ТОП 10:

Положение Наполеона III с 1859 г.



Наполеон, со своей стороны, старался противодействовать этому недоверию свободным направлением своей торговой политики. Вскоре в 1860 году состоялось подписание торгового договора с Англией, за который английские торговцы, — и не без основания, — превозносили его. Со стороны немцев, которые действительно могли иметь опасения при виде неожиданно заключенного мира, Наполеон также старался оградить себя от нареканий, демонстрируя намерения самого успокоительного свойства, приведшие, наконец, к свиданию в Баден-Бадене (в июне того же года) императора французов с принцем-регентом Пруссии и многими другими германскими государями.

На личные позиции Наполеона внутри его владений благотворно подействовала победоносно законченная война, доставившая французам еще две блестящих победы, при Мадженте и при Сольферино и, что еще более должен был ценить народ в своем государе, — своевременное прекращение военных действий. После победы он даровал амнистию, которая, однако, была встречена злобными выспренними возражениями со стороны вождей враждебно настроенных партий в иностранных владениях, где их последователи находились в безопасности. Эти великие люди еще больше озлобились на «изменника 2 декабря», который доказал им, что он далеко не так простоват, как они себе представляли, или делали вид, что представляют.

Положение Наполеона было тяжелое и полное противоречий. Он был одновременно наследником престола и укротителем революции и в его положении относительно событий 1859 и 1860 годов выступила наружу эта двойственность и связанные с ней противоречия. В качестве первого, т. е. наследника престола, Наполеон помогал делу революции в Италии и даже поднял ее; он не препятствовал итальянской народной партии нарушить Виллафранкский договор, завладеть Неаполем и половиной церковных владений; и он же вынужден был охранять Рим от их притязаний, потому что не мог обойтись без клерикальной партии, а благодаря ей и без папы. Довольно искусно он сумел придать этим противоречиям вид посреднической, умеренной политики, которая имела у итальянцев некоторый успех. Наполеон был настолько умен, что ясно видел, в какой именно мере мог рассчитывать на клерикалов, как на надежную опору, и потому сделал некоторые уступки парламентской системе, допустив, чтобы впредь сенат и законодательные учреждения отвечали на тронные речи государей посланиями, при обсуждении которых правительственные комиссары давали необходимые разъяснения по внутренней или внешней политике.

Законодательному корпусу также был разрешен некоторый финансовый контроль и даже прессе была предоставлена большая свобода действий. Полностью уяснить себе положение французских финансов было бы весьма трудно, так как оптимистические взгляды на них сильно противоречили пессимистическим, — и наоборот. Благосостояние страны, видимо, увеличивалось, а министрам без портфеля, которым приходилось быть представителями палат в качестве «министров-ораторов», предоставлялась, таким образом, полная свобода и даже необходимость сыпать цветами своего красноречия, не щадя красок, чтобы придать им благоприятный оттенок в глазах своей страны и всей Европы. Этого было совершенно достаточно для того, чтобы неудачные предприятия представить весьма выгодными и успешными, и в высшей степени исполненными духом патриотизма.

Влияние национализма

В мае 1863 года законодательный корпус окончил свои заседания. Против 249 правительственных кандидатов новые выборы выставили лишь 34, которые были выбраны помимо воли первых; но в числе этих 34-х был и Тьер, избранный в Париже, где главным образом выбирали кандидатов оппозиции. Французский император созвал новое министерство, во главе которого стал в октябре того же года самый опытный и самый значительный из всех государственных деятелей-бонапартистов — Эжен Руэ. На этот раз в тронной речи императора главным образом и с особенным значением говорилось об одном обстоятельстве, которое было в тесной связи с победоносным значением идеи национальности, с польскими делами.

