ТОП 10:

Алексей Михайлович (1645 – 1676 гг.)



Царствование Алексея Михайловича самое длительное в XVII в. – более тридцати лет. Престол достался ему 16 лет от роду. После венчания на царство Алексею Михайловичу предстояло жениться, так как только женатый человек считался совершеннолетним. После долгих выборов царицей стала красавица Мария Милославская.

Время Алексея Михайловича было наполнено внутренними противоречиями, борьбой. Медный, чумной, соляной бунты, раскол церкви, воссоединение Украины с Россией, разинщина – вот неполный перечень бурных событий того периода. Не случайно «бунташным» назвали XVII в. современники. Почему же современники окрестили царя «тишайшим»? Не было «тишины» ни в бурном времени, ни в характере царя. Это объясняют наличием старинной формулы – тишина и покой, - которая символизирует благоустроенность государства. «Тишайший монарх» - это обладатель тишины, царь, умеющий поддерживать порядок.

До нас дошли лесные отзывы современников, россиян и иностранцев о царе. Царь имел привлекательную внешность, был образован, начитан, впечатлителен, обладал литературным даром, особенно в области эпистолярного жанра, был верен заветам старины, но и восприимчив к западным веяниям, большой любитель соколиной охоты и театральных зрелищ, человек отзывчивый и добрый, но временами вспыльчивый до жестокости, самостоятельный, но и подверженный влияниям.

Несмотря на теневые черты характера, именно при нем государство начинает входить в Новое время. Алексей Михайлович сделал ставку на динамизм, отнюдь не являвшийся идеалом православного средневековья. Он создал в русском обществе XVII в. преобразовательное настроение, требовал быстроты в мыслях и поступках. При нем выдвигается новый тип государственного деятеля – легкого на подъем, много работающего. Царь впервые на Руси стал опираться на умных, знающих людей, независимо от их происхождения. Царский двор был центром, вокруг которого группировались интеллектуальные и культурно-просветительные силы страны – Ф.М. Ртищев, А.Л. Ордин-Нащокин, А.С. Матвеев, Н.И. Одоевский, С. Полоцкий, Ю. Крижанич, В.В. Голицын, патриарх Никон. При их участии в 40-60-е гг. происходят важные изменения во внутренней жизни государства, прежде всего проводятся законодательная и церковная реформы.

 

Соборное уложение 1649 г.

Во второй половине XVII в. Россия двинулась по пути к правовому государству. Взаимоотношения власти и общества регламентировались законами Соборного уложения 1649 г., принятие которого было одним из главных достижений правления Алексея Михайловича. Замечательны полнота и быстрота принятия монументального кодекса – полгода. Для такой небывалой законодательной спешки были важные внутренние причины.

  1. Множество частных указов, появившихся за 100 лет после Судебника 1550 г., хранилось в приказах и записывалось в «Указных книгах». Необходим был единый свод действующих правовых актов и норм. Однако требовалась не механическая систематизация и кодификация, а реформа законодательства в соответствии с изменениями в жизни общества. По сравнению с Судебником 1550 г. Соборное уложение кроме уголовного права должно было включать также государственное и гражданское право, установившееся в России после Смуты.
  2. Соляной бунт 1648 г. в Москве и последующие волнения в других городах.
  3. Дворяне, дети боярские, гости, торговые и посадские люди подали царю просьбу быстрее собрать Земский собор для составления необходимого свода законов.

Разработка проекта Соборного уложения из множества источников была поручена особой комиссии под руководством князя Н.И. Одоевского, ближнего боярина и главного воеводы, возглавившего созданный царем Специальный приказ. Проект Уложения обсуждали в Москве целиком и по частям при участии выборных от 130 городов (среди них 150 служилых и 100 тяглых людей) на заседаниях Собора, проходивших «по палатам» (посословно) с октября 1648 г. по январь 1649 г. Подлинный текст Соборного уложения сохранился в государственном архиве. Это огромный свиток, длиной 309 м, весом 12 фунтов, написанный четырьмя людьми. Материал сведен в 25 глав и 967 статей. Напечатанный с него текст был разослан во все приказы и на места.

