ТОП 10:

Женская и мужская социализация



Но женское, как и мужское не есть нечто одномерное и одинаковое. В разных ситуациях разные женщины (мужчины) могут вести себя по-разному. Это различие авторы книги «Женщина в мужском мире» обозначают термином «социализация», как обозначение способа включения в социальную жизнь. В качестве основных способов взаимодействия женщины с социальным миром выделяют такие четыре формы как «хозяйка», «воин», «приз», «муза».

Женщина-хозяйка в качестве места силы, творчества имеет, естественно, дом. То есть такая женщина будет стараться любое место, где она бывает, включая и рабочее, превратить в маленький дом. Это необязательно домохозяйка, она может быть и премьер-министром. Восприятие всей территории, которая находиться в сфере ее влияния как целого, за которое она несет ответственность – все это входит в образ хозяйской социализации.

Женщина – воин характеризуется большой социальной активностью. Дом для них - это блиндаж, место, где можно отдохнуть. Такие женщины идут в политику и бизнес, могут добиваться, требовать и просить, используя все свои, в том числе и женские, средства. Основная черта – это целевая направленность.

Женщина-приз. Они всегда чуть-чуть над землей. Ее место творчества – презентация, представительство того мира, того учреждения, того знания, которому она принадлежит. Женщину-приз приглашают с собой особенно тогда, когда идут встречаться с незнакомыми людьми, нужными для дела. И она, иногда даже не произнеся ни слова, может гораздо лучше уладить любое дело, чем ее коллеги.

Женщина-муза. Такой тип социализации встречается наиболее редко. Ее место творчества – вдохновительское поведение, а это очень тяжелая работа. Такой способ поведения обрекает ее на одиночество, на тот период, пока будет так реализовываться.

Мужские способы социализации обозначаются почти близкими понятиями: «хозяин», «воин», «подарок», «авантюрист». Мужчина-хозяин схож по своей социализации с Хозяйкой. Мужчина-воин – это борец, социальный идеал мужчины. Мужчина-подарок – это душа компании, он умеет развеселить, создать хорошее настроение, вокруг него всегда много женщин. Он делает карьеру не способом пробивания, а путем увеличения цены собственного подарка. Мужчина-авантюрист – это искатель, первооткрыватель, редко попадает в поле зрения. Они могут вдохновлять женщин на рискованные и неожиданные поступки.

Используя эту типологию, можно представить различные типы отношений, в зависимости от того или иного сочетания. Например, женщина-хозяйка и мужчина–воин. Это классический вариант. А женщина-муза и мужчина-авантюрист. Наверное, очень красиво и очень недолговечно. Женщина-воин и мужчина-подарок. Она его завоевала и будет охранять. Или пойдет дальше завоевывать еще более ценные подарки.

 

Часть 2

Любовь и Не-любовь

Не-любовь

«Любовь»... Это понятие вызывает больше лирические, нежели научные ассоциации, а тема любви гораздо больше проработана в литературе и в искусстве. «Ромео и Джульетта», «Анна Каренина», «Тихий Дон», «Красное и черное» - этот список можно продолжать бесконечно. Психология этому мало, что может противопоставить, разве что «Искусство любви» Э. Фромма, изданного в 1962 году. Возможно, именно искусство ближе сегодня к пониманию природы любви, чем наука, в том числе и психологическая. Не в последнюю очередь это связано с крайне расширительной трактовкой понятия “любовь”, что делает ее очень сложным объектом для исследований.

Несмотря на общие источники социокультурного происхождения (мифы, книги, средства массовой коммуникации) единого, конвенциального понятия любви нет. Выработка точного определения этого понятия, несомненно, имеет большое значение. На сегодня понятие “любовь” является чаще всего синонимом любого рода благополучных межличностных отношений. Эта неясность порождает такие же неясные, противоречивые, а иногда и нереалистические ожидания между партнерами. В результате таких ожиданий порождаются неверные предсказания и неадекватные расчеты во взаимоотношениях, что является одной из существенных причин кризисов семьи, увеличения уровня одиночества, невротизации, количества сиуцидальных попыток.

