ТОП 10:

Народы Папуасии (Новой Гвинеи)



Новая Гвинея — второй по величине остров мира—в настоящее время подразделяется в политическом отношении на две части. Во­сточная ее часть образует основной массив государства Папуа Новая Гвинея (которое включает, кроме того, архипелаг Бисмарка, Бугенвиль и некоторые другие острова), за­падная (Ириан-Джая) — входит в состав Ин­донезии.

Подавляющее большинство населения ост­рова (свыше 90%) составляют папуасские на­роды (так обычно называют большую часть коренного новогвинейского населения, кото­рая говорит на различных языках, не входя­щих в австронезийскую семью). Общее число папуасов превышает 3 млн. В этническом от­ношении папуасское население делится почти на 700 отдельных этносов. Языки, на которых говорят эти народы, не образуют единой генетической группы, а распределяются меж­ду несколькими не родственными между со­бой филами, или надсемьями. Самой крупной из них является трансновогвинейская н ад-семья, на языках которой говорит 85% всех папуасов и которая распространена в преде­лах большей части Новой Гвинеи, кроме не­которых ее периферийных районов. Языки следующей по величине надсемьи сепик-раму (северо-западная часть Папуа Новой Гвинеи) являются родными для 8% всех папуасов. Ос­тальные 7% папуасского населения говорят на языках надсемей торричелли (также севе­ро-запад Папуа Новой Гвинеи), западнопапуасской (крайний запад Ириан-Джая) и ряда других, а также на нескольких совершенно изолированных языках.

Большая часть папуасских народов очень невелика и насчитывает от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Самые крупные из папуасских этносов: энга (почти 200 тыс.), чимбу (около 180 тыс.), хаген, или медлпа (более 130 тыс.), и камано (свыше 110 тыс. человек). Все эти народы относятся к транс­новогвинейской языковой надсемье и живут на Центральном нагорье.

Кроме папуасов на Новой Гвинее обитают также народы, говорящие на австронезийских языках. Их обычно называют меланезийцами. Они расселены в нескольких прибрежных районах острова, самым крупным из которых является область бассейна реки Маркхэм. По своей численности (около 200 тыс.) мелане­зийцы сильно уступают папуасам.

В антропологическом отношении среди ко­ренного австралоидного населения Новой Гви­неи различают два основных типа, идентичных по названию с этно-языковыми группами ост­рова: папуасский и меланезийский. Для обоих типов характерны темная кожа, курчавые во­лосы, толстые губы, широкий нос, однако представители папуасского типа выделяются более узким лицом и особенно своеобразной формой носа, имеющего крючковидный изгиб в хрящевой части (так называемый ложносе-митический нос). Хотя говорящие на папуас­ских языках группы обычно принадлежат к папуасскому типу, а на австронезийских — к меланезийскому, полного соответствия здесь не наблюдается.

По своим занятиям подавляющее большин­ство папуасов — мотыжные земледельцы. Основные возделываемые культуры — таро, ямс, батат, бананы, сахарный тростник, коко­совая и саговая пальма, хлебное дерево. Сей­час у папуасов можно встретить и заимство­ванные от европейцев культуры (бобы, кар­тофель, выращиваемое как товарная культура кофейное дерево и т. д.). Традиционные ору­дия — каменный топор или тесло, сажальный кол и узкая лопата. Реже встречаются моты­ги. Каменный топор и тесло постепенно вы­тесняются железными топорами и ножами, традиционные орудия огородничества дер­жатся более стойко.

Выдающийся русский этнограф Н. Н. Мик­лухо-Маклай, проведший более двух лет сре­ди папуасов, так описывал их подсечно-огневой способ обработки земли. Папуасы, «выбрав участок земли для плантации, сру­бают подлесок, а затем и более крупные сучья больших деревьев... Срубленное быстро увядает и засыхает. Тогда разводят огонь и сжигают срубленный кустарник и засохшие сучья. Остаются только большие деревья, их постепенно поджигают у корня несколько дней подряд, а иногда и срубают большими каменными топорами». На расчищенном участ­ке мужчины вскапывают землю, глубоко вты­кая сажальные колы в землю. Женщины и дети размельчают и растирают вскопанную землю. После следует посадка, уход за уча­стком и сбор урожая, причем все эти работы выполняют женщины. Подобным же образом ведутся земледельческие работы и в насто­ящее время.

