ТОП 10:

Возникновение христианского богословия



 

Основы христианского богословия закладывались в первые века нашей эры в борьбе с многочисленными еретическими течениями в самом христианстве и враждебной христианству «языческой мудростью». Решающая роль в этом принадлежала постепенно оформившейся официальной церкви с ее епископатом. Объявив себя наместницей бога на земле, церковь тем самым присвоила право толкования всех вопросов вероучения и культа.

Первоначально христианское богословие было по преимуществу апологетическим. Главной его задачей было доказательство преимущества новой религии перед другими религиями, изобличение различных ересей, изложение основных ортодоксальных христианских положений. Зачатки подобной апологетики уже содержатся в Послании апостола Павла римлянам, в Евангелии от Иоанна. Видными апологетами раннего христианства были Юстин Мученик, Татиан, Фео–фил Антиохийский, Ириней Лионский, Ипполит, Тертуллиан, Климент Александрийский, Ориген. Каждый из них оказал большое влияние и на церковную доктрину в целом и на последующих богословов.

Апологетика богословов первых веков далека от последующей ортодоксальности. Так, Юстин считал, что сын божий (иначе — Слово) произошел от отца, который посредством Слова сотворил мир. Этим он подчеркивал, что сын как разумная сила божья существует не вечно. Кроме того, Юстин не видел различия между сыном и духом святым. Климент понимал бога как отвлеченное единство, чистую монаду, которую можно постигнуть посредством абстрагирования. Ориген полагал, что сын божий не является богом, а только подобен ему. Он сделался богом только через участие в божестве. Поэтому между богом и сыном существуют отношения, которые можно определить как отношения высшего и низшего понятия.

Отличительной особенностью апологий Юстина, Климента, Оригена было то, что они пропагандировали идею объединения веры и знания, богословия и философии. Но другие христианские апологеты не разделяли подобных взглядов. Так, например, Тертуллиан резко осудил и отверг апологетику Климента и Оригена, полностью отрицал роль разума в делах веры. По его мнению, между откровением и научным познанием нет никакой связи. И если подобная связь искусственно устанавливается, то это немедленно ведет к ереси.

Хотя церковь не приняла многие положения первых апологетов и даже осудила их формулировки хрис–тологических догматов, Ориген, Климент, Юстин сыграли важную роль в становлении христианского богословия. Так называемые вселенские учителя — Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Афанасий Великий, Амвросий, Иеро–ним, Августин Блаженный и др. — находились под сильным влиянием первых апологетов, многое заимствовали у них.

После вселенских соборов, сформулировавших основные догматы христианской веры, развитие апологетического богословия не прекращалось. Излагая христианскую догматику, оправдывая и защищая ее от критики, богословы одновременно вели самую жестокую борьбу с многочисленными ересями. Несмотря на повеление императора Константина предать огню все еретические книги, а тем, кто их утаивает, отсекать голову, ереси не прекратили своего существования. Требовалось, помимо репрессий, идеологическое обоснование их несоответствия откровению, их враждебности церковной ортодоксии. Эту задачу пытались решить отцы и учителя церкви IV — Vbb.

Иоанн Дамаскин в своем апологетическом сочинении «Источник знания» дал общую оценку «символу веры» и длительным спорам вокруг догматических истин. «Источник знания» стал прообразом последующей систематической теологии. Еще решительнее в защиту никейской ортодоксии выступил Афанасий Великий. Григорий Нисский в своем трактате, названном «Большим огласительным словом», путем произвольных умозаключений пытался доказать истинность основных соборных положений о божестве.

Немало сделал для христианской теологии Августин Блаженный. Он выдвинул для доказательства бытия бога идею причастности, в соответствии с которой любая истина является реальной только в том случае, если она соответствует идее истины, т. е. богу. Им же было сформулировано онтологическое доказательство бытия бога, сводившееся к тому, что понятие всесовершенного существа свидетельствует о его существовании. Августин детально разработал христианское учение о божественной благодати, о божественном предопределении. В своем многотомном сочинении «О граде божием» он не только отстаивал всю систему христианских представлений, но и выдвинул идею о праве церкви на принуждение в делах веры.

С этого периода теология приобретает не только идеологическое, но и ярко выраженное политическое значение. В перипетиях теологической борьбы все заметнее становится роль государственной власти. Противники никейской ортодоксии преследуются, изгоняются. Теологическая борьба накладывает свой отпечаток на всю политическую жизнь. Тем самым уже в ранней теологии закладываются основы будущего средневекового христианского деспотизма.

