ТОП 10:

Внутренняя политика СССР в последние годы жизни И. В. Сталина



Внутренняя политика Советского Союза в первые послевоенные годы отвечала тем мобилизационным задачам, которые ставило перед страной ее руководство. Наследие предшествующего, довоенного периода составляли тотальное господство коммунистической идеологии, определявшей всю политическую жизнь страны, система массовых репрессий. Однако появились и новые тенденции. Основным их содержанием являлось дальнейшее укрепление режима личной власти И. В. Сталина. Он все менее считался даже с идеологическими рамками, решительно изменяя их по необходимости. Это отвечало интересам укрепившегося государственного аппарата, работу которого нередко сковывали рамки марксистской идеологии.
В условиях начавшейся «холодной войны» с Западом для сталинского руководства не могло быть и речи о демократизации внутреннего строя. Некоторые меры по расширению полномочий Советов предназначались только для упрощения единой системы руководства страной. Главными направлениями внутренней политики стали дальнейшая мобилизация и централизация. Меры, принятые в предвоенной обстановке, прежде всего отказ от альтернативности при выборах в Советы, стали нормой жизни. Ужесточение режима ощущал на себе каждый гражданин СССР. По стране прокатывались серии идеологических кампаний, призванных не допустить и тени инакомыслия, определить «партийную» (т. е. сталинскую) позицию по всем вопросам духовной жизни, культуры, науки. Политические репрессии, державшие в страхе всех потенциально недовольных, продолжали являться одним из важных инструментов режима. На 1946—1949 гг. пришелся новый пик репрессий. Официально это объяснялось наказанием изменников и послевоенным взлетом преступности, но это было верно лишь отчасти. После войны в СССР вернулось свыше 5 млн репатриантов. Они проходили строгую проверку в фильтрационных лагерях, часть из них, особенно бывшие военнопленные, направлялись в лагеря.

В годы войны из Крыма, с Северного Кавказа были высланы целые народы. Высылались на Восток также люди, боровшиеся против советской власти с оружием в руках: бандеровцы, «лесные братья», сопротивлявшиеся коллективизации жители Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики. На их место в западные районы было переселено до 2,5 млн человек.

Репрессии, как и перед войной, не обходили партийно-советскую элиту. По сути, они стали методом ее отбора. Перед выдвинутыми на тот или иной ответственный пост молодыми работниками нередко ставились крайне завышенные, трудные, а то и просто невыполнимые задачи.

В тот период Брежнев был молодым и энергичным руководителем, о котором многие отзывались положительно.
Можно не сомневаться, что его карьера закончилась бы весьма плачевно, если бы он не справился с восстановлением «Запорожстали».

Самые сильные и энергичные, преуспевшие в невозможном, шли «наверх», на повышение. Те, кто добился хоть каких-то успехов, имели шанс продолжать работу на прежнем месте. Тех же, кто не справлялся и давал слабину, часто ждал суд. Отсев освобождал места для новых испытуемых. В результате подобной, нередко кровавой «ротации» бюрократия подвергалась жесткому отбору. В известном смысле он закалял тех, кто уцелел. Но уже к началу 50-х гг. в среде служащих — основной опоре Сталина еще с довоенных времен — была заметна усталость от постоянно висевшей над ними угрозы наказания. Аппаратчики больше не хотели испытывать постоянный страх за свои кресла и жизни. А сталинская подозрительность со временем только усиливалась.

Некоторые руководители с тревогой воспринимали и новые идейные веяния. Роспуск Коминтерна и смягчение религиозной политики в 1943 г. обозначили резкий поворот Сталина к «государственнической» линии вместо прежней идеологической, «партийной». Возвращались в жизнь многие сугубо внешние приметы царской России — от названия правительства (Совет министров) до вида военной формы. С другой стороны, прошла и частичная реабилитация истории дореволюционного периода с ее героями — деятелями культуры, полководцами, даже монархами. Модный когда-то культурный модерн окончательно осуждался и объявлялся «формализмом». Многое из того, что прежде понималось под понятием «пролетарский интернационализм», теперь бичевалось как «безродный космополитизм». Отвергалось «низкопоклонство перед Западом» во всех формах. Дошло даже до фактического отказа от идеи равенства народов СССР. Эта кампания иногда принимала оскорбительный для некоторых народов характер. Однако из-за принудительного навязывания в течение довоенных лет «интернационализма» она, как правило, встречала положительный отклик у части интеллигенции и в широких массах.

