Допущение возможности существования таких систем есть метафизическое допущение.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Допущение возможности существования таких систем есть метафизическое допущение.



7 Тут можно уточнить сказанное ранее. Л. Фейербах принял сущность биологического индивида за сущность человеческого ин­дивида, причем первую сущность он вполне отчетливо не выделил.

8 Необходимость обучения молодых особей особями старшего поколения возникает в процессе эволюции органического мира с появлением у живых существ условных рефлексов. Чем сложнее прижизненно образующаяся система функциональных связей жи­вого существа с окружающей средой, тем — в общем и целом, при прочих равных условиях — сложнее и длительнее его науче­ние в процессе его индивидуального формирования.

9 По нашему мнению, чем выше расположен вид на «древе» биологического развития, чем более развита психика у представите­лей вида, тем более как бы «смягчается» противоречие между ин­дивидом в старости и видом, тем значительнее сохраняются черты, свойства, присущие предыдущим стадиям отношения инди­вида и вида.

10 В свою очередь отказ детей от старых родителей означает. что дети находятся, так сказать, «на животном уровне», что у них. как минимум, недостаточна внутренняя социализация. То же справедливо и относительно заботы общества о стариках. Степень ч характер заботы о стариках — один из показателей того, как далеко ушло общество от животных взаимосвязей, преобразо­вало их.

Глава 2

ПЕРЕХОД ОТ ПРОСТЕЙШЕГО ОТНОШЕНИЯ

К СУЩНОСТИ ОБЩЕСТВА

В предыдущей главе мы, по сути дела, характеризо­вали потребление человека как непосредственно тож­дественное с «производством» (и с «производством» собственной жизни, и с «производством» другой жизни), а также отношения, образующиеся в процессе этого по­требления, т. е. отношения по «производству» жизни.

Высшая форма отношений людей по «производству» жизни — это отношения родителей, старшего поколе­ния, и детей, младшего поколения, в ходе которых у детей формируется способность к самостоятельному обеспечению себя предметами потребления. Следова­тельно, способность к самостоятельному обеспечению предметами потребления и сам процесс этого обеспече­ния представляют собой проявление видовых отношений. Иначе говоря, процесс обеспечения предметами потреб­ления есть проявление в деятельности индивидов жизни вида.

Важно напомнить, что и здесь изложение ведется под логическим углом зрения, а поэтому предмет рас­смотрения — человек — выступает как данный. Поэто­му в качестве данной, т. е. уже имеющейся налицо, фик­сируются и биология человека, и соответствующая при­родная среда.

С точки зрения высшей формы отношения индивидов по «производству» жизни весь процесс «производства» жизни предстает как проявление жизни вида и формы, этого проявления. Жизнь вида и индивидов в качестве его представителей осуществляется в противоречии меж­ду организмом (организмами) и окружающей природ­ной средой при решающем влиянии в конечном счете природной среды.

В самой неразвитой форме (обозначим ее в каче­стве формы I) существования этого противоречия по­требление еще непосредственно тождественно с процес­сом обеспечения предметами потребления. Это отноше­ние живых существ к окружающей среде характерно для растений. Среда, обеспечивающая возможность су­ществования растения, окружает его непосредственно. Такое отношение сохраняется у человека и животного (например, таков процесс дыхания), но сохраняется, ко­нечно, в снятом, преобразованном виде.

В этой форме осуществления противоречия между живым существом и окружающей природной средой именно особенности среды в конечном счете решающим образом определяют потребление. Причем здесь потреб­ляющее живое существо непосредственно связано с по­требляемым материалом, обеспечение предметами по­требления непосредственно тождественно с самим по­треблением. Но материал потребления создается ины­ми процессами, нежели процесс потребления. Следова­тельно, если потребление внутренне едино с материалом потребления и непосредственно с ним связано, то обра­зование материала потребления случайно по отноше­нию к потреблению, не связано с ним необходимо.