 

 

Века господства богословия

 

«Мировоззрение средних веков, — писал Ф. Энгельс, — было по преимуществу теологическим… церковная догма являлась исходным пунктом и основой всякого мышления. Юриспруденция, естествознание, философия–все содержание этих наук приводилось в соответствие с учением церкви».

Церковь, по словам Энгельса, выступила в «качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя». Она захватила в свои руки монопольное право на обучение. Вследствие этого все образование приобрело богословский характер. Человека с детства приучали к мысли, что в окружающем мире следует видеть только всемогущество бога. Подавляющее большинство средневековых ученых являлись представителями духовенства. Любая научная проблема преломлялась через официальную богословскую доктрину. Философия стала служанкой богословия. Ценность теоретических исследований всецело определялась их соответствием догматическому учению церкви.

Одновременно церковь проводила колоссальные по своим размерам военно–полицейские мероприятия против иноверцев и особенно еретиков. Карательные экспедиции следовали одна за другой. Юг Франции, где христианским воинством истреблялась ересь альбигойцев в начале XIII в., был полностью разграблен и опустошен. Церковь создает различные ордена, судилища, в том числе и инквизицию, для охраны христианской ортодоксии и укрепления своего могущества. При этом церковь никогда не забывала об усилении идеологического воздействия на умы людей. Главными направлениями церковной спекуляции становятся догматика и аскетика. Создаются богословские системы, отличающиеся самым изощренным анализом теологических тонкостей. Наибольшую известность получили системы Альберта Великого, Александра Гэльского, Иоанна Фиданца (Бонавентуры), Бер–нара Клервоского, Фомы Аквинского. Последний в 1879 г. рескриптом папы Льва XIII признан официальным идеологом католической церкви. С этого времени его теологические и философские воззрения стали предметом обязательного изучения во всех католических учебных заведениях.

Фоме Аквинскому принадлежит попытка создания системы рациональных доказательств бытия бога. В одном из сочинений Фомы Аквинского, «Сумма теологии», дается пять таких доказательств: 1) все движущиеся и движимые вещи должны иметь неподвижный двигатель, каким и является бог; 2) все многообразие причин обусловлено первопричиной, которая является не чем иным, как богом; 3) все многообразие случайностей обусловлено необходимостью, в цепи случайностей должно быть абсолютно необходимое существо, или бог; 4) в мире имеются различные степени совершенства, источником которых должно быть абсолютно совершенное, или бог; 5) наличие в природе целесообразности, особенно целесообразности неживых вещей, свидетельствует о наличии силы, обусловливающей эту целесообразность.

Все эти доказательства бытия бога построены на ложном представлении о конечности мира, подмене понятия объективной необходимости понятием сверхъестественного, целесообразности — телеологией.

Фома Аквинский уделял основное внимание разработке догматических вопросов. Но и другие богословские проблемы нашли в его «Сумме теологии» всестороннее обоснование.

В частности, Фома Аквинский изложил свое решение проблем пастырского богословия. Он провозгласил положение, что грехи и пороки священнослужителей не являются препятствием для исполнения ими духовных обязанностей.

Для средневековья характерно засилье теологии. Теологические системы стали препятствием на пути прогресса, науки и культуры. Богословское решение естественнонаучных проблем, к которым религия не имеет никакого отношения, ставило исследователей в невыносимые условия. Теологи объявили геоцентрическую систему Птолемея равнозначной догмату веры, самым решительным образом отстаивали представление о неподвижности Земли, о наличии подвижных сфер и неподвижных звезд и т. п. В области общественной жизни они отстаивали идею неизменности существующего порядка, благословляли систему неравенства, эксплуатации и угнетения. Власть феодалов выводилась из богоустановлен–ности всего существующего.

Теология стала основным препятствием на пути опытных знаний. Даже простейшие исследования и экспериментальная проверка считались сатанинским делом. Всякий проблеск живой научной мысли глушился в самом зародыше. Но и тогда, когда на смену мрачному средневековью пришли иные времена, теология вплоть до наших дней продолжает служить церкви идеологическим оружием в борьбе против свободомыслия.