Соответственно этим новшествам в идеологии происходило и ослабление власти партийных органов. Сталин отказался от громкого титула Генеральный секретарь ЦК ВКП(б). Он почти не созывал пленумов ЦК и вовсе не созывал партийных съездов. Заседания Политбюро фактически представляли собой совещания Сталина с отдельными, специально вызываемыми соратниками и не протоколировались. За счет некоторого ослабления партийного всевластия укреплялись органы государственные. Четвертый пятилетний план приняла сессия Верховного Совета без руководящего решения партийного съезда. В центре и на местах партийные структуры оказались под неусыпным контролем подчиненных Сталину органов государственной безопасности.

И в эти самые годы максимального укрепления личной власти Сталин все больше удалялся от повседневного руководства жизнью страны. Виной тому была и его общая усталость, и слабое состояние здоровья — престарелый вождь все чаще болел. Основное время Сталин уже на рубеже 1940—1950-х гг. проводил вне Кремля и даже Москвы. Нередко совещания руководства страны собирались на излюбленной сталинской даче в подмосковном поселке Кунцево.

Определяя общую политику, Сталин все реже вмешивался в принятие конкретных решений. Причиной такой ситуации являлось и крепнущее его убеждение в своей исключительной роли как теоретика, «корифея всех наук». Вождь предавался отвлеченным сочинениям. Основные работы, написанные тогда Сталиным, посвящались лингвистике («Марксизм и вопросы языкознания») и политической экономии («Экономические проблемы социализма в СССР»).

Пока Сталин занимался теоретическими вопросами, в стране накапливались проблемы, которые соратники без вождя решать не осмеливались. Прямые ошибки, совершенные по непродуманным указаниям лидера, никто точно так же не осмеливался исправлять. Это, однако, не мешало борьбе за власть, тем более ожесточенной, чем очевиднее становилось старение Сталина.

В ходе этой борьбы сложились три основные группировки. Одну составляли «старые большевики», прежние соратники Сталина по внутрипартийной борьбе — В. М. Молотов, А. И. Микоян, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, А. А. Андреев. Их, при сложных личных взаимоотношениях, сплачивали настороженность по отношению к идейным новшествам и боязнь новых репрессий. В Политбюро эта группа являлась самой большой, но и самой слабой. Выдвинувшаяся во время войны «ленинградская» группа (А. А. Жданов, Н. А. Вознесенский, А. Н. Косыгин и др.) служила одним из главных двигателей новшеств в политической жизни. Жданов явился инициатором кампаний против «формализма» и «космополитизма». «Ленинградцы» выступали за расширение полномочий органов власти РСФСР. Постепенно обособилась группа курировавшего органы безопасности Л. П. Берия и близкого к нему Г. М. Маленкова. Смерть влиятельного Жданова в 1948 г. вызвала вспышку открытой борьбы между ними и «ленинградцами». Что касается других членов руководства, личных выдвиженцев Сталина (Н. С. Хрущев, Н. М. Шверник, Н. А. Булганин), то они занимали выжидательную позицию.
Общей задачей большинства Политбюро и самого Сталина стало ослабление крайне популярных после Победы советских полководцев. Вечером 24 июня 1945 г. 2,5 тыс. генералов и маршалов явились на прием в Кремле в невиданном золотом шитье своих парадных мундиров, украшенные всеми главными орденами планеты. Они были победителями, это был их праздник.

На приеме в честь Победы Сталин поднял тост, который поразил всех присутствующих: «За здоровье русского народа». Но он не подошел поздравить маршалов (тосты в их честь провозглашал Молотов). Таким образом им явно указали их место в новом политическом раскладе. Слишком популярные полководцы становились опасными для Сталина. Именно поэтому в скором времени Г. К. Жуков был отправлен в Одесский военный округ, К. К. Рокоссовский — в Польшу, А. И. Антонов — в Закавказье. Некоторые маршалы и генералы вскоре были подвергнуты репрессиям (маршал артиллерии Н. Д. Яковлев, маршал авиации А. А. Новиков и др.). Был снят с поста и понижен в звании в результате «расследования» нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов.

