ТОП 10:

СССР после Второй мировой войны. Выбор курса



Формирование олигархического капитализма в России

Противоречивость реформ привела к тому, что в течение 1990-х гг. валовой внутренний продукт России сократился на 55%. Инвестиции в российскую экономику сократились на 73%. На 84% сократились расходы на военную промышленность. В 1990 г. ВВП России составлял 5% мирового (СССР — 8,5%). К 1999 г. на долю РФ приходилось лишь чуть больше 1% мирового валового продукта.
Между 1990 и 1998 гг. страны СНГ снизили уровень добычи нефти почти в 2 раза по сравнению с добывавшейся в СССР (менее 300 млн т в год вместо 590 млн т). В России добыча нефти упала до 40% от уровня 1990 г. Лишившись после приватизации государственной поддержки, предприятия сокращали производство. В итоге за 1993 г. промышленное производство сократилось на 25%, сельскохозяйственное — на 5,5%. Из-за отсутствия денег начались массовые невыплаты зарплат.
Нерешенность макроэкономических проблем, усиленных политической борьбой, становилась причиной периодических кризисов. В 1994 г. это был «черный вторник». За один день 11 октября 1994 г. курс американского доллара подскочил на 27%. Естественно, это увеличило недоверие населения к рублю. Валютный кризис вызвал новый рост инфляции.

Для решения ситуативных проблем правительство привлекало внешние заимствования. Внешний долг России постоянно увеличивался. Так, в 1992 г. он составлял 108 млрд долларов, в 1998 г. — 123,2. Аналогично обстояли дела с государственным долгом в государственных краткосрочных обязательствах (ГКО). В 1995 г. он составлял 1 трлн рублей, а в 1998 г. — 10,3.

Параллельно правительство предпринимало попытки стимулировать деловую активность. Начался новый этап приватизации. Решено было перейти к открытой продаже всех акций предприятий по рыночной стоимости. Были предприняты попытки реформирования госпредприятий. С 1 июля 1994 г. отменялись квотирование и лицензирование товаров и услуг, поставляемых на экспорт. Теперь к внешней торговле допускались предприятия, которые могли конкурировать на международном рынке. На деле ими оказались лишь предприятия топливно-энергетического комплекса.

Было сокращено общее количество налогов, на 10—12% снизился уровень налогов на прибыль и добавочную стоимость. Чтобы привлечь инвестиции в экономику, правительство стимулировало создание финансово-промышленных групп, предполагая, что деньги населения удобнее собирать и использовать через банковскую систему.

Однако вместо инвестиций в экономику финансово-промышленные группировки занялись спекулятивными операциями. Правительство стало выпускать официальные заемные бумаги под высокие проценты (до 300% в рублях), пытаясь компенсировать дефицитный бюджет. Одновременно для привлечения средств из-за рубежа правительство стало гарантировать валютные займы, сделанные российскими банками для закупки ГКО. Именно скупкой и продажей этих ценных бумаг занимались финансово-промышленные группы и банки.

В период президентства Б. Н. Ельцина системообразующим фактором нового социального строя стали олигархи. В нынешнем его значении термин стал употребляться с декабря 1997 г. Под олигархами понимался чрезвычайно узкий круг лиц; любой список олигархов и олигархий включал следующие 8 групп и фамилий: ОНЭКСИМ-банк (В. Потанин), ЛогоВАЗ (Б. Березовский), Мост (В. Гусинский), МЕНАТЕП (М. Ходорковский), СБС-Агро (А. Смоленский), Альфа-групп (М. Фридман), Газпром (Р. Вяхирев) и Лукойл (В. Алекперов).

Российские олигархи представляли собой не экономическое, а скорее политическое явление. Это лица, сделавшие своим бизнесом близость к власти и влиявшие на принятие государственных решений. Они осуществляли своего рода узурпацию власти.

Возникновение олигархов тесно связано с двумя событиями — залоговыми аукционами 1995 г. и приватизационными сделками 1996—1997 гг.