Соборное уложение долгое время играло роль Всероссийского правового кодекса. Безуспешные попытки создания нового Уложения предпринимались при Петре I и Екатерине II. Вплоть до 1832 г., когда при Николае I М.М. Сперанским был составлен «Свод законов Российской Империи» (в 15 томах), Соборное уложение выполняло роль свода законов государства – в этом его значение.

В Соборном уложении 1649 г. определялся статус главы государства – царя, самодержавного и наследного монарха. В перспективе подготовлялся переход к абсолютизму.

Данный законодательный свод содержал комплекс норм, регулировавших важнейшие социальные и административные вопросы (см. схему 2). XVI и XVII главы посвящены земельным отношениям. Устанавливалось, что вотчинами имеют право владеть только служилые люди и гости. Таким образом, собственность на землю становилась привилегией дворянства и верхушки купечества. В интересах дворянства сглаживалась разница между условным владением – поместьем и наследственным – вотчиной. Отныне поместья менялись на вотчину и наоборот. Правовой статус поместий и вотчин сближался, а связь между службой и землевладением утрачивалась. Такое положение способствовало экономическому и политическому сближению дворянства и боярства, постепенной консолидации феодалов в рамках единого «дворянского» класса-сословия, с едиными для его членов правами и привилегиями, получившими окончательное законодательное оформление в 1714 г. указом Петра I о единонаследии.

Посадское население обособлялось и прикреплялось к посаду, превращаясь в замкнутое сословие. Все жители посада должны были нести тягло. Их посада нельзя было уйти не только члену общины, но и его детям, братьям, племянникам. Но и в посад нельзя войти никому постороннему. Свободные от тягла «белые слободы» прикреплялись к государственным посадам, т.е. ликвидировались. Посадские общины получали исключительное право на занятие торговлей и промышленностью. Это положение, с одной стороны, ограждало посадских людей от конкуренции, а с другой – способствовало консервации социальной структуры российского общества.

По-новому регулировался и крестьянский вопрос. XI глава отменяла установленные урочные лета, розыск беглецов становился бессрочным, а за их укрывательство устанавливался штраф 10 руб.[4] Тем самым завершалось юридическое оформление крепостного права. Устанавливались наследственность владения крепостными и право распоряжаться их имуществом, крестьяне окончательно прикреплялись к земле. Крепостная зависимость внесла изменения и в структуру крепостного сословия. Это выразилось в значительном увеличении прослойки зависимых крестьян за счет «черных» и дворцовых и стирания граней между их различными категориями. Хотя определенные отличия еще имелись: крестьяне могли принадлежать одному лицу или учреждению. Помещик мог их продать, обменять, передать по наследству. Дворцовый крестьянин мог изменить владельца только в результате пожалования, а вотчины духовных феодалов не подлежали отчуждению. Черносошные крестьяне сохранились лишь в Поморье и Сибири.

 

Уложение 1649 г. включало юридическое понятие «вольные люди» [5]. К концу XVII в. из «вольных» набирались наемные работные люди на фабрики, стройки. Благодаря им в России постепенно складывался рынок рабочей силы – необходимый элемент капиталистического развития.

Нововведения, зафиксированные в Соборном уложении, с одной стороны, упрощали социальную структуру, с другой – способствовали усилению корпоративной замкнутости и становлению четкой сословной организации [6].

Законы были жестокие. Фальшивомонетчикам заливали горло расплавленным свинцом и оловом. Заговор против царя карался смертной казнью, за царское бесчестье вырывали язык. Но самым страшным преступлением в XVII в. считалось «богохульство». Хула на церковь и бога каралась сожжением на костре. Смерть грозила всякому, кто мешал служению литургии. Все эти меры стояли на страже чести и достоинства церкви. Но некоторые пункты Уложения вызывали сильное недовольство церковников. Привыкшее к судебным привилегиям, духовенство было крайне недовольно учреждением особого Монастырского приказа, на который возлагался суд в отношении духовенства. Духовные лица лишались возможности приобретать вотчины или получать их в дар монастырям от мирских людей. Началась упорная борьба. В 1677 г. Монастырский приказ был упразднен. Духовная власть на время одолела светскую.

