ТОП 10:

Вхождение Неаполя в состав Италии



Так разрешал римский вопрос этот отважный революционер несмотря нa то, что не получал поддержки ниоткуда. Все державы, за исключением Англии, относились к Сардинии неблагосклонно; даже Франция грозила ей разрывом дипломатических отношений, в случае вторжения пьемонтских войск в Церковную область. Правительство Виктора Эммануила находилось в весьма затруднительном, но, в то же время, и благоприятном положении. Оно вынуждено было действовать и не могло попусту терять времени, потому что иначе все свершилось бы революционным путем. Поэтому сардинские войска, под командованием Фанти и Чиальдини, вступили в Церковную область (11 сентября). Рим и его окрестность охранялись французами, но в это время Мархии и Умбрия присоединились к Итальянскому королевству, и папские войска, под командованием выписанного из Франции генерала Ламорисьера, потерпели поражение у Кастельфидардо, к югу от Анконы, которая сдалась генералу Фанти.

29 числа французский посол действительно был отозван из Турина, но Кавур не свернул с дороги, указываемой происходящими событиями, и которая не могла уже не привести к цели. Войска Виктора Эммануила вошли и в пределы неаполитанского королевства для совместного действия с Гарибальди, что было необходимо, потому что он был готов попасть под влияние таких республиканских фантазеров, как Мадзини и Ледрю-Ролен. Две неаполитанские крепости, Капуя и Гаэта, еще держались; в последней из них находился сам король Франц II со своей отважной супругой, баварской принцессой. Капуя капитулировала 2 ноября 1860 года, Гаэта — 13 ноября 1861 года, после мужественного сопротивления. Через месяц сдалась Мессина; в этот же период в Неаполе, Сицилии, Умбрии и Мархиях происходили народные голосования с тем же общим результатом.

14 марта 1861 года Виктор Эммануил принял титул короля Италии, к которой принадлежало теперь все население полуострова: 22 миллиона человек. Гарибальди, вступивший в Неаполь рядом с Виктором Эммануилом (7 ноября 1860 г.), вслед за тем удалился на остров Капреру.

Виктор Эммануил, итальянский король. Гравюра работы Мецмахера, 1859 г.

Слияние населений различных итальянских провинций произошло сравнительно быстро и легко; парламентская система при этом показала свою силу. За исключением Австрии, новый порядок вещей в Италии был признан всюду без затруднений, ввиду свершившегося уже факта и невозможности осуществления прежнего проекта держав — уладить дела полуострова посредством конгресса.

Еще 30 мая Англия признала за новым королевством его королевское достоинство, а 15 июня и Франция последовала ее примеру. 6 февраля того же года «вторая» прусская палата, по представлению вождя либералов барона фон Винке, приняла важное и предусмотрительное решение, вставить в свой ответ на тронную речь итальянского короля оговорку, что она, «как в интересах Пруссии, так и в интересах Германии, не думает идти наперекор преуспевающей консолидации Италии». Не прошло года, как Россия и Пруссия также произнесли свое признание за Италией королевского достоинства. Это новое государство могло не особенно печалиться, что в этом случае Испания, Бавария и несколько мелких германских государств составили исключение: зато в Австрии его права находились на прежних условиях, и для обоих правительств — австрийского и итальянского — их обоюдное положение было совершенно ясно и определенно.

Римский вопрос

Объединение далось Итальянскому королевству чрезвычайно легко; единственной трудностью оказывался теперь для него Римский вопрос. Он был тем более труден и опасен, что папская власть обладала, так сказать, удвоенной силой, потому что на ее стороне было католичество всего мира, и особенно потому, что это ставило в затруднительное положение императора французов, который был дружественно расположен к Италии, и в то же время должен был оказывать уважение клерикалам. Ум и находчивость Кавура также ничего бы не смогли поделать с католической Церковью, для которой не могло иметь значения его заманчивое выражение: «свободная Церковь в свободном государстве». Умирая (в 1861 г.), он повторял его монаху, напутствовавшему его на смертном одре. Но какая же это «свободная» Церковь, если она стремится только властвовать над принадлежащими к ней людьми и их душой, или, вернее, поработить их?

Министры, продолжавшие дело, начатое Кавуром, — Рикасоли, Роттацци и Фарини, ничего не добились в деле решения этого вопроса, потому что на все попытки к примирению с «заальпийским» королевством, папа отвечал своим непоколебимым: «Non possumus» (не можем). В то же время и для итальянского правительства не представлялось возможным нарушить права Рима, как настоящей (и даже будущей) столицы Италии. Летом 1862 года Гарибальди на свой страх и риск предпринял дерзновенную попытку решить этот вопрос с помощью военной силы; он оставил свой остров и в окрестностях Палермо собрал добровольцев. Однако революция уже была подавлена, а его ополчение, едва высадившись на материке, было встречено королевскими войсками при Аспромонте. В результате сражения Гарибальди был ранен и взят в плен.

Итальянскому правительству предстояло решить столько трудных задач, что даже этот важнейший для него вопрос ему пришлось на некоторое время отложить: его решение последовало само собой тогда, когда был окончательно разрешен вопрос о составе Германской империи, которая получила новое государственное устройство. Его повлекло за собой, собственно говоря, весьма незначительное для Италии событие, случившееся в конце 1863 года. Но прежде чем приступить к нему, посмотрим, какие перевороты (из которых первым был итальянский) повлекло за собой в Европе событие 1859–1860 годов.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.004 с.)