Суть залоговых аукционов проста. Формально финансисты давали кредит правительству, получая в залог пакеты акций крупнейших компаний, приватизация которых законодательством не разрешалась. В реальности возвращать кредит правительство заведомо не собиралось — в бюджете не планировались расходы на погашение задолженности. По истечении года залоговый пакет акций переходил в собственность кредитора. Так в обход действующего законодательства происходила фактическая приватизация стратегически значимых, работающих и прибыльных предприятий.
Идея залоговых аукционов была выдвинута руководителем ОНЭКСИМ-банка В. О. Потаниным.

Фактически путем залоговых аукционов власть приобретала политических союзников перед предстоящими в 1996 г. президентскими выборами.

Первый залоговый аукцион прошел 3 ноября 1995 г. в Сургуте. Право прокредитовать правительство под залог 40,12% пакета акций нефтяной компании «Сургутнефтегаз» получил НПФ «Сургутнефтегаз», заплатив 8,9 млн долларов. Последний — 28 декабря 1995 г. в Москве, когда ЗАО «Финансовая нефтяная компания» (Б. Березовский, А. Смоленский и Р. Абрамович) заплатило за контрольный пакет акций НК «Сибнефть» 100,3 млн долларов.

«Сургутнефтегаз», по сути, был выкуплен своим менеджментом, поскольку НПФ был учрежден структурами, близкими к компании. Аналогичная история произошла на залоговых аукционах, на которые были выставлены пакеты ЛУКОЙЛа (5% за 141 млн долларов, капитализация сейчас — 50 млрд долларов), Новороссийского морского пароходства (за 22,65 млн долларов) и АО «Нафта-Москва» (за 20,11 млн долларов).
Пакет акций АО «Мечел» (Челябинский металлургический завод) был передан в залог местной финансово-промышленной группе «Рабиком» за 13,3 млн долларов. Остальные 7 предприятий отошли к крупнейшим банкам, владельцы которых вскоре стали называться олигархами. Группа ОНЭКСИМ-МФК получила в залог контрольные пакеты «Норильского никеля» (за 170,1 млн долларов) и нефтяной компании СИДАНКО (вместе с Альфа-групп за 130 млн долларов; в 1998 г. 10% пакета акций были проданы за 500 млн долларов), а также блокирующий пакет Северо-Западного речного пароходства (за 6 млн долларов) и пакет Новолипецкого металлургического комбината (за 31 млн долларов). Банк МЕНАТЕП приобрел ЮКОС (за 159 млн долларов; на максимуме капитализации ЮКОС оценивался в 26,62 млрд долларов) и Мурманское морское пароходство (за 4,125 млн долларов).

Все участники залоговых аукционов активно финансировали предвыборную кампанию Б. Н. Ельцина в 1996 г.В марте 1996 г., когда опросы показали, что за Ельцина готовы проголосовать не больше 4% избирателей, а победа руководителя КПРФ Зюганова казалась делом практически решенным, Президент провел встречу с семью руководителями крупнейших банковских структур России. На встрече присутствовали В. Виноградов (Инкомбанк), В. Гусинский (Мост-банк), Б. Березовский (группа компаний), М. Фридман (Альфа-банк), В. Потанин (ОНЭКСИМ-банк), А. Смоленский (СБС-банк), М. Ходорковский (ЮКОС). Были достигнуты договоренности о взаимной поддержке. Этот период получил название «семибанкирщина». На предвыборную кампанию Ельцина бросили огромные ресурсы. Немедленно было привлечено большое количество политтехнологов, певцов, музыкантов, артистов, журналистов. Были задействованы эфиры радио и телеканалов. В результате рейтинг Президента стремительно взлетел к победным цифрам.

