ТОП 10:

Историческая трансформация властных отношений



 

Для того чтобы раскрыть сущность власти как системообразующей категории менеджмента, рассмотрим причины и процесс возникновения, становления и развития института власти в исторической ретроспективе.

Власть, как способность влиять на поведение других людей с целью побуждения их делать то, что они не стали бы делать добровольно, появилась в период формирования государственной организации, то есть около 5 тысяч лет назад.[2] Возраст же современного человечества составляет около 40 тысяч лет. Другими словами, власть, социальный институт, появляется сравнительно недавно. До этого периода истории существовали безвластные формы объединения людей в сообщества. Разумеется, в данном случае речь идет об организованных формах власти, построенных сознательно. Власть как стихийное преобладающее влияние сильного человека на слабых людей существовала всегда. Такова психология человека. Нечто подобное можно встретить и в инстинктивном поведении животных: сильная особь подавляет слабую особь, добиваясь реального изменения в отношениях. Однако такого рода влияние не является рационально выстроенным. Оно слишком ситуативно, чтобы претендовать на системные властные отношения.

Самой первой формой человеческого объединения являлось первобытное стадо (первобытная община). На ранней стадии развития первобытного стада люди не производили, а присваивали земные ресурсы посредством примитивных орудий. На поздней стадии начало появляться земледелие и животноводство, хотя и на весьма примитивном уровне, так как продолжала доминировать система присваивающего хозяйства. Брачных отношений еще не существовало. Отношения между представителями первобытного стада основывались на промискуитете – беспорядочных половых связях. Собственность, нажитая первобытной общиной, была коллективной. Она делилась в зависимости от потребностей индивида: взрослые мужчины нуждались в большем количестве пищи, чем старики и дети. Распределение продукта осуществлялось в соответствии с одной общинной целью – выживанием общины как единого целого. В тот период развития человечество еще не научилось целенаправленно менять окружающую среду. Уровень воспроизводства ресурсов был настолько низок, что их часто не хватало для элементарного физического выживания людей. Реальным конкурентом человека в деле присвоения природных ресурсов были животные. Да и поведенческие характеристики самих людей того времени мало, чем отличались от способов выживания представителей животного мира. В тех условиях не могло быть ни личной собственности, ни излишков продуктов питания или предметов быта. А значит, не могло существовать ни социальной дифференциации, ни организованных властных органов. Первобытное человечество отличалось мотивационно-целевым единством, характерным для всех стадных сообществ.

Однако у человечества все-таки было одно конкурентное преимущество перед животным миром – умение мыслить и рационально планировать свои действия. Именно поэтому физически слабые (по сравнению со многими животными) люди со временем прекрасно приспособились к внешней среде и стали доминировать в борьбе за ресурсы планеты. Ресурсов у развивающегося человечества становилось все больше и больше. Улучшались условия жизни, росла ее продолжительность и, соответственно, увеличивалась численность людского сообщества.

Демографический рост привел к необходимости изменения организационных структур человечества. Первобытное стадо уже не могло полноценно функционировать, вмещая в себя большое число людей. Невозможно было также сохранять систему присваивающего хозяйства как экономическую доминанту. Люди стали объединяться в родовые общины - сообщества с меньшей численностью, которые являлись более самоуправляемыми и, следовательно, более приемлемыми для ведения производящего хозяйства. Многие родовые общины были по характеру производства общинами земледельческими.

Земледельческая родовая община в период своего становления и расцвета так же, как и первобытная община, имела единственной целью обеспечение группового выживания. Таким образом, людям в тот период была свойственна лишь общая цель. Индивидуальные цели отсутствовали как значимый социальный фактор. Исходя из этого, можно констатировать, что организованная власть в родовой общине была излишней.

Однако, в отличие от первобытного стада, родовое земледельческое сообщество являлось более иерархичным. Бесспорным влиянием отличалось положение старейшин – глав большой семьи. Но общинно-патриархальные отношения базировались на поло-возрастных принципах, которые обеспечивали преемственность практических знаний, традиций и этических норм. Подобную социальную иерархию можно, скорее, охарактеризовать не как власть, а как групповое лидерство. Причем данный лидер является проводником общей цели, в достижении которой были заинтересованы все представители социума.

