Жесты: дополнительная или неопровержимая улика?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Жесты: дополнительная или неопровержимая улика?



До появления фонетического языка его функции выполняли жесты.

Мнение антропологов

Язык – враг мой, так что же тогда говорить о жестах и мимике?!

Козьма Прутков. Памятка идущему на дознание

Станцуйте мне бином Ньютона.

Жесты, в отличие от почерка и черт лица, гораздо легче подделать, т. е. изобразить то, что нужно на данный момент. После выхода в свет книги Алана Пиза «Язык жестов» это можно делать на надежной технологической основе. Опять же окружив себя взводом имиджмейкеров, можно в конце концов войти в образ до максимального его правдоподобия. Но… природа человеческая все же лукавая: вдруг позабудешь заученный урок и непроизвольно дашь волю физиологически и психологически более адекватному мышечному движению. Жесты, поза, мимика – древнейшая система коммуникации человеческого сообщества (господин Павлов ее обозначил как первую сигнальную систему), и ее программные блоки чрезвычайно прочно закреплены в нашем подсознании (на уровне так называемой древней коры головного мозга). Учтем, конечно, и культурные традиции, поскольку у каждого народа и нации имеются свои особенности в передаче информации и душевного состояния посредством жестикуляции. Однако слой социальной культуры всегда несоизмеримо более тонок в сравнении с мощным пластом древнейших сигнальных рефлексов общения. Вот эти коммуникативные архетипы зачастую и прорываются непроизвольным движением в наших вполне современных и окультуренных жестах. Так, поглаживание рукой нижней челюсти (или бороды) что у русских купцов, что у дервишей и воинов Аллаха, что у нынешнего менеджера всегда будет означать одно: готовность дать отпор и уверенность в своих силах. Провести рукой, даже невзначай, по широкой дуге подбородка означает проверку и стимуляцию нашего древнейшего оружия защиты и нападения – челюсти с ее резцами и клыками. (Кстати боксеры, именно так разминают свою челюсть, кусаться нельзя, но держать удар и наносить выпады нужно непременно.) А вот если человек прикасается (или подпирает рукой) самый кончик подбородка, то он скорее всего готов больше к словесному отпору, нежели к иным активным действиям. (Эспаньолка – короткая остроконечная бородка – традиционно ассоциируется с профессиями адвоката или преподавателя высшей школы.) Рука, подпирающая щеку, – явный признак утери интереса к происходящему вследствие отсутствия ожидаемых материальных стимулов. А вот если та же рука как бы невзначай потеребит свое ухо, то будьте уверены – клиент проявляет стратегический интерес и пытается интуитивно просчитать будущее.

Жесты «с носом» требуют детализации. Притрагивание к самому кончику – стремление что-либо неприметно разузнать, куда-то тайно внедриться, не оставляя следов, и в целом разведать что-либо деликатное либо пикантное. Еще – выйти сухим из воды. Ощупывание и поглаживание крыльев носа (аналогично, простите, и ковыряние в носу) – неудержимое желание куда-то или во что-то обязательно внедриться, при необходимости производя разведку, что называется, боем. Потирание горбинки на носу – жест упрямства и желания отстаивать свою позицию, как минимум оставаться при своем мнении. Чуть выше расположена переносица, но прикосновие к ней (часто под видом утомления глаз) свидетельствует о чувстве смятения и растерянности из-за каких-то неотложных проблем. То же – потирание височных долей лба: человек напряженно пытается придумать некую комбинацию, чтобы выйти из создавшегося тупика. Увы, оба жеста не из разряда жестов победителя, это скорее попытка отступить с наименьшими потерями. Опущенные веки – также защитная реакция на ситуацию, которая явно не приятна. Зато когда непроизвольно притрагиваются к губам (либо, опять же простите, их слегка облизывают) – выражение неподдельного интереса к происходящему, желание все пощупать и попробовать. Впрочем, женщины еще в давние времена научились умело имитировать эту непроизвольную реакцию.

Интересна расшифровка сигнальных функций пальцев. Снял покров таинственности с «распальцовки» известный психоаналитик Макс Люшер, который более известен своими работами по цветологии. Люшер подтвердил, что указательным пальцем мы действительно тычем, т. е. таким образом поучаем, морализируем, провозглашаем и т. д. Короче, власть ментора или моралиста. Добавьте сюда же уверенность в том, что «так надо» и «я всегда прав». Не слишком удачная жизненная позиция, но в эпоху идеологических диктатур очень даже срабатывала. В наше время даже политическая идеология стала несоизмеримо более гибкой. Кстати, помимо самого жеста, информацией может служить обилие украшений на пальце.

