ТОП 10:

Культурное строительство в ссср в 20–30–е годы



 

Среди ключевых факторов, которые позволили Союзу ССР в небывало короткие исторические сроки – к исходу 30–х годов – стать второй индустриальной державой мира (после США), был качественный поворот в сфере культурного развития народной массы. Этот социальный процесс вошел в историю страны как культурная революция. Ее основные задачи заключались в создании всеохватывающей системы народного образования и просвещения, развитии науки и подготовки кадров народной интеллигенции, воспитании человека, способного плодотворно участвовать в строительстве нового общества, приобщении людей труда к духовным богатствам, выработанным человечеством. Упор в становлении советской культуры был сделан на то, чтобы обогатить народы страны «знанием всех богатств, которые выработало человечество».

Это была чрезвычайно сложная задача – наверстать в короткий срок то, что было упущено в течение столетий. До Великой Октябрьской социалистической революции три четверти населения России были неграмотными. Большинство народностей и этнические группы, в том числе малые народности Севера, Дальнего Востока, отчасти Северного Кавказа, не имели даже своей письменности, находились на крайне низком уровне культурной жизни. Положение осложнялось острой нехваткой подготовленных или просто грамотных кадров, материальных и финансовых средств, разрушительными последствиями империалистической и гражданской войн, иностранной военной
интервенции.

Государственные, партийные и общественные организации, преодолевая трудности, противоречия и ошибки, настойчиво решали многочисленные проблемы коренной перестройки всего дела народного образования и просвещения, развития высшей школы, науки и творчества, культуры и быта рабочих, крестьян, всех слоев населения.

Уже в первые дни и месяцы после революции Советы в центре и на местах приняли энергичные меры по сохранению культурного наследия прошлого. Так, 25 октября (7 ноября) 1917 г. Петроградский Военно–революционный комитет назначил комиссаров по охране музеев и дворцов; а 27 октября (9 ноября) Наркомпрос организовал учет библиотек, создал комиссию по учету и контролю сокровищ Зимнего дворца.

В первые месяцы Советской власти Совнарком принял ряд декретов об учете и регистрации памятников искусств и старины, о запрещении вывоза и продажи за границу предметов особого художественного и исторического значения, о сохранности библиотек и книгохранилищ, о национализации Третьяковской галереи и других художественных коллекций, о взятии под охрану усадьбы Льва Николаевича Толстого в Ясной Поляне, об увеличении средств (и это при крайнем дефиците финансов) на развертывание культурно–просветительской и издательской деятельности.

В разгар гражданской войны местные Советы, партийные и общественные органы помогли Наркомпросу РСФСР взять на учет и сохранить более 550 старинных усадеб, около тысячи частных коллекций, 200 тысяч произведений искусства.
Владельцам этих усадеб, ценных коллекций выдавались специальные охранные грамоты. «Мы ходим без сапог, – писал видный историк, заместитель наркома просвещения М.Н. Покровский (1888–1932), – а Эрмитаж во время революции и благодаря ей становится первым собранием мира после Лувра и Ватикана... Когда–нибудь русскому пролетарию поставят памятник именно за то, что он, далеко отброшенный всем своим тяжелым прошлым от науки и искусства, им, казалось, совсем чужой, в критические минуты не дал загубить эти редкие у нас тепличные растения, и, голодая и холодая сам, отогрел и выходил их для будущих поколений».

В качестве приоритетной Советская власть выдвинула задачу приобщения к грамоте всей массы трудящихся, особенно подрастающих поколений. Например, уже 9 (22) ноября 1917 г. ВЦИК и СНК своим декретом учредили Государственную комиссию по просвещению под председательством Наркома просвещения А.В. Луначарского, а 18 июня 1918 г. Совнарком РСФСР принял Положение об организации дела народного образования в Российской республике, согласно которому в стране вводилось бесплатное и обязательное общее и политехническое образование для всех детей в возрасте до 17 лет. С осени 1918 г. начало действовать Положение ВЦИК о единой трудовой школе РСФСР, вводится новая орфография, разворачивается сеть курсов по подготовке учительских кадров, способных строить новую школу, растить человека в человеке. Это была одна из главных задач культурной революции. Ибо «культура, – по меткому высказыванию М. Горького (1868–1936), – есть организованное разумом насилие над зоологическими инстинктами людей».