Право как совокупность официально прописанных, обязательных для исполнения норм в родовой общине отсутствовало. Социальные отношения основывались на системе так называемого «обычного права» (от слова «обычай»). Некоторые исследователи не делают различий между системой «обычного права» и моральными нормами. Однако это не вполне корректное обобщение. Мораль – это совокупность норм, регулирующих отношения человека и общества, которые не обязательны, но желательны для исполнения. За нарушение морально-этических норм не следует официальных карательных мер, но практически всегда следует общественное порицание. Система «обычного права» предполагала обязательность исполнения общественных норм. За их неисполнение следовало неизбежное наказание. Именно поэтому «обычное право» - это не мораль. Но в то же время оно и не право, так как, несмотря на обязательность исполнения и применения, не было прописано, а применялось в режиме устной традиции. «Обычное право» - это форма перехода от религиозно-этической традиции к писаному законодательству.

Для родовой общины в области брачных отношений была характерна полигамия – система семейных связей, при которой в интимной близости состоят более двух партнеров. Сначала, в период матриархата, полигамия сводилась к многомужеству, то есть одна женщина состояла в постоянном контакте с несколькими мужчинами. Затем, в период патриархата, полигамия представляла собой многоженство: один мужчина имел несколько жен.

Отношения собственности стали меняться на поздних стадиях развития родовой общины. В научной литературе этот период принято квалифицировать как этап разложения родовой общины и кровно-родственной организации человеческого общества.

Процесс разложения родовой общины был продиктован двумя основными факторами: появлением социального неравенства; очередным демографическим взрывом, который довел численность членов общины до неуправляемой величины.

Формирование системы общественного неравенства было обусловлено совершенствованием орудий труда, повлекших за собой развитие производственных отношений. У людей начали возникать излишки, которые в последствии стали превращаться в личную собственность. Как только стала появляться личная собственность на средства и результаты производства, сформировалось имущественное расслоение и возросло стремление к приобретению все большего количества предметов, представляющих ценность. Следствием этих процессов стало радикальное изменение целевых и мотивационных факторов человеческой деятельности. Система мотивационно-целевого единства уступила место системе индивидуальных целей, которые все чаще вступали в противоречия с коллективными целями. Начали формироваться первые образцы произвольного поведения – способности следовать сознательной цели, происходящей от воли человека, часто не связанной с непосредственным побуждением. В этот момент истории человек окончательно обосабливается от законов, присущих животному миру, построенных на основе биологического детерминизма. Человечество сделало огромный рывок в своем развитии, разграничив инстинкты и разумные начала своей природы.

Социальное неравенство разрушило родовую общину, которая базировалась на системе общинной собственности. Сначала в личную собственность переходили орудия и продукты хозяйственной деятельности, а также предметы военной добычи. Затем происходило обособление жилых строений и земельных наделов. А в последствии богатые общинники за долги стали обращать обедневших общинников в различные состояния невольников. Такая же судьба ожидала пленников. Концентрация собственности в руках общинной знати породила совершенно разные формы зависимости людей и формы эксплуатации человека человеком. Разумеется, такой порядок не мог устраивать подавляющее большинство членов разрушающейся на глазах родовой общины. Следствиями социальной дифференциации стали социальные противоречия и конфликты. Разрешить возникшие проблемы с помощью ненасильственных методов не представлялось возможным. Поэтому возникла необходимость в органе, который смог бы осуществлять силовое воздействие в отношении бунтующих общинников. Таким органом стала государственная власть, одним из ключевых признаков которой является право на легальное, то есть законное, насилие.