 

 

Система богословия

 

Христианское богословие никогда не представляло единого целого. Строго говоря, такого богословия вообще не существует. Есть теология православная, протестантская и т. п. Каждая имеет свои специфические особенности, отличающие одну систему от другой. В каждой из них содержатся такие догматы и представления, которые не только не признаются, но и осуждаются другими христианскими церквами. В одних из этих систем могут преобладать рационалистические моменты, в других — мистические. И тем не менее у них есть немало общего, позволяющего на основании исследования одной богословской разновидности составить себе представление об основном содержании другой.

Под богословской системой разумеется набор различных богословских дисциплин, каждая из которых излагает различные стороны вероучения и культа. Сюда входят: основное богословие, догматическое богословие, нравственное богословие, патрология, сравнительное богословие, пастырское богословие, аскетика, гомилетика, литургика, обличительное богословие, экзегетика, церковная археология, церковное право и др.

 

 

Основное богословие

 

Основное богословие, или христианскую апологетику, теолога называют богословской дисциплиной, в последовательной форме излагающей наиболее общие вопросы догматики, нравственности, происхождения религии и ее сущности, сравнительного анализа различных религиозных форм, отношения между богословием и религией, богословием и наукой, богословием и философией. Иначе, основное богословие представляет собой общее введение в систему теологии.

Главное назначение основного богословия, по мнению православных теологов, состоит в том, что оно «должно защищать основные истины веры лишь против тех воззрений и направлений новейшего неверия, которые представляют собой целые системы миросозерцания, противоположные по своим основным началам религиозно–христианскому миросозерцанию. Из них, по преимущественному влиянию, в среде современных неверующих направлений выдающееся место занимает материализм» (Курс основного богословия. Спб, 1884, с. 9–10).

Одним из центральных вопросов основного богословия является пропаганда христианских представлений о сущности религии и ее взаимоотношений с нравственностью, наукой, искусством, философией. Под сущностью религии богословы разумеют не что иное, как духовный союз человека с богом, предполагающий возвышение человека до уровня бога и нисхождение бога к человеку. Отсюда, утверждают они, вытекает необходимость веры в единого бога, в потусторонний мир, в бессмертие души и т. п.

В вопросе о соотношении религии и морали богословы исходят из постулата о невозможности существования истинной и совершенной нравственности без религии, как и существования религии без соответствующей ей нравственности. Утверждая неразрывную связь религии и нравственности, богословы одновременно ставят задачу выбраться из заколдованного круга внутренних противоречий, таких, как несовместимость существования зла со всеохватывающей идеей божественной любви, противоречий между исходными теологическими представлениями о нравственности и ее состоянием в современном мире. Тот факт, что в настоящее время наблюдается деградация нравственного сознания в буржуазном обществе, растет аморализм верующих христиан, богословы объясняют главным образом падением религиозности. Православные теологи полагают, что причина деградации нравственности заключается в разрыве, который образовался в последнее время между научно–техническим прогрессом и нравственным состоянием современного мира. Если эту пропасть, по их словам, заполнить растущей религиозностью, то «мятущиеся и смущенные христианские сердца могут найти разрешение всех своих тревог и сомнений».

Немалое внимание в христианской апологетике уделяется доказательствам благотворного влияния религии на искусство. Богословы подчеркивают, что у искусства и религии имеется много общих сторон. И искусство и религия, по их мнению, возвышают человека до возможности восприятия идеального, и то и другое выступает в конкретно–образном выражении, с самых древних времен они сопутствуют друг другу. Богословы отмечают, что искусство своим первоначальным происхождением полностью обязано религии, которая может считаться его колыбелью, что все значительные художественные ценности созданы под непосредственным влиянием христианства. Если бы это влияние кончилось, то искусство не смогло бы выполнить свои задачи по воспитанию в человеке чувства прекрасного.

Богословы всех христианских вероисповеданий основным условием успехов в художественном творчестве считают обращение к богу. Чем выше религиозность художника, тем большая у него возможность восприятия прекрасного, заложенного в самом божественном откровении. Только в боге художник может увидеть воплощение невидимого божественного и видимого человеческого совершенства.

В аналогичном плане христианская апологетика рассматривает проблемы соотношения религии и науки, религии и философии.

В основном богословии большое внимание уделяется вопросам происхождения религии. Здесь прежде всего опровергаются все научные представления по данному вопросу. И православные, и католические, и протестантские теологи различными способами стремятся доказать, что религия дана человеку богом в момент творения и будет существовать на земле, пока на ней будут жить люди.