В 1996—1997 гг. совершилась новая серия откровенно скандальных приватизационных сделок. На этот раз Кремль расплачивался государственным имуществом с теми, кто способствовал переизбранию Ельцина. 22 ноября 1996 г. состоялась «сделка года» (по определению журнала «Коммерсант — Деньги»): Столичный банк сбережений (СБС, уставный капитал 24 млрд рублей) выиграл конкурс на санацию «Агропромбанка» (до 1995 г. «Россельхозбанка») — третьего в России банка по размеру уставного капитала (130 млрд рублей) и вкладов населения, второго — по числу отделений (1200).
В 1997 г. приватизировалась «Восточная нефтяная компания» (ВНК) — четвертая по времени создания нефтяная компания России, 11 млн т годовой добычи (ЮКОС без ВНК добывал 34 млн т). Правительство рассчитывало получить не менее 2 млрд долларов и выставило 84% ВНК сразу на два аукциона — специальный денежный (его участники вносили деньги, а затем акции делились между ними пропорционально взносу) и обычный аукцион. На участие в спецаукционе подали заявки (на общую сумму более 2 млрд долларов) МЕНАТЕП, Инкомбанк и ЛУКОЙЛ. Однако проводившие аукцион чиновники РФФИ признали заявки Инкомбанка и ЛУКОЙЛА неправильно оформленными, и контрольный пакет достался МЕНАТЕПу за 750 млн долларов. После этого дважды подряд был сорван обычный аукцион по ВНК — конкуренты М. Ходорковского не хотели тратиться на приобретение 34% акций в условиях, когда 51% уже был в руках ЮКОСа, а сам Ходорковский не собирался платить за эти акции 520 млн долларов (стартовая цена плюс погашение задолженности ВНК перед бюджетом). В 1998 г. Госкомимущество, РФФИ и Минфин осуществили обмен принадлежащих государству акций акционерных обществ «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс», СИДАНКО, «Тюменская нефтяная компания», «Коми ТЭК», ОНАКО и «Восточная нефтяная компания» на акции коммерческого банка МЕНАТЕП. Акции банка практически ничего не стоили, но на них были приобретены реальные активы — акции одного из крупнейших в России ЛПК и пять нефтяных компаний.

Самая скандальная приватизационная сделка — конкурс по холдингу «Связьинвест» (владеет контрольными пакетами акций 88 телекоммуникационных компаний, обслуживающих 30 млн абонентов проводной связи, в том числе главного российского оператора международной и междугородной связи «Ростелеком»). На аукцион были выставлены 25% + 1 акция по стартовой цене 1,118 млрд долларов. Заявки подали кипрская офшорная компания Mustcom Ltd, учрежденная российской инвесткомпанией «Ренессанс-капитал» (директор Б. Йордан, входила в группу ОНЭКСИМ-МФК), еще одной кипрской компанией и фирмой с острова Джерси (как выяснилось впоследствии, принадлежавшей Дж. Соросу), и «ТелеФАМ Б В» (одноименная голландская телекоммуникационная фирма и ряд фирм, принадлежавших Альфа-групп, Б. Березовскому и В. Гусинскому). Выиграла заявка Mustcom — 1,875 мрлд долларов. Проигравшие Б. А. Березовский и В. А. Гусинский через прессу обвинили устроителей конкурса в содействии победителю — заявка Mustcom была подана позже. Олигархи использовали ведущие телеканалы страны — ОРТ и НТВ. НТВ, получивший после президентских выборов 1996 г. лицензию на все эфирное время четвертого метрового диапазона, принадлежал компании Гусинского «Медиа-Мост». Хотя 51% акций ОРТ принадлежал государству, миноритарный акционер Б. А. Березовский (ему принадлежали 8% акций) фактически управлял финансовыми потоками телеканала и контролировал его менеджмент. Оба телеканала развязали информационную войну против правительства. В итоге ряду министров, обвиненных в коррупции, пришлось уйти в отставку.