Разумеется, любовь - это слишком большое и слишком глубокое понятие, чтобы быть полностью понятым, измеренным и описанным при помощи слов. Наличие предрассудков, иллюзий и заблуждений весьма характерно, когда затрагивается тема о природе любви. Это происходит, в частности, и потому, что в связи с ее таинственной сущностью о любви распространяется масса неправильных представлений. Поэтому для начала я решил ограничиться изучением прежде всего того, что приписывается любви, но таковой не является. В качестве предмета данного исследования были выбраны такие, своего рода, мифы о любви. Надеюсь, что это несколько сузит круг изучаемого мной явления и поможет в дальнейшем “от противного “ определить какие-то сущностные характеристики любви в узком смысле этого слова.

 

Любовь и виды аттракций

Как уже отмечалось, понятие “любовь” имеет широкое толкование, что делает ее малоподходящей для научного исследования. Чтобы избежать этого, в последние годы в отечественной и зарубежной психологии в качестве термина, родового для широкого круга феноменов эмоциональных отношений, утвердился термин “аттракция”. Термин «аттракция» представляет собой кальку с английского attraction и определяется как притяжение, как эмоциональное отношение между людьми. Можно сказать, что под аттракцией понимается любовь в широком смысле.

Учитывая то, что разные виды аттракций являются самостоятельными эмоциональными отношениями, несводимыми к пониманию любви в ее узком значении, попробуем их выделить. В качестве основных, по степени глубины, мы (совместно с Куниным Е.Е.)выделяем следующие виды эмоциональных отношений: симпатия, влюбленность, привязанность, увлеченность, невротические отношения (слияние, зависимость, самопожертвование). В каждом виде (хотя обычно они называются одним словом – «любовь») существуют свои отличия в развитии отношений. Рассмотрим их более подробно, а затем исследуем, что такое собственно «любовь» в прямом, узком смысле этого слова.

 

Симпатия

Аттракция, возникающая на самом первом этапе развития эмоциональных отношений, предстает в виде симпатии. Внешние данные, степень физической привлекательности, социально-демографические характеристики, символы социального статуса, поведенческие паттерны человека традиционно считаются главной причиной симпатии к нему со стороны других людей (Гозман Л.Я.). Такие характеристики человека открыты для наблюдения и не требуют для своего опознания сколько-нибудь длительного времени, поэтому их воздействие будет наиболее заметно на первых этапах общения. При этом следует учесть, что оценка физической привлекательности или красоты другого человека определяется степенью соответствия существующим жестким стандартам, которые можно связать с воздействия кино и телевидения, рекламирующих одни и те же образы внешности. Можно сказать, что симпатия – это эмоциональная реакция на «маску» партнера. С точки зрения продолжительности, симпатия является наиболее кратковременным и быстропроходящим видом эмоционального отношения.

 

Влюбленность

По мере развития эмоциональных отношений они могут перерасти во влюбленность, которую часто ошибочно считают проявлением любви. Классический пример влюбленности – трагедия «Ромео и Джульетта» В.Шекспира. По мнению М. С. Пека это связано с тем, что влюбленный человек переживает это чувство с такой же силой, как и любовь. Этот автор выделяет две закономерности, которые отмечают разницу между влюбленностью и любовью.

Первая заключается в том, что влюбленность имеет специфическую связь с эротическим чувством, т. е. имеет под собой осознанную или неосознанную сексуальную мотивацию, “самоинтерпретацию физиологического возбуждения”. Вторая закономерность заключается в том, что влюбленность обычно скоро проходит, т.к. физиологическое возбуждение не может быть постоянным.

Другой характеристикой влюбленности является быстрота возникновения этого чувства («любовь с первого взгляда» - это про влюбленность), кратковременность (не более двух лет) и такой же быстрый спад.

Еще одно из отличий влюбленности заключается в том, что она является отношением нормативным и поэтому зачастую безличным. В определенный период жизни человека нормы общества требуют от него влюбиться в другого человека противоположного пола.