Из домашних животных папуасы разводят свиней, кур и собак.

Земледелие обычно совмещается с охотой. Охотятся папуасы с помощью копья, лука и стрел. Объектом охоты служат дикие свиньи, казуары, мелкие птицы, кускусы, ящерицы, змеи.

Рыболовство, если не считать нескольких прибрежных поселений, развито слабо.

Ремесло пока не отделилось от земледе­лия. Еще недавно все орудия, с помощью которых трудился папуас, изготовлялись из дерева, камня, кости, раковин. Из этого же материала делалось и оружие, как охотничье, так и боевое (здесь помимо одинакового с охотой оружия применялись также деревян­ные палицы и щиты, костяные кинжалы, тростниковые панцири). Как уже отмечалось, сейчас все шире распространяются более со­вершенные, покупные орудия, но многое папуасы по-прежнему делают сами: лодки, часть орудий труда, одежду, утварь и т. д.

Из выше сказанного следует, что для папу­асов характерен хозяйственно-культурный тип ручных земледельцев. Однако к этому типу принадлежит не все папуасское население. В ряде болотистых районов Новой Гвинеи (например, по реке Баму), сохранился и дру­гой, более примитивный хозяйственно-куль­турный тип, где основным занятием населе­ния является сбор плодов дикорастущей саго­вой пальмы.

Папуасы селятся обычно небольшими де­ревнями. В большинстве папуасских деревень число жителей не превышает 100—150 чело­век. Сельские поселения, в которых прожи­вает свыше 1 тыс. человек, встречаются редко.

Как и в некоторых других районах Океа­нии, в деревнях Новой Гвинеи взрослые муж­чины живут отдельно от остальных жителей, в особом мужском доме, что отражает имев­шее здесь место поло-возрастное разделение труда.

Хижины — свайного типа или наземные. Пол в свайных постройках — из бамбуковых стволов, в наземных — земляной. Стены со­оружаются из бамбука и древесной коры, иногда — из грубо обработанных досок. Хи­жины кроются пальмовыми листьями. Форма дома прямоугольная, реже — круглая.

Традиционное жилище сохраняется доволь­но стойко. Домов современного типа в де­ревнях довольно мало.

Одежда мужчин-папуасов состоит из поя­са, изготовленного из тапы (вымоченной и отбитой древесной коры). Он несколько раз обертывается вокруг бедер и пропускается между ног. Женская одежда представляет собой юбочку из растительных волокон или травы.

Украшения носят преимущественно муж­чины. Это браслеты, ожерелья, своеобраз­ные серьги, носовые вставки и т. д. Украше­нием служат также татуировка и окраска тела. Женщины украшают себя значительно реже.

Европейская одежда проникла на Новую Гвинею еще слабо, главным образом в город­ские поселения. Однако некоторые элементы традиционной одежды, например юбки, стали часто делать из покупного современного ма­териала.

Пища в основном растительного происхож­дения. Мясо (свиней, кур, собак, а сейчас иногда и кошек) употребляют редко. Приго­товляют пищу в земляной печи, в золе или на открытом огне. Огонь прежде добывали трением, однако в настоящее время для этой цели применяются купленные или выменян­ные спички. Покупают теперь и соль (раньше добывали из золы), сахар и некоторые другие продукты.

Общественный строй папуасов сложен, некоторые элементы их социальной организа­ции кажутся на первый взгляд запутанными, что в значительной мере связано с недоста­точной еще изученностью общественных от­ношений у папуасских народов.

Папуасы делятся на племена, но они, как и у австралийцев, представляют собой скорее не социально-потестарные, а этнические общ­ности. Это довольно аморфные объедине­ния, связанные единством языка и культуры, но не имеющие какой-либо племенной орга­низации, племенных вождей и т. п.