Психологическая функция среднего пальца: демонстрация власти собственного «я» (в астрологии подобная черта характера именуется «юпитерианской» – вполне адекватное сравнение). Вооружать средний палец массивным кольцом с камнем, а чаще перстнем-печаткой любят властные и жесткие натуры, для которых стремление повелевать так же естественно, как для кого-то дышать. Демонстрация среднего пальца символизирует выражение персональной мощи, в том числе и фаллической. Изречения современного новояза типа: «Я тебя сделаю» в жестовом эквиваленте изображаются именно средним пальцем. Что же, каковы нравы, таков и коммуникативный язык.

Безымянный палец демонстрирует приверженность к устоям, традициям, нормам и архетипам. Не случайно именно он удостоился чести быть украшенным обручальным кольцом, ведь брак – институт весьма традиционный, архетипичный и консервативный. Вообще люди, которые обильно украшают безымянный палец перстнями и кольцами, – классические традиционалисты, к тому же весьма болезненно относящиеся к своему имиджу, реноме, паблисити, проще говоря, к своей репутации. Кроме того, они ярые приверженцы устоявшихся систем и правил и ни за что не рискнут их нарушить. Это их основная добродетель и одновременно – ахиллесова пята.

Самый интересный в психоаналитическом ракурсе палец, казалось бы, самый маленький и невзрачный – наш мизинец. Однако легко убедиться, что после отставленного большого это самый подвижный палец. Более того, он один из самых крепких. Тот, кто много печатал на старых механических печатных машинках, может этот тезис подтвердить, ведь на долю мизинцев (при слепом десятипальцевом методе) приходится много буквенных клавишей. Поначалу им печатать трудно, но потом привыкаешь и убеждаешься, что мизинец – весьма грозное орудие. Причем не только для печатной скорописи: в ряде боевых искусств он предназначен для нанесения очень опасных специфических ударов. В психоанализе (опять же по Максу Люшеру) мизинец – выразитель чувства противостояния, оригинальности на грани фола и эпатажа, провокационного фрондерства и просто утверждения собственной неповторимости и самобытности. Присмотритесь к окружающим: кокетка, если хочет показать себя оригинальной и своенравной, обязательно украсит свой мизинец гирляндой колец. Далеко отставленный мизинец, когда человек берет в руку, скажем, бокал, сигнализирует окружающим: «Я могу поступить по-своему, и это будет для вас весьма неожиданным». Непроизвольное постукивание мизинцем по столу также означает неповиновение и стремление проявить себя в более смелом и неожиданном ракурсе, чем того требуют окружающие. Это сигнал нетерпения и одновременно творческого вызова. Тот, кто любит поигрывать мизинцем, непременно готов перешагнуть через устоявшиеся правила и начать игру «за забором», т. е. действовать в стиле «хэджа». Возможно, это всего лишь демонстрация или провокация, но субъект внутренне готов вырваться из тисков косности и традиционализма. В наше время сии качества щедро вознаграждаются, общество технологических свершений жаждет перемен и новых ощущений, как никакое иное. Впрочем, в границах управляемости и определенной толики предсказуемости.

И наконец, сказ о большом пальце. Ну с ним все так же понятно, как и с указательным. Его функция открыто говорит сама за себя. Большим пальцем мы что-либо захватываем и удерживаем. Большой палец символизирует наши реальные возможности, т. е. действительное, а не, скажем, властное могущество. Это то, на что мы на самом деле способны самолично, безо всякого опосредования. Большим пальцем наш далекий предок удерживал в руке дубину, а потом древко и рукоять. Большой палец позволяет руке сжаться в кулак, он – скрепляющий элемент. Древний оскорбительный жест – кукиш, самым непосредственным образом демонстрирует противнику, что у него ничего не получится, ибо палец «схватывания и удержания» бессмысленно зажат между указательным и большим, он дезактивирован и унижен (и большой палец, и его хозяин). Те, кто в жестах активно демонстрируют большой палец, – люди действия, жесткого прагматизма и практической сметки. Они прежде всего рассчитывают на свои возможности и готовы, засучив рукава, самостоятельно реализовывать свои планы. То бишь быть хозяином своей судьбы. Благодаря чрезвычайно гибкому и широко отставленному большому пальцу первобытный человек смог многого достичь. Сей древний архетип, пожалуй, почти без изменений сохранился и в нашем подсознании.