Запущенный в 1996 г. государством механизм заимствований через систему государственных казначейских обязательств (ГКО) к 1998 г. привел к закономерному кризису. Приобретая ГКО, банки кредитовали государство. Однако объемы заимствований росли, уверенность в их возврате таяла, и потому государству приходилось соглашаться на все бóльшие и бóльшие проценты. Из-за внешнего долга возникла зависимость России от кредиторов, прежде всего от Международного валютного фонда (МВФ), который фактически контролировался США. Каждый год государственный бюджет приходилось утверждать в МВФ. При любой попытке проводить самостоятельную политику, не вполне согласующуюся с рекомендациями Запада, перед страной возникала угроза банкротства.

В 1997 г. по инициативе А. Б. Чубайса, который был тогда первым вице-премьером, был осуществлен секвестр — резкое сокращение расходных статей бюджета. Но эти меры не исправили динамику экономического развития. В 1997 г. в экономике появились признаки оздоровления. Но они оказались краткосрочными и коснулись лишь некоторых перерабатывающих и сырьевых отраслей. К 1998 г. реальный ВВП России составил 57% от уровня 1990 г. Показатели падения были больше, чем во времена Великой депрессии в США.

К 1998 г. государство оказалось обремененным огромным долгом. Положение усугублялось неблагоприятной международной конъюнктурой, которая характеризовалась двумя болезненными для России тенденциями. Первая — международный финансовый кризис, который разразился с осени 1997 г. Рынки стран Юго-Восточной Азии дестабилизировались. Акции многих компаний стали падать в цене, и инвесторы начали выводить деньги на более надежные рынки Европы и США. Россия попала в эту волну. Инвестиции стали уходить из экономики. Для страны это означало, что произойдет сокращение налоговых сборов, спад производства и невыполнение бюджетных обязательств. Вторая беда — резкое падение цен на нефть с начала 1998 г. В итоге они опустились ниже 10 долларов за баррель, что делало добычу нефти в России нерентабельной.

Важным фактором развития кризиса стало то, что значительная часть внимания и усилий российской элиты были направлены на разрешение политических, а не экономических проблем. Новым премьером был назначен С. В. Кириенко. Он был утвержден Государственной Думой с третьей попытки только в конце апреля, а правительство было сформировано лишь к середине мая 1998 г. Время для адекватных решений оказалось упущенным. Из-за смены правительства соглашение с МВФ о финансировании программы в 1998 г. было заключено только в конце июня, что породило неопределенность и неуверенность на рынках.

Бремя долгов стремительно нарастало, особенно в связи с ростом процентных ставок по ГКО. Летом 1998 г. правительство должно было выплатить 60 млрд долларов по внешнему и внутреннему долгу. Долги по пенсиям на конец марта 1998 г. составили около 1 млрд рублей, долг оборонному заказу — 17 млрд рублей. Доходы в этот же период составили чуть более 20 млрд долларов.

Кроме того, на России лежали долги СССР. Резко ухудшившееся экономическое положение заставило просить об отсрочке выплаты долгов, на что западные кредиторы были вынуждены согласиться. Начавшееся еще в годы перестройки ухудшение отношений с Ираком, Кубой, Ливией и другими традиционными союзниками СССР сделало проблематичным возвращение ими старых советских долгов. Тем не менее в 1997 г. Россия признала задолженность царского и Временного правительств французским держателям русских ценных бумаг, но выплатила, по сути, символическую компенсацию. Сумма долгов (с учетом процентов) составила около 130 млрд долларов, которые делятся на долги государственным структурам и частным владельцам ценных бумаг (Парижский и Лондонский клубы).
В конечном итоге 17 августа 1998 г. правительство РФ и Центральный банк РФ выступили с совместным заявлением. Была проведена девальвация и объявлен дефолт (отказ платить долги). Кроме того, был введен мораторий на выплату долгов коммерческих банков иностранным инвесторам. Это решение не имело отношения к государственным интересам: государство этим актом защищало интересы ничтожно малой группы частных лиц — владельцев этих банков. Разразился невиданный прежде скандал. 23 августа Ельцин отправил правительство С. В. Кириенко в отставку. Финансовый кризис перерос в политический. В сентябре 1998 г. главой правительства стал Е. М. Примаков.

 

 

Кризис 1998—1999 гг.