В основном богословии рассматриваются различные доказательства бытия бога: онтологическое, космологическое, физико–теологическое, нравственное, историческое, а также общие понятия о боге, его творении и промысле. Этот раздел основного богословия в ряде случаев выделяется в самостоятельный курс и называется умозрительным богословием.

Одним из центральных разделов основного богословия является учение о так называемой богооткровен–ной религии, т. е. христианстве. Здесь дается общее понятие об откровении, перечисляются его основные признаки, в числе которых главными объявляются чудеса и пророчества, рассматриваются особенности ветхозаветного и новозаветного откровений. Кроме того, большое внимание уделяется доказательствам сверхъестественного происхождения христианства, божественной сущности его основателя, излагаются основные догматы богооткро–венной религии, обосновываются представления о «богодухновенном» характере «священного писания», а в католических и православных курсах — также и «священного предания».

Таков круг главных проблем, рассматриваемых основным богословием. Естественно, со временем меняется система истолкования, аргументация отдельных вопросов. Это объясняется тем, что христианским апологетам приходится считаться с меняющимся сознанием верующих и в соответствии с этим по–разному выходить из заколдованного круга противоречий, свойственных всей богословской аргументации.

Так, например, важнейшим доказательством богооткровенного характера христианской религии богословы считают чудеса и пророчества. Они подчеркивают, что отрицать чудо — значит отрицать и религию. При этом современные богословы пытаются создать у верующих представление, что чудесное не противоречит научному, а сверхъестественное закономерному. Обыденное сознание, по мнению и католических и православных теологов, считает чудесным только то, что выходит обычно из разряда законов природы. Все остальное многообразие чудес оно относит к естественным свойствам природы. Но, наблюдая чудесные свойства растений, животных, ежечасно сталкиваясь с чудесной целесообразностью в природе, никто не размышляет над «мудрейшим произведением творца». А между тем, подчеркивают теологи, это и есть наиболее распространенное чудо.

Христианское представление о чудесном практически является отрицанием объективной закономерности в природе и обществе, что ярко свидетельствует о непреходящем конфликте научных и религиозных представлений. Но признание этого факта менее всего входит в планы современных теологов. И они пытаются выйти из положения разграничением понятий «естественного» и «закономерного». То, что считается чудом, по их мнению, является проявлением закономерности, но не физической, а иной реальности.

Правда, все без исключения богословы признают наличие и таких чудес, которые выходят за рамки обычной законопоследовательности. Сюда они относят такие чудеса, как триединство бога, соединение в Христе божественных и человеческих качеств и др. Иными словами, они признают одновременно чудо и актом проявления сверхъестественной закономерности, и результатом свободной божественной воли.

Вся система апологетических аргументов построена на нарушении элементарных законов логики. Богоот–кровенность христианства обосновывается наличием чудес и пророчеств, а пророчества и чудеса доказываются наличием божественной силы. Порочный круг обнаруживается и в богословских аргументах о сверхъестественном происхождении христианства и в вопросе о соотношении искусства и религии, религии и философии. Существование бога выводится из его сущности, а сущность — из существования. Истинная мораль непосредственно вытекает из истинной веры, а истинная вера обосновывается наличием истинной морали.

Все это раскрывает казуистический характер христианской апологетики, ее непримиримость с научно–материалистическим мировоззрением.

 

 

Догматическое богословие

 

Догматическое богословие считается важнейшим разделом теологии, в котором доказывается богоустанов–леиность, истинность основных положений христианской веры, или, что то же самое, догматов. Все без исключения богословы — православные, католические, протестантские — считают догматы неизменными, непререкаемыми правилами спасительной веры, данными людям самим богом на все времена. В то же время приверженцы различных вероисповеданий далеко не одинаково решают вопрос о количестве богоустанов ленных догматов, о значении некоторых из них в делах веры, об источниках, на которые опирается догматическое богословие. Так, например, православная церковь признает истинными только те догматы, которые приняты первыми двумя вселенскими соборами. Католическая церковь считает истинными догматы, утвержденные ее поместными соборами, в частности догматы о чистилище, исхождении духа святого от бога–отца и бога–сына, о главенстве и непогрешимости папы римского, о телесном вознесении богородицы. Протестантские церкви признают богоустановленность только тех догматов, которые внесены в их вероисповедания.