Род у папуасов отцовский, точнее ранняя его форма (материнский род встречается на Новой Гвинее только у меланезийцев). Не­сколько родов как правило объединены в со­юзы, но это не племена, а либо группа ро­дов, связанная общностью происхождения (т. е. фактически фратрия), либо группа со­седних родов, находящихся в постоянном контакте. Союз родов — самая крупная соци­альная организация, какая имелась у папуа­сов к моменту контактов с европейцами.

Основными хозяйственными ячейками на Новой Гвинее являются общины. Среди них выделяются три основные группы, различаю­щиеся в зависимости от соотношения общин­ного и семейного начал. Наиболее распрост­ранена родовая община. Для нее характерна общинная собственность на результаты сов­местной трудовой деятельности ее членов. Вместе с тем в рамках общинной собственно­сти имеются также владения частей общины и личные. В родовой общине отсутствуют на­следственные вожди, а авторитета и руково­дящего положения ее члены добиваются в силу своих личных качеств. Важным призна­ком родовой общины является то, что боль­шая ее часть (мужчины, их сестры и дочери) принадлежат к одному роду. Вне этого рода только те женщины, которые попадают в общину в результате брака с кем-нибудь из общинников.

 

Гораздо реже встречается у папуасов дру­гая форма—- гетерогенная община, гДе хозяиство ведется преимущественно отдельны­ми частями общины (большими семьями). В собственности общины остаются лишь ле­са, болота, пустоши и некоторые другие угодья; собственность же на огороды, боль­шие лодки и т. д. принадлежит большим семь­ям. Гетерогенная община в отличие от родо­вой в качестве своего основного ядра вклю­чает уже не лиц одного рода, а нескольких, правда связанных между собой родственны­ми узами.

ТреТЬЯ форма общины —соседская - воз­никла у папуасов под влиянием внешних кон­тактов с европейцами и индонезийцами и обычно распространена в сельских поселе­ниях, расположенных поблизости от городов.

У папуасов встречаются как парные семьи, состоящие из мужа, жены и их детей, так и большие семьи, объединяющие несколько родственных парных семей.

Весьма оригинальна и духовная культура папуасов. Традиционные верования папуасских народов заметно различаются между собой. У некоторых групп (например, маринданим) важную роль играла такая примитивная фор­ма религии, как тотемизм. Весьма широкое распространение получила также вера в ма­гию. Для многих групп папуасов было характерно почитание предков в примитивной фор­ме культа черепов.

Деятельность миссионеров на Новой Гви­нее, особенно активизировавшаяся за послед­ние десятилетия, привела к тому, что сейчас большая часть населения острова формально исповедует христианство (в форме протестан­тизма и католицизма). Однако очень часто христианизация папуасов носит поверхностный характер. Кроме того, в последнее время здесь наблюдается тенденция к созданию отдельных христианских церквей, более или менее независимых от миссионерских орга­низаций.

С традиционными верованиями тесно свя­зан папуасский фольклор. Так, у маринд-аним широко бытуют мифы о деяниях тотемических предков полуживотной-получеловеческой природы, так называемых демов. Распростра­нены у папуасских племен и различные сказ­ки о духах, носящие не столько магический, сколько нравоучительный характер.

Большое развитие получило у папуасов прикладное искусство, в частности художест­венная резьба по дереву.

Вековая отсталость папуасских народов пос­ле освобождения от колониальной зависимо­сти начинает постепенно преодолеваться. Правительство независимой Папуа Новой Гви­неи проводит различные мероприятия с целью подъема экономического и культурно­го уровня населения, однако на пути ликви­дации тяжкого колониального наследия пока еще стоит немало препятствий.

 

Народы Меланезии

Меланезия (здесь этот регион рассматрива­ется в узком его понимании, о котором гово­рилось выше) имеет весьма сложный этниче­ский состав населения, хотя все же уступает в этом отношении Папуасии. В Меланезии проживает более 200 этносов. Так же как в Папуасии, они подразделяются по языку на две основные группы: народы, говорящие на австронезийских языках, и народы, говорящие на папуасских языках. Однако соотношение этих групп в Меланезии иное, чем на Новой Гвинее: здесь резко преобладают австронезийскоязычные группы (свыше 0,6 млн. чело­век), папуасов же сравнительно немного (не­сколько больше 70 тыс.).