Ответы тех, кого мы приручили

– У вас есть хобби?

– Нет, в свободное время я продолжаю любить родину, работу и семью.

Козьма Прутков. Анкетирование перед загранкомандировкой

Разводите рыб! За ваш счет они не греют космос.

Совет физиков

Человек раскрывается в мелочах и деталях, надо только уметь их подмечать. Конечно, можно полностью вжиться в чужую роль, но даже она будет носить отпечаток индивидуальной неповторимости. Например, в той или иной привязанности и любви к братьям нашим меньшим, т. е. животным. Котов любят натуры независимые и не терпящие вторжения в их личную жизнь. И еще они высоко ценят комфорт и всяческие бытовые удобства, не страдая при этом «вещизмом». Привязанность к кошкам, кроме того, свидетельствует о таких чертах, как коварство и умение в случае необходимости понравиться окружающим. Из социума они всегда сумею «скачать» выгоду для себя, оставаясь максимально свободными. Впрочем, необязательными их не назовешь, ценя свою свободу, они с такой же ответственность относятся и к интересам других, просто предпочитают лишний раз ни во что не вмешиваться.

А вот собаку всегда заведет тот, кто не только плохо переносит одиночество, но и стремится сделать карьеру. Прежде всего в сфере управления, поскольку пес – идеальный полигон для наработки командных навыков. Опять же он компенсирует недостаток дружбы и преданности в человеческих отношениях. В какой-то степени любители собак потерпели фиаско в этих делах скорее всего из-за привычки командовать и крайне нетерпимого отношения к любым проявления оппозиции. Авторитарность у них, что называется, в крови. От окружающих они требуют послушания и еще раз послушания. «Кто не с нами, тот против нас» – их любимое жизненное кредо. В крайних своих проявлениях оно приобретает более зловещую формулировку: «Если не раб, то – враг». Впрочем, надо учитывать и то, какую породу собаки выбирает человек. Например, любители такс вряд ли будут агрессивны по натуре, на искренность и доброту они будут отвечать такой же крепкой привязанностью и надежностью взаимоотношений. Разорвать и предать дружбу для них практически немыслимо. И под их всегдашней приветливостью будет скрываться достаточно твердый и принципиальный характер. К тому же они весьма щедры и готовы прийти на помощь. А вот любители ротвейлеров могут оказаться весьма жесткими авторитарщиками и накопителями, но при этом окажутся людьми, явно избегающими риска и импульсивных решений. Они предпочитают надежность, основательность и предсказуемость мира, который их окружает, и будут за это весьма и весьма настойчиво бороться. Любители овчарок – отличные системологи, преклоняются перед интеллектом и не прочь сыграть иногда по крупному. К риску их толкает сильно развитое честолюбие и интеллектуальная самоуверенность. Те, кто заводят доберман-пинчеров, – всегда готовы к действиям, очень мобильны, наблюдательны, обладают выносливостью и исключительной целеустремленностью. Не терпят проволочек, формализма и занудства. В делах больше рассчитывают на себя и предпочитают автономный фронт работ. Ценители собак бульдожьих пород живут по принципу: «Не тронь меня, а то потом пожалеешь!». В своем кругу – отличные друзья и весьма надежные компаньоны. Если, конечно, ими не пытаются командовать, помыкать либо «пробрасывать». Тогда, конечно, придется столкнуться с бульдожьей хваткой и агрессивной неуступчивостью. Многочисленное семейство терьеров (фокстерьеры, бультерьеры, эрдельтерьеры) выбирают личности, склонные переоценивать фактор силы. Решительности и целеустремленности у них также не отнимешь. Но главное – создать имидж силового превосходства в узкой сфере жизненных интересов (все остальное их менее интересует) и ненавязчиво намекнуть на серьезность «крыши» над ними.

О собаках, пожалуй, достаточно. Всех пород не перечислишь, но глядя на четвероного друга, всегда можно ассоциативно представить характер его хозяина. Надо только, чтобы они пожили пару лет вместе (даже строптивый пес со временем неизбежно подстраивается под хозяина). Их взаимоотношения – это почти откровенная копия того, что хотел бы получить данный индивид от окружающих. Так что не упускайте возможности бесплатно получить столь ценную информацию.