Основным механизмом возникновения влюбленности является эмоциональная реакция на ролевое поведение другого человека. Если в какой-то степени человек какой-то частью своего поведения будет соответствовать моему представлению об идеале («удачно сыграет свою роль»), то я моментально на него этот идеал достраиваю. При этом восприятие становится избирательным. Влюбленные воспринимают друг друга как бы сквозь особый фильтр, состоящий из того, как они ценимы, любимы и пр. “Из всего того, что они могут заменить ... они воспринимают то, что соответствует желаемым состояниям ума и тела, что больше всего нравится” (Пек М.С.).

Особенность этих фильтров в том, что они пропускают и увеличивают только достоинства, даже самые маленькие, а недостатки не значительно преуменьшаются. Поэтому влюбленность называется «аффективной аттракцией». Период влюбленности - это период ожидания, эспектакций: «Я не знаю человека, какой он на самом деле, но думаю, что он самый лучший, хороший, добрый и т. п.». Через некоторое время эти ожидания рассеивания, и сквозь нашу мечту начинает проявляться реальный человек. «Я то думала, а он вон какой оказался» - с этих слов влюбленность начинает резко идти на убыль. Фильтры в очках меняются. Теперь достоинства уменьшаются, а зато недостатки, пусть даже очень незначительные, начинают расти и увеличиваться в наших глазах.

В каком то смысле влюбленность сродни кратковременному сумасшествию. Так же, как и сумасшедший, человек влюбляется не в реальность, а в свой внутренний образ, в свой идеал (каким должен быть другой человек). И при расхождении идеала с реальностью, он вместо изменения своего идеала сохраняет его, но прерывает контакт с реальностью.

Влюбленность боится реальности, для нее необходима тайна, недосказанность, туман. Это позволяет достаточно долго оставлять в силе свое идеальное представление. Очень хорошо влюбляться по переписке, или в актеров, т.е. когда реальные отношения не грозят.

Близким к понятию “влюбленность” и отчасти объясняющий ее природу является феномен перенесения. Его механизм был описан и тщательно проработан З. Фрейдом как один из важнейших для успешного психоаналитического лечения. Положительное перенесение проявляется в форме влюбленности в психоаналитика и выражается в переоценке его качеств, поглощенностью его интересами, ревностью по отношению ко всем, близким ему в жизни. Для усиления перенесения психоаналитик не сообщает о себе никакой конкретной информации, что дает возможность перенести на себя внутренний идеал клиента, быть для него своеобразным «зеркалом».

Путаница любви и влюбленности является одной из причин разводов. Исследования показывают, что наибольший процент браков происходит именно по влюбленности, которая ошибочно принимается за любовь.

 

Привязанность

Еще один вид аттракции носит название привязанность. Это также безличностные отношения, т.к. они основаны на каком-либо повторяющемся ритуале совместной деятельности. Механизм привязанности хорошо описан у А. Сент-Экзюпери в повести “Маленький принц”, когда Лис подробно описывает Маленькому принцу всю технологию создания этого вида эмоциональных отношений.

«Лис замолчал и долго смотрел на маленького принца. Потом сказал:

- Пожалуйста…приручи меня!...

- Я бы рад, - отвечал Маленький принц. – Но у меня так мало времени. Мне еще надо найти друзей и узнать разные вещи.

- Узнать можно только те вещи, которые приручишь, - сказал Лис. – У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и поэтому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!

- А что для этого надо делать? – спросил Маленький принц.

- Надо запастись терпением, - ответил Лис. – Сперва сядь вон там, поодаль, на траву – вот так. Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи. Слова только мешают понимать друг друга. Но с каждым днем садись немножко ближе…

Назавтра Маленький принц вновь пришел на то же место.

- Лучше приходи всегда в один и тот же час, - попросил Лис. – Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, то уже с трех часов я буду чувствовать себя счастливым. И чем ближе к назначенному счастью, тем счастливей. В четыре часа я начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь всякий раз в другое время, то я не знаю, к какому часу готовить свое сердце…нужно соблюдать обряды».

Так Маленький принц приручил Лиса. И при расставании Лис сделал ему замечательный подарок. Он сказал: «Вот мой секрет. Он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь».