Чистка рядов затронула и Политбюро. В 1949 г. министр госбезопасности B. C. Абакумов и Г. М. Маленков с согласия Сталина объявили «ленинградскую» группу антипартийной и антисоветской. Ее членов обвинили и в подзабытом «великорусском шовинизме». Руководители «ленинградцев» — Н. А. Вознесенский, А. А. Кузнецов, М. И. Родионов и др. были арестованы и приговорены к расстрелу. По тому же «ленинградскому делу» прошли тысячи ответственных работников в разных регионах РСФСР. Из видных сторонников Жданова чудом уцелел лишь А. Н. Косыгин.

Однако маятник настроений Сталина уже скоро качнулся в другую сторону. В 1951 г. сняли с поста и арестовали самого министра госбезопасности Абакумова. Его «дело» было задумано Сталиным как первый шаг к привычному уже для него обузданию излишне «разошедшихся» органов госбезопасности, а заодно и к новому «большому террору» против соратников.

Недаром одновременно возобновили начатое в 1948 г. дело Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Созданный во время войны, ЕАК стал важным общественным центром евреев, проживающих в СССР. Популярность в Советском Союзе, известность за рубежом и некоторая автономия от государственных органов вызывали у Сталина настороженное отношение к ЕАК. В условиях «холодной войны» связи ЕАК с международными еврейскими организациями казались подозрительными и опасными. Вынашиваемая руководством ЕАК идея создания новой еврейской автономии в Крыму, роль ЕАК в поддержке СССР Израиля, впоследствии признанная ошибочной, довершили дело.
В январе 1948 г. агенты МГБ убили под видом дорожного происшествия председателя ЕАК народного артиста СССР С. М. Михоэлса, признанного лидера еврейского общественного движения. За этим вскоре последовала кампания против ЕАК как сионистской организации и первые аресты. «Дело ЕАК» было направлено не только против еврейского движения, но и против «старых большевиков». В 1949 г. арестовали главных покровителей ЕАК — старого революционера, члена ЦК партии А. Лозовского и П. С. Жемчужину, жену Молотова. На этом, однако, дело приостановилось. Борьба с «космополитизмом» приняла с января 1949 г. открыто антиеврейскую направленность, слова «космополит» и «еврей» многими стали восприниматься как синонимы. Но работники ЕАК продолжали ждать суда. Процесс последовал только в 1952 г. 13 главных подсудимых во главе с Лозовским были приговорены к расстрелу.

На фоне готовящихся новых репрессий в Москве 5 октября 1952 г. открылся XIX съезд ВКП(б). С Отчетным докладом ЦК на нем выступал Г. М. Маленков, что — как будто — подводило итоги борьбы за власть. Съезд утвердил (задним числом) Директивы по пятому пятилетнему плану. Внешне это восстанавливало прежнее положение партийных органов. Но лишь внешне. Сталин нуждался в партии лишь как в механизме отбора элиты, как в части огромной государственной машины. На съезде объявили, что прежняя Программа партии выполнена, однако разработка новой программы не началась. Были приняты изменения в Уставе партии. В нем существенно расширялся раздел об обязанностях коммунистов. Новая редакция Устава подчеркивала обязанность членов партии не только словом, но и делом поддерживать каждое решение руководства. Знаковым являлось переименование партии. Очищенная за годы репрессий от большевиков с дореволюционным стажем, партия теперь отказалась и от самого имени большевистской. Она стала называться Коммунистической партией Советского Союза (КПСС). Этот символический акт завершил жесткое сталинское «обновление» единственной политической силы СССР.

Самыми же важными являлись изменения в партийной структуре. Вместо прежних Политбюро и Оргбюро ЦК создавался новый единый орган — Президиум. По полномочиям он приближался к прежнему Политбюро. Но состав Президиума сильно вырос — 25 членов и 11 кандидатов. Весь ЦК насчитывал теперь 125 членов и 111 кандидатов.