Более развитой формой (назовем ее формой II) упо­мянутого противоречия служит такая форма, при которой имеет место относительное обособление друг от друга потребления и процесса обеспечения предметами потребления. Относительно обособленное существование процесса обеспечения предметами потребления по отно­шению к самому непосредственному потреблению харак­терно для животных, в отличие от растений. Решаю­щую роль и здесь играют особенности окружающей при­родной среды. Для животных характерна1 не непосред­ственная окруженность их природной средой, обеспечи­вающей их жизнедеятельность, а такая природная сре­да, которая вынуждает их двигаться для обеспечения себя соответствующими предметами потребления. Для этой формы в отличие от первой характерно отсутствие изначальной непосредственной связи живого существа с предметами потребления. Потребление остается, разу­меется, невозможным без материала (а точнее, здесь уже предметов) потребления. Однако установление не­посредственной связи живого существа с предметами потребления опосредствуется относительно самостоя­тельным процессом обеспечения предметами потребле­ния.

Форма II существенно отличается от формы I по характеру связей. В форме II сохраняется внутренняя связь живого существа с предметами потребления и обеспечением предметами потребления (без того и дру­гого жизнь этих существ невозможна). Но тут внутрен­нее единство живого существа с предметами потребле­ния совершается через внешнюю связь внутренне еди­ных, но внешне обособленных различных процессов: по­требления и обеспечения предметами потребления. Это уже не непосредственная связь одного (живых существ) с другим (предметами потребления), а связь, осуществ­ляемая через внешнюю связь, обособленность различных внутренне связанных процессов (потребления и обеспе­чения предметами потребления). А поэтому возмож­ность нарушения единства (вплоть до гибели индивида) здесь несравненно вероятнее, чем при непосредственной связи одного с другим.

Форма II значительно более зрелая форма сущест­вования упомянутого выше противоречия, чем форма I.

И в форме I, и в форме II живые существа не толь­ко испытывают воздействие окружающей среды, но и обратно воздействуют на нее. В форме I это происхо­дит путем потребления материала, черпаемого из окру­жающей природной среды, и выделения продуктов рас­пада. В форме II обратное воздействие на природную среду, присущее форме I, сохраняется в снятом, преоб­разованном виде. Но для формы II характерно наличие относительно обособленного от потребления процесса обеспечения предметами потребления. Последнее же не­обходимо предполагает, во-первых, специальное обрат­ное воздействие на окружающую природную среду, от­личное от обратного воздействия на эту среду процесса потребления, во-вторых, также и специальные средства, органы такого воздействия.

Самое простое осуществление процесса обеспечения предметами потребления в качестве относительно обо­собленного процесса есть его осуществление при помо­щи органов тела. В пределах этой формы процесса обес­печения предметами потребления имеются две главные-разновидности: обеспечение растительными и животны­ми предметами потребления (отрицательное выражение этих разновидностей: защита от неблагоприятного воз­действия растений и от нападения животных). Обеспе­чение предметами потребления растительного проис­хождения представляет собой процесс более простой, чем обеспечение предметами потребления животного происхождения.

У человека сохраняются обе разновидности этой фор­мы обеспечения предметами потребления в более или менее снятом, преобразованном виде. В относительно менее преобразованном виде — это, например, собира­ние дикорастущих растений или охота на животных с применением только органов тела.

Эта форма относительно обособленного процесса обеспечения предметами потребления для своего бес­препятственного осуществления необходимо предпола­гает наличие достаточного количества и качества пред­метов потребления, данных природой в готовом виде. Животный способ воздействия на предметы потребления в процессе обеспечения предметами потребления — в отличие от самого потребления — есть главным обра­зом механическое воздействие на предметы потребле­ния (например, срывание листьев, плодов, применение зубов хищным животным). Природа выступает как «кладовая» готовых предметов потребления, а способ воздействия на эти предметы потребления в рамках от­носительной самостоятельности процесса обеспечения предметами потребления — как по преимуществу ме­ханическое воздействие.

