ТОП 10:

Нравственные принципы ислама



 

Мусульманская доктрина нравственности исходит из абсолютного значения норм морали, установленных Кораном. Она отрывает эти нормы от конктретно–исторических условий общественного развития и потребностей людей и объявляет их вечными и неизменными. Аллах, создавший, по утверждениям религиозных деятелей, исламскую мораль, является абсолютным совершенством. Отсюда выводят они и учение об абсолютной истинности, вечности и неизменности исламской морали, которая, по их мнению, пригодна «для всех времен и народов». Ничто и никогда не может измениться в этой морали, утверждают богословы. Следование ей и даже только вера в аллаха обеспечивает высшее нравственное совершенство личности.

Наряду с принципом этического абсолютизма исламское учение утверждает принцип морального догматизма. Оно требует от приверженцев религии безусловного исполнения кораниче–ских моральных норм как данных богом и не подлежащих разумному обоснованию, независимо от социальных последствий такого поведения. Богословие исходит из того, что так, а не иначе человек должен вести себя не потому, что это разумно или целесообразно, а потому, что так предписано свыше, угодно богу. Самостоятельное, критическое отношение индивида к освоению богатств общественной морали здесь исключено. В самом деле, разве смеет человек, это низменное, мелкое, суетливое существо (по оценке вероучительных книг), критически осмысливать, ставить хотя бы на мгновение под сомнение нормы, предписанные всевышним. Последовательное насаждение этих принципов, требование неукоснительного следования им ведет к утверждению среди последователей ислама слепой, некритической приверженности нормам мусульманской морали, воинственной нетерпимости к инакомыслию и инакомыслящим, исключающей всякий диалог с ними. Такая нетерпимость в истории неоднократно оборачивалась массовым физическим уничтожением идейных противников под флагом «борьбы с неверными».

Исходя из учения ислама о вечности, неизменности и универсальности мусульманской нравственности, пригодности ее норм для всех времен и народов, мусульманам, живущим в обществе развитого социализма, предлагается руководствоваться в жизни нормами и принципами морали феодального общества.

Марксистско–ленинская наука убедительно доказала несостоятельность утверждений о сверхъестественном происхождении морали. Опираясь на достижения в развитии общественной мысли и исторические факты, К. Маркс и Ф. Энгельс убедительно показали, что любая система нравственности есть отражение социальных отношений, существующих в обществе, и поэтому явление историческое, развивающееся. В классовом обществе не было и не могло быть общечеловеческой морали. «…Мы утверждаем, — писал Ф. Энгельс, — что всякая теория морали являлась до сих пор в конечном счете продуктом данного экономического положения общества. А так как общество до сих пор двигалось в классовых противоположностях, то мораль всегда была классовой моралью: она или оправдывала господство и интересы господствующего класса, или же, как только угнетенный класс становился достаточно сильным, выражала его возмущение против этого господства и представляла интересы будущности угнетенных» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 95–96).

Исламская концепция нравственности утверждает, что только бог может создать мораль, человек же не в состоянии выработать моральные понятия, что только неуклонное следование предписаниям аллаха делает индивида нравственным, попытка же человека действовать по своему усмотрению ведет его к пороку. Низменная природа человека тянет его ко греху, и только страх божьего наказания понуждает его быть добродетельным, вещают, руководствуясь установками вероучительных книг, защитники религии на протяжении столетий. Это показывает, что исламская мораль исходит из того, что поведение человека определяется внешним принуждением, боязнью божьей кары. И здесь мы видим неверие в возможности человека, в действенность благородных побудительных мотивов, в способность человека совершать благородные поступки и тем более выполнять требования долга свободно, без внешнего принуждения, без страха быть наказанным за это.

Исламская мораль исходит из низкого уровня нравственного сознания человека, предполагая, что человек может поступить правильно лишь в том случае, если ему будет указано, что данный его поступок в любой обстановке, при любых ситуациях будет правилен. Такая мораль ориентирует человека на бездумное поведение. И в этом есть своя логика: если все действия людей давно предопределены свыше, то человеку нет никакого смысла задумываться над сложностями жизненных ситуаций.

Согласно исламской морали, нравственность возможна только в рамках религии, всякая же человеческая мораль признается неистинной. Мусульманская традиция исключает возможность существования атеистического нравственного сознания. Атеизм фактически приравнивается к безнравственности. В Коране довольно часто ставится знак равенства между неверными и несправедливыми. Только верующие могут творить добро, неверующим этого не дано.

Несостоятельность точки зрения ислама по поводу невозможности существования нравственности вне религии опровергается многими доводами. Прежде всего нравственные нормы долгое время существовали вне всякой связи с религией.

Во–вторых, человеческое общество может успешно существовать без религии. Общество же без морали невозможно. Наглядным примером тому является общество массового атеизма, каковым является социалистическое общество. В нем религия стала анахронизмом, который все более и более теряет свои позиции. Что же касается морали, то ее роль и значение в деле регулирования человеческих отношений все более возрастает.

 

 

Цель и смысл жизни

 

Давно известно, что любой тип морали, чтобы быть регулятором определенных отношений между людьми, оценивать их поведение и устанавливать нормы, должен иметь разработанную «программу жизни», определенную целевую установку. Каков же смысл жизни человека с точки зрения исламской нравственности?

Все для блага человека, во имя человека — таков девиз реального социализма, воплощающего в жизнь учение научного коммунизма. Главный девиз ислама — все во имя аллаха, для прославления его имени. Молиться, исполнять обряды, трудиться, учиться и даже любить и ненавидеть человек должен лишь во имя аллаха.

Высший нравственный долг, первоочередная жизненная задача человека в соответствии с исламским вероучением — это служение богу, его восхваление. Все остальное является второстепенным, малозначительным, несущественным.

Таким образом, смысл человеческой жизни, оказывается, не в стремлении к осуществлению реальных земных идеалов, направленных на создание условий для всестороннего развития всех членов общества, а в постоянном служении сверхъестественной силе, в неустанном стремлении заслужить благосклонность этой силы, которая одна и может обеспечить индивиду царствие небесное.

В отличие от марксизма, считающего человека высшей ценностью в мире, ислам признает ценность человека лишь постольку, поскольку он создан богом и служит ему. В силу этого смысл и цель человеческой жизни ислам видит не во всестороннем и гармоничном развитии человека, не в развертывании его дарований и способностей во имя общественного прогресса, а в служении богу, в вымаливании у него милостей. «Целью жизни мусульманина является приближение к богу, — читаем мы в одной из публикаций Всемирной федерации исламских миссий. — Мусульманин живет не для себя, он живет во имя бога, и все его действия как мусульманина должны вести к этой цели…» При этом богослов считает, что, «чем больше внимания человек уделяет этому, тем значительнее становится его духовное и моральное развитие». Такие суждения прямо вытекают из установлений Корана, в котором от имени аллаха говорится: «Я ведь создал джиннов и людей только, чтобы они мне поклонялись» (51:56). А чтобы было известно, как часто это должен делать человек, в Коране указывается: «Прославляй хвалой твоего господа до восхода солнца и до захода, и во времена ночи прославляй его и среди дня, — может быть, ты будешь доволен» (20: 130).

Религия искажает смысл и ценность человеческой жизни. Она измеряет их тем, насколько набожен человек, насколько глубока его вера в божество, насколько много времени и способностей он отдает служению сверхъестественной силе. И сама жизнь, по учению ислама, дается человеку для того, чтобы он поклонениями, смирением и терпением стремился заслужить милость аллаха, а вместе с нею надежду на вечное блаженство в раю. Следовательно, сама единственная, неповторимая земная человеческая жизнь никакой самостоятельной ценности не имеет. Она лишь испытание на пути в потусторонний мир. Коран предупреждает: «Здешняя жизнь — только игра и забава…» (6: 32). Кто же хочет пользоваться ее благами, тому «нет в будущей жизни ничего, кроме огня, и тщетно то, что они совершили здесь, и пусто то, что они творили» (11:19).