Расширение руководящего круга за счет молодых выдвиженцев создавало для Сталина мощный кадровый резерв, ослабляло признанных партийных лидеров. Комитет партийного контроля, прежде независимая комиссия, отныне подчинялся ЦК партии. При этом практическое руководство партией возлагалось на централизованный Секретариат. Пост Генерального секретаря в новой редакции Устава не упоминался, но всем было ясно, кто руководит работой Секретариата. На пленуме Сталин предпринял провокационный шаг, попросив освободить его от руководства Секретариатом ЦК.

Среди членов и кандидатов в члены Президиума, избранных на пленуме ЦК 15 октября 1952 г., имелось немало людей, прежде не слишком известных, а то и просто малозаметных. В новый орган вошли, например, ставший в 1947 г. секретарем ЦК М. А. Суслов и избранный в 1950 г. первым секретарем ЦК молдавской компартии Л. И. Брежнев. Среди выдвиженцев Сталина оказались не только партийные и государственные работники, но и представители интеллигенции. С другой стороны, под предлогом болезни в Президиум не избрали А. А. Андреева, члена партийного руководства со времен Гражданской войны. На пленуме Сталин внезапно предпринял открытую атаку на старых большевиков. Он обвинил В. М. Молотова и А. И. Микояна в антипартийной и даже проамериканской позиции, в соучастии с «врагом народа» А. Лозовским. По этой причине Молотову и Микояну отказали во введении в Бюро Президиума — орган, не предусмотренный Уставом КПСС, но созданный по личному распоряжению Сталина.
В такой обстановке 5 марта 1953 г. последовала смерть И. В. Сталина. Для многих она, вне сомнения, оказалась долгожданной. В той обстановке кончина вождя, как казалось, клала предел очевидной и никому не нужной нестабильности.

 

 

«Холодная война»: первые схватки

После разгрома государств-агрессоров во Второй мировой войне у человечества появились все основания надеяться на долгую мирную жизнь. Уже в апреле — июне 1945 г. представители 50 стран собрались в Сан-Франциско, чтобы завершить работу над окончательным вариантом устава новой структуры — Организации Объединенных Наций. Этот процесс заложил новые, послевоенные основы международного сотрудничества. 26 июня 1945 г. устав был подписан 50 странами, включая инициаторов процесса — СССР, Китай, Великобританию, США и Францию.

Пять победителей в войне сформировали Совет Безопасности ООН, обладающий самыми широкими полномочиями.
Одним из существенных последствий уничтожения фашизма и милитаризма стал распад колониальной системы, ведь на момент создания ООН почти 750 млн человек — почти треть населения земного шара — жили под колониальным господством. Восстановление национальной независимости в большой группе стран и формирование новой мировой системы независимых государств стали определяющим направлением развития в послевоенный период.

Однако теперь противостояние капиталистической и социалистической систем вылилось в иную войну — «холодную» — без прямого столкновения армий, даже без разрыва дипломатических отношений. Временами она приводила мир на грань глобальной катастрофы, временами «искрила» вспышками «горячих» конфликтов в разных регионах планеты.

Глобальное противостояние не раз выливалось в локальные войны.
Американский анализ возможностей стратегической авиации, предпринятый в феврале 1950 г., показал, что в первые три дня атомной войны американские бомбардировщики могли бы доставить до цели от 153 до 186 атомных бомб, потеряв при этом от 56 до 180 своих самолетов. Цифры зависели от времени суток, тактики действий авиационных соединений и ответных действий советской ПВО.
В то же время у американских политиков и военных не было ясности относительно того, какие военные и политические последствия мог бы иметь атомный удар по СССР.