Эжен Руэ (Rouher)

Восточные земли. Турция

Самым важным последствием итальянского переворота было возрождение событий в Польше; но и в других восточных государствах он имел значительные последствия. Среди них наибольшую опасность для Турции так же, как и для Австрии представляли собой межнациональные конфликты. Европейским государствам пришлось в 1860 году двинуть военные силы в Сирию, вследствие давнишней вражды друзов[33] (магометан) и маронитов[34] (христиан), обитателей Ливана, которые довели эту вражду до резни, и жертвами ее оказались христиане. Следствием ее было вторжение в сирийские владения Порты и Франции, в виде 6000 человек войска.

Вследствие же Парижского мира в обоих придунайских государствах — в Молдавии и Валахии — пошло на лад дело их объединения, в котором им тайно помогали Россия и Франция. В то время дворянство Западной Европы, даже в таких центрах, как Вена и Париж, было не особенно образованно и ощущало потребность в более широком развитии, стремясь, в то же время, и к более видной роли в государстве. Некоторое время еще держался Парижский мир, а вместе с ним и раздельность Молдавии и Валахии. Однако в начале 1859 года в народном собрании в Яссах, а затем и в Бухаресте, был избран господарем Александр Куза, а в ноябре того же года, на самых либеральных началах произошло и окончательное слияние обоих господарств в одно целое под общим названием Румынии.

Это новое государство занимало территорию в 2000 кв. миль с населением в 4 000 000 человек — число настолько почтенное, что Порте поневоле пришлось признать его независимым в фирмане,[35] выпущенном в декабре 1861 года, с оговоркой, что фирман этот вступает в силу лишь после смерти Александра Кузы. Одновременно с Румынией, еще немало беспокойств причиняло Порте христианское население Сербии, Боснии и Черногории; но эти беспокойства не имеют исторического значения, как не имело значения греческое восстание, свергнувшее бесплодную баварскую династию, в лице короля Греции Оттона I, в 1862 году. Однако национальные стремления, как ни был силен дух греческого народа, были направлены не в ту сторону, куда было бы желательно и полезно для государства, и потому не достигли цели; главная же вина королевского управления была в том, что оно не доводило до конца завоеваний и расширений границ государства, какие были бы желательны для греческого честолюбия. Довольно долго искали державы замену Оттону, и наконец выбор их остановился на несовершеннолетнем датском принце Вильгельме. В сопровождении воспитателя и наставника своего, графа Спонека, юный принц высадился в Афинах 31 декабря 1863 года и, в качестве короля Греции, принял имя Георгиоса I. Не с пустыми руками вступил он на берег своей новой отчизны: он принес ей в дар Ионические острова, которые были ему дарованы Венским договором и от которых Англия добровольно отказалась.

Россия с 1857 г.

Во внешней политике России по отношению к Западной Европе, со времени Крымской войны, не произошло ничего выдающегося; но нельзя сказать того же по отношению к политике России на дальнем и ближнем ее азиатском Востоке. Здесь, прежде всего, укажем на приобретение обширного Амурского края, которым Россия обязана Муравьеву, генерал-губернатору Восточной Сибири.

Но прежде, чем определить значение этого важного приобретения, припомним вкратце историю всей колонизации Сибири Россией, со времени завоевания небольшого «Сибирского царства» Ермаком. Уже в конце XVI века, в царствование Бориса Годунова, борьба с сибирскими племенами прекратилась, и в начале XVII века московские цари беспрепятственно строили городки и маленькие укрепления (острожки) по сибирским рекам, высылали в Сибирь поселенцев, давая им льготы, снабжая их конями и орудиями земледелия с тем, чтобы они заводили там новые поселения и занимались землепашеством. Одновременно с этой колонизацией приобретенной территории продолжались дальнейшие поиски и исследования местности к востоку от Сибирского царства. Все эти поиски и весьма ценные географические открытия были произведены сибирскими казаками, которые с поразительной смелостью, маленькими партиями, проникали в непроходимую глушь сибирских лесов и чащоб, покоряли московским царям местные племена и собирали с них в царскую казну дань драгоценными мехами. С 1640 года русские села появились на Лене и в Сибири было распространено христианство; сорок лет спустя казаки уже утвердились на Амуре и построили здесь городок Албазин, который много лет геройски защищали от нападения китайцев. Но по неосмотрительности правительницы Софьи (или, вернее сказать, ее уполномоченного посла), городок был уступлен Китаю; а между тем и вся остальная (Восточная) Сибирь, не исключая Камчатки, вошла в состав владений обширного Московского государства. Отчасти постепенно возрастающее могущество и значение России в Азии, отчасти и сами события последней (Восточной) войны, вынудили Россию искать себе более прочного и более выгодного положения на азиатском Востоке — искать новых земельных приобретений на берегах Восточного океана.