Государство появляется в результате отделения публичной власти от общества. Богатые общинники, родовая знать и жречество давно перестали заниматься производительным трудом. Они жили за счет труда невольников и материальных взносов свободных общинников. За счет присваивания продуктов чужого труда аристократия могла не только гарантировать себе достаток, но и нанимать войско для охраны своей территории, а также формировать слой своих помощников для поддержания господствующего порядка, сбора и использования взимаемой дани, формирования первых систем права. Таким образом, появилась группа людей (чиновники), которые занимались не физическим трудом, а исполняли функции управления. Именно с появлением управленческого труда как отдельного вида общественной деятельности возникает официальная власть и государство как высшая форма организации. Этот процесс получил название «профессионализация управления».

В «профессионализации управления» проявилась сущность власти как системообразующей категории управления, ибо до формирования властной организации не существовало системы управления людским сообществом. До выделения официальной власти в отдельную сферу социальной деятельности человечество знало лишь стихийные способы самоуправления, отличавшиеся ситуативностью и всецело зависимые от субъективных качеств общинных лидеров.

Выделение управленческой деятельности в отдельную профессиональную область было выгодно не только правящему классу. Существуют научные теории, которые утверждают, что государство создали бедные и угнетенные, чтобы защитить себя от богатых и влиятельных. Однако вряд ли это было по силам низшим слоям населения. Скорее всего, процесс учреждения публичной власти был двусторонним, так как военной знати и жречеству организованная власть была нужна для сохранения своего господства, а беднякам – для обеспечения собственной безопасности и создания предсказуемых условий жизни, основанных на официально созданных законах. Таким образом, властные институты органично соединили в себе социальные мотивы различных категорий населения. Это также способствовало формированию системообразующего потенциала власти.

Рост численности населения, который, в свое время, разрушил первобытное стадо и способствовал формированию родовой общины, в итоге размыл и кровно-родственные сообщества. Родовая община не может включать в себя слишком большие массы людей, многие из которых уже вышли из системы родства друг с другом. В результате данных процессов расширившаяся родовая община внутри разделилась на множество родов, сформировав более мощное сообщество – родоплеменную общину, основанную на союзе родов, которые имели общих предков, но с течением времени утеряли единое кровное родство. Впоследствии, из этих объединений возникли племена, затем – союзы племен, которые стали основой зарождения этнических общностей и государственных образований.

Важнейшим фактором организации официальной власти было завоевание одних общин другими. Это способствовало как территориальной интеграции, так и укреплению первых организационных форм - протогосударств. Войны сформировали дружину – первую организацию, построенную на основе функционально-иерархических принципов. Дружина занималась защитой своей земли и насильственными присвоениями чужого имущества через завоевание других земель и народов. Подчинение завоевателям окончательно легализовало социальное неравенство и сформировало массы зависимого населения. Во многом благодаря военному насилию оформилось право на взимание налогов - один из базовых признаков государственной власти. Из дружинников возник класс светской аристократии, который учредил первые государства.

Ключевым понятием, характеризующим власть в этот период, является насилие. Насилие – это уничтожение, причинение ущерба или подавление воли людей, продиктованное интересами властвующих субъектов. Насилие являлось единственной формой связи между дружиной и общиной. Истинной целью дружины, равно как и первых государств, выступала реквизиция общинных ресурсов. Именно поэтому новый тип объединения людей получил название «насильственно-реквизиционной организации». Отныне община должна была работать не на себя, не на свои цели, а ради целей дружины. Цель дружины стала общей организационной целью.

В процессе формирования первой организации весьма наглядно проявила себя организационная функция насилия. Общины объединялись не в силу собственной выгоды, а потому что их принудительно объединила дружина для защиты собственных интересов. После учреждения первой властной организации насилие само качественно изменилось. Из ситуативного, единовременного и случайного насилие превратилось в легальное, имеющее устойчивую форму. От такого насилия уже не возможно спрятаться: оно все равно настигнет. В то же время, данное насилие не обязательно постоянно применять. Конституированное насилие применяется лишь в случае сопротивления объекта насилия. Если объект не сопротивляется, то в применении силы нет никакого резона. Именно в этом уникальное формирующее воздействие узаконенного насилия – власти государственной организации. Таким образом, насилие превращается во власть только в рамках организации, что делает непосредственное применение силы излишним.

Насильственно-реквизиционная организация существовала очень долго – до конца XIX века. В конечном счете, она потеряