ТОП 10:

Последняя битва. Бурбаки oттеснен в Швейцарию



Корпус Вердера (четырнадцатый) принадлежал к вновь сформированной немецкой южной армии, отданной под командование генерала Эдвина фон Мантейфеля. Прочие корпуса, седьмой и второй (вестфальцы и померанцы), спешили к нему усиленными переходами. При сильном морозе, сменившемся оттепелью, шли они по занесенным снегом горам. Неприятель их не тревожил. Итальянский союзник французской республики, Гарибальди, находился у Дижона, командуя 20-тысячным отрядом, состоявшим из вольных стрелков разных наименований, мобилен, отрядов, называвших себя одни — польскими, другие — итальянскими легионами. Эта армия пыталась задержать переход немецких войск, но такая задача была ей не под силу.

Гарибальди поздравлял свои банды с победами, которые одерживались ими, молодыми воинами свободы, между тем как, в сущности, генерал Кетлер со своей бригадой нарочно завлекал армию Бурбаки все далее на восток, подставляя ее под удар, которым, уже в четвертый раз на протяжении этой войны, разом уничтожались армии в несколько десятков тысяч человек. 23 числа французам был уже отрезан обратный путь на Лион. Им оставалась лишь одна, граничившая с Швейцарией дорога на юг. Их теснили к ней три немецких корпуса, действовавшие совместно. Луч надежды блеснул французам 29 числа: мэры деревень, через которые они проходили, оповещали их о заключении перемирия. Но им пришлось узнать лишь из главной немецкой штаб-квартиры о том, что восточные департаменты не были включены в условия этого перемирия: замечательный французский министр иностранных дел, Фавр, забыл упомянуть об этой мелочи в своей телеграмме Гамбетту. Гибель должна была свершиться; 31 числа была отрезана французам и эта последняя дорога, и 83-тысячная армия, доведенная до самого жалкого положения, перешла на швейцарскую территорию.

Генерал Бурбаки

Национальное собрание, определенное Парижской конвенцией, открыло свои заседания в Бордо 12 февраля. Оно избрало Тьера главой исполнительной власти во французской республике и уполномочило его вести мирные переговоры, придав ему комиссию из 15 членов. Предварительные условия были приняты 1 марта бордосским собранием — 546 голосами против 107. Тьер мог отстоять для своей страны лишь Бельфор, который сдался на условиях капитуляции 15 февраля, после храброго сопротивления и последним из всех других крепостей. В условиях мира значилось: отчуждение Эльзаса и части Лотарингии с Мецом и Тионвилем (263 кв. мили с 1 500 000 жителей); контрибуция в 4000 миллионов марок; оккупация части французской земли с постепенным выводом из нее войск.

В тот же день немецкие войска вступили на короткий срок в Париж, для фактического ознаменования своей полной победы. Окончательный мир был подписан 10 мая 1871 года во Франкфурте-на-Майне.

 

 

Книга VI

ОТ ФРАНКФУРТСКОГО МИРА ДО НАЧАЛА ПРАВЛЕНИЯ НИКОЛАЯ II В РОССИИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Европейские государства после Франкфуртского мира

Последствия войны. Германия

С 17 марта император-главнокомандующий победоносной армии вернулся в Берлин, а 16 июня происходило торжественное вступление войск в столицу нового Германского государства — событие, во всей Пруссии вызвавшее соответствующие празднества. 18 июня, день битвы при Ватерлоо, был объявлен днем всеобщего благодарственного богослужения во всей Германской империи. События, так быстро следовавшие в последнее время одно за другим, давали обширную пищу ораторскому искусству духовных лиц, в этот день обращавшихся с проповедями к пастве. Длинный ряд побед, заглаживавших собой некогда пережитый позор революционных и наполеоновских войн, живая связь, сказавшаяся между разрозненными германскими народами и в борьбе с общим врагом, и в общих заботах по уходу за больными и ранеными, масса замечательных людей, проявивших свою деятельность за это время, — все это переполняло сердца германцев понятной гордостью и патриотическим сознанием собственного достоинства. Всем было приятно сознавать, что в трудную годину войны, войска и народ проявились как нечто целое и нераздельное, и во главе народа выступил целый ряд выдающихся деятелей — полководцев, дипломатов, государственных людей: 73-летний император Вильгельм, кронпринц Фридрих Вильгельм, кронпринц Саксонский, великий герцог Мекленбургский и принц Фридрих Карл, с одной стороны; а с другой — Бисмарк, Мольтке, Роон и множество других, менее выдающихся и менее заметных деятелей, которые, однако же, всюду проявили себя хорошо подготовленными к своему делу и добросовестно исполнили свой долг даже и в весьма непростых случаях и положениях.