Значительно возросла сеть начальных, неполных средних и средних школ: со 124 тысяч в 1914/15 уч.г. – до199 тыс. в 1940/41 уч. г. Соответственно, число учащихся в школах возросло с 9,7 млн. до 34,8 млн. В 1940/41 учебном году численность учителей превысила 1,2 млн. против 280 тыс. в 1914/15 уч. г.

Огромную работу проделали созданное в 1923 г. Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность», добровольцы–культармейцы и комсомол. За 1920–1940 гг. грамоте обучили 60 млн. человек. Общая грамотность граждан в возрасте от 9 до 49 лет достигла в 1939 г. 87,4%. Советская власть помогла впервые обрести национальную письменность 48 нациям и народностям СССР, в том числе 13 малым народам Крайнего Севера. Добровольно принятым народами СССР средством общения более чем для 120 этносов страны стал русский язык, который открыл всем им широкий доступ к духовным богатствам отечественной и мировой культуры. Русский народ оказал огромную по объему бескорыстную помощь нациям и народностям СССР в развитии культуры, организации книгопечатания, издания газет и журналов на 60 языках, в возрождении разнообразных видов национальных искусств.

В 30–е годы в стране стало обязательным всеобщее начальное образование, завершился переход к обязательному семилетнему образованию. Интенсивно развивалось среднее, общее и специальное профессиональное образование молодежи. Это заметно сказалось на повышении уровня развития производства, росте производительности труда и рационализаторского движения. Все расходы на образование, включая высшее, взяло на себя государство.

Качественные сдвиги произошли в развитии сети высших учебных заведений, подготовке кадров специалистов различного профиля. Государство, несмотря на напряженный бюджет, связанный с форсированием индустриализации, изыскало средства для финансирования вузов, численность которых выросла со 105 в 1915 г. до 817 в 1940. Соответственно, численность студентов в них выросла со 127 тыс. до 812 тыс., или в 6,4 раза. В 1937 году в СССР на тысячу жителей студентов вузов стало приходиться почти вдвое больше, чем в Англии и Италии, втрое больше, чем в Германии. Важную роль в подготовке кадров из числа рабочих и крестьян сыграли рабочие факультеты. Успешно окончившие рабфак имели право поступать в вузы без экзаменов.

В итоге за годы военных пятилеток численность специалистов с высшим образованием, занятых в народном хозяйстве, выросла с 233 тысяч в 1928 г. до 909 тыс. в 1940, то есть почти вчетверо. При общем росте кадров с высшим образованием приоритет отдавался подготовке инженеров (1928 г. – 48 тыс., 1940 г. – 295 тыс.).

Созданная в СССР система народного образования обеспечила реальное право и бесплатный доступ к знаниям всем гражданам, способствовала социально–экономическому прогрессу общества, бурному развитию науки, литературы и искусства.

Ведущим научным центром стала Академия наук СССР. Плодотворно работали созданные в 20–30–е годы Академии наук союзных республик, многочисленные отраслевые научно–исследовательские институты и лаборатории. Мировое признание получили труды Н.Е. Жуковского, К.Э. Циолковского, И.П. Бардина, В.И. Вернадского, Г.О. Графтий, П.Л. Капицы, С.И. Вавилова, А.Ф. Иоффе, Н.Ф. Гамалея, И.М. Губкина, Л.Д. Ландау, С.В. Лебедева, А.Н. Туполева, С.В. Ильюшина, В.М. Петлякова, А.Н. Несмеянова, И.П. Павлова, Д.В. Скобельцына, Б.В., И.В. Курчатовых, Ф.А. Цандлера, С.П. Королева и многих других. Численность научных работников в 1940 г. достигла в СССР 98,3 тыс. против 11,6 тыс. человек в 1914 г. Советские ученые внесли громадный вклад в решение задач технико–экономической независимости, укрепления оборонной мощи СССР, развития научно–технического и социального прогресса нашей Родины.

Глубокий след в общественной жизни, сознании и духовной жизни людей оставляла молодая советская литература. Преодолевая трудности роста, негативные нигилистические тенденции, идеологическое давление политического руководства, писатели, поэты, драматурги создавали многие произведения, ценность которых не снижается с минувшими десятилетиями. Ядро советской литературы тех лет составили М. Горький, Д. Бедный, В.Я. Брюсов, А.А. Блок, В.В. Маяковский, С.А. Есенин, М.А. Шолохов, А.А. Фадеев, Ф.И. Парфенов, А.С. Серафимович, А.Н. Толстой... Вместе с тем замалчивалось творчество А.П. Платонова, М.А. Булгакова, О.Э. Мандельштама, Б.А. Пильняка.