Все распространенные в Меланезии авст­ронезийские языки относятся к восточноавстронезийской, или океанийской, ветви. Океа­нийская ветвь распадается на ряд групп, круп­нейшей из которых является восточноокеанийская. Народы, говорящие на языках восточноокеанийской группы, живут на север­ных и центральных островах из архипелага Новых Гебрид, островах Банкс и юго-восточ­ных островах из группы Соломоновых. К восточноокеанийской группе относятся по языку и так называемые «внешние полинезийцы» — население небольших полинезийских колоний на некоторых периферийных островах Мела­незии (Тикопиа, Реннелл и др.). Народы, от­носящиеся по языку к другим группам оке­анийской ветви, расселены в некоторых районах Новой Гвинеи, на архипелаге Бис­марка, островах Д'Антркосто и Тробриан, ар­хипелаге Луизиада, в северо-западной части Соломоновых островов, в южной, а отчасти и в северной части архипелага Новых Гебрид.

Этносы, говорящие на папуасских языках (в Меланезии представлена восточнопапуасская надсемья), обитают на архипелаге Бис­марка (главным образом на северо-востоке Новой Британии), некоторых из Соломоновых островов (Велья-Лавелья и др.).

Народы Меланезии невелики. Самый круп­ный из них — толаи на Новой Британии насчитывает около 90 тыс. человек, численность же большинства других этносов составляет лишь несколько сот или несколько тысяч человек.

Среди коренного населения Меланезии преобладает меланезийский антропологичес­кий тип, для которого характерны темная ко­жа, толстые губы, широкий нос, умеренно курчавые волосы, среднеширокое лицо.

Большую часть коренного населения Ме­ланезии (кроме папуасов и полинезийцев) при­нято называть меланезийцами, хотя, как уже отмечалось, эта группа не имеет генетическо­го характера.

Основное занятие меланезийцев — ручное земледелие. Важнейшие из возделываемых культур — ямс, таро, кокосовая пальма, хлеб­ное дерево, банан, пизанг, саговая пальма. Кокосовая пальма является сейчас главной товарной культурой. В последние десятиле­тия добавился ряд новых культур: какао-бо­бы, маниока и др.

В Меланезии распространена подсечно-огневая система земледелия: подготовка но­вого участка к посеву напоминает аналогич­ную процедуру в Папуасии.

Вторая по значению отрасль экономики — рыболовство (почти исключительно морское), причем на небольших островах эта отрасль иногда служит единственным средством су­ществования. Рыболовные снасти весьма раз­нообразны: различные сети, верши, корзины, заколы, крючки. Рыбу бьют также острогой, стреляют в нее из лука, травят ядом. Рыболовство в Меланезии считается исключитель­но мужским занятием. Охота в связи с бед­ностью животного мира никогда не имела существенного значения. Главный объект охо­ты — птицы, охотничьим оружием служат копье и пук со стрелами.

В Меланезии до контактов с европейцами были известны три вида домашних животных: свинья, собака и курица. Сейчас на острова завезены также крупный рогатый скот, овцы, козы.

Из отраслей ремесла, которое к моменту европейской колонизации лишь начинало обособляться в самостоятельное занятие, весьма развито плетение из растительных волокон циновок, корзин, сумок и т. п. Ткачество по­давляющему большинству меланезийцев (кро­ме жителей архипелага Санта-Крус и некото­рых других мелких островов) было неизвестно и вместо тканей часть меланезийцев изготов­ляла из отбитой колотушками древесной ко­ры особую материю — тапу. Слабое развитие получило и гончарство, на многих островах оно совсем отсутствовало. Интересно отметить, что гончарством занимаются только жен­щины.