Такого рода установки подводят верующего к мысли о том, что существование людей, не поклоняющихся аллаху, не только не имеет смысла, но и не оправдано. И подобные выводы делались правоверными в прошлые века, что облегчало возможность эксплуататорским классам поднимать под знаменами ислама трудящихся–мусульман на борьбу и уничтожение трудящихся–иноверцев.

Достижение личного счастья как смысл человеческой жизни также отвергается вероучением. Человек должен пожертвовать личным счастьем во имя служения аллаху, ибо земная жизнь — «только пользование обманчивое» (57:20), а «ваше имущество и дети — только искушение, и у Аллаха великая награда» (64: 15). Заслужить право созерцать аллаха на том свете — вот высшее счастье для правоверного. Достичь же этого можно опять же только неустанными молитвами и соблюдением всех предписаний религии, отказом от земных соблазнов и искушений.

Такие установки о цели и смысле человеческой жизни могли возникнуть и возникли в эксплуататорском обществе, где у трудящегося человека, задавленного социальным гнетом и лишениями, не было никакой надежды выпутаться из создавшегося положения. Надеяться на счастье в земной жизни он не мог. Не могли и не хотели давать ему такую надежду и господствующие классы, а также религиозные идеологи, стоявшие на страже интересов последних. Проповедуя страх божьего наказания и оставляя некую надежду на возможность обретения счастья «на том свете» в обмен на смирение и терпение в земной жизни, служители культа помогали господствующим классам держать в узде эксплуатируемых.

Социализм устраняет антагонистические противоречия между личностью и обществом, создает условия для гармонического сочетания их интересов. Социалистическое общество делает все для того, чтобы жизнь каждого человека была осмысленной, духовно богатой, чтобы естественное стремление человека к счастью нашло свое максимальное удовлетворение. В таких условиях у человека появляется не только возможность всестороннего развития своих способностей и дарований, но и потребность их всемерного использования на благо общества. По сути дела, формирование и развитие способностей индивида и их использование на пользу общества становятся двуединым процессом. Благо общества и благо индивида в условиях социализма взаимосвязаны. И смысл жизни человека здесь состоит в борьбе за общественное и личное благо.

В столкновении с действительностью реального социализма, с научно–материалистической концепцией смысла жизни представления ислама по этим вопросам претерпевают определенную эволюцию. Сказывается на изменении позиции религиозных организаций и трансформация нравственного сознания верующих. Вопрос об обретении счастья на земле ныне так остро ставится рядовыми людьми, что религиозные деятели не могут уйти от него. Достижение счастья в земной жизни становится составной частью разрабатываемых богословами новых концепций социального развития и нравственного совершенствования. Мысль о необходимости «сочетать религиозную жизнь с прогрессом и счастливой земной жизнью» (Мусульмане Советского Востока, 1971, № 3–4, с. 12) достаточно часто звучит в выступлениях мусульманских богословов нашей страны. Однако и сегодня богословы ставят ценность «будущей жизни» выше ценности земного существования. И сегодня с минбаров мечетей звучит призыв любить бога больше людей, больше человечества. Когда же религиозные деятели говорят о возможности обретения человеком счастья в земной жизни, то эта мысль неизменно связывается с исповеданием ислама. При этом оказывается, что социальная система не имеет никакого значения. С точки зрения защитников религии, ислам способен обеспечить своим последователям счастье при любом общественном строе.

 

 

Критерий нравственности

 

Вынося цель и смысл человеческой жизни за пределы самой жизни, связывая их со служением сверхъестественной силе, ислам тем самым предопределяет и характер критерия нравственности.

В соответствии с вероучением ислама все в мире происходит по воле аллаха, поэтому все свои поступки человек должен совершать во имя его. Поступок же, совершенный по его воле и с его именем, не может не быть нравственным. Поэтому не случайно, определяя критерий нравственного поведения, религиозные деятели во главу угла кладут именно посвященность того или иного поступка аллаху, угодность ему (вспомним хотя бы о том, что богословы предлагают любое дело и даже любой шаг начинать с произнесения формулы: «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного»). Поскольку же ритуальные действия наиболее богоугодны, то и их нравственное значение с точки зрения религии особенно велико. Именно так и толковалось на протяжении веков нравственное повеление.