В результате дефолта 17 августа 1998 г. вся российская банковская система оказалась на грани краха. Несколько крупных банков разорились. Вклады населения в коммерческих банках упали на 15% в рублевом исчислении, а в реальном выражении — на 52%. Вкладчики не могли получить свои деньги из коммерческих банков. Резко увеличились цены на товары широкого потребления. Разорилось множество фирм. Сотни тысяч людей, принадлежавших к так называемому среднему классу, потеряли работу и источники дохода.

Тем не менее троекратная девальвация рубля позволила экономике войти в полосу восстановления. Падение рубля дало возможность продукции отечественных производителей конкурировать с импортными товарами. Ситуация в экономике стала стабилизироваться с начала 1999 г., когда появились некоторые благоприятные тенденции, в частности рост производства, особенно в сфере товаров народного потребления, продуктов питания. Следствием этого стало увеличение налоговых поступлений в бюджет.
С 1996 г. начался второй и последний (по Конституции) срок ельцинского президентства. Начались поиски преемника, что не могло не обострить борьбу группировок.

Ситуацию осложняло то, что Президент Б. Н. Ельцин долго не мог найти человека, которому мог бы довериться, относительно кого он был бы убежден, что тот оградит его самого и его близких от судебных преследований или какой-либо внесудебной расправы. Проявлением этих метаний Ельцина была частая смена премьер-министров, наступившая после отставки Черномырдина.

Кризис продолжал разрастаться. КПРФ начала борьбу за досрочный уход Ельцина в отставку, для чего были организованы голосования в Государственной Думе и Совете Федерации, а после того, как Ельцин заявил: «Никуда я не уйду!», инициировала процесс импичмента (отстранения от должности по уголовному обвинению). Параллельно шел процесс самоорганизации элиты с целью определить преемника независимо от Ельцина. Его политическим выражением стало создание движений «Отечество» (лидер Ю. М. Лужков) и «Вся Россия» (лидер президент Татарстана М. Ш. Шаймиев). Лужков все более явно готовился стать кандидатом в Президенты. Другим вероятным кандидатом становился председатель правительства Е. М. Примаков.

В этой ситуации Ельцин пошел на решительный шаг. Накануне голосования в Государственной Думе по импичменту он отправил правительство Примакова в отставку. После провала попытки смещения Президента в качестве кандидата в премьер-министры Ельцин предложил министра внутренних дел С. В. Степашина. Деморализованные депутаты сразу дали согласие на его назначение.
Однако на этом кризис не завершился. Примаков после отставки присоединился к движению Лужкова. Был создан блок «Отечество — Вся Россия» (ОВР). Раскол в элитах и во власти стал очевиден. Россия оказалась на пороге очередного кризиса.

Этот момент показался чрезвычайно благоприятным для авантюристов, которые не оставили замыслов изменить ситуацию на Северном Кавказе. 2 августа 1999 г. началось вторжение боевиков с территории Чечни в Дагестан. Командиры и идеологи террористов Басаев, Хаттаб и Умаров объявили о создании независимого государства Дагестан (в составе Ботлихского и Цумандинского районов республики). Целью агрессии было объявлено создание «шариатского государства от моря до моря».

9 августа премьер-министр С. В. Степашин, ранее пытавшийся достичь компромисса с ваххабитами в Дагестане, был отправлен в отставку. На его место назначили бескомпромиссного директора ФСБ В. В. Путина. Ельцин публично объявил его своим преемником.

С 10 по 26 августа на территории Дагестана велись боевые действия с террористами, которых удалось разбить и вытеснить обратно в Чечню. Народ Дагестана выступил против вторжения — срочно сформировалось 20-тысячное народное ополчение, которое вместе с частями федеральных сил участвовало в отражении нападения на свою республику.