Еще более развитой формой (форма III) обеспече­ния предметами потребления служит использование (главным образом механических) свойств предметов не­органического и органического происхождения (напри­мер, камня, палки, кости) для обеспечения предметами потребления, данными природой в готовом виде. Эта форма в более или менее снятом виде сохраняется у че­ловека. Таково, например, использование палки для сбивания высоко висящих плодов или бросание камня для защиты от нападения животного.

Эта форма промежуточная, переходная, с одной сто­роны, она выходит за рамки предшествующей, а с дру­гой стороны, сходна с ней. В самом деле, тут в каче­стве средств для обеспечения предметами потребления применяются предметы, не представляющие собой ор­ганы тела. И в то же время все это — средства извле­чения из «кладовой» природы готовых предметов по­требления, эти средства действуют как органы тела, как простое, непосредственное продолжение органов тела, как «неорганические органы тела» (К. Маркс). Для того, кто их применяет, они образуют лишь продолже­ние органов тела, хотя сами эти предметы, как средства обеспечения предметами потребления применяются в той функции, которая им не свойственна вне этого про­цесса.

Будучи существенно сходна с формой II, форма III вместе с тем существенно отличается от нее тем, что в качестве специальных средств обратного воздействия на окружающую природную среду используются не только органы тела. И все же пока предметы (процессы) сре­ды, не представляющие собой органы тела, применяются лишь в иной функции, оставаясь сами по себе неизмен­ными, использование их остается более или менее слу­чайным. Решающая роль особенностей природной среды в противоречии между живыми существами и окружа­ющей природной средой сохраняется: средства воздей­ствия, не представляющие собой органов тела и приме­няемые в их неизменном природном виде, позволяют в общем и целом только более полно вычерпывать из «кладовой» природы данные природой в готовом виде предметы потребления.

Если в форме II средствами обратного воздействия на окружающую среду служат лишь органы тела, то в форме III арсенал средств воздействия потенциально оказывается несравненно более богатым. Форме III свойственно то, что процессы, предметы, явления при­роды, используемые для воздействия на другие процес­сы. предметы, явления природы, входят в качестве под­чиненного посредствующего звена в процесс воздейст­вия на предметы и т. п. при помощи органов тела. Сред­ства воздействия в качестве подчиненного момента обусловливаются прежде всего и главным образом строением органов тела, их биологическими возможностями, а также предметом, на который происходит воздейст­вие. Главную роль играют органы тела и предметы, на которые направлено воздействие. Тем самым решающей остается зависимость обеспечения предметами потребле­ния от строения органов тела и от наличия готовых предметов воздействия. Сами средства воздействия, не представляющие собой органов тела, лишь черпаются в готовом виде из «кладезя природы» и только использу­ются в иной функции, а именно в функции средств воз­действия, которое происходит ради обеспечения предметом потребления.

Внутренний предел самой «кладовой» предметов потребления, данных природой в готовом виде, не устра­няется, но возрастают возможности черпать из этой «кладовой» больше предметов потребления, данных при­родой в готовом виде.

Этот внутренний предел устраняется тогда, когда средства воздействия, не представляющие собой органов тела, превращаются из подчиненного в главенству­ющий момент воздействия. Последнее же происходит тогда, когда средства воздействия, не представляющие собой органов тела, па свой лад преобразуют обе крайние компоненты, которые они опосредствуют.

Превращение таких средств воздействия из подчиненного в главенствующий момент само обусловливает­ся крайними компонентами процесса: с одной стороны, применение таких средств сталкивается с сопротивле­нием, противодействием предметов и т. п., на которые направлено воздействие, с другой стороны, имеется недостаточное удовлетворение биологических телесных по­требностей. Средства воздействия, не представляющие собой органов тела и применяемые для получения пред­метов телесного потребления, изменяются и притом не только функционально, но и морфологически, для пре­одоления этого двустороннего противодействия и в со­ответствии со своей предметной природой.

Так как средства воздействия отличаются от природно данных предметов, существующих вне процесса обес­печения предметами потребления, не только функцио­нально, но и морфологически, а также отличаются от органов тела, то предмет, на который направлено воздействие, в конце концов, соответственно преобразует­ся, превращается в искусственно созданный предмет2.