Первые конфликты с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции

В Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии при содействии советской военной администрации устанавливались режимы «народной демократии». Здесь к власти пришли местные компартии, иногда во главе левых «народных фронтов». Особенное возмущение Запада вызвал бескровный переворот 1948 г. в Чехословакии, закрепивший власть за коммунистами. В Польше советские войска вынуждены были вступить в боевые действия против разрозненных сил антикоммунистических повстанцев. В польской гражданской войне погибло около 1 тыс. советских солдат.
В Югославии коммунисты во главе с И. Б. Тито при относительно небольшой помощи Красной Армии освободили страну от немцев и сами разгромили своих противников. В Албании коммунисты без помощи Красной Армии изгнали итальянских оккупантов и пришли к власти. Население, стремившееся к социальным реформам, в целом поддержало приход к власти коммунистов в Центральной и Восточной Европе.
Разработанный в США «план Маршалла» предусматривал оказание помощи пострадавшим от войны странам Европы. Однако участие в реализации этого плана с самого начала обусловлено «демократическим», а фактически антисоветским курсом стран — получателей помощи. Делегация из 83 лучших советских экономистов во главе с председателем Совета министров В. М. Молотовым прибыла летом 1947 г. в Париж для конкретных переговоров. Документы из рассекреченных ныне архивов показывают, что создатели «плана Маршалла» сильно опасались участия в нем Москвы. Сталин, в свою очередь, ожидал удара Запада.

Советский разведчик, чиновник британского МИДа Гай Берджес сообщал, что восточная зона оккупации в Германии в отличие от трех западных никогда не получит американской экономической помощи. Историки сегодня сходятся в том, что Конгресс США в случае присоединения СССР к «плану Маршалла» сделал бы эту помощь сугубо декоративной. В реальности «железный занавес» отделял тех, кто получал помощь по «плану Маршалла», от тех, кто ее не получал. Советская сторона предложила изменить процедуру оказания помощи: каждая страна представила бы списки необходимых ей товаров, и США действовали бы на основе двусторонних соглашений со странами-получателями. Это предложение было отвергнуто.

2 июля 1947 г. Сталин приказал Молотову, уже обсуждавшему конкретику плана, покинуть французскую столицу. Соединенные Штаты могли теперь консолидировать тех, чьи экономические системы были открыты для их влияния.

США надеялись, что некоторые восточноевропейские страны решат противостоять СССР и согласятся получить помощь по «плану Маршалла», что могло бы изменить соотношение сил в Европе. Действительно, руководители Польши и Чехословакии В. Гомулка и Т. Масарик стремились получить американскую помощь. Однако советское давление сделало это невозможным. Польское правительство было вынуждено отказаться от участия в «плане Маршалла». Чехословацкому руководству советская сторона заявила, что участие в «плане Маршалла» будет рассматриваться как политика, направленная против СССР.

Советская реакция на «план Маршалла» являлась оборонительной, однако американское руководство отнеслось к этому иначе. Посол в Москве Смит увидел в происходящем «не что иное, как объявление Советским Союзом войны и стремление добиться контроля над Европой».
Для регулирования экономических взаимоотношений в Восточной Европе в январе 1949 г. был создан Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), куда вошли СССР, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния и Чехословакия. Уже через месяц к СЭВу присоединилась Албания (участвовала в нем до 1961 г.), в сентябре 1950 г. — ГДР, в 1960—1970-е гг. — Куба, Монголия, позднее были заключены соглашения об участии в работе СЭВа Вьетнама, Северной Кореи, Югославии, Финляндии, Ирака, Мексики. СЭВ стал первой международной организацией социалистических стран — советским противовесом «плану Маршалла». Реально он нацеливался не столько на взаимопомощь, сколько на одностороннюю и безвозмездную помощь младшим партнерам со стороны СССР.

Оборонительные меры СССР

В начале 1947 г. советский Генеральный штаб разработал «План активной обороны территории Советского Союза», который должен был решить три основные задачи: «обеспечить надежное отражение агрессии и целостность границ, установленных международными соглашениями после Второй мировой войны»; «быть готовыми к отражению воздушного нападения противника, в том числе и с возможным применением атомного оружия»; «военно-морскому флоту быть готовым отразить возможную агрессию с морских направлений и обеспечить поддержку сухопутных войск, действующих в приморских районах». Ничего не известно о существовании советских наступательных планов, и поиски таковых после 1991 г. пока не увенчались успехом.