В основе формирования привязанности лежит ритуал. Совместное, повторяющееся действо может привести к усилению эмоциональной привлекательности друг друга. Мы тратим энергию на другого, и человек постепенно становится для нас дорогим. Как говорится – «Дорогой человек – это тот, кто нам дорого достался». Проблема может возникнуть тогда, когда привязанность принимается за любовь, люди начинают жить вместе и перестают поддерживать свои ритуалы. В этом случае привязанность начинает постепенно угасать.

 

Увлеченность

Увлеченность отличается от влюбленности и привязанности уже тем, что эмоциональная реакция уже на реальное качество другого человека. При увлеченности нас привлекает нечто, что действительно существует в другом. Если влюбиться и привязаться можно практически к любому человеку, то для увлеченности нам необходимо уже увидеть в другом человеке элемент его индивидуальности. Например, у него художественный талант, или он отличный спортсмен.

Как видно из представленного обзора, каждая аттракция при ближайшем рассмотрении имеет свои достаточно четкие характеристики, отличающиеся друг от друга. Но это все «не-любовь».

 

Невротические виды «любви»

В качестве невротических видов эмоциональной связи можно выделить такие, как зависимость, слияние и самопожертвование. Они также являются достаточно распространенными заблуждениями по поводу любви.

Под зависимостью понимается неспособность человека ощущать себя самодостаточным или нормально функционировать без уверенности, что кто-то другой заботится о нем. Такие люди очень плохо переносят одиночество, жалуются на внутреннее чувство пустоты и постоянно поглощены поисками любви у всех, у кого только возможно. Основу зависимости составляет ложное убеждение, что источник любви находится в другом партнере.

Вариантами зависимости может быть слияние. При этом два человека становятся как бы одним. Это очень легко диагностируется. Например, приходит семейная пара и на мой вопрос по поводу проблемы жена говорит примерно следующее: «Сначала у НАС все было хорошо, потом МЫ стали ссориться, и теперь МЫ уже не знаем, как жить дальше вместе». Употребление слова «МЫ» является признаком слияния. Как не парадоксально, но слияние является своеобразной формой психологической защиты от подлинного контакта друг с другом. Сливаясь, мы теряем свои контактные границы и превращаемся в одно «Мы». Здоровый вид отношений строиться не на потере себя, а на резонансе друг с другом.

Ф.Перлс в качестве индикатора слияния выделял две повторяющиеся эмоции: вина и обида. Вина – это способ наказания себя за нарушение слияния, желание подстроиться под другого человека. Обида – это наказание другого за то, что он разрушил слияние, это желание подстроить его под себя. Представим, что муж купил билеты в театр, приходит домой и приглашает туда жену. А она ему отвечает: « Ты что, какой театр?! Дома столько дел, отдай билеты соседям». Если эта пара находиться в слиянии, то муж попадает в трудную ситуацию. Ради сохранения согласия он может сделать так, как посоветовала жена и остаться дома. Но тогда у него будет на нее обида, так как он все таки хотел пойти в театр. Но если пойдет в театр, то чувство вины отравит ему все удовольствие: «Наверное, жена обиделась, потом с ним три дня разговаривать не будет. И зачем только я пошел в этот театр. Действительно, дома много работы, а я думаю только о себе».

Слияние не всегда является невротическим. Его суть заключается в воспроизводстве человеком своих внутриутробных отношений с матерью. Данный тип взаимосвязанных отношений плода с матерью здоров и нормален. Если матери плохо, то ее состояние передается ребенку и наоборот. Когда беременная женщина говорит: «Мы поели, мы погуляли», то это соответствует реальности. Слияние становится невротическим, когда после физического отделения ребенка от тела матери, способ их общения остается прежним. Например, на консультации сидим втроем, я и мама с дочкой. Я спрашиваю дочку: «А ты умеешь рисовать?». И вдруг отвечает мама: «Да. Мы уже второй год ходим в художественную школу». То есть ребенок родился, но психологического отделения не произошло, и ребенок остался в этой невидимой утробе.