Громко заявило о себе советское музыкальное и театральное искусство. Именно в 30–е годы С.С. Прокофьев, Д.Д. Шостакович, Д.Б. Кабалевский, Т.Н. Хренников, Ю.А. Шапорин, Б.В. Астафьев, И.О. Дунаевский и др. написали произведения, которые вошли в золотой фонд отечественной и мировой культуры. Быстро росла сеть театров, клубов, дворцов культуры, домов пионеров, библиотек, различных культурно–просветительских обществ и учреждений. Практически заново созданное советское кино уже к началу 30–х годов показало на экранах около тысячи «немых», а затем до 500 звуковых фильмов. О прогрессе в культурном строительстве можно судить по приведенным ниже в таблице данным (цифры на конец года):

 

 
Число массовых библиотек, тыс. 13,9 95,4
в них книг и журналов, млн. экз. 9,4 184,8
Число клубных учреждений, тыс. 0,2 118,0
Число музеев (включая филиалы), тыс.
Число театров (профессиональных)
Число киноустановок с платным показом, тыс. 1,5 28,0

 

Реализация программы культурной революции превратила ранее полуграмотную страну в одну из самых образованных в мире, вывело советское общество на высоты культурного прогресса того времени, стала предпосылкой укрепления экономической и оборонной мощи СССР, социального прогресса общества. Важнейшим итогом первых пятилеток явилось формирование многонациональной интеллигенции, вышедшей из народа. На службу народу перешло большинство старой интеллигенции. И хотя во второй половине 30–х годов интеллигенция понесла ощутимые потери из–за сталинского произвола и массовых репрессий, процесс ее формирования нарастал.

Благодаря созданным интеллектом и трудовыми усилиями народа мощной индустрии, эффективной системе подготовки кадров специалистов во всех отраслях народного хозяйства, культурному развитию народа, СССР одержал историческую победу над фашистской Германией в Великой Отечественной войне.

 


основные итоги
социально–экономического развития ссср
к исходу 30–х годов

 

Отношение к этой проблеме в общественном сознании в настоящее время изменилось и мнения разделились. Одни высоко оценивают итоги предвоенных пятилеток, другие рассматривают их через призму сталинщины как черную страницу отечественной истории. На наш взгляд, в оценке итогов развития страны к началу 40–х годов следует учитывать два объективных обстоятельства: во–первых, конечный результат, во–вторых, средства и методы, с помощью которых он был достигнут.

Известно, что период, начало которому положил Великий Октябрь, был переходным от капитализма к социализму, т.е. должен был, по теории, закончиться построением основ социалистического общества. Так был ли завершен переходный период? Единого мнения на этот счет у обществоведов сегодня также не существует. Бесспорно то, что в конце 30–х годов были созданы основные конструкции социалистического общества. Это и был тот конечный результат, к которому СССР шел в процессе мирной созидательной деятельности. Конечно, это был не тот классический социализм, о котором писали и мечтали классики. Называть его можно по–разному: казарменный, военно–коммунистический, бюрократический, государственный социализм и т.д., но это не меняет основного факта: были заложены основы нового общества.

В этот период в сжатые исторические сроки произошли коренные преобразования в области социально–экономических отношений. Вместо элементов пяти различных общественно–экономических укладов господствующим стал один – социалистический. Сформировалась система производственных отношений, базирующихся на общественной собственности на средства производства. Это привело к ликвидации капиталистических элементов и причин, порождавших эксплуатацию человека человеком, безработицу, социальное неравенство. Впечатляющие результаты имела культурная революция.

Определяющим итогом в области хозяйственного строительства явилось создание новой материально–технической базы общества, состоящей из оснащенного современной техникой крупного машинного производства, охватывающей все отрасли народного хозяйства. Сложилась новая структура промышленного производства. Если в 1928 г. удельный вес производства средств производства в общем объеме валовой промышленной продукции составлял около 40%, то в конце второй пятилетки – 50%.
Такая отраслевая структура промышленного производства была типичной для индустриально развитой державы. Ведущие позиции в экономике заняли машиностроение, черная и цветная металлургия, энергетика, горнорудная и другие отрасли тяжелой промышленности. Они стали обеспечивать средствами производства все народное хозяйство. За короткое время страна из аграрной превратилась в великую независимую индустриальную державу. Уже в 1937 г. соотношение промышленной и сельскохозяйственной продукции составило 78,5 и 21,4% против 42 и 58% в 1913 г.