Руководство США считало необходимым увеличивать военную мощь страны, а для этого надо было убедить население в растущей угрозе. В декабре 1947 г. министр военно-морского флота Дж. Салливэн докладывал президентской комиссии о том, что «немцы имели менее 50 подводных лодок и почти выиграли битву за Атлантику. У русских в 5 раз больше подводных лодок». Генерал Спаатс, член комиссии по военно-воздушным силам, заявил, что вооруженные силы СССР в 1946 г. превосходили американские на 98%, в 1947 г. — на 134%. В США возникла атмосфера, близкая к панике.
В 1947 г. США и Англия имели 157 авианосцев всех классов и 7700 палубных самолетов, в то время как СССР кораблей подобного класса не имел. США и Британия имели 405 подводных лодок, СССР — 173; соотношение линейных кораблей и линейных крейсеров — 36 : 11, крейсеров — 135 : 10, эсминцев и кораблей эскорта — 1059 : 57. Советский Союз не имел десантных судов, тогда как у США их было 1114 плюс 628 транспортных судов. СССР не мог планировать стратегических военных действий за океаном, поскольку просто не имел необходимых для этого сил.
Чем отвечал советский блок на военные приготовления прежних союзников? В октябре 1949 г. министром обороны Польши стал маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, и в Польше была введена всеобщая воинская повинность, которая довела состав армии до 400 тыс. человек. В 1950 г. в Чехословакию была послана 1 тыс. советских военных специалистов, которые довели численность армии этой страны до 250 тыс. человек. На 80 тыс. человек был увеличен контингент советских войск в Восточной Германии. При помощи советских военных советников укрепилась венгерская армия. С 1950 г. Советский Союз начал увеличивать свой военно-морской флот. На вооружение дальней авиации поступил стратегический бомбардировщик Ту-4, но довольно скоро стало ясно, что эра поршневых двигателей на бомбардировщиках подходит к концу.

Усиливалась конфронтация в Европе. В июне 1948 г. в Бизонии (так называлась зона оккупации США и Великобритании в Германии, находившаяся к этому времени под совместным управлением двух стран) и Западном Берлине была проведена денежная реформа. Сталин, рассматривавший присутствие западных войск в немецкой столице как добрую волю СССР, потребовал отмены денежной реформы в Западном Берлине. На отказ он ответил блокадой западных секторов города — прекращением транспортного сообщения и поставок топлива. По распоряжению Трумэна западные страны наладили воздушное сообщение Западного Берлина с Бизонией, которому СССР препятствовать не стал.
В 1949 г. резко обострились отношения СССР с Югославией. И. Б. Тито, стремясь создать Балканскую федерацию, которая могла бы стать новым центром силы в Восточной Европе, настаивал на «национальном» переходе к социализму, который был бы более длительным и, главное, более мягким, чем в СССР. Советское правительство выступило с резкой критикой этих заявлений, что привело к разрыву межгосударственных связей. В Югославии начались массовые репрессии против «агентов Сталина». В ответ в 1949 г. в Москве объявили, что югославская компартия стала «фашистской» и пребывает «во власти шпионов и убийц». Тито обратился за поддержкой к Западу. Несмотря на то что его режим мало отличался от советского, США заключили с ним договоры о военной и экономической помощи.
Конфликт с Югославией побудил Сталина создать более централизованную систему отношений с союзниками в Восточной Европе — Коминформбюро. После разрыва с Белградом воздействие СССР на страны «народной демократии» возросло. На работу в их органы власти отправились тысячи «советников» по партийной, военной линии, по линии органов госбезопасности. «Национальный» путь строительства социализма подвергся резкому осуждению, его сторонников повсеместно репрессировали как «агентов титовской банды». «Народная демократия» была объявлена особой формой «диктатуры пролетариата».
Однако советское руководство прекрасно понимало, что одни силовые меры не смогут сплотить социалистическое содружество. Поэтому в конце 40-х гг. резко возросли масштабы экономической помощи, оказываемой странам Восточной Европы.