Не смирившись с поражением, террористы перешли к войне против мирного населения. 4 сентября 1999 г. был взорван жилой дом в Буйнакске. 9 сентября в Москве произошел взрыв жилого дома на улице Гурьянова, а 13 сентября взорван дом на Каширском шоссе. 16 сентября 1999 г. террористы взорвали жилой дом в Волгодонске. 17 сентября премьер-министр В. В. Путин назвал заключенные в Хасавюрте мирные соглашения ошибкой. 23 сентября Ельцин подписал указ о начале боевых действий в Чечне. К 18 октября 1999 г. федеральные войска окружили Грозный. Мирным жителям был предоставлен коридор для того, чтобы покинуть город.

Параллельно событиям на Кавказе разворачивалась предвыборная кампания. Пока проходила антитеррористическая операция, граждане России выступали с поддержкой действий федеральных властей, несмотря на пропаганду ряда телеканалов, призывавших предоставить Чечне независимость и прекратить военные действия. Поддержка населения наглядно проявилась в росте рейтинга доверия Владимиру Путину. В августе, после того как он стал премьер-министром, его рейтинг составлял 10%. В октябре, после вытеснения боевиков из Дагестана и начала антитеррористической кампании в Чечне, его рейтинг вырос до 20%. Успешное уничтожение террористов и боевиков федеральными силами, окружение Грозного и твердая решимость руководства страны довести операцию по уничтожению бандитского государства до конца привели к росту рейтинга доверия В. В. Путину до 45% в конце ноября 1999 г.
Причины столь высокой поддержки Владимира Путина объясняются его решительными действиями по уничтожению терроризма и бандитизма на Северном Кавказе, а также активными усилиями, которые предпринимало правительство во главе с будущим президентом по разрешению экономических проблем. В частности, уже осенью 1999 г. была полностью ликвидирована задолженность по выплатам пенсии. Несмотря на антитеррористическую операцию в Чечне, правительству удалось несколько снизить инфляцию, стабилизировать ситуацию на валютном рынке, снизить безработицу, а также сократить задолженность по выплатам зарплаты. Но все же именно борьба с терроризмом дала Владимиру Путину столь мощную общественную поддержку, и, именно опираясь на эту поддержку, будущий президент смог решать проблемы, стоящие перед страной.

7 февраля 2000 г. Грозный был взят, но боевые действия на территории Чечни еще продолжались. 20 марта 2000 г. Владимир Путин прилетел в Грозный на истребителе. Фактически бандитское сопротивление в Чечне было подавлено. Начался длительный процесс восстановления нормальной жизни в республике. 12 июня 2000 г. главой временной администрации Чечни был назначен Ахмат Кадыров. Это был первый шаг по передаче власти в республике местным жителям и возвращению населения к мирной жизни.

 

СССР после Второй мировой войны. Выбор курса

Во Второй мировой войне была разгромлена наиболее агрессивная военная группировка, возглавлявшаяся Германией, провалилась ее ставка на грубую силу, расовую ненависть, презрение к демократии. Народы мира были полны надежды, что эта война окажется последней в истории человечества.
Внутренние противоречия Советского Союза не помешали сплоченности его народов в годы войны. Решающую роль в победе сыграло единство морального духа советского народа, подкрепленного всей экономической и политической мощью огромного централизованного государства. СССР, принесший максимум жертв на алтарь общей Победы антигитлеровской коалиции, внесший столь значительный и дорого оплаченный вклад в Победу, имел основания рассчитывать на помощь западных союзников в восстановлении своей разрушенной экономики.

В годы Второй мировой войны оформилось сотрудничество СССР и демократических буржуазных государств, лидеры которых вопреки идеологическим и социальным различиям смогли договориться о совместной борьбе против общего врага. К антигитлеровской коалиции присоединилось более 30 государств. Если накануне войны СССР поддерживал дипломатические отношения с 26 государствами, то к концу ее таких насчитывалось 52.

Из всех союзных держав менее всего в годы войны пострадали Соединенные Штаты Америки, которые вели войну почти исключительно за пределами своих границ. Территории США, за вычетом тихоокеанских колоний, не знали ни боев, ни вражеской оккупации. Не переживали США и бомбардировок наподобие тех, что нанесли существенный урон Великобритании. Людские потери США, не говоря уже о материальных, не могли сравниться с советскими.