Существенные различия имеются между различными церквами в оценке источников, подтверждающих истинность того или иного догмата, и в понимании значения конкретных догматов для спасения. Православная и католическая церкви единственными источниками откровения признают «священное писание» и «священное предание». В протестантском богословии «священному преданию» не придается никакого значения. Для католической и православной церквей все догматы имеют решающий спасительный смысл. Протестантские теологи различают существенные догматы, обязательные для исповедания, и несущественные, которые можно признавать или не признавать без ущерба для веры.

Однако у всех христианских церквей имеется немало общих, причем наиболее важных, догматов. Первую, самую важную, группу догматов составляют догматы о боге, его сущности, отношении к миру и человеку. Здесь особое внимание уделяется обоснованию теологических представлений о триединстве бога, о боговоплощении, искуплении, вознесении, воскресении и т. п. Каждый из этих догматов, в свою очередь, включает в себя большое количество различных догматических представлений. Так, например, богословы подчеркивают, что первым догматом, который церковь должна внушить верующим, является догмат о том, что «бог непостижим для человеческого разума; люди могут познать его лишь отчасти, — столько, сколько сам бог благоволил открыть себя для их веры и благочестия». За догматом о непостижимости бога следует догмат о единстве бога. Суть его сводится к утверждению, что есть только один–единственный бог и нет никаких других богов, ни равных ему, ни высших, ни низших. Все представления о богах в нехристианских религиях являются ложными, извращенными. Далее идет догмат о существе божьем. Человек должен верить, что «бог есть дух вечный, все–благий, всеведущий, всеправед–ный, всемогущий, вездесущий, неизменяемый, вседовольный, всеблажен–ный».

Важнейшим общехристианским догматом богословы считают догмат о троице, т. е. о том, что бог един и в то же время троичен. Этот догмат зключает в себя по крайней мере три основных догмата: о троичности лиц в боге при единстве существа, о равенстве божественных лиц, о различии божественных лиц по их личным свойствам. Первый из них утверждает, что в боге, едином по существу, имеется три лица, или ипостаси: отец, сын, святой дух. Второй подчеркивает, что все три лица в боге равны между собой: и отец есть бог, и сын есть бог, и святой дух есть бог, но это не три бога, а один бог. Третий догмат требует верить, что три лица в боге различны по своим свойствам: отец не рожден ни от кого, сын рожден от отца, дух святой исходит от отца (в католической догматике дух святой исходит и от отца, и от сына).

Большое значение христианское богословие придает так называемым христологическим догматам. Это догматы о боге — спасителе падшего человечества, совершившего спасение через своего единородного сына, воплотившегося и пострадавшего, воскресшего и вознесшегося на небеса. Чтобы заслужить спасение, человек, утверждают богословы, обязан следовать христианскому учению, верить и сообразовывать свои действия с требованиями этой веры. Он должен признать целый ряд догматов, в особенности догмат о церкви, которая якобы сообщает людям благодать святого духа, и о ее таинствах. Всем таинствам: крещению, миропомазанию, евхаристии (причащению), покаянию, елеосвящению, священству и браку — католическая и православная церкви придают догматическое значение. Протестантские и некоторые старообрядческие церкви (беспоповцы) признают только два таинства: крещение и евхаристию. В ряде случаев протестантами признается и третье таинство покаяние.

Каждый из христианских догматов обосновывается многообразной системой аргументов. Такие богословские представления о сущности бога, как беспредельность, неизмеримость, вездеприсутствие, вечность, неизменность, всемогущество, всеведение, высочайшая премудрость, высочайшая свобода, бесконечная благость, правосудие, истинность, верность и т. п., доказываются ссылками на Ветхий и Новый завет, на «священное предание». Само собой разумеется, что из Библии и «поучений отцов и учителей церкви» берутся только те аргументы, которые в своей основе соответствуют современным тенденциям в богословии, и исключается все то, что перестает согласовываться с новыми воззрениями.

Основной задачей догматического богословия является, во–первых, формирование ортодоксальных представлений о догмате как неизменной богооткровенной истине и, во–вторых, раскрытие содержания догматов применительно к духу времени, к изменившимся воззрениям верующих.

Из представления о догмате как неизменной истине богословами делается принципиальный вывод об усвоении его содержания только верой. Одновременно богословами делается и второй вывод — о невозможности полного постижения разумом содержания догматических истин.

Но, подчеркивая принципиальную невозможность постижения догмата разумом, богословы, в особенности в последнее время, стали утверждать, что между основными выводами догматического богословия и научными представлениями нет никакого противоречия. Невозможность полного познания содержания догмата, по их мнению, не мешает познанию частичному, или, что то же самое, постепенному ,.возрастанию в познании».