Раскол Германии. Образование государства Израиль. Создание НАТО

Западные державы не желали мириться с установившимся на востоке Германии советским влиянием. Берлинский кризис сделал расчленение Германии неизбежным. В 1949 г. вместо Бизонии была учреждена Тризония, объединившая все три западные зоны оккупации. А в сентябре того же года было провозглашено создание Федеративной Республики Германии (ФРГ) со столицей в Бонне. Западный Берлин не вошел в состав ФРГ, но поддерживал с ней теснейшие связи.
В октябре 1949 г. в советской зоне оккупации объявили о создании Германской Демократической Республики (ГДР) со столицей в Восточном Берлине. Разделенная Германия стала ареной ожесточенной борьбы идей между Западом и Востоком, зоной постоянной напряженности в Европе.
При обсуждении в ООН вопроса о будущем Палестины (подмандатной территории Великобритании) противниками Англии солидарно выступили (каждый в своих целях) и СССР, и США. США всегда поддерживали сионистское движение. Сталинское руководство же одобряло идею создания еврейского государства, рассчитывая на мощные левые настроения в среде евреев. Иной опоры на Ближнем Востоке СССР тогда не видел. Большинством арабских государств управляли прозападные «феодалы». Их главных противников, «арабских социалистов», в Москве в те годы рассматривали как разновидность фашистов. Поэтому борьба евреев за независимость всячески поощрялась, как и переезд в Палестину из европейских стран еврейских коммунистов и социалистов.

Именно позиция советской дипломатии сыграла ключевую роль при обсуждении палестинской проблемы на Генеральной Ассамблее ООН в ноябре 1947 г.

По решению ООН в Палестине создавались два самостоятельных государства — еврейское и арабское. Однако арабы составляли около половины населения и «еврейской» части. Столкновения были неизбежны. В мае 1948 г., в момент формального провозглашения независимости Израиля, эти столкновения переросли в войну. СССР и США оказали Израилю поддержку оружием, боеприпасами, продовольствием. В США эту миссию взяли на себя «неправительственные» организации, СССР осуществлял поставки через Чехословакию. В 1949 г. первая арабо-израильская война окончилась победой Израиля над соседними арабскими государствами.

Однако вскоре между Москвой и Тель-Авивом наметилось взаимное непонимание. Осознав ориентацию Израиля на США, Сталин укрепился в своем давнем мнении об органичной вредоносности сионизма. К тому же его беспокоила привлекательность Израиля для части советских евреев. На Ближнем Востоке администрации Трумэна удалось политически «обыграть» и СССР, и Великобританию.
В это время воплотился в жизнь и план создания антикоммунистического блока. 4 апреля 1949 г. несколько западных государств образовали военно-политический союз — Организацию Североатлантического договора (НАТО). В нее вошли США, Великобритания, Франция, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия и Португалия. В 1952 г. в НАТО вступили Греция и Турция. НАТО становится центральным звеном строящейся системы военных блоков. Государства Латинской Америки в 1948 г. вошли в Организацию американских государств (ОАГ) под главенством США. В 1951 г. возник военно-политический блок США, Австралии и Новой Зеландии (АНЗЮС). В феврале 1953 г. Югославия заключила договор о дружбе и сотрудничестве с Турцией и Грецией. Не только в Западной Европе, но и в Турции, Японии, Южной Корее, на Тайване, Филиппинах находились американские войска. СССР оказался в плотном кольце военных баз.

Однако сталинское руководство нашло себе мощного союзника в лице Китая. Там шла гражданская война коммунистов с правительством Чан Кайши — главы партии Гоминьдан. Западные державы открыто поддерживали Гоминьдан, СССР — компартию во главе с Мао Цзэдуном. В 1945 г. после победы над Японией находившиеся в Маньчжурии советские войска создали надежную базу для Народно-освободительной армии коммунистов. С 1946 г. СССР поставлял им в обмен на продовольствие оружие и промышленное оборудование. В октябре 1949 г. коммунисты провозгласили Китайскую Народную Республику (КНР). Чанкайшисты при поддержке США закрепились лишь на острове Тайвань.
В феврале 1950 г. КНР и СССР подписали Договор о дружбе, союзе и взаимопомощи, который предусматривал развитие политических, культурных и экономических связей. СССР передал Китаю Китайско-Восточную железную дорогу, предоставил кредит в 300 млн долларов под 1% годовых, передал захваченную советскими войсками японскую собственность. Советский Союз одобрил присоединение к Китаю Тибета, последовавшее в 1951 г. Китай, в свою очередь, признавал независимость верной союзницы СССР — Монголии. Сталин рассматривал КНР как вторую по значимости социалистическую державу, надежный оплот коммунизма на Дальнем Востоке. В знак протеста против недопущения КНР в ООН Советский Союз приостановил свое членство в Совете Безопасности.