С точки зрения коммунистической морали нравственная зрелость человека тем выше, чем он сознательнее, чем большую социальную активность проявляет он, чем более велик его вклад в общенародное дело. «Ничто так не возвышает личность, — говорилось на XXV съезде КПСС, — как активная жизненная позиция, сознательное отношение к общественному долгу, когда единство слова и дела становится повседневной нормой поведения» (Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 77).

Критерий коммунистической морали основывается на научном понимании законов общественного развития, на осознании объективной исторической необходимости перехода от капиталистической общественно–экономической формации к коммунистической общественно–экономической формации.

Критерий коммунистической морали утверждает, что высоконравственным человек может быть лишь в том случае, если он не только в сознании разделяет принципы и нормы общественной морали, но и на деле руководствуется Ими. Согласно ему, каждый человек должен бороться во имя общественных интересов, во имя социального прогресса.

Исламская мораль иначе подходит к определению нравственной зрелости человека. Здесь главным критерием является набожность человека, степень его благочестия. Благочестие же, по Корану, — это исповедание веры и строгое выполнение всех обязательных предписаний религии (2: 172). Поскольку критерием исламской морали является служение сверхъестественной силе, то и категории светской нравственности, которыми она пользуется, — добро, зло, справедливость, счастье, совесть и т. д. — ставятся также в связь с верой в бога. «Предначертания бога устанавливают вечные принципы человеческого поведения, — пишет известный мусульманский автор. — Он указывает на два пути: один — ведущий прочь от Него, и это есть зло, другой — ведущий человека к Нему, и это есть добро».

Для исламской морали не имеет значения, насколько нравственные требования соответствуют объективным потребностям людей, прогрессу общественной жизни. Богословы учат, что тем или иным требованиям необходимо следовать, так как они предписаны Кораном или Сунной, т. е. соответственно аллахом или пророком Мухаммедом.

Перед верующим — членом развитого социалистического общества–встает в связи с этим много вопросов. Как быть в том случае, когда предписанные Кораном и Сунной требования противоречат духу времени, мешают людям в их повседневной жизни? Например, какую позицию занимать современным мусульманам в их взаимоотношениях с неверующими и иноверцами? Коран предупреждает, что неверующие не преминут навредить мусульманам, они хотят, чтобы верующие попали в беду, ибо неверующие — явные враги. «Книга ясная» призывает верующих сражаться с неверующими, «пока не будет искушения, и религия вся будет принадлежать Аллаху» (8: 40), производить «великое избиение их» (47: 4). Коран также призывает: «Избивайте многобожников» (9:5). Аллах считает нравственным принцип «душа — за душу, и око — за око, и нос — за нос, и ухо — за ухо, и зуб — за зуб…» (5: 49) и т. д. и т. п.

Есть в «книге ясной» многие другие нормы, которые никак не согласуются с советским образом жизни, с моральными представлениями граждан нашей страны, в том числе и верующих.

Так, мусульманская нравственная проповедь ставит перед верующими сложные вопросы, предлагает разрешать неразрешимые противоречия, что деформирующе действует на нравственное сознание приверженцев ислама.

В противовес религиозной проповеди, предлагающей беспрекословно выполнять нормы, которые были предписаны более тысячи лет тому назад и отражают социальный опыт прежних поколений людей, коммунистическая мораль предлагает человеку избирательно подходить к социальному опыту прошлых поколений, ибо каждое новое поколение живет и творит в новых условиях, отличных от прежних, к нему предъявляются новые требования, перед ним стоят новые задачи.

 

 

Идеал человека

 

Центральное место в нравственном идеале ислама занимает вечно кающийся грешник, стремящийся своими молитвами и благочестивым поведением снискать милость всевышнего. Испытывая постоянный страх перед всевышним, человек должен ежеминутно испрашивать у него прощения за совершенные и несовершенные грехи. Богословы говорят, что, по свидетельству имама аль–Бухари, пророк Мухаммед, являвший собой непревзойденный образец праведного поведения, ежедневно по сто раз обращался к богу, прося об отпущении грехов. Простому смертному, которого на каждом шагу подстерегают соблазны и искушения и который от природы безволен и падок на искушения, делать надо это значительно чаще, чтобы заслужить милость аллаха, говорят мусульманские проповедники.