Превращение средств воздействия, не представляю­щих собой органов тела н применяемых ради обеспече­ния предметами потребления, из подчиненного в гла­венствующий момент процесса обеспечения предмета­ми потребления, приобретение ими не только функцио­нального, но и морфологического отличия от предметов, данных природой в готовом виде, преобразование соот­ветственно возможностям этой морфологии средств воз­действия обоих крайних членов процесса обеспечения предметами потребления есть переход к IV форме.

В форме IV разрешается (а тем самым и развива­ется) противоречие между живыми существами и окру­жающей их природной средой. Во всех остальных ранее рассмотренных формах живое существо внутренне еди­но с материалом, предметами потребления, и в этом смысле с окружающей природной средой. Однако при­родные процессы, в ходе которых образуются материал, предметы потребления, есть иные процессы, нежели са­мо потребление. Они лишь внешне, случайно, через свои результаты связаны с потреблением. А поэтому потреб­ление подвержено в конечном счете решающему дейст­вию факторов, не зависящих от него, случайных по от­ношению к нему. Внутренняя связь процессов образо­вания материала, предметов потребления, с самим потреблением отсутствует. Осуществление потребления в этом отношении есть случайность. Чем случайнее по отношению к потреблению возможность наличия пред­метов потребления, данных природой в готовом виде, тем — при прочих равных условиях — более развитым должно быть обратное воздействие живых существ на окружающую природную среду для обеспечения потреб­ления. Следовательно, характер, степень обратного воз­действия живых существ на окружающую их природную среду определяются в конечном счете особенностями этой среды (если выразить это в историческом аспек­те. — изменением окружающей природной среды).

Противоречие между, с одной стороны, функционированием и возобновлением потребления и, с другой стороны, процессами образования предметов потребле­ние, выражающееся в несоответствии (по количеству и качеству) имеющихся в природе готовых предметов по­требления и потребностями потребления, разрешается в корне лишь тогда, когда само образование предметов потребления происходит ради потребления, или, иначе говоря, при подчинении образования предметов потреб­ления процессу потребления. А это с необходимостью наступает там и тогда, где и когда средства воздейст­вия процесса обеспечения предметами потребления, не представляющие собой органов тела, служат главным цементом обеспечения предметами потребления, соот­ветственно себе преобразующим все остальные момен­ты, в том числе образование предметов потребления.

Для этой формы характерно не обеспечение пред­метами потребления, данными природой в готовом ви­де, а обратное специальное воздействие на образование предметов потребления. Тем самым устанавливается утреннее единство не только потребностей, потребле­ния с материалом, предметами потребления, и с процес­сами получения предметов потребления, данных приро­ды и в готовом виде, но и с процессами образования предметов потребления. Образование предметов потребления ради потребления есть производство. Итак, для фирмы IV характерны внутренняя связь, внутреннее единство производства и потребления при решающей роли производства.

Таким образом, в форме IV имеется главенствующая роль средств воздействия процесса обеспечения предме­тами потребления, не являющихся органами тела, по отношению к потреблению, к потребностям, к воздейст­вию органов тела, а также к предметам, на которые они воздействуют. Причем речь идет о средствах воз­действия, морфологически (а не только функционально) отличных от предметов, данных природой в готовом ви­де. Такие средства воздействия преобразуют соответст­венно себе и потребности, потребление и предметы по­требления. Обеспечение предметами потребления оказы­вается созиданием этих предметов ради нужд потреб­ляющего, т. е. образование предметов потребления есть в данном случае их созидание, производство. Следова­тельно, имеется внутреннее единство потребностей, по­требления не только с материалом, предметами потреб­ления, но и с процессами, образования предметов по­требления. Вместе с тем в рамках уже этого внутреннего единства потребления с производством само внутреннее единство существует как расчлененное. В самом деле, процесс обеспечения предметами потребления расчленя­ется: выделяется специальный процесс производства средств воздействия, он отделяется от процесса произ­водства предметов потребления, вместе с тем выделяет­ся как отличный от них процесс добычи предметов для. осуществления этих процессов и научение подрастающе­го поколения всему этому. Главным моментом в форме IV служит процесс производства средств производства.