Таким образом, давление со стороны США привело не к отступлению СССР, а к расширению сферы его влияния. «Империя Сталина» — сфера влияния СССР — территориально превосходила все евроазиатские державы прошлого, даже империю Чингисхана. Удалось также ликвидировать монополию США на владение ядерным оружием. «Холодная война» между СССР и США превратилась в противоборство двух систем государств.

По оценкам Зб. Бжезинского, советника американского Центра стратегических и международных исследований, «соперничество между Соединенными Штатами и Советским Союзом представляло собой осуществление излюбленных теорий геополитиков: противопоставление ведущей в мире военно-морской державы, имевшей господство как над Атлантическим океаном, так и над Тихим, крупнейшей в мире сухопутной державе, занимавшей большую часть евразийских земель. Геополитический расклад не мог быть яснее: Северная Америка против Евразии в споре за весь мир... Чингисхан и его преемники, нанеся поражение своим региональным противникам, установили централизованный контроль над территорией, которую современные специалисты в области геополитики определили как «сердце мира» или точку опоры для мирового господства. Их евразийская континентальная империя простиралась от берегов Китайского моря до Анатолии в Малой Азии и до Центральной Европы. И лишь в период расцвета сталинского китайско-советского блока Монгольской империи на Евразийском континенте нашелся достойный соперник в том, что касалось масштабов централизованного контроля над прилегающими территориями».

Корейская война

Первой пробой военных сил между западным блоком и СССР стала Корейская война. После Второй мировой войны СССР и США поделили японскую колонию Корею на зоны оккупации. В северной (советской) зоне у власти встали коммунисты во главе с офицером Красной Армии, уроженцем Кореи Ким Ир Сеном. В 1948 г. государство разделилось на Корейскую Народно-Демократическую Республику (КНДР) и Республику Корея. СССР, рассчитывая на популярность левых идей среди масс корейского крестьянства, заявил о полной самостоятельности КНДР и выводе своих войск. В ответ на отказ США вывести все свои силы на юге начались возглавляемые коммунистами восстания. 25 июня 1950 г. Ким Ир Сен после консультаций со Сталиным направил в Южную Корею свою армию.

Гражданская война в Корее переросла в международную. Г. Трумэн заявил 4 октября 1952 г.: «Мы сражаемся в Корее для того, чтобы нам не пришлось воевать в Уичите, в Чикаго, в Новом Орлеане или в бухте Сан-Франциско». События в Корее стали для Запада подтверждением существования «коммунистической угрозы». В Корею были переброшены американские войска. Совет Безопасности ООН отправил им в поддержку «миротворцев», в основном из западных стран. США и их союзники в течение нескольких месяцев разгромили войска КНДР и вышли к границе КНР. Тогда в боевые действия вмешались китайские части — 5 дивизий. Китайских добровольцев поддерживала советская авиация. По просьбе Китая советские войска остались в Порт-Артуре, к отправке в Корею готовились 5 советских дивизий. На пресс-конференции 30 ноября 1950 г. американский президент призвал к всемирной мобилизации против коммунизма. Он заявил, что генералу Д. Макартуру, командующему американскими силами в Корее, могут быть даны полномочия использовать атомное оружие.
Военный бюджет США уже в 1953 г. достиг 52,6 млрд долларов (в 1950 г. он был втрое меньше — 17,7 млрд долларов). Английский премьер-министр К. Эттли в декабре 1950 г. прибыл в Вашингтон, требуя от президента Г. Трумэна гарантий неприменения атомного оружия. К лету 1951 г. китайским добровольцам удалось отбросить армию США и их союзников. После упорных боев линия фронта установилась в районе 38-й параллели, по которой ранее проходила демаркационная линия между советскими и американскими войсками. Позиционные бои продолжались, одновременно шли затяжные мирные переговоры. По сути, США потерпели поражение в первом «горячем» конфликте после Второй мировой войны.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.013 с.)