Нравственное совершенствование, к которому зовут мусульманские богословы, замыкает человека в круг лишь личных переживаний. Оно продиктовано страхом перед всевидящим и всезнающим богом. Его цель–увеличить глубину веры у людей, способствовать тому, чтобы верующий смог предстать «чистым» перед богом на том свете и заслужить себе место в раю. В соответствии с подобным нравственным идеалом людям на протяжении веков прививались униженность, трусость, смирение, пассивность, раболепие, т. е. те качества, которые способствовали сдерживанию недовольства трудящихся своим угнетенным состоянием, побуждая их довольствоваться существующим положением, и тем самым содействовали сохранению эксплуататорского строя.

В условиях социалистического строя такие моральные установки ислама сдерживают растущую социальную активность части людей, мешают полному развертыванию способностей верующего человека, ограничивают его интересы и потребности, воспитывают в нем приспособленческую психологию.

Образ идеального мусульманина, претерпев существенную эволюцию, наделяется многими богословами нашего времени чертами, которых нет в вероучительных книгах ислама, но которые характерны для строителя нового общества, — это интернационализм, коллективизм, социальная активность, непримиримость к врагам социализма, дела мира и свободы народов, нетерпимость к нарушениям общественных интересов и др. Однако пути приближения к этому идеалу, предлагаемые богословием, во многом остаются прежними.

Мусульманская этика утверждает, что человек, желающий достичь высшего нравственного совершенства, прежде всего должен руководствоваться учением ислама о добрых и злых поступках: совершать предусмотренные этим учением добрые поступки и отстраняться от злых. Приближение к совершенству предполагает постоянное очищение от грехов. К освобождению же от грехов ведут молитвы, обряды и пост, предписанные учением ислама, говорят служители культа.

Пять первостепенных обязанностей мусульманина — пять столпов веры, — как всегда об этом говорили религиозные деятели, «приближают мусульманина к Аллаху и обеспечивают ему благополучие в обоих мирах». Теперь же выясняется, что выполнение мусульманином столпов веры способствует также становлению человека как «полноценного и всесторонне развитого в моральном и культурном отношении» индивида.

На том основании, что мусульманские богословы зовут правоверных к самосовершенствованию, было бы неверно считать, что тем самым верующим дается обнадеживающая система их нравственного развития. Духовенство и в этом вопросе сеет неуверенность в рядах правоверных. Одному богу известно, говорят богословы, удастся ли нравственное совершенствование личности или все его старания пойдут прахом, будут напрасными.

В. И. Ленин отмечал, что религия дает человеку идеал, но идеал, которому с успехом не может следовать человек, ибо этот идеал связывается со сверхъестественной силой.

Нравственный идеал должен звать к будущему. Он представляет собой нечто более совершенное по сравнению с тем, что имеется в наличии, это высший образец, к достижению которого нужно стремиться. Он вбирает в себя такие человеческие черты и качества, которые нарождаются по мере развития общественных отношений и отражают стремление к новому, прогрессивному. Коммунистический нравственный идеал выдвигает задачу «воспитания нового человека, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство» (Программа КПСС, с. 120–121).

В одиночку такую задачу решить невозможно. Она решается в коллективной борьбе за построение коммунистического общества. И мы уже сейчас видим немало людей, которые обладают многими идеальными чертами всесторонне развитой личности будущего.