Главным же моментом во внутреннем единстве по­требления и производства, как уже ясно из сказанного, оказывается производство, хотя оно и возникает и в конечном счете существует ради потребления, а следо­вательно, определяется потреблением, подчиняется ему, тем не менее возникшее, сформировавшееся производст­во решающим образом формирует потребление соответ­ственно самому себе.

До сих пор мы идем в общем и целом от потребле­ния к производству, а поэтому нас интересует прежде всего и главным образом именно то обстоятельство, что производство совершается ради потребления, и мы здесь выделяем то обстоятельство, что потребление внутренне едино не только с предметами потребления, но и с про­цессом их образования (образование, созидание пред­метов потребления происходит именно ради потребле­ния, и в этом смысле подчиняется потреблению).

Потребление внутренне едино с предметами потреб­ления в том смысле, что только в потреблении предмет становится действительным предметом потребления.

Потребление внутренне едино с процессом образо­вания предметов потребления тогда, когда последний есть процесс созидания, производства предметов по­требления, созидания ради потребления. Потребление в таком случае созидает производство двояким образом. Во-первых, «тем, что только в потреблении продукт ста­новится действительным продуктом. Например, платье становится действительно платьем лишь тогда, когда его носят; дом, в котором не живут, фактически не яв­ляется действительным домом. Таким образом, продукт, в отличие от простого предмета природы, проявляет се­бя как продукт, становится продуктом только в потреб­лении» [1, т. 46, ч. I, с. 27]. Во-вторых, «тем, что потребление создает потребность в новом производстве, стало быть, идеальный, внутренне побуждающий мотив производства, являющийся его предпосылкой. Потребле­ние создает влечение к производству; оно создает так­же и тот предмет, который в качестве цели определяю­щим образом действует в процессе производства. И ес­ли ясно, что производство доставляет потреблению предмет в его внешней форме, то ... столь же ясно, что потребление полагает предмет производства идеально, как внутренний образ, как потребность, как влечение и как цель. Оно создает предметы производства в их еще субъективной форме. Без потребности нет производства. Но именно потребление воспроизводит потребность» [там же, с. 28].

Мы здесь идем от рассмотрения потребления к рас­смотрению производства и пока еще не характеризова­ли специально производство, а также созидание произ­водством потребления. Для нас на таком пути важно охарактеризовать пока только то, что переход к произ­водству совершается через установление, обнаружение внутреннего единства потребления с производством (и притом в определенной форме). Специальное же ото­бражение этого внутреннего единства целесообразно дать в процессе и па основе рассмотрения производства самого по себе и воздействия производства на потреб­ление.

В главе о простейшем отношении мы фактически начали отображение общества с собственно потребле­ния, с потребления самого по себе, чтобы в следующей главе подойти к отображению производства. Но потребление само по себе «есть непосредственно также и про­изводство, подобно тому как в природе потребление хи­мических элементов и веществ есть производство расте­ния. Что, например, в процессе питания, представляю­щем собой одну из форм потребления, человек произво­дит свое собственное тело, — это ясно; но это же имеет силу и относительно всякого другого вида потребле­ния, который с той или другой стороны, каждый в сво­ем роде, производит человека. Это — потребительное производство» [там же, с. 27]. Сюда же относится и то, что «... естественный акт создания потомства представ­ляет собой потребление жизненных сил» [там же, с. 26].

Итак, от производства жизни — своей и потомства, а также отношений по этому поводу, т. е., по сути дела,. от собственно потребления (как простейшего отноше­ния), мы переходим к собственно производству, т. е. К производству жизненных средств.

Этот переход совершается в процессе развития про­тиворечия между живыми существами и окружающей их природной средой. В этой главе мы кратко рассмот­рели основные формы этого противоречия, вплоть до той формы, в которой оно разрешается3.