Ну а что собой представляют те, кто любят разводить рыб и рыбок в аквариуме или даже в собственном пруду (сейчас возможности имеются)? Как правило, натуры ранимые и потому стремящиеся «построить» вокруг себя порядок и гармонию. Поразительно, но расчетливости, прагматизма и педантичности им также не занимать. Эдакие наполеоны собственного домостроительства. Чтобы добиться желанного «орднунга» (от немецкого – порядок), готовы быть холодными и даже беспощадными. Гармония мироустройства, как и красота, требует жертв. А во всем остальном они романтичны, чувствительны и адаптивны. Как правило, весьма неплохие семьянины, партнеры и сослуживцы, потому что действуют всецело по расчету и «за просто так» своих схем никогда не меняют. Очень осторожны и в свой интимный мир впускают только избранных и то далеко не сразу. Зато потом сторицей вознаграждают счастливца своей пылкостью и преданностью. Если собственный мир обустроен, почему бы теперь им не понаслаждаться?

Те, кто содержат в доме крыс, мышей, хомячков либо ручную ондатру или нутрию (конечно, не в качестве будущего гастрономического деликатеса), – натуры очень деятельные, работящие, до крайности любопытные и, как ни удивительно, не агрессивные. Кроме того, они любят уют и чистоту. От скандалов и всяческих проблем они предпочитают убегать в свою работу, которую стараются выбирать по интересу.

Пауков разводят не только те, кто ленятся подметать в своей квартире пыль и паутину. Паук – символ одиночества, предельного терпения, трудолюбия и упрямства. Сюда можно также добавить, что свои интересы арахнофилы (в переводе с научного – пауколюбы) порой готовы отстаивать даже ценой жизни. Но тем, кого они полюбят, пожалуй, очень повезет. Вот только разорвать отношения с ними трудно – жалко расставаться с комфортом и ежесекундной заботой. К тому же люди-«пауки» почти трагически переживают любые разрывы с близкими людьми. Ведь ради них они готовы не только на самопожертвование, но и на хитрость и коварство и при этом умеют плести свою сеть на много ходов вперед. А потому их невзрачность всегда обманчива. Учтите также, эти люди скорее изображают страх, нежели испытывают его на самом деле. Пожалуй, они из разряда охотников-одиночек.

Представляет интересен психоанализ тех, кто любят заводить черепах. По большому счету, это попытка уйти от проблем и треволнений современной суеты. Вернуться, так сказать, к естественным истокам. У таких людей мощно развито подсознание, они способны тонко и целостно чувствовать и передавать взаимосвязь времен, явлений и процессов. Вот только их выводы, равно как и их поведение, могут показаться окружающим несколько иррациональными и не совсем объяснимыми. Они – импрессионисты своей судьбы, и им лучше бы жить где-нибудь на первозданных атоллах. Там, где мировой океан доверчиво лижет пятки прагматичным жителям суши.

Разводить маленьких (до двух метров) удавчиков нынче модно и эпатажно. Гости – кто в обмороке, кто в восторге. Змеи мало едят, гигиеничны, легко приручаются и абсолютно преданы хозяину. Главное – подавить в себе биологический инстинкт страха перед пресмыкающимся «гадом». Поэтому серпентофилы (то же, что и змеелюбы) как минимум готовы игнорировать предрассудки и обывательские установки. Пожалуй, даже больше – у таких людей крепкая нервная система и отличная интуиция. Они стремятся перешагнуть за барьер понятных и признанных истин. По ту сторону забора может оказаться куда интереснее. А потому их взгляд на мир абсолютно диалектичен – в настоящем понимании этого слова.

И напоследок немного юмора. Свинья – не только сало, отбивная, колбаса и холодец. Она также может быть другом, товарищем и братом нашим меньшим. Те, кто рискнули завести свинку (минипига), как это делают на Западе и в Юго-Восточной Азии, – точно принимают жизнь во всех ее проявлениях. Они никогда не побрезгуют отыскать жемчужину в куче, ну, догадываетесь сами – чего. В конце концов, дружить со свиньей – значит, уметь держать нос по ветру, как это отлично умеют делать свинки. В отличие от людей, они преданны и дружелюбны.