Вильгельм I, германский император, прусский король

Фридрих, великий герцог Баденский

И вот нация вдруг сознала себя богатой силами и неистощимой в средствах. Плод этих побед, союзное государство, объединенное в виде новой Германской империи, уже совсем созревший упал с дерева. 21 марта 1871 года собрался первый сейм воссоединенной Германии; 4 апреля была готова имперская конституция, приспособленная к новому положению дел: президентом союза стал германский император, число членов союзного совета повышено с 43 до 58, а выборных в рейхстаг представителей доведено до 382; южным германским государствам предоставлены некоторые особые несущественные права; каждый гражданин одного из германских государств признан гражданином и всех остальных.

Впрочем, в Германии нимало не обольщались тем, что с этой войной и этим миром и для остальной Европы должно было наступить время полного удовлетворения и спокойствия. Однако же одновременное учреждение сильного германского и более или менее сильного итальянского национальных государств сулило возможность упрочения европейского мира в ближайшем будущем. Появление этих двух новых государств в центре Европы как бы существенно исправляло созданное Венским конгрессом положение дел, уже и ранее измененное в некоторых менее важных пунктах — учреждением королевства Бельгии, королевства Греции, устранением нидерландского, датского и, в особенности, австрийского вмешательства в управление Германией; Австрия должна была ограничиться своими исключительными государственными задачами; Франция была ослаблена, ее высокомерие и властолюбие ограничено и тем самым обеспечен был нейтралитет меньших государств — Швейцарии, Бельгии и Голландии. Вот почему период последнего 25-летия от 1870 года и почти до конца XIX века, составляющий последнюю часть нашей книги, по крайней мере по отношению к западноевропейским странам, прошел довольно мирно.

Зато не было недостатка в различных проявлениях иной, не воинственной борьбы. Наоборот, ее было более чем когда-либо: громадная перемена в отношениях европейских государств, произведенная вышеописанными событиями, должна была неизбежно вызвать, как и реформации XVI века, сильное оживление, ожесточенную борьбу противоположностей в области религиозной, политической и общественной жизни. Однако же мы должны решиться закончить набросанную нами картину, ибо главная выгода, какую мы можем извлечь из всемирно-исторического обозрения, в том именно и заключается, чтобы обозревающий имел возможность познать и окружающую его жизнь, и свою собственную, и те обязанности, какие он на него возлагает в общей связи с историей человечества; а к этому познанию он может прийти только тогда, когда ознакомится с окружающей жизнью в форме исторического изложения.

Германия — империя

В Германии скоро освоились с ролью центральной и до некоторой степени первенствующей европейской державы, так как эта роль весьма естественно ей и подобала по ее географическому положению, по численности населения, по обширному пространству и по гармоническому распределению высшего образования среди этого 40 000 000 населения. Политическое единство, как это выяснилось впоследствии, оказалось довольно хорошо подготовленным в народе в течение последних четырех десятилетий: в маленьких государствах народонаселение с радостью и с пониманием почувствовали себя членами единой великой державы, созиданию которой содействовали и они тоже. И между тем как прежняя империя рушилась вследствие противоборства территориальной силы с централизующей, — в новой империи проявилось здоровое и вполне гармоническое соотношение между элементами центристскими и федералистскими.

Идея единения, элемент централизации, в период времени до 1876 года (к которому мы подойдем позже) сделала еще несколько существенных успехов и положительных приобретений: так, проведен был германским рейхстагом военный закон (1874 г.), определивший состав войска в мирное время на последующие 7 лет в количестве 401 000 человек; закон о ландштурме (1875 г.), которым завершилась военная реорганизация Германии; выкуп бумажных денег, принадлежащих отдельным государствам, государственный закон о печати, распространение гражданского брака и введение общей дворянской книги на всем пространстве империи, банковый закон с учреждением имперского банка и его отделений (1876 г.); важнейшим же приобретением были четыре судебных закона, которыми второй рейхстаг привел к надлежащему концу такое дело, о котором со времен Карла Великого никто в Германии и помыслить не дерзал (1876 г.). Эти законы, после многолетней и основательной подготовки в особых комиссиях, создали общий для всех порядок гражданского процесса, конкурсных дел, судопроизводства и уголовного процесса — и 190 голосами против 100 были проведены вопреки всяким доктринёрам сутяжничества, всяким тайным и явным врагам новой Германской империи.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.112.145 (0.007 с.)