К исходу 30–х годов наша страна вышла с пятого места (в 1913 году) на второе место в мире после США по объемам валовой промышленной продукции. В Европе по этому показателю СССР стал первым. Сократилось отставание от развитых стран по производству промышленной продукции на душу населения. В 20–е годы разрыв был в пять–десять раз, а в конце 30–х годов он составил полтора–четыре раза. Следует подчеркнуть невиданные доселе в истории темпы прироста тяжелой промышленности. В 1928–1937 гг. они составили 18%. В США темпы прироста тяжелой индустрии составляли в 1885–1913 гг. 5%, в западной Европе (1870–1900 гг.) – 3,7%.

Важнейшим результатом было преодоление качественного, стадиального отставания советской промышленности. Преодолевая трудности и противоречия, без помощи извне, а точнее при активном противодействии Запада, Советский Союз завоевал технико–экономическую самостоятельность. В 1937 г. из–за границы ввозилось всего 0,9% машин и оборудования против 85% в 1928 году.

В 30–е годы наша страна стала одной из трех–четырех держав, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в то время человечеству.

Видный итальянский историк–советолог Дж. Боффа в своем капитальном труде отметил, что «середина 30–х годов ознаменовалась в СССР великим результатом: индустриализация становилась реальным фактом. Материальные и человеческие затраты оставались очень высокими, диспропорции – тревожно большими, достижения не всегда соответствующими первоначальным наметкам, но основной итог был неоспорим... Советская промышленность родилась и, что важнее, действовала. В те самые 30–е годы, когда после великого кризиса экономика капиталистических стран фактически топталась на месте, этот успешный итог вносил изменения в баланс мировых сил»[31].

Другой зарубежный специалист, английский историк и экономист Алек Ноув, детально анализируя итоги индустриализации в СССР, писал: «Ошибки были велики, да и цена чрезмерно высока. Можно ли было поступить по–другому? В определенном смысле, ответ может быть только положительным. Никто всерьез не может утверждать, что все ошибки, преступления и перегибы эпохи были неизбежными и закономерными... Действительно, создание Урало–Кузнецкого комбината было очень дорогим удовольствием, потребовавшим огромных средств. Но что было бы с русской армией в 1942 году, если бы она не располагала металлургической базой за Уралом и в Сибири?»[32].

Проведенная сталинскими методами коллективизация позволила в два с половиной раза увеличить выход товарного хлеба. Естественно, что блиц–коллективизация не позволила осуществить желаемые темпы подъема сельского хозяйства. Его валовая продукция, в отличие от промышленности, в 1936–1940 годах оставалась, в основном, на уровне 1924–1928 годов. Средняя урожайность зерновых в 1933–1937 годах оказалась даже несколько ниже, чем в 1922–1928 годах.

Во второй половине 30–х годов миллионы людей труда впервые в мировой истории получили реальные социальные блага, закрепленные Конституцией СССР 1936 года. Значительно расширился доступ к науке, знаниям и культуре.

Вместе с тем, все то позитивное, чего достигла страна к исходу 30–х годов, было омрачено авторитарными методами достижения поставленных целей. В своих решениях Сталин, как правило, руководствовался политической целесообразностью. Его не смущали моральные соображения, не трогали такие вопросы, как человеческие жертвы. В тридцатые годы древняя дилемма «цели и средства ее достижения» разрешилась в конфликте между задачей, считавшейся всемирно–исторической, и уплаченной за нее ценой.

В 20–30 годы страна прошла трудный, полный противоречий и сложностей, но большой героический путь, стала поистине могучей державой. Народ начал пользоваться плодами своего труда. И именно на базе созданной в первые пятилетки интеллектом и трудовыми усилиями народа мощной индустрии
Советское государство смогло выдержать фашистскую агрессию, победить Германию и ее сателлитов в годы Великой Отечественной войны.

