругозором, отлично знать не только медицину, но и хорошо ориентироваться в смежных дисциплинах, не только быть на уровне передовой научной мысли своего времени, но и охватить сумму знаний в историческом развитии, от прошлого к настоящему, от последних достижений к ближайшим задачам и более отдалённым перспективам разных отраслей науки и медицины.

Может быть поэтому и станут понятны страхи акушерки КУЧЕРЯВЕНКО, которая боится своих пациенток, ведь нет у неё инженерной жилки! Задача медвуза состоит не только в передаче Вам, будущим медикам, необходимого объёма знаний медицинских и физических наук и их новейших достижений. Важно не образование как таковое, а развитие в каждом студенте самостоятельного творческого мышления. И не только в области «где и как подработать». Вот таким отсутствием самостоятельного и независимого творческого мышления и страдают медики за редчайшим исключением.

 

«И это совершенно естественно, что я как психиатр (это значит - врачеватель душ) пришёл к подобной мысли, ведь в первую очередь меня интересует, каким образом я смогу помочь своим пациентам вернуться к исходным здоровым основаниям. Я уже понял, что для этого необходимо множество самых разных знаний. В конце концов и медицина пришла к тому же. Её прогресс обусловлен не трюками и чудесами исцеления, не упрощением метода, наоборот, она достигла невиданной доселе сложности, и не в последнюю очередь за счёт знаний, заимствованных из других областей. Таким образом, я не собираюсь доказывать что бы то ни было в отношении других дисциплин, я просто пытаюсь использовать их опыт в своей собственной области. Разумеется, я должен пояснить, в чём состоит такого рода обращение и каковы его последствия. Безусловно, в такой ситуации, на стыке различных дисциплин, когда знания одной науки применяются в практике другой, мы открываем для себя множество неожиданных вещей. Что, если бы рентгеновское излучение оставалось лишь в сфере деятельности физиков и не использовалось бы в медицине? К тому же, если врачей занимают возможные опасные последствия радиационной терапии, то для физиков, которые используют радиацию совсем по-другому и в других целях, это вполне может не представлять обязательного интереса. Не сочтём же мы в самом деле, что врач вторгается в чужие владения, обнаруживая губительные или целебные свойства проникающего излучения.» (ЮНГ, К.Г «Воспоминания, сновидения, размышления», Москва, издательство «Аст», Львов, издательство «Инициатива», 1998 г., стр. 424)

 

Пусть уж лучше такие великие «дилетанты» займутся несвойственной им областью знаний, чем передовериться неким серым личностям, серым кардиналам, охраняющих наше здоровье от нас самих. А что касается специальных медицинских знаний, то ведь есть, помимо практической работы, которой мы занимаемся, ещё и магазины «Медкнига». Где при соответствующем интересе можно купить книжку, и, может быть, даже не одну, и уточнить «что и как». У нас всё люди с высшим образованием, имеющие опыт самостоятельной работы с научной книгой. Слесарей нет. Если человек талантлив, то он наверняка при желании способен освоить другое дело.

Современный врач, как правило, не является интеллигентным. Я уж не говорю о среднем медицинском звене. Какая мы, нынешний российский народ, по сути интеллигенция! Образование как таковое ума не прибавляет. Интеллигентность должна передаваться из поколения в поколение, от души к душе, стать сутью семьи. Подавляющее же большинство нынешних россиян выросло из рабочих и крестьян. Интеллигентность в СССР определялась не кровным происхождением, а родом занятий.

Современные медвузы и медучилища скатились до уровня послевоенных «ремеслух». Мед. училища, где девчушки, вчерашние десятиклассницы, учатся пить, курить и одновременно говорить по-латыни. Врачи и преподаватели, Ваша беда не в отсутствии профессиональных навыков. Боже упаси! Лучше всего у Вас как раз получается «отрезать и пришить». Но кто из Вас ведёт здоровый образ жизни? Кто же будет учить студентов, а они в свою очередь пациентов, не пить, не курить, а наоборот купаться в проруби, раздельно питаться, уметь сделать физическую зарядку? Нельзя доверять лечение своего тела человеку, ведущему нездоровый образ жизни. Это преступно, как преступны милиционер-взяточник и кричащий на покупателя продавец. Так и нездоровый врач должен быть опасен для поддержания нашего здоровья!

«Официальная медицина постоянно ссылается на «фактор риска», оправдывая полную «медикализацию» процесса родов и дискредитируя все альтернативные подходы, будь то домашние роды, родильные центры вне стен больницы или родильные отделения при больницах, такие, как в Питивьере. Однако это совершенно не означает, что официально-медицинский подход (который предполагает широкое применение седативных препаратов, искусственных гормонов, используемых для ускорения родов, эпидуральную и другие виды анестезии, применение щипцов и ежедневные кесаревы сечения), уменьшает вероятность риска, так как многие медицинские вмешательства на самом деле несут с собой опасность дополнительного риска. Кроме того, ориентация на случаи высокого риска не служит интересам огромного большинства женщин, у которых беременность и роды протекают нормально. К сожалению, большинство врачей утверждают, что здоровье - это просто отсутствие болезни. В результате такого подхода врачи и студенты-медики часто обращаются к акушерству только в той его части, где оно рассматривает патологию. Они тратят основное время учёбы на подготовку ко всевозможным осложнениям, которые могут возникнуть во время беременности и родов. Студенты изучают всё, что относится к отслоению плаценты и острому токсикозу, но к тому времени, как они начинают работать врачами, они очень мало знают о физиологии нормальных родов и совершенно невежественны в отношении тех явлений, которые характерны для процесса беременности и родов и не являются причиной для беспокойства. В результате они рассматривают роды, любые роды, как потенциальную проблему.» Замечательные слова Мишеля ОДЕНА из его книги «Возрождённые роды. Книга о том, какими могут и должны быть роды», Москва, Центр Родительской Культуры «Аква», 1994 год, стр. 102-103.

А.С.ПУШКИН писал своей молодой жене, советуя не читать некоторые книги: «Не марай воображения!» К моему великому сожалению, медицинское образование зачастую лишь марает молодую голову патологией, по существу не давая комплексного, энциклопедического представления о человеке. Именно такое измаранное воображение медика и не даёт ему возможность пробовать домашние, и уж тем более водные роды.

Родной наш отечественный врач - специалист второго сорта, как почти любой отечественный продукт в сравнении с импортным. Родной наш врач лечит болезнь, зачастую выискивая её там, где её и в помине нет. А должен он поддерживать здоровье. Вам никогда не приходила мысль, что мы не хотим быть как Вы, жить и действовать Вашими методами. Слишком уж они неприглядны. К вопросу о нашем медобразовании. Мы не хотим принимать этот яд внутрь. Он отравит нас, как уже отравил Вас. Он сделает нас похожими как две капли воды на Вас. Говорил же М. МОНТЕНЬ «Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.» «Наука без совести - яд для души» писал ещё РАБЛЕ. Да и АРИСТОТЕЛЬ всегда подчёркивал, что «сомнение - начало мудрости».

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.33.139 (0.022 с.)