Медицинская карта

А теперь еще один метод диагностики по более надежным и прогностическим критериям. Таковыми являются наши… болезни. Психоанализ характера человека и его проблем по имеющимся у него заболеваниям как диагностический метод стал популярен относительно недавно, с середины 1980-х (см., например, Теппервайн К. О чем хочет сказать твоя болезнь. – М., 1996, или Виилма Л. Боль в твоем сердце. – Екатеринбург, 2001). Но и до этого о том, чем болеют генсеки и президенты, как-то не принято было распространяться. Не снято сие информационное табу и сейчас. И не напрасно. Медицинская карта может слишком многое поведать о действительной, а не придуманной сущности человека. Вопреки всем желаниям не совсем здорового индивида и внушениям его личной пиар-службы. Впрочем, посудите сами.

Люди, страдающие заболеваниями почек (острые и хронические нефриты, заработанные отнюдь не в ледяном карцере или в результате побоев), – давно уже не честны не только с окружающими, но и самим собой. Почка – индикатор внутренней честности и искренности по отношению к самому себе. Тот, кто давно и с успехом научился обманывать самого себя, вряд ли окажется принципиальным в делах внешних. Так что, пожалуй, отпетые циники и откровенные мерзавцы насчет почечных колик подстрахованы. Как и искренне кающиеся.

Диабетом (не врожденной формой, а нажитой) страдают те, кто потерял способность любить, но изо всех сил стремится к тому, чтобы все окружающие его непрестанно и непременно любили. Короче – дарили «конфетки». Ненормируемая и непроизвольная тяга ко всему сладкому – серьезный сигнал того, что пора делиться с кем-нибудь частицей своей души и сердца. Князь Мышкин, он же «Идиот», любил даже дерево. Его душевные приступы были невротическими, но отнюдь не инсультными. Диабет – профессиональная болезнь революционеров, террористов (любили идею, но, увы, не жизнь вокруг себя) и партийных чиновников (любовь к партии тоже как-то…), а еще агентов всевозможных секретных служб не по долгу и велению сердца, а из-за расчета. Чем больше власти и меньше любви, тем серьезнее следует опасаться диабета.

Подагра и отложение солей – не только перегиб в мясной и мучной диете, но и признак несгибаемого догматизма и высокомерной неуступчивости плюс снобизм и интеллектуальная самоуверенность. Скрипя костьми и суставами, крайне сложно делать бизнес в наш быстротечный век. Зато так удобно гордо и одиноко застыть памятником… самому себе. Можно с флагом на какой-нибудь демонстрации «о былом» либо в кресле-качалке, пописывая мемуары. В любом случае жизнь почему-то неудержимо проносится мимо.

То же можно сказать и о тех, кто страдает застоем крови в венах (варикозное расширение). Они помягче «подагриков», но в целом остались при своих интересах. Было лень двигаться, переключаться, перестраиваться и впитывать нечто новое. Хотелось бы, чтобы все было надежным, устойчивым и так… навсегда. Чтобы за выученный когда-то урок и по сей день кто-то выводил пятерки. Отсутствие гибкости и адаптивности часто прикрывают моралистичностью: дескать вот, страдаем, но терпим. А надо-то было всего лишь сделать шаг вперед. И еще один. И еще. Безвозмездно, для самого себя, просто так, из любопытства к жизни.

Те, у кого болят суставы (артриты), – явно прижаты не столько жизнью к стенке, сколько своим психологическим состоянием повышенной ответственности за все и вся, а также излишней щепетильностью в делах, изначально требующих некой дозы моральной лабильности. Будучи в чем-то Дон Кихотом, не стоит переть прямо на танки, лучше отойти и залечь либо ударить с тыла. И кости будут целы, и танк, глядишь, сгорит. Но в любом случае – это бойцы, вот только с исчерпанным отчасти моторесурсом, а точнее, зажатой во внутренних тисках агрессивностью. Но для ближнего отчаянного боя они незаменимы. Хотя бы потому, что не привыкли отступать и прятаться. Негибкие суставы не позволят. И вряд ли их надломит очередная неудача. Прижатые к стенке на рикошеты не жалуются. Вот если «полетит» (не обязательно от алкогольного цирроза) еще и печень, тогда совершенно ясно – человек взял на себя явно не по силенкам. Нужно срочно сбавлять обороты или готовиться к судьбе крейсера «Варяг». Невриты и миозиты предупредят о локальном «перегреве» прочности еще раньше. Последним аккордом из этой серии может также стать инфаркт.