внешняя политика ссср
накануне великой отечественной войны

 

Тридцатые годы XX века проходили под знаком опасного обострения международной обстановки, нарастания противоборства западных держав за рынки сбыта, сферы влияния и приложения капитала – за новый передел мира по силам.
Монополии крупнейших империалистических держав – США, Англии и Франции – стремились сохранить сложившийся в их пользу после первой мировой войны раздел мира.
Противостоящая им группировка агрессивных государств в лице Германии, Японии и Италии преследовала цели перекройки карты мира в своих интересах. Особо отметим, что геополитические цели Германии были сформулированы еще в 1891 году Пангерманским союзом, который идейно предшествовал немецкой экспансии на Восток. «Нам необходима свобода рук на востоке и юго–востоке, – писал «Альдойче Блаттер» – орган Пангерманского союза в 1894 г., – чтобы обеспечить германской расе жизненные условия для полного развертывания своих сил и возможностей».

Процесс вызревания второй мировой войны ускорили небывало сильные экономические кризисы в 1929–1933 гг. и 1937–1938 гг., потрясшие капиталистическую систему. Индекс промышленного производства (1929 г. – 100) в 1932 г. составил в США – 54, Германии – 53, Франции – 72, Великобритании – 83. Во всех странах капитала катастрофически возросла армия безработных: в США – 17 млн. (каждый третий американский рабочий), в Германии – 8 млн., Англии – 3,5 млн. и т.д. Резкое обострение социально–классовых противоречий подтолкнуло монополии к установлению фашистских или авторитарных режимов. В зависимости от уровня социально–политического развития страны формировались различные типы и формы авторитаризма и фашизма в Венгрии (1920 г.), затем в Италии (1922 г.),
Болгарии и Испании (1923 г.), Албании (1924 г.), Греции (1925 г.), Литве, Польше и Португалии (1926 г.), Югославии (1929 г.).

Наиболее полно диктатура фашизма проявила себя после установления гитлеровского режима в Германии (1933 г.).Фашистские режимы, их партии и вожди являлись ставленниками наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов промышленного и финансового капитала, стремившегося подавить растущее коммунистическое, рабочее и демократическое движение, и силой удержать власть в своих руках. Еще на подступах к власти Гитлер в своей книге «Майн кампф» («Моя борьба») заявил, что только мечом могут немцы обеспечить себе жизненное пространство на Востоке и только за счет России. Своей главной целью партия Гитлера ставила установление Германией мирового господства.

По сути, «вползание» буржуазных государств во вторую мировую войну началось с момента вторжения Японии в Северо–Восточный Китай, где после оккупации Маньчжурии было создано марионеточное государство Маньжоу–Го. Летом 1937 г. японские милитаристы приступили к захвату китайских земель и заняли Бейпин (Пекин), затем Шанхай. К исходу 1938 г., несмотря на сопротивление китайского народа, под властью японских оккупантов оказалась большая часть станы. Затем последовали вооруженные японские провокации на советской границе в Приморье, в районе озера Хасан (1938 г.), широкомасштабный военный конфликт на реке Халхин–Гол в Монголии (1939 г.).

Соединения Красной Армии и монгольские войска, действуя под командованием комкора Г.К. Жукова, остановили и разгромили японских захватчиков. В ожесточенных воздушных боях советские летчики–истребители сумели превзойти отборных японских асов, сбить 660 самолетов врага, завоевать безраздельное господство в воздухе. Отважно сражались танкисты, артиллеристы и пехотинцы. За героизм и отвагу 17 тысяч воинов были награждены орденами и медалями СССР. 70 воинов удостоились звания Героя Советского Союза, а майоры С.И. Грицевец, Г.П. Кравченко, комкор Я.В. Смушкевич стали первыми в стране дважды Героями Советского Союза.
Жестокое поражение японских милитаристов в районе реки Халхин–Гол стало одной из главных причин, удержавших Японию от выступления против СССР в годы второй мировой войны.

Будучи с 1934 г. членом Лиги Наций[33], Советский Союз выдвинул идею создания системы коллективной безопасности в Европе, дал четкое определение понятия «агрессор» (страна, вторгшаяся в другую страну и ведущая военные действия с целю ее покорения). В соответствии с установками XVII съезда ВКП (б), состоявшегося в начале 1934 г., СССР заключил пакты о взаимопомощи с Францией и Чехословакией, в 1936 г. – договор о взаимопомощи с Монгольской Народной Республикой, а в 1937 г. – с Китаем, которому была оказана военно–техническая помощь в борьбе против агрессии Японии.