 

Земские соборы

Земские соборы, выносившие решения от имени «всей земли», до второй половины XVII в. стояли рядом с верховной властью (см. схему 3). Спецификой сословно-представительных органов в России в сравнении в Западном были: возникновение в более позднее время [7], менее значительная роль, слабость и неразвитость, менее активное участие городского населения. Черносошное крестьянство было представлено только на Земском соборе 1613 г.

Земский собор при Михаиле Федоровиче признавался существенным элементом государственного управления. В 1613-1622 гг. Земские соборы действовали почти непрерывно. Правительствующую роль Земских соборов можно объяснить не только

 

молодостью и заурядностью Романова, но и большой активностью уездного дворянства, служилых людей по прибору (особенно казачества) и посадского населения. Именно эта часть населения в Смутное время была инициатором борьбы за государственное и национальное возрождение страны. С установлением в стране относительного спокойствия монархия перестала нуждаться в Земских соборах, которые так и не превратились в постоянно действующий орган. После десятилетнего перерыва (1622-1631 гг.) деятельность соборов возобновилась, но она уже не выходила за рамки совещательного органа, служившего правительству для совета по частным вопросам.

Наиболее полный по сословному представительству Земский собор состоял из четырех курий: Боярской думы, церковного «Освященного собора» во главе с патриархом, представителей дворянства и посадского населения Москвы и других городов. В экстренных случаях Собор собирался не в полном составе. Позднее на Собор стали созываться представители только тех сословий, которые были ближе к данному делу.

Ведущая роль на соборах принадлежала дворянству, что обеспечивало решения соборов в их интересах и делало соборы органами дворянского государства. Право созыва Земских соборов принадлежало правительству, но их решения были необязательными для него и не ограничивали власти царя.

Сословно-представительная монархия в России существовала лишь с формально-юридической точки зрения. Собор 1 октября 1653 г. по поводу присоединения Малороссии стал последним. Земские люди не раз требовали возрождения опального учреждения. В 1683 г. в связи с обсуждением условий Вечного мира с Речью Посполитой был издан указ о созыве Земского собора. Но ввиду продолжения военных действий выборных распустили по домам. От Земских соборов московское правительство отказалось вполне сознательно. Это объясняется стабильностью в государстве, постепенным утверждением абсолютизма и складыванием придворно-аристократической бюрократии.

Прекращение деятельности Земских соборов в России можно считать еще одной упущенной «альтернативной российской истории». В стране наметился переход к абсолютизму, восстанавливалось самодержавие. Власть царя носило все более неограниченный характер. В 1654 г. царь принял новый титул «Божией Милостью великий государь, царь и великий князь всея Великие и Малые и Белые Русии самодержец».

Боярская дума

Вершину иерархии членов пятого класса составлял Государев двор – сословная организация верхних слоев правящего класса, принимавших непосредственное участие в управлении. Государев двор имел четкое деление по чинам, зафиксированным в Разрядах и Боярских книгах. В его состав входили знатные родовитые служилые люди, представители боярской аристократии. Государев двор сложился в самостоятельную структуру в конце XV в., развивался и усложнялся в XVI в. и XVII в., прекратил свое существование в конце XVII – начале XVIII в.

Боярская дума XV – XVII вв. по составу и политическому значению существенно отличается от Дум предыдущих периодов. Членами Думы являлись представители аристократических родов Московского государства. Боярская дума выполняла при царе совещательные функции. В ее компетенцию входили наиболее важные вопросы внутренней и внешней политики, контроль за деятельностью административного и судебного аппарата. В дальнейшем Боярская дума становится ареной острой политической борьбы между аристократией и самодержавием.

Устойчивая тенденция к централизации способствует изменению социального состава Думы в XVII в. Наряду с традиционной знатью все большую роль начинает играть высшая бюрократия, порожденная развитием административного аппарата. Родовое начало вытесняется служилыми. Этот процесс протекает в ожесточенной борьбе между знатью и бюрократией. В результате дворяне и приказные чины приобретают в Думе большую силу. Началась бюрократизация управления. Наблюдался значительный рост придворной и приказной бюрократии. Если в 1640 г. служилых людей насчитывалось 1611 человек, то в 1690 г. – 4657 человек. За 50 лет – троекратное увеличение. Состав Боярской думы увеличился в пять раз – с 29 человек в 1613 г. до 153 в 1690 г. К середине XVII в. резко усилился приток в Думу незнатных чинов, что снизило удельный вес боярской аристократии с 60% в 1658 г. до 20% в 1675 г.