Обращают на себя внимание попытки богословов пересмотреть некоторые традиционные представления о той или иной «богооткровенной истине». Церковники сейчас довольно определенно говорят о непривлекательности прежних истолкований христианских догматов, в частности таких, как искупление, вознесение, воскресение, догмат о церкви и т. п.

Так, например, богословы обращают внимание на традиционное понимание искупления как определенного выкупа перед богом за совершенные прародителями грехи. В таком понимании догмата основным условием спасения человека и достижения им вечной счастливой жизни являются страдание и смерть. Но это, как заявляют богословы, может породить превратное представление о боге и его свойствах. Отсюда они приходят к выводу, что следует приблизить истины откровения к человеческому пониманию, учесть, что «истолкование догматов определяется мировоззрением своего времени, ибо иначе оно не удовлетворило бы своих современников и не достигло своей цели».

Современные богословы используют целый ряд приемов, имеющих целью приблизить истолкование догмата искупления к сознанию современного верующего человека. Так, профессор Московской духовной академии С Савинский в «Курсе догматического богословия» рекомендует согласовывать, насколько это окажется возможным, понимание искупления с сегодняшними представлениями человека. Другие православные богословы идут еще дальше, считая традиционное истолкование этого догмата как страдания невинного за виновных, как уплату богу долга за грехи, совершенные прародителями, малоутешительным, порождающим сомнение в существовании всепрощающей божественной любви. Поэтому они рекомендуют истолковывать данный догмат, как подвиг, совершенный богочеловеком во имя правды и справедливости. Искупление в таком случае может казаться верующим не чем иным, как столкновением двух противоположных начал: старого, изжившего себя, и нового, истинного, справедливого. Но всегда и всюду тот, кто первым вступает в борьбу за новое, становится и первой жертвой этой борьбы. Поэтому искупление и нужно понимать как первую жертву в борьбе за новую жизнь на новых справедливых началах. Такое понимание догмата искупления, по мнению богословов, может быть вполне понятно современному верующему.

В таком же аспекте пересматривается истолкование догматов воскресения, вознесения и др. Если не так давно содержание этих догматов раскрывалось в плане бренности земной жизни, ее несовершенства, то сейчас богословы стремятся в принципе отказаться от подобного истолкования. Они сейчас считают необходимым так разъяснять эти догматы, чтобы «в вознесении господнем горнее соединилось с земным», а «верующий христианин никогда бы не бежал от здешней жизни и никогда не направлял все свои мысли только к потусторонней». Наоборот, верующий должен устраивать «свою жизнь в мире и верить в ее вечное продолжение через воскресение».

Большое внимание в догматическом богословии уделяется выяснению значения каждого догмата в нравственном совершенствовании человека. Например, из догмата о единстве бога делаются следующие нравственные выводы. Поскольку божественная троица едина, постольку должно быть единство и в трех составных частях человеческой сущности: в духе, душе и теле. Верующий не должен допускать преобладания материальных интересов над духовными, обязан подчинить все элементы своей природы достижению христианской истины, добра и блаженства. Кроме того, единство бога должно, по мнению богословов, воспитывать теснейшее нравственное единство у всех верующих, объединять их в единую семью, независимо от социального положения или классовой принадлежности. Все верующие в Христа люди должны иметь единую веру, любовь и надежду. И наконец, единство бога является условием всепоглощающей любви к нему человека. Именно поэтому человек обязан возлюбить его всем своим сердцем, душой и разумом.

Таковы основные вопросы, которые рассматривает христианское догматическое богословие.

 

 

Нравственное богословие

 

Нравственное богословие ставит своей задачей раскрыть сущность нравственности, показать преимущества христианской морали перед всеми другими этическими системами и доказать универсальное значение христианской морали в совершенствовании условий человеческого существования как решающего условия спасения. Иными словами, нравственное богословие учит о том, как должен поступать и действовать христианин в земной жизни, чтобы последняя стала средством для достижения вечного блаженства. Именно поэтому нравственное богословие называется еще иначе деятельным или практическим богословием.

Под нравственностью богословы понимают врожденную внутреннюю потребность человека, равнозначную инстинкту. В ее основе лежит будто бы недоступная сознанию первопричина, определяющая содержание общих правил и норм поведения. Осознание этих правил и норм человеком есть отражение в его мышлении объективно существующего богоот–кровенного закона или голоса самого бога.