Уже в форме I имеется «предзародыш» определенно­го обратного воздействия на окружающую природную среду ради потребления: избирательное потребление ве­ществ (сюда мы включаем в данном случае и выделе­ние продуктов распада). В форме II обратное воздей­ствие на окружающую природную среду совершается не только непосредственно самим потреблением, но и обособляется в относительно самостоятельный процесс обеспечения предметами потребления, а тем самым и предмет природы не просто потребляется, но подверга­ется воздействию до, вне непосредственного потребле­ния. Следовательно, уже воздействие людей на природу при помощи только органов тела содержит, так ска­зать, в «зародыше» переход от потребления готовых предметов потребления к их производству. Но такое воздействие принципиально ограничено, оно имеет пре­дел в строении органов тела. Это биологически опре­деленный предел воздействия.

Гораздо более богатые возможности имеются в фор­ме III (при воздействии на одни предметы, процессы природы при помощи других предметов, процессов при­роды, причем те и другие используются как данные при­родой в готовом виде). При этом в форме III исполь­зование органов тела остается необходимостью, ибо воздействие совершается ради потребления.

Форма III, как мы уже отмечали, промежуточная. Лишь в форме IV, когда средства воздействия, не пред­ставляющие собой органов тела, приобретают не только функциональное, но и морфологическое отличие от предметов, данных природой в готовом виде, и когда они преобразуют соответственно себе и потребности, по­требление, с одной стороны, и предметы, становящиеся предметами потребления, с другой стороны, тогда само преобразование предметов потребления оказывается производством, которое совершается ради потребления.

И в этой форме остается необходимостью использо­вание органов тела для приведения в движение средств воздействия, не представляющих собой органов тела, ибо воздействие должно быть направленным, оно долж­но совершаться ради потребления4. Правда, использо­вание органов тела низводится на положение одного, и притом подчиненного, рода средств воздействия.

Взаимодействие человека с природой в специфичес­ки человеческой форме (форма IV) выступает здесь с двух сторон: со стороны участия в нем человека, ис­пользования органов его тела и со стороны внутреннего единства с потреблением, т. е. со стороны созидания предметов потребления, со стороны результата воздей­ствия. С первой из названных сторон одно и то же вза­имодействие человека с природой есть труд, со второй— производство. Это — одно и то же, но с разных сторон. Однако понятие «труд» может быть употреблено и в бо­лее узком смысле, как непосредственное использование органов тела человека в сравнении с используемыми человеком природными процессами, совершающимися без его непосредственного трудового участия. В послед­нем значении К. Маркс употреблял термин «труд», от­личая его от термина «производство», когда писал о примерах перерывов рабочего времени: «Таким образом, во всех этих случаях время производства у авансиро­ванного капитала состоит из двух периодов: из перво­го периода, в течение которого капитал находится в процессе труда; и из второго периода, в течение кото­рого форма существования капитала — форма еще не­готового продукта, — предоставляется воздействию ес­тественных процессов, не находясь при этом в процессе груда» [1, т. 24, с. 270]. Если в узком смысле слова эти естественные процессы не находятся при этом в про­цессе труда, то в широком смысле слова они все же включены в сферу труда.

В ходе изложения мы пришли к фиксированию внут­реннего единства процессов образования предметов по­требления и самого потребления. Как такое единство образование предметов потребления есть производство предметов потребления. Причем производство, будучи в конечном счете направлено на создание предметов по­требления, само внутри себя расчленено (на добычу ма­териала производства, производство средств производ­ства, производство предметов потребления, производство человека как участника производства).

Теперь мы перейдем к специальному рассмотрению собственно производства, производства жизненных средств в его внутреннем и притом расчлененном един­стве с потреблением.

Но предварительно еще одно соображение по пово­ду охарактеризованных форм обеспечения предметами потребления. Осуществление первых трех форм решаю­щим образом зависит от окружающей природной сре­ды. Осуществление формы IV решающим образом за­висит от производства средств производства, а не от окружающей природной среды. Но природная среда и в форме IV, во-первых, остается необходимым услови­ем производства, процесса обеспечения предметами по­требления и потребления, во-вторых, в форме IV в снятом, преобразованном, подчиненном виде сохраня­ются отношения к окружающей природной среде, специ­фические для остальных форм, природная среда в сня­том виде входит в производство, а потому и постольку окружающая природная среда представляет собой фак­тор развития производства, процесса обеспечения пред­метами потребления, хотя и не главный, не решающий в производстве самом по себе. Производство есть опреде­ленное взаимодействие человека и природы. Следова­тельно, не только человек воздействует на природу, но и природа воздействует на человека.