К сожалению, империалистические государства, прежде всего Англия, Франция и США, не поддержали предложение СССР о создании системы коллективной безопасности, единого фронта борьбы против агрессивных устремлений Германии и Италии. Цель ведущих государств Запада состояла в том, чтобы направить агрессию на Восток. Идея была не нова. Уинстон Черчилль еще в 1918 г. писал: «Задача захватить Россию слишком тяжела для одних держав–победительниц. Если мы действительно этого захотим, то осуществить эту задачу можно только с помощью немцев». Возрождению и поощрению экспансии германского милитаризма на Восток, подготовке нового «крестового похода» против Советского государства и была подчинена недальновидная, по сути преступная, антинародная политика западных держав, включая США, в период между двумя мировыми войнами.

При явном попустительстве западных держав и Лиги Наций Италия в 1935 г. захватила Абиссинию (Эфиопию).
В 1936–1939 гг. Германия и Италия организовали интервенцию с целью разгрома республиканской Испании. В марте 1938 г. Германия насильственно присоединила Австрию.

30 сентября 1938 г. в Мюнхене состоялся позорнейший сговор Англии (Чемберлен) и Франции (Деладье) с Германией (Гитлер) и Италией (Муссолини), согласно которому Германия получила право на захват Чехословакии. 1 октября 1938 г. германские войска оккупировали Судетскую область, а в марте 1939 г. – всю Чехословакию. Мюнхенская капитуляция, по оценке итальянского историка Джузеппе Боффа, «...покрыла французских и английских участников этого акта несмываемым позором. Этой оценкой, однако, не исчерпываются ее результаты. Мюнхен одним махом изменил всю европейскую ситуацию. Уже значительно ослабленная ранее, вся Версальская система рассыпалась на части»[34].

В этой кризисной ситуации СССР оставался единственной страной, готовой прийти на помощь Праге в случае, если аналогичным образом поступила бы Франция. Однако Советский Союз оказался неуслышанным и изолированным. По поводу гитлеровской агрессии промолчала и Лига Наций. Более того, правительство Англии вело закулисные переговоры с Германией, нацеленные против СССР. Как свидетельствует история, Мюнхен снял препятствия на пути агрессивных устремлений Германии, приблизил начало второй мировой войны.

В условиях роста военной угрозы усилия политического и государственного руководства СССР сосредоточились на решении двух главных задач: поиска средств предотвращения или хотя бы оттяжки неизбежной войны и активизации мер по укреплению обороноспособности страны.

Попыткой объединить усилия по предотвращению военной угрозы стали переговоры СССР с Англией и Францией в марте–августе 1939 г. о коллективной безопасности.
Однако английская и французская делегации не имели полномочий для заключения соглашений. В случае войны они собирались выставить против агрессора 6 дивизий (СССР готов был выставить 136 дивизий). Со стороны Англии и Франции переговоры имели совещательный характер и на деле преследовали цель поощрения броска Гитлера на Восток.

Правящие круги Запада руками фашистского блока рассчитывали уничтожить Советское государство. «В те довоенные годы представители крупных финансовых и торговых кругов в западных демократических странах, включая и Соединенные Штаты, – писал впоследствии тогдашний заместитель госсекретаря США С. Уэллес, – были твердо уверены, что война между Советским Союзом и гитлеровской Германией будет только благоприятна для их собственных интересов. Они утверждали, что Россия непременно потерпит поражение, и тем самым будет ликвидирован коммунизм»[35]. Западные стратеги жестоко просчитались. Именно их страны и народы стали первой жертвой гитлеровской агрессии.

Для Советского Союза к лету 1939 года возникла реальная военная угроза на Западе и Дальнем Востоке со стороны участников «Антикоминтерновского пакта» – Германии, Италии и Японии. Требовалось принятие срочных мер, чтобы отвести угрозу войны на два фронта в момент, когда считанные дни отделяли мир от трагедии второй мировой войны.

Не добившись заключения советско–англо–французского военного союза, который мог бы стать реальной преградой войны в Европе, СССР, будучи в полной изоляции, принял предложение Германии о заключении пакта о ненападении сроком на 10 лет. Заметим, что в 1938 г. пакты о ненападении подписали с Германией Англия, Франция, а затем Польша, Латвия и Эстония.