Единство веры и нравственности выводится богословами из их божественного происхождения. Творец одновременно является и законодателем. Ему подчинена и естественная необходимость и нравственная свобода. Человек волен сделать выбор между добром и злом. Но бог при этом ограничивает порочное и помогает доброму. Этим самым он в конечном счете утверждает благодать и дарует вечную возможность нравственного обновления. Только через веру человек обретает нравственную силу, становится способным преодолеть неминуемое нравственное падение.

Сделав вывод о сверхъестественной сущности нравственности, богословы пытаются с этих позиций вывести критерий нравственного и безнравственного. Условием, побуждающим личность к добрым намерениям и поступкам, является, с их точки зрения, нравственный закон.

Нравственный закон, по религиозным представлениям, есть нечто данное человеку в момент творения. Будучи неизменным в своей сущности, он применительно к индивидуальному сознанию выступает в различных формах. В Ветхом завете, якобы данном богом народу, упрямому и жестокому, склонному к порокам и заблуждениям, он сформулирован в виде определенных запретов (не убивай, не кради, не прелюбодействуй и т. п.) и ограничений (не делай того–то, не поступай так–то). В Новом завете он сформулирован не в отрицательной, а в положительной форме: возлюби бога и ближнего, как самого себя, и т. п.

Исходя из признания божественного происхождения морали вообще и нравственного закона в частности, богословы делают мистический вывод об общечеловеческом характере всех нравственных норм. Этот вывод обусловлен не только формализацией богословской логики, но и практическими интересами церкви. Суть его такова. Так как бог создал всех людей одинаковыми, то, следовательно, данные им правила нравственности являются общими для всех. А раз так, то верующие находятся в лучших условиях по сравнению с неверующими, ибо и те и другие в равной степени несут ответственность за исполнение нравственного закона. И тем и другим бог воздаст должное за исполнение и неисполнение его воли, в полной мере взыщет с безбожников. Поэтому в интересах человека познать божественный закон и сообразовать свои поступки и действия в соответствии с его требованиями.

Но как увязать реальное состояние нравственных поступков с представлениями о всесилии, всемогуществе, всеправедности и других качествах бога? В самом деле, если мораль от бога, то почему существует аморализм? Ведь это противоречит его природе. Если бог творит только добро, то почему существует зло?

Чтобы выбраться из замкнутого круга неразрешимых противоречий, богословы ввели представление о свободе воли. Суть его состоит в следующем. Бог как абсолютно свободная личность способен производить любые действия, побудительные мотивы которых не поддаются никакому учету или научному анализу. Действительность, созданная богом, не может рассматриваться как адекватное отражение божественной сущности. Творческое начало является разумно свободным существом, живущим и действующим свободно. Это существо наделяет человека свободой воли, которая означает способность выбора между добром и злом. Если человек руководствуется в своих поступках врожденным нравственным чувством, он делает только добрые дела. Если же он игнорирует требования религии, то всегда совершает зло.

Эта богословская софистика не освобождает теологию от противоречий. В самом деле, есть люди, которые строго следуют требованиям христианской морали, отличаются твердой и глубокой верой в бога. Согласно христианским представлениям, это должно им дать здоровье, долголетие, благополучие, счастье, успокоение. И наоборот, неисполнение нравственного закона может вызвать болезни, преждевременную смерть, бесславие и позор. В реальном же мире дело обстоит далеко не так. Верующие не избавлены от болезней, страданий, горя, мук. В то же время порочные люди нередко отличаются завидным здоровьем, имеют все блага жизни и т. п. Чтобы спасти положение, богословы объявляют страдания верующих высшей радостью и подвигом, а благополучие неверующих иллюзорным.

Если наличие зла на земле определяется свободой воли человека, то этот вывод никак не согласуется с принципами божественного предопределения, согласно которым бог является причиной всего существующего, причем причиной абсолютно совершенной. Эта причина должна, естественно, вызывать и совершенные следствия, т. е. порождать добро. Но какой же причиной предопределяется–зло? Богословы пытаются снять данное противоречие представлением о страдании как благе. Страдание объявляется главным условием спасения, высшим идеалом христианской жизни.

Из общего представления о нравственности как богоустановленном законе богословами выводятся ничего не имеющие общего с подлинным гуманизмом понятия о смысле жизни, счастье, долге и т. п.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.238.248.103 (0.016 с.)