В формах 1 и II, поскольку они берутся как отно­сительно самостоятельные, а не просто в их подчиненности форме IV, мы наблюдали преобладающее воздей­ствие природы на человека. Форма III — промежуточ­ная форма. В форме IV решающим, определяющим становится воздействие человека на природу, а воздей­ствие природы на человека — подчиненным. Поэтому специальное рассмотрение формы IV взаимодействия человека и природы мы и начнем со стороны воздействия человека на природу. Взаимодействие же человека и природы со стороны участия в нем человека есть труд.

' Речь идет о характерном для животных и растений, а не о том, что присуще всем животным в отличие от всех растении или наоборот. Растения не абсолютно неподвижны в процессе обеспече­ния своей жизнедеятельности, а среди животных имеются такие, которые имеют довольно сильную выраженность «сидячего обра­за жизни».

2 Разумеется, образование средств воздействия, не только функционально, но и морфологически отличных от данного при­родой в готовом виде, ведет к определенному преобразованию и другого крайнего компонента — организма живого существа. Од­нако, напоминаем, при логическом рассмотрении необходимо исхо­дить из биологии человека как из уже данной.

3 Уже здесь следует сказать, что хотя переход к воздействию на процессы образования предметов потребления ради потребления есть разрешение противоречия между процессами образования предметов потребления ц потреблением, однако это противоречие не может быть устранено полностью, оно поднимается на качествен­но более высокую ступень. Человек ради своего потребления под­чиняет природу. Однако у природы, несмотря на ее «подчинение». имеется свой «характер», природное различие процессов создания предметов потребления ч самого потребления не исчезает пол­ностью. Напротив, рост и совершенствование подчинения челове­ком природы вместе с тем ведут к тому, что развивается, во все больших масштабах и глубине обнаруживается «сопротивление» природы разрушению протекающих в пей процессов, «сопротивле­ние», все более затрудняющее поддержание биологического суще­ствования люден. Это «сопротивление» природы в конце концов вынуждает и вынудит перейти от «подчинения» к «равноправию». когда подчинение природы целям человека уравновешивается дея­тельностью человека но сохранению и возобновлению природы, как она существует сама но себе, а также заставляет во все бо­лее возрастающей степени выходить за пределы земного обитания человечества.

От способности человечества сохранить устойчивость этого со­стояния будет в немалой мере зависеть сохранение неизменности его как биологического вида (рода).

Если же в конце концов разрушение природных процессов, как они протекают сами по себе, не будет уравновешиваться их возобновлением в этом «первозданном» виде (нарушение такого «равновесия» будет, по нашему мнению, расти по мере исчерпания возможностей земной среды, включая и земную поверхность, и земные недра, и земную «оболочку»), то перед человечеством рано или поздно встанет дилемма: либо вымирание, либо изменение своей биологической природы. А так как по самой сути дела какие бы усилия человечество ни прилагало, возобновление природных про­цессов в их совершенно «первозданном» виде невозможно, то люди в будущем встанут перед необходимостью и биологически приспо­собиться к новой среде. Длительное, постоянное проживание че­ловека во внеземных, искусственно созданных условиях, па наш взгляд, как раз и приведет в конце концов к какому-то изменению биологии человека (расчеты на то, что искусственно созданная среда, образованная людьми вне сферы земного обитания, в полной мере будет совпадать с естественно возникшей средой, или, вернее. что воздействия той и другой среды на человека будут одинако­выми, на наш взгляд, вряд ли оправданы, влияния на человека искусственного и естественного никогда, по природе своей, не мо­гут быть совершенно тождественными).



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.132.225 (0.025 с.)