23 августа 1939 г. Молотов и Риббентроп подписали Договор о ненападении, а также соглашение о разделе сфер интересов Германии и СССР в Восточной Европе, что было зафиксировано в секретном протоколе, так как затрагивало суверенитет ряда соседних государств. 28 сентября 1939 г. состоялось подписание еще одного советско–германского договора «О дружбе и границе».

Заключая договор, Германия и СССР преследовали собственные цели. Для Гитлера договор облегчил нападение на Польшу, для И.В. Сталина – способ оттянуть войну, внести разлад в антикоминтерновский пакт, выиграть время для подготовки страны к отражению агрессии. Но если договор от 23 августа 1939 г. вытекал из логики конкретно–исторической обстановки, то договор о дружбе и границе от 28 сентября стал большой политической ошибкой. Переход сталинского руководства на позиции «дружбы» с фашистским государством деморализующе подействовал на международное демократическое, коммунистическое и рабочее движение, размывал оценки Германии как агрессора, в том числе и у советского народа.

Состоявшийся в декабре 1989 г. Второй Съезд народных депутатов СССР в своем постановлении дал правовую оценку германско–советского договора о ненападении. В нем констатируется, что «содержание этого договора не расходилось с нормами международного права и договорной практикой государств, принятого для подобного рода урегулирований», но «...разграничения «сфер интересов» СССР и Германии и другие действия находились, с юридической точки, зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран». Съезд осудил секретные протоколы к договору и признал их «юридически несостоятельными с момента их подписания». На практике договор Германии и СССР утратил юридическую силу 22 июня 1941 г.

1 сентября 1939 г. войска вермахта вторглись в Польшу, которая вскоре оказалась разгромленной. После консультаций с США связанные с Польшей союзническими договорами Англия и Франция объявили войну Германии. Их примеру последовали Австралия, Новая Зеландия, Канада, ЮАР.

Развязанная империалистическими группировками вторая мировая война стала трагическим фактом для мирового сообщества. Но далее началась «странная война». Располагая в тот момент значительным перевесом сил, войска Франции и Англии не оказали Польше военной поддержки, не вели военных действий против Германии, молчаливо подталкивая ее к движению на Восток. Это позволило Германии к лету 1940 г. безнаказанно оккупировать Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию и Люксембург. В течение всего 40 дней – с 10 мая по 22 июля 1940 года – потерпела поражение и капитулировала Франция. К июню 1941 года Германия и ее сателлиты завершили покорение Европы.

После нападения Германии на Польшу, 17 сентября 1939 г., советское правительство приняло решение о вводе войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, захваченных Польшей в результате агрессии против Советской России в 1920 году. Эти земли вновь вошли в состав УССР и БССР, избежав в тот момент германской оккупации. Границы страны значительно отодвинулись от жизненно важных промышленных и административно–политических центров СССР. Однако освободительный поход Красной Армии совпал по времени с фашистской агрессией, что вызвало неоднозначный резонанс у мировой общественности и польского населения.

Драматическим образом складывались отношения СССР с Финляндией. Проявляя обоснованную озабоченность безопасностью и близостью пограничной линии у Ленинграда, советское правительство в 1939 г. неоднократно предлагало Финляндии сдать в аренду стратегически важный полуостров Ханко, передать СССР ряд островов в Финском заливе, часть Карельского перешейка и часть полуостровов около Мурманска. В обмен финской стороне предлагали вдвое большую территорию в Карелии. Однако подстрекаемое извне правительство Финляндии отклонило советские предложения, более чем вдвое увеличило численность дивизий на границе близ Ленинграда, организовало ряд военных провокаций. Неуступчивость сторон привела, в конечном счете, к войне.

Военные действия между СССР и Финляндией начались 30 ноября 1939 г. Они показали недостаточную подготовленность частей и соединений Ленинградского военного округа к наступательным операциям в условиях зимы на укрепрайоны противника. Активную помощь оружием и финансами оказывали финской стороне западные державы. После первых неудач Красная Армия нанесла решающие поражения противнику. Осознав неизбежность разгрома своей армии, 12 марта 1940 г. Финляндия подписала мирный договор с Советским Союзом. В итоге была обеспечена безопасность северо–западных границ СССР, в первую очередь – Ленинграда.