Обоюдная польза союзнических отношений Советского Союза с Соединенными Штатами проявилась во время личных встреч лидеров трех держав в Тегеране (1943) и Ялте (1945). Однако сотрудничество военных лет оказалось недолговечным.

Различия между СССР и США были весьма значительными — в видении мирового устройства, традициях, обычаях, контактах. Известна роль союзнической экономической помощи СССР в годы войны. Поставки продовольствия и военных ресурсов из США по закону о ленд-лизе достигли суммы в 11 млрд долларов. Еще в ходе войны советские руководители зондировали позицию американцев относительно помощи после окончания войны. В 1944 г. администрация президента США Ф. Рузвельта предложила СССР кредит на восстановление народного хозяйства в размере 6 млрд долларов. Затем американское правительство пообещало предоставить 10 млрд долларов репараций из западных зон оккупации Германии.
Не стоит переоценивать степень дружеского расположения Ф. Рузвельта к СССР и лично к И. В. Сталину. Президент, политик не менее искушенный, чем советский лидер, заботился только о национальных интересах США. Американцев устраивало ослабление Великобритании и СССР, которое давало Америке роль арбитра. При создании Организации Объединенных Наций (ООН) США взяли на себя роль неформального лидера и обеспечили себе гегемонию над всей Западной Европой. Однако расчет на ослабление СССР не оправдался: Советский Союз сохранился как единое и мощное государство и продемонстрировал способность к высочайшей степени внутренней мобилизации и консолидации. Не считаться с СССР было невозможно.

Советский Союз, сокрушив опаснейшего врага, вышел из Второй мировой войны подлинной сверхдержавой. СССР обладал мощной сухопутной армией — 11,4 млн человек, уступавшей численностью только американским сухопутным силам — 12,1 млн. После окончания войны была проведена демобилизация, и Советская Армия конца 1948 г. насчитывала уже около 3 млн человек. Но по боевым навыкам и по мощи боевой техники с ней все равно не могла сравниться ни одна другая армия мира. В рядах Вооруженных сил СССР насчитывалось более 12 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, более 107 тыс. орудий и минометов. По количеству танков и САУ Красная Армия более чем в 2 раза превосходила американскую, почти в 4 раза — британскую. Танковой мощи Советской Армии, ее фронтовой авиации не было равной в мире. Одним из главных преимуществ нашей армии являлось обладание многозарядной реактивной артиллерией (прославленные катюши).

После войны международный авторитет СССР поднялся на уровень, несравнимый с довоенным периодом. Послевоенное устройство мира обсуждалось державами-победительницами на конференции в Сан-Франциско в апреле — июне 1945 г. и на встрече в Потсдаме в июле — августе 1945 г. СССР стал одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности созданной на основе антигитлеровской коалиции ООН. В процессе определения послевоенных границ к СССР отошли многие территории в Европе — Западная Украина, Молдавия, Западная Белоруссия, Прибалтика, Западная Карелия. В Азии в состав СССР вошли Тува, Южный Сахалин и Курильские острова.

Мощь СССР и его потенциал становились первостепенными факторами складывающейся в результате войны международной системы. Красная Армия в ходе боевых операций освободила от гитлеровцев Польшу, Чехословакию, Болгарию, Румынию, Венгрию. Китай вернул под совместное с СССР управление Китайско-Восточную железную дорогу в Маньчжурии и военно-морские базы в Порт-Артуре и Дальнем. Восточные земли Германии и Австрии по решению Потсдамской конференции отошли под временную оккупацию советских войск.