Коммунистический нравственный идеал зовет советских людей не к смирению и терпению, а к активной борьбе со всем косным и отсталым, за переустройство жизни на коммунистических началах. Вместе с тем общество требует от каждого индивида увеличивать свой личный вклад в дело самовоспитания и самосовершенствования. Именно в этом сложном и необходимом процессе религия не только не может быть помощницей, но, наоборот, играет серьезную тормозящую роль,

 

МОРАЛЬ ИУДАИЗМА

 

 

Заповеди Моисея

 

Идеологи иудаизма, повторяя библейскую версию о том, что правила морали были открыты богом Яхве пророку Моисею на горе Синай, пытаются убедить верующих, что эти правила установлены на вечные времена для всех людей. Однако анализ моральных предписаний Пятикнижия показывает, что подобные утверждения построены на ложной основе. В так называемом декалоге первые три заповеди запрещают человеку иметь других богов, кроме Яхве: «Да не будет у тебя других богов пред лицем моим» (Исх., 20: 3); не поклоняйся и не служи чужим богам, а самому Яхве не делай «кумира и никакого изображения» (Исх., 20: 4) и, наконец, не произноси «имени господа, бога твоего, напрасно, ибо господь не оставит без наказания того, кто произносит имя его напрасно» (Исх., 20: 7).

Приведенные положения ничего общего с нормами нравственности не имеют. Они являются требованиями религиозного характера и вызваны были борьбой сторонников монотеизма против последователей многобожия, отражавшей классовую борьбу монархических властей рабовладельческого государства с первобытнообщинными и родовыми традициями.

Далее в декалоге говорится: «Помни день субботний, чтобы святить его» (Исх., 20:8). Книга Исход мотивирует святость субботы тем, что сам бог почил в этот день, закончив после шестидневных трудов сотворение мира. Второзаконие предписывает «соблюдать день субботний», потому что Яхве вызволил свой народ из египетского рабства. Этим разнобоем в библейских текстах воспользовались раввины. Они опутали субботу своими предписаниями и запретили в этот день зажигать огонь, приготовлять пищу, обсуждать какие–либо дела, работать в поле, лечить больных, хоронить умерших и т. п. И верующие, одурманенные раввинами, покорно исполняли ненужные обряды, еще более проникаясь слепой верой в святость и не–нарушимость субботы. Действительное же происхождение субботних запретов никакого отношения к морали не имеет. В глубокой древности у иудеев суббота была посвящена духу Луны. Этим днем отмечались фазы Луны, а потому «день покоя» отмечался каждые семь дней. Верования древних иудеев и нашли отражение в библейской заповеди о субботе.

Пятая библейская заповедь гласит: «Почитай отца твоего и мать твою» (Исх., 20: 12). Требование уважать родителей — одно из элементарнейших правил морали, сложившихся в человеческом коллективе до появления каких бы то ни было религиозных представлений. Тем, что оно фигурирует в ветхозаветном декалоге, воспользовались иудейские клерикалы. Они толковали это требование в том смысле, что оно дает им право подавлять вольнодумные устремления молодежи, воспитывать ее в духе смиренности и послушания, расправляться с теми, кто поднимал бунт «против тяжелой руки наших отцов».

Что касается остальных пяти заповедей (см. Исх., 20: 13–17), то их содержание также имеет земное происхождение. Ничего абсолютного и сверхъестественного в них нет. С возникновением частной собственности и института рабства сложились нормы «не кради», «не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его». Так как значительная часть Ветхого завета была написана в период господства рабовладельческих общественных отношений, то авторы Библии, защищая эти отношения, включили в моральный кодекс требования, охраняющие устои рабовладения.

 

 

Моральная доктрина Талмуда

 

Моральные принципы Талмуда зиждутся на основных догматах и вероисповедных положениях декалога. Талмудисты повторяют библейскую версию о том, что правила морали были открыты пророку Моисею на горе Синай богом Яхве. Записанные в форме заповедей в Торе, они, мол, незыблемы и вечны, пригодны для всех людей и времен.

Заповеди, которые талмудисты преподносят как данные людям свыше, в действительности сложились в эпоху расцвета рабовладельческого общества. В трактате Нидда повторяется заповедь: «вечно пользуйся службою рабов». Согласно Талмуду, раб не считался личностью. С ним обращались, как с вещью. Он мог быть продан, подарен, сдан в наймы, взят за долги, отдан по завещанию, заложен и т. д.

В вавилонском Талмуде, который редактировался в эпоху становления в иранском государстве феодальных общественных отношений, нашло свое выражение и то обстоятельство, что в IV — V вв. рабский труд становится невыгодным, малопроизводительным. «Раб не зарабатывает даже столько, сколько он проест». Рабы «спят больше, чем все другие».