По мере роста численности Боярской думы, увеличения управленческих и судебных функций возрастало значение царской «ближней думы» - узкого круга личных советников царя. Централизация государственного управления выражалась в том, что многие члены Думы назначались управляющими приказов или воеводами в важнейшие административные центры страны.

К концу XVII в. значение Думы значительно снизилось, что привело к ее ликвидации в начале XVIII в. Петр I перестал жаловать в думные чины и постепенно свел на нет деятельность Думы созданием в 1711 г. Сената.

 

Приказы

Основу политической системы России в XVII в. помимо Боярской думы составляли центральные административные учреждения – приказы. Приказная система складывалась стихийно и постепенно, по мере развития централизованного государства.

Приказы были бюрократическими учреждениями, обеспечивавшими жизненно важные для государства функции. Наивысшего развития приказная система управления достигла в XVII в. Всего насчитывалось до 90 приказов, из них постоянных – около 40. Количество приказных в середине XVII в. составляло 800 человек, в конце века – свыше 2700. Приказы делились на отраслевые и территориальные, на постоянные и временные для текущего управления. Среди постоянных приказов имелось три группы: государственные, дворцовые и патриаршие. Главными из приказов были: Разрядный, Поместный, Посольский. Недостатки приказной системы – отсутствие четкого определения и разграничения ведомственных функций между приказами.

Каждый приказ был организационно оформлен. Его возглавлял судья – боярин, окольничий, думный дьяк, дворянин или просто дьяк. Управление приказами осуществляли дьяки – помощники судей. Дьяки происходили из служилого дворянства, духовенства, торговых и приборных людей. Дьяки и подьячие составляли особую служилую группу «приказных людей». Число дьяков в приказах колебалось от 1 до 3-5 человек, а подьячих и писцов в зависимости от объема делопроизводства – от 5 до 400 человек.

Дела в приказах в зависимости от их характера решались либо единолично – судьей, либо коллегиально.

Предпринимались попытки усовершенствовать систему. Были созданы Приказ тайных дел и Счетный приказ. Первый подчинялся лично царю, осуществлял контрольные функции за деятельностью других приказов и выполнением указаний царя, ведал политическим сыском, расследовал дела о злоупотреблении властью. Второй – контролировал финансовые вопросы.

В 1699-1701 гг. было произведено укрепление приказов и созданы новые: Военно-морского флота, Адмиралтейский и др. Так как предпринятые меры не дали требуемых результатов, Петр I провел административную реформу, заменив приказы коллегиями.

 

Местное управление

Централизация государственного аппарата потребовала и изменений в устройстве местных органов власти. Шла замена земского и губного самоуправления, введенного в 50-е гг. XVI в., воеводским управлением. Воеводами в города назначались дворяне, служившие в основном по московскому списку, реже от других городов. Центром уездного управления была съезжая, или приказная, изба. В руках воевод постепенно сосредоточилась вся административная, полицейская и судебная власть в уездах, которых в XVII в. насчитывалось свыше 250.

Уголовно-полицейские дела вел губной староста, выбранный из дворян уезда. Гражданский суд, расклад и сбор податей, распоряжение мирской землей в земской губе (управе) вел земский староста («излюбленный голова») с присяжными помощниками («целовальниками»), выбранными тяглым населением и целовавшими крест в знак присяги на честную, верную службу царю.

Разрастание аппарата управления при слабых возможностях контроля приводило к превращению бюрократии в особый социальный слой, создавая условия для становления абсолютизма. Подобная тенденция проявилась в последней четверти XVII в., что было обусловлено рядом факторов: оформлением самодержавной власти царя Соборным уложением; прекращением деятельности Земских соборов; победой самодержавия над патриархом в период раскола; снижением роли Боярской думы, появлением личной канцелярии царя.

Важное место в становлении абсолютизма занимали изменения в функциях и личном составе армии. Обязанность армии состояла не только в защите государства от врагов, но и в оказании помощи царю держать в повиновении народ. Зарождавшаяся регулярная армия играла все большую роль в укреплении в России самодержавно-монархического строя.