Важное значение для укрепления безопасности юго–западных рубежей Советского Союза имело мирное решение вопроса о Бессарабии (захваченной Румынией в 1918 г.) и Северной Буковины. В конце июня 1940 г. после обмена нотами между СССР и королевской Румынией на территории Бессарабии была восстановлена советская власть. 2 августа 1940 г. Молдавская АССР и Бессарабия образовали Молдавскую ССР. Северная Буковина объединилась с советской Украиной.

С прибалтийскими странами, которые со времен Петра I и до 1919 г. входили в состав России, отношения складывались в экстремальных условиях второй мировой войны. В связи с появлением в Германии карт «новой Европы», на которых прибалтийские государства были включены в состав третьего рейха, под давлением общественного мнения осенью 1939 г. правительства Эстонии (29 сентября), Латвии (5 октября), Литвы (10 октября) заключили с Советским Союзом пакты о взаимной помощи. По этим пактам СССР получил право разместить на территории прибалтийских стран некоторое количество сухопутных войск, авиации и ВМФ. Вскоре, не без политической поддержки сталинского руководства, в странах Прибалтики от власти были отстранены профашистские режимы и сформированы народные правительства. Народные сеймы в Литве и Латвии, Государственная дума в Эстонии – новые законодательные органы – провозгласили восстановление советской власти. В августе 1940 Верховный Совет СССР принял решение удовлетворить просьбу Латвийской, Литовской и Эстонской советских социалистических республик о вхождении их в состав СССР. В то время у значительной части населения имели место симпатии как просоветские, так и, в меньшей степени, прогерманские (у буржуазных слоев). Вступление стран Прибалтики в состав СССР стало серьезным вкладом в их безопасность, развитие экономики и культуры, восстановление исторических связей.

Таким образом, внешняя политика СССР, проводимая в первый период второй мировой войны – с сентября 1939 по июнь 1941 г. – позволила почти на два года уберечь страну от урагана начавшейся смертельной схватки противоборствующих империалистических держав. Однако в обстановке культа личности И.В. Сталина ряд важных задач, связанных с обеспечением безопасности страны, не был решен. Это повлекло тяжелые последствия в начале гитлеровской агрессии против СССР.

укрепление обороноспособности ссср
накануне немецко–фашистской агрессии

 

Военная угроза, нависшая над Европой после прихода к власти в Германии в 1933 г. гитлеровского режима, потребовала от государственного и политического руководства СССР корректировки военно–экономической политики. На основе установок съездов партии, VII съезда Советов Союза ССР (январь–февраль 1935 г.) в годы второй и третьей пятилеток опережающими темпами наращивался военно–экономический потенциал, создавались оборонные предприятия–дублеры на востоке страны. Так, если ежегодный прирост промышленного производства составлял в третьей пятилетке 13%, то в оборонных отраслях темпы роста возросли до 39%. За три с половиной года третьей пятилетки (1938 г.–июнь 1941 г.) в строй действующих вступило 3,5 тысячи крупных, включая оборонные, предприятий. Это позволило выпустить 7,6 тыс. танков, 17 тыс. самолетов, свыше 80 тысяч орудий и минометов.

Силами советских ученых и инженеров удалось создать лучший в мире средний танк Т–34. В 1940 г. коллектив ученых под руководством члена–корреспондента Академии наук СССР, впоследствии (1941 г.) Героя Социалистического Труда А.Г. Костикова испытал первую в мире систему залпового огня – реактивную установку БМ–13, получившую у фронтовиков наименование «Катюша». Разработку пусковой установки возглавлял И.И. Гвай, боевую головку сконструировал В.Н. Лужин.

Аналогичные системы появились в США лишь в 1942, а в Германии – в 1943 г. Благодаря творческим усилиям КБ выдающихся авиаконструкторов А.Н. Туполева, С.В. Ильюшина, С.М. Лавочкина, А.С. Яковлева, В.М. Петлякова, А.И. Микояна на вооружение ВВС поступили первоклассные истребители – ЯКи, МИГи, ЛаГГи, «летающий танк» – штурмовик ИЛ–2, пикирующий бомбардировщик ПЕ–2 и др., однако новая техника в массовом масштабе начала производиться после начала войны.

Наряду с внедрением образцов нового вооружения и военной техники наращивался выпуск стратегической продукции: станков, высококачественной стали, алюминия, магния, синтетического каучука, высокосортного бензина.

В соответствии с установками XVIII съезда ВКП (б), который состоялся в марте 1939 г., развернулос







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.112.145 (0.013 с.)