В предколонизационный период мелане­зийцы, так же как и другие народы Океании, не знали металла. Производимые ими орудия и оружие изготовлялись из камня, раковин, черепаховых панцирей, костей, зубов живот­ных и, конечно, из дерева и бамбука. Глав­ным каменным орудием был искусно отпо­лированный и вправленный в деревянную ру­коять топор. Из боевого оружия больше всего была распространена палица. Приме­нялись также копье, лук и стрелы, праща, боевой топор, кинжал. В настоящее время традиционные орудия довольно быстро усту­пают место покупным изделиям, изготовлен­ным из железа и других современных мате­риалов.

Меланезийцы до сих пор остаются в ос­новном сельскими жителями. Они живут либо в многодворных деревнях, либо в поселках-однодворках.

В большинстве случаев меланезийские тра­диционные дома прямоугольные в плане. Как

правило, крыша у них массивна и нависает над стенами. По форме она двускатная, слег­ка выпуклая. В качестве кровельного матери­ала используются листья пальмы, банана или пандануса. Стены делаются из плетня, цино­вок, травы, досок, бамбука, тростника. Иногда стен нет совсем и жилище состоит из крыши на столбах. Встречаются дома на каменных фундаментах. Гораздо реже, чем прямоуголь­ные, строят овальные и круглые в плане хи­жины (Новая Британия, Новая Ирландия). Кроме жилищ для отдельных семей в Мела­незии прежде были широко распространены весьма вместительные мужские дома.

Сейчас наряду с традиционными жилища­ми, которые пока преобладают, в меланезий­ских деревнях и особенно в городах можно встретить также дома, построенные по европейскому плану или с применением современ­ных строительных материалов. В них живут иностранцы и обеспеченные аборигены.

Из средств передвижения важнейшее зна­чение по-прежнему сохраняют лодки. На Но­вых Гебридах до сих пор используются одно­деревки, выдолбленные из ствола хлебного дерева. Имеются также крупные, сшитые из досок лодки. Весьма характерен для Мела­незии балансир — прикрепленное поперечны­ми жердями бревно, придающее судну устой­чивость. Лодки снабжены веслами, однако иногда имеется и парус.

Одежда меланезийцев в доколониаль­ные времена была минимальной. Кое-где сна отсутствовала совсем. В большинстве же слу­чаев одеждой служили набедренные повязки, передники, юбочки, пояса с пучком травы спереди. Они изготовлялись из тапы, травы, листьев, циновок и другого материала.

В одежде элементы нового потеснили традицию гораздо существеннее, чем в жи­лище. В меланезийских поселениях можно встретить немало людей, одетых в современ­ный европейский костюм. Вместе с тем а деревнях, особенно во внутренних районах островов, по-прежнему широко бытует тради­ционная одежда. Сохраняются кое-где в Ме­ланезии и традиционные украшения (гребни, серьги, ожерелья, браслеты и т. д.), причем их носят преимущественно мужчины.

Пищу меланезийцу приносит прежде всего его хозяйство. Свиное мясо, как, впрочем, и мясные продукты других видов, употребляют­ся редко. Зато довольно часто аборигены едят рыбу. Мясо и рыба приготовляются обычно в земляной печи. Огонь прежде до­бывался почти повсюду «выпахиванием» (тре­нием острым концом палочки вдоль дощеч­ки). Сейчас используют покупные спички. Что же касается состава пищи и способов ее приготовления, то здесь традиция держит­ся очень прочно.

По уровню общественного развития ме­ланезийцы превосходили папуасов, но замет­но уступали своим восточным соседям — по­линезийцам. В целом можно сказать, что основная часть меланезийцев (не считая фид­жийцев и новокаледонцев) находилась на ранней стадии разложения первобытнообщин­ного строя.

Большие споры вызывает среди ученых вопрос о наличии в Меланезии племен. Если не считать Новой Каледонии и Фиджи, то племенная организация существовала только на южных островах архипелага Новых Гебрид, выделявшихся вообще более высоким уров­нем социального развития. В других местах племена существуют лишь в качестве этниче­ских общностей; известны и острова, главным образом небольшие, где племен совсем нет, а бытуют рано сложившиеся экстерритори­альные общности.