К XVII в. относятся первые попытки устранения недостатков в структуре и деятельности органов управления. Четкого и продуманного плана реформ в этой области не было, шел поиск путей, так как не было осознания необходимости отказа от старых и отживших форм.

 

Церковная реформа

Россия в XVII в. продолжала оставаться глубоко религиозным государством в отличие от стран Европы, где прокатилась волна Реформации. Смута поколебала не только устои гражданской жизни, но и авторитет церкви, переживавшей в середине века явный упадок. Именно церковная регламентация сдерживала процесс изменений в духовной жизни общества.

Реформирование духовной сферы – одно из самых сложных дел. Тем более что православие по сути своей консервативно и мало поддается изменению. Русская церковь продолжала ориентироваться на символы веры, провозглашенные еще в V в. Тем самым обрекала себя на изоляцию не только от католичества и протестантства, но и от европейского православия. В середине XVII в. подобная церковная изолированность сковывала процесс расширения отношений с внешним миром, поэтому в реформировании церкви, наряду с духовенством, было заинтересовано и государство.

Царь Алексей Михайлович воспитывался в греко-фильских традициях. Приезжавшие в Москву греки встречали теплый и радушный прием. Уже дед царя Филарет Никитич произвел исправления богослужебных чинов по греческим образцам. Внук продолжил эту традицию. Идея реформы церкви возникла у царя и его духовника – патриарха Никона, который был исполнителем воли государя. Поэтому после разрыва с Никоном и отстранения его от дел реформу продолжил и осуществил сам царь.

Церковная реформа преследовала две цели: устранение различий в богослужебной практике между русской и греческой церквами, а также введение единообразия в церковной службе по всей России с восстановлением внешнего благочиния духовных лиц.

Таким образом, реформа была весьма умеренна, не затрагивала основ вероучения и роли церкви в государстве. В целом она была нужной, своевременной и правильно задуманной. Но проводилась неумело, поспешно, жестко, без постепенной и терпеливой подготовки общественного мнения в лице служителей церкви и мирян.

Вскоре после избрания патриархом Никон разослал «память» (циркуляр) с обрядовыми нововведениями, поразившими всех как гром среди ясного неба. Так же рьяно и неумело взялся Никон за исправление богослужебных книг. Произошел раскол на сторонников реформы Никона и ревнителей старой веры («староверов»). Результатом раскола стала новая национальная трагедия, разделившая всех россиян – граждан одного государства – на основе идеи. Раскол затронул от 1/4 до 1/3 русских людей. Разделилась не только церковь, но и Русь, душа народа.

Церковная реформа обострила животрепещущий вопрос о власти, точнее, о соотношении власти церковной и государственной. Став патриархом, Никон получил от царя титул «Великий государь». Так именовался ранее отец царя Михаила – патриарх Филарет. Никон воспринял этот титул как превосходство церковной власти над государственной. Тем более что это соответствовало его взглядам и личным амбициям. Патриарх активно вмешивается в светские дела, дает советы царю, осуществляет контроль над Боярской думой в отсутствие царя. Такое положение дел не могло устраивать бояр. В условиях местничества столь высокое положение «худородного» Никона привело к созданию мощной оппозиции против него. В царе тоже произошли перемены. Он совершил военные походы, возмужал, приобрел самостоятельный взгляд на вещи и охладел к «собинному другу» Никону, амбиции которого стали для него неприемлемы.

В 1666-1667 гг. в Москве на церковном соборе были признаны греческие церковные книги, но решительно осужден Никон, и принята следующая формулировка: «Да будет признано заключение, что царь имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх – церковных, дабы таким образом сохранились целой и непоколебимой вовек стройность церковного учреждения». Ценой осуждения Никона церковь сохранила свою самостоятельность, добилась восстановления церковного суда и отмены Монастырского приказа. Но в исторической перспективе церковная реформа явилась прологом к отмене патриаршества при Петре I, подчинению церкви государству в лице императора через создание Синода, ставшего фактически государственной коллегией по делам церкви и духовенства.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.167.74 (0.013 с.)