Будучи обобщенной формой выражения устоев рабовладельческого общества, талмудическая мораль открыто защищала интересы рабовладельцев, духовной и земельной аристократии. Талмудисты учили, что народ подобен виноградной лозе; к виноградным гроздьям приравниваются мудрецы, а к листьям труженики, которые своим физическим трудом обязаны кормить мудрецов.

Защищая устои неравенства и несправедливости, мораль Талмуда отстаивает основную религиозную идею о бренности земной жизни, о том, что земная жизнь дана лишь для того, чтобы приготовить себя к будущей «потусторонней» жизни на небесах. В угоду угнетателям талмудисты обещают эксплуатируемым взамен тяжелой жизни на земле вечное счастье в загробном мире.

Отвлекая верующих от реальной действительности, . Талмуд твердит, что все их дела должны совершаться во имя бога (Абот, III, 12). Смысл жизни, по Талмуду, сводится, таким образом, к страху божьему, к заботе о спасении души, к отказу от борьбы за изменение и улучшение земной, единственно реальной жизни.

 

 

Идеал человека

 

Иудейская мораль строго придерживается дуалистической точки зрения на природу человека. Это нашло свое выражение в учении о том, что человек состоит из души и тела, что в нем постоянно борются добро и зло.

Добро и зло, основные категории нравственности, понимаются главным образом в религиозном плане. Добро, по иудаизму, — то, что способствует выполнению заповедей господних.

Современный иудейский теолог Гольдшмидт, который по израильскому радио часто читает проповеди на моральные темы, пытается доказать своим слушателям, что добро связано исключительно с праведным образом жизни, с беспрекословным выполнением всех предписаний бога Яхве, что добро творит тот, кто гасит в себе стремление к познанию окружающего, отказывается от борьбы против социальной неустроенности.

Иудейский моральный кодекс пронизан идеей о том, что в самой человеческой природе заложена склонность ко злу. Поэтому идеологи иудаизма призывают человека бояться бога, служить ему всем сердцем и всей душой. Единственный источник счастья, учат теологи иудаизма, — это божья милость. Только она способна избавить человека от зла и направить его на путь добра.

Хотя Талмуд утверждает, что бог создал всех людей по своему образу и подобию, талмудисты тем не менее освящают классовые различия. Талмуд подчеркивает, что человек человеку рознь. Особенно часто Талмуд напоминает амхаарцу (буквально–народу земли), что человек — существо низкое и презренное. В понятие «амхаарец» Талмуд объединяет людей, не знающих Тору, рабов, мелких обездоленных крестьян и им подобных. На каждом шагу идеологи иудаизма третируют амхаарца. Зато они непрестанно воспевают богачей, зажиточных хозяев и особенно тал–мидхахамов (т. е. знатоков Библии и Талмуда).

К учению о социальном неравенстве Талмуд добавляет .детально обоснованную» проповедь о греховности человека. Греховность — источник зла и причина смерти. Призывая к отрешению от земной жизни, от участия в борьбе прошв гнета и эксплуатации, Талмуд учит, что земная жизнь для того дана человеку, чтобы в ней приготовиться к будущей. Так как час смерти сокрыт от человека, то необходимо, по мнению иудейских теологов, ежеминутно быть к нему готовым. А это значит — неустанно проводить свои дни в покаянии и смирении, в молитвах и постах, в страхе перед лицом божьим.

Автор средневековой нравоучительной книги «Орхот цадиким» («Пути праведных»), подводя итоги иудейским поучениям о нравственных правилах поведения человека, писал: «Созерцание деяний божьих и дневных его творений, обнаруживающих беспредельную и всеобъемлющую премудрость, в связи с анализом собственной ничтожной, скудоумной и беспомощной особы вызывает в человеке, с одной стороны, любовь к богу и страстное желание познать его сущность, а с другой–благоговение и страх перед ним». Забитый, покорный раб, лишенный чувства достоинства, — вот идеал человека по иудаизму.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.55.168 (0.015 с.)