Наиболее характерной общественной орга­низацией является сельская община. Внутри общины выделяется несколько больших се­мей, которые могут принадлежать к разным родам. Собственность на все земельные угодья обычно общедеревенская, однако каж­дая семья или отдельное лицо, обработавшие конкретный участок, сохраняют право на эту землю в течение всего времени, пока ее возделывают.

Род на большинстве островов Меланезии (кроме ее южной части) — материнский. По­всюду строго соблюдается обычай экзогамии. Жена обычно поселяется в общине мужа.

Разложение первобытнообщинных отноше­ний в доколониальной Меланезии проявилось, в частности, в заметном имущественном и социальном неравенстве. Выделились богатые «большие люди» (часто вожди), скопившие Немалые материальные ценности. Накоплению богатств спосо6ствовал широко развитый об­мен (в этом отношении Меланезия превосхо­дила все другие районы Океании). Роль все­общего эквивалента при обмене на некото­рых островах играли связки отшлифованных раковин, циновки и ряд других изделий. Осо­бая форма ритуального обмена — кула — сло­жилась на островах Тробриан: сделанные из раковин браслеты и ожерелья все время обменивали друг на друга, в результате чего они постоянно циркулировали по всему ар­хипелагу.

В ряде районов Меланезии материнский род распался, сменившись отцовским родом. Средством борьбы с материнско-родовыми устоями, а также органом общественной власти выделившейся богатой верхушки стали «мужские союзы» — своеобразные внеродовые объединения мужчин. Терроризируя население, члены мужских союзов держали в повиновении не вступивших в союз общин­ников и использовали это для дальнейшего своего обогащения.

Установление колониального господства ускорило шедший в Меланезии процесс раз­ложения первобытного общества. Колониаль­ная администрация делала все от нее завися­щее, чтобы утвердить взамен отмирающих традиционных устоев нормы буржуазного об­щественно-семейного быта.

Подобные же мероприятия проводились и в области духовной культуры, в частности в религии. Сейчас подавляющее большинство населения Меланезии христианизировано. На Новых Гебридах христиане (пресвитериане и др.) образуют 84% населения, а на Соло­моновых Островах (англикане и др.) — даже 95%. Однако христианизация в ряде случаев имеет здесь, как и на Новой Гвинее, поверх­ностный, формальный характер.

Наиболее типичным традиционным верова­нием Меланезии является вера в некую без­личную силу «мана». Мана, по представлени­ям меланезийцев, присуща разным предме­там и явлениям природы, отдельным могу­щественным людям, их душам после смерти, а также всевозможным духам. Распростране­ние получили также анимистические верова­ния, культ предков, разные формы магии. Меланезийцам не были известны великие бо­ги, возвышавшиеся над общим сонмом духов. Культ отправляли колдуны, гадатели, шаманы и т. д.

В отличие от фольклора папуасов мелане­зийский фольклор не столь тесно связан с религиозными верованиями. Он представлен мифологическим эпосом, где повествуется о культурных героях (часто в этой роли высту­пают братья — «умный» и «глупый»); расска­зами типа быличек о встречах людей с духа­ми; сказками, анекдотами, историческими преданиями.

Традиционное изобразительное искусство Меланезии хорошо сохранилось вплоть до нашего времени. Искусство это носит в значи­тельной мере прикладной характер. Так, тща­тельно орнаментируются разные предметы утвари, лодки, оружие. Орнамент сильно стилизован, он может наноситься красками или резьбой. Из дерева вырезают статуи, го­ловы, а также маски и наголовники. Прежде художественная пластика была тесно связана с культом.

Самобытно и меланезийское музыкальное искусство. Мелодический строй обычно основан на пятиступенной гамме. Из музыкальных инструментов представлены ударные — барабаны или чаще гонги, и духовые — рог из раковины, разного рода флейты. Музыка всегда сопровождает пляски, в которых обыч­но присутствует изобразительный элемент (имитируются трудовые операции, военные действия и т. д.).

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.014 с.)