Правящие круги США стремились к мировому господству. Возросшая мощь Советского Союза была для них препятствием. Начиналось серьезное противостояние. В администрации США имелись сторонники продолжения сотрудничества с СССР, например вице-президент Г. Уоллес. Замена его в 1944 г. на Г. Трумэна уже демонстрировала смену ориентиров. Смерть президента Франклина Рузвельта 12 апреля 1945 г. ускорила поворот в отношениях двух стран. В канун первой встречи Трумэна с наркомом иностранных дел СССР В. М. Молотовым состоялось совещание администрации нового президента. На нем было принято официальное решение о смене курса в отношении СССР на «жесткий».
26 апреля 1945 г. состоялась беседа президента США Г. Трумэна с В. М. Молотовым. Трумэн вел себя крайне некорректно по отношению к советскому министру. Его требования противоречили уже достигнутым в Ялте договоренностям. Согласно воспоминаниям Трумэна, Молотов сказал, что никогда в жизни с ним так бесцеремонно не разговаривали. На это президент США ответил: «Выполняйте наши требования по Польше, и мы будем говорить в менее грубой манере». Услышав эти слова, Молотов побледнел от ярости (переводчик Болен пишет, что он стал «пепельным»).

Поступаться безопасностью для СССР было невозможно. В 1945 г. этого не могло бы себе позволить никакое российское правительство (будь оно даже монархическим). Сталин никак не мог согласиться на американо-британские требования о возвращении в Польшу, Чехословакию, Югославию довоенных правительств. Такое возвращение восстановило бы «санитарный кордон» против СССР, воздвигавшийся до войны на этих землях. Сталин стремился создать широкий пояс из возглавляемых коммунистами государств, который должен был пролечь между Советским Союзом и Западной Европой. «Польские ворота» стоили СССР огромных жертв, и отдать ключи от них Вашингтону советское правительство просто не могло. В Ялте дискуссия по польскому вопросу прекратилась после того, как Сталин сказал, сколько советских воинов погибло в Польше.

22 мая 1945 г. на стол Черчилля лег план «Немыслимое». Это была первая подробная разработка войны против СССР. Набор целей для атомной бомбардировки Советского Союза подготовил Объединенный разведывательный штаб при Объединенном комитете начальников штабов 3 ноября 1945 г. Бывшие союзники готовы были применить атомное оружие против тех, кто сберег миллионы жизней их соотечественников.
«Жесткий курс» получил новое название — «сдерживание коммунизма». 5 марта 1946 г. бывший премьер-министр Великобритании У. Черчилль в американском городе Фултон в присутствии Г. Трумэна выступил с речью, считающейся объявлением «холодной войны».

Симпатии миллионов людей были на стороне победителя фашизма — Советского Союза. Левые взгляды были главной интеллектуальной модой времени. Идеи национальной независимости, социальной справедливости владели умами людей по всей планете. Выше мы уже говорили о том, что Клаус Фукс из симпатий к СССР установил сотрудничество с советской разведкой и передавал сведения по атомному проекту. В этом он не был одинок — многие выдающиеся люди той эпохи — ученые, политики, деятели искусства из идейных соображений помогали СССР.

Любая критика основ существовавшего на Западе уклада рассматривалась как «подрывная деятельность» в пользу СССР. Компартии стали повсеместно запрещать, преследования обрушились на профсоюзы, на левую интеллигенцию. К концу 40-х гг. борьба с «подрывной деятельностью» и в США, и в Западной Европе превратилась в борьбу против всякого инакомыслия.

В директиве Совета национальной безопасности США с удивительным цинизмом говорилось об оккупационном контроле над побежденным Советским Союзом: «В случае упорядоченного отхода советских войск... местный аппарат коммунистической партии уйдет в подполье, как он это сделал в районах, занятых немцами во время прошедшей войны. Он, вероятно, проявит себя частично в форме партизанских банд и повстанческих сил. В этом случае проблема будет решаться относительно просто; нам нужно будет только дать необходимые вооружения и военную поддержку любой из некоммунистических русских властей, которая будет контролировать этот район, и позволить этой власти поступать с коммунистическими бандами в соответствии с традиционными процедурами русской гражданской войны».

Так «холодная война» влияла на внутреннюю обстановку в США и странах Западной Европы, а также формировала тот курс, которым начинал следовать СССР.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.014 с.)