Интересен психоанализ астматиков. Этим заболеванием страдал пламенный революционер нового времени – Эрнесто Че Гевара. Легочное удушье возникает у тех, кто в целом не приемлет прозу жизни вокруг себя. Такой человек живет возвышенными идеалами и презирает все низменное (астматикам легче дышится среди прекрасных гор, с сияющими вершинами либо на берегу океана). Вообще заболевания легких – признак гордыни. Нарушен контакт с миром, легкие не дышат в полную силу и прекратили полноценный энергообмен со средой. (Так называемая штабная грудь у больших начальников – как признак гордыни и высокомерия по отношению ко всему юдольному, при этом диафрагма живота становится неподвижной и подверженной воспалениям.) Парадоксально, но нуждающиеся в непрерывной опеке астматики тем не менее обвиняют окружающий мир в несовершенстве. Так что чахоточный революционер или террорист вдвойне опасен – он искренне презирает своих будущих жертв. И его сложно соблазнить благами «низменного» мира. Возьмите это на заметку на всякий случай.

Мы любим, когда у человека приятная на вид, ощупь и обоняние кожа. И не напрасно. Кожа – первичная зона контакта. Любого. Поэтому тот, кто имеет психологические проблемы с коммуникацией, обязательно ощутит это на своей коже. Неприятие «грязных мыслей», например о любви, обернется угревой сыпью. Мелкий фурункулез – уже настоящая трагедия контакта, нам совершенно не нравится то, к чему мы прикасаемся, поэтому мы начинаем страдать. Не проще ли уйти, бросить, восстать? Полный разрыв со всем миром выдаст активное шелушение кожи. Наши претензии и высокомерные пожелания по поводу контакта грозят обернуться таким заболеванием, как витилиго. Пожалуй, стоит жить немножко попроще, и тогда не придется во всем видеть лишь лужи да грязь и ждать, когда в руки попадет крупная сверкающая жемчужина. Аллергия – основной показатель отторжения человека от естественной среды. Ее предметное проявление укажет тонкое место, где оборвался мостик контакта человека с тем, что его окружает. Надуманная жизнь предполагает особые стерильные условия. Можно не сомневаться, что страдающие тем или иным аллергическим заболеванием работники вряд ли пойдут в мир – они там уже не приживутся, а потому с особым усердием будут поддерживать свою искусственную микросреду.

Воспаление миндалин и ангина – сигнал организма о том, что мы «заглатываем» что-то не свое и к тому же весьма опасное. Если не реагировать на указанные симптомы, то рискуешь невзначай приобрести «троянского коня» для себя и своего бизнеса. Одним словом, срочно необходим взвешенный аудит проделанных шагов, что-то в них не так безопасно, как хотелось бы. О неприятной и серьезной ситуации заблаговременно предупреждает нос. Его закладывает именно тогда, когда мы беремся за дела, о которых позже начинаем горько сожалеть. Человек с хроническим тонзиллитом – явно не в своей тарелке. Его деловым прогнозам вряд ли можно доверять. Пусть вначале приведет в порядок свой нос. А может, он уже давно лишь делает вид, что работает на вас? Вот организм и выдает двойную игру.

Мигрень – также сигнал о ситуации, которую обычными методами уже не распутать. Те, кто страдают височной болью, явно загнаны в какой-то тупик и лихорадочно ищут выхода, которого в их системе координат скорее всего нет. Понадобятся некие кардинальные и открытые шаги, но отнюдь не очередной хитроумный пасьянс. Либо придется страдать и далее от жуткой головной боли, глотая пачками анальгетики.

Слабительное люди принимают не из-за того, что не совсем удачно все смешали в своем желудке во время очередной трапезы. Запоры, увы, – наказание за скуповатость, меркантильный прагматизм и агрессивное упрямство. Нужно делиться и иногда принимать в расчет волю и желание других. Говорят, еще легчает после искренней исповеди. Видимо, так.

Пожалуй, приведенных примеров достаточно, чтобы убедить читателя в том, что психоанализ болезней высветит далеко не лучшие стороны нашей натуры. И к этому нужно быть готовым. А еще лучше – попытаться изменить себя до того, как болезнь станет очевидной и неуправляемой. Все в наших руках. И тогда психологическое досье по болезни может оказаться в чужих руках, мягко говоря, дезинформацией. Это куда более верный путь, нежели упрямо скрывать от себя то, о чем настойчиво сигнализирует болезнь. Так что, будьте здоровы!



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.015 с.)