Владея верховьями и большей частью среднего течения Амура, Россия видела необходимость владеть и устьями этой важной реки, и вот эту-то политическую и дипломатическую миссию удалось необычайно умно и ловко выполнить Муравьеву. По трактату, заключенному им с Китаем в Айгуне, в 1857 году, весь приамурский край без малейшего кровопролития был уступлен Китаем России; а три года спустя, в 1860 году, по Пекинскому трактату, приобретен был и Уссурийский край, причем Россия твердой ногой стала на берегах Японского моря и русские приморские владения распространились почти до самой Кореи. За столь важные услуги, оказанные России, Муравьев был возведен в графское достоинство, и к фамилии его присоединено прозвание «Амурский».

Граф Муравьев-Амурский

Два года спустя, после заключения Айгунского договора, была окончательно покорена Россией и другая богатейшая страна — Кавказ, где в течение 65 лет, со времен Екатерины II, велась упорная борьба с независимыми горскими племенами. С самого начала XIX века горцы принимали участие во всех войнах Персии и Турции против России; а затем, в царствование императора Николая I, в горах Кавказа проявилось сильное религиозное движение (мюридизм),[36] соединившее разрозненные племена горцев под командованием храброго и предприимчивого имама (духовного вождя) Шамиля; и ожесточенная борьба с ними не прекращалась, хотя русские постепенно продвигали все далее свои укрепленные позиции, прокладывали внутрь страны новые пути и расширяли сферу своего влияния. Особенно много, в этом смысле, сделано было генералом А. П. Ермоловым.

Однако Шамиль упорно вел борьбу с русскими войсками в Закавказье, и особенно вредил России своими действиями во время Крымской войны. Вот почему тотчас по окончании ее император Александр II решился во что бы то ни стало покорить горцев и подчинить их русскому владычеству. Эта трудная задача поручена была князю Барятинскому, издавна известному своим мужеством и опытностью в войне с кавказскими горцами. Под его командованием главные усилия кавказской армии были направлены на завоевания самой дикой части восточного Кавказа — Чечни и Дагестана, где русским войскам приходилось преодолевать величайшие препятствия, представляемые кавказской горной природой, и в то же время вести отчаянную борьбу с горцами. Постепенно большая часть горских племен покорилась России, и наконец Шамиль с небольшой горстью своих приверженцев, должен был искать себе убежища на самой восточной окраине Дагестана. Но и здесь русские войска его настигли, овладели его неприступным Гунибом и вынудили к сдаче (1859 г.); а император Александр II милостиво принял этого заклятого врага России, дал ему пожизненную пенсию и дозволил ему поселиться с семейством в Калуге.

Фельдмаршал князь А. И. Барятинский

Не менее трудным было и завоевание западной части Кавказа, в которой горские племена получали постоянную поддержку со стороны Турции и Англии, которые, пользуясь тем, что у России не было военного флота на Черном море, подвозили горцам на кораблях порох, оружие, всякие военные запасы и подсылали людей, способных руководить военными действиями горцев. В этой части Кавказа главное командование над русскими войсками было поручено генералу Евдокимову, который после долгой борьбы наконец сломил упорство горцев. Весной 1864 года последние остатки воинственного горского племени отчасти подчинились русскому владычеству, отчасти выселились в Турцию — и вся страна в такой степени прочно вошла в состав владений Российской империи, что наместником Кавказа мог быть назначен великий князь Михаил Николаевич.

Великий князь Михаил Николаевич







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.009 с.)