Воспитание по типу «слияние» вредно прежде всего тем, что лишает человека возможности жить своей жизнью («жить свою жизнь»). Если ребенок «мой», я за него отвечаю, но я же и его контролирую. И когда такой ребенок вырастает, то у него формируется потребность в слиянии. Под видом поиска партнера для любви ищется человек, с кем можно «слиться». Поэтому явным признаком слияния, являются такие выражения как, например, «Если ты от меня уйдешь, я буду страдать». Б.Хеллингер считает, что если такое прозвучало, то надо немедленно уходить, иначе будут проблемы.

В основе поддержания отношений по типу «слияние» лежит страх одиночества. Поэтому противодействием слиянию может быть такая установка: «Мне с тобой хорошо, мне и без тебя хорошо». То есть мое «хорошо» не зависит от другого человека. С этой точки зрения, условно можно выделить два вида отношений – от недостатка и от избытка. Слияние – это как раз от недостатка. Когда люди утверждают, что не могут жить друг без друга, то подразумевается, что они почти что «сиамские близнецы», или инвалиды, где каждый обслуживает другого. Когда человек может себе сам делать «хорошо», то у него есть избыток, и есть чем поделиться с другим. А как говорили древние: «Все истинное – от избытка»…

При самопожертвовании человек выступает не берущим, но дающим, однако все его «дары» имеют общую черту: «даритель» под личиной любви удовлетворяет собственные потребности, не учитывая потребности развития «получателя». Это вредно как для самого «жертвователя», так и для его подопечного.

В качестве примера приведу фрагмент консультации. Однажды ко мне пришла пожилая женщина. Она со слезами на глазах стала рассказывать о своем сыне. Все жизнь она его опекала, после школы устроила в институт. В другой город. Через полгода выяснилось, что он там не учился, да еще задолжал огромную сумму денег. Для того, чтобы его спасти, ей пришлось продать квартиру. Ее вопрос был следующий: «Что мне с ним делать, как его изменить?». Я сначала попытался перевести разговор на нее, почему это ее так волнует, как ей жить своей жизнью, а не жизнью сына. По моим правилам надо работать с тем, кто пришел. Но женщина будто меня не слышала и продолжала говорить о своем сыне.

Я понял, что нужна шоковая терапия, чтобы пробудить ее из этого депрессивного состояния. «Ситуация у вас тупиковая. Думаю, что помочь вам никак нельзя». Слова подействовали отрезвляюще. Наконец-то она услышала меня. «Почему?» - спросила она. «С одной стороны – перевоспитать сына в таком возрасте вам вряд ли удастся. С другой – вы будете продолжать заниматься его делами. Не так ли?». Она подтвердила это и спросила «Но может что-нибудь возможно сделать?». «Для этого надо как то ослабить нагрузку. Но вы же его не бросите. Отсюда получается, что есть только один выход. Чтобы вам стало легче, получается только один выход. Надо, что бы он …умер. Тогда вы перестанете страдать». Женщина задумалась, а потом сказала: «Да, и сын мне все время говорит, что думает о самоубийстве. Даже пистолет какой-то грозился достать»..

Действительно, в позиции жертвующего всегда есть скрытая агрессия к другому человеку, ведь именно он является причиной его лишений. И это подсознательная агрессия передается, но от нее трудно защититься – он же жертвует ради меня. Ни один ребенок не хочет своего счастья ценой страдания родителей. Он их любит и ради этого готов на многое. Детская логика очень проста: если мать страдает из-за меня, значит, чтобы ей стало легче, надо умереть. Так жертвенная позиция формирует у другого человека деструктивную самоубийственную позицию.

 

Отрывок из ненаучной классификации неизвестного автора

«Ваше сердце бешено бьётся, а дыхание захватывает?

-Это не Любовь, это Симпатия.

Вам трудно даже физически оторваться друг от друга?

- Это не Любовь, это Вожделение.

Вы гордитесь своим партнёром?

-Это не Любовь, это Удача.

Вы хотите всегда быть с партнёром?

-Это не Любовь, это Одиночество.

Вы с ним/ней, потому что так надо?

-Это не Любовь, это Преданность.

Вы поддерживаете партнёра только, чтобы не обидеть?

-Это не Любовь, это Жалость.

Вы с партнёром ради единственного поцелуя?

-Это не Любовь, это Неуверенность.

Вы принадлежите партнёру, потому что не можете ничего с этим поделать?

-Это не Любовь, это Сильное Увлечение..

Вы прощаете партнёру все ошибки?

-Это не Любовь, это Дружба.

Вы каждый день твердите. Что он/она единственный/ая, о ком вы думаете всегда?

-Это не Любовь, это Ложь.

Вы готовы отдать всё ради партнёра?

-Это не Любовь, это Милосердие…

 

“Миф о любви” как одна из причин возникновения аттракции

Разумеется, вышеприведенный список видов аттракций не является окончательным. Он скорее иллюстрирует наличие различных вариантов развития эмоциональных межличностных отношений. Что же является “запускающим” фактором этих аттракций и почему в обыденном сознании они ассоциируются с таким совершенно непохожим на них явлением как любовь? Частично ответ на этот вопрос можно найти в работе Л. Камерон-Бендлер, которая ввела понятие “общие поведенческие эквиваленты”. Под ними она понимает значение, которое человек связывает с каким-либо определенным способом поведения, имеющим специфическое эмоциональное качество. Например, мягкое прикосновение или произнесение имени особым образом, взгляд в глаза, неожиданный подарок – все эти способы поведения воспринимаются как нагруженные особым значением. Автор здесь делает важное замечание, что значение не подвергается сомнению, а принимается как истинное. При этом реакция человека на такое поведение является автоматической и полной каждый раз, когда оно имеет место.

Какое же психологическое явление лежит в основе “поведенческого эквивалента” и на основании чего человек придает эти значения? Моим предположением на этот счет является то, что основой для такого значения является не всегда осознаваемая, но существующая индивидуальная концепция любви. Именно совпадение поведения другого человека с личной концепцией “какой должна быть любовь” позволяет запустить механизм аттракции. Условно я обозначил такую концепцию как “миф о любви”, т. к. она базируется чаще всего на неверных предпосылках. Некоторые варианты таких предпосылок можно встретить в работе Э. Фромма. Он писал, что когда один человек говорит другому “Я тебя люблю” – то у обоих складывается иллюзия понимания этого выражения, хотя каждый из них может подразумевать под любовью совершенно разное. «Люби меня не так, как ты любишь, а так, как я это понимаю» – такой лейтмотив, требование не осознанно предъявляем мы друг другу в отношениях.

Зачастую хорошие отношения строятся не на любви, а на лишь совпадении наших представлений о ней. А если они отличаются друг от друга, что тогда? Ссоры не избежать: «Ты говорил, что любишь, а сам ведешь себя совсем не так», «Да нет же, я тебя люблю, неужели ты не видишь?» Эти «выяснения отношений» могут длиться годами, так и ничем не завершиться. И борьба друг с другом идет не за любовь, а за отстаивание своей концепции любви как единственной верной. Эти концепции любви активно навязываются нам через средства массовой информации, но какое отношение они имеют к реальности?

На мой взгляд, именно “миф о любви” является основным препятствием в движении человека к истинной любви. Поэтому обнаружение и осознание своего индивидуального мифа может дать возможность человеку существенно расширить свою способность к любви. Многие просто не знают, что это такое на самом деле, а руководствуются лишь концепциями любви. Концепция становится рамками, ограничивающими путь к реальной любви. У Г. Гурджиева есть выражение: «Чтобы убежать из тюрьмы, надо осознать, что ты сидишь в ней». Осознание своей концепции любви может дать возможность человеку выйти за ее пределы и прикоснуться к ней, как к реальной. Путь к любви идет не напрямую, а через изучение, того, что не является ею.

К сожалению, подавляющее большинство философских и психологических исследований о природе “любви” носят априорный характер, и зависимость представлений о любви от свойств личности в них не просматривается. Постигая подделки и отодвигая их, мы можем постигнуть суть настоящей любви. Мною будет сделана попытка выяснить, как концепция любви связана с характером человека, от каких личностных особенностей она зависит, и какой сценарий отношений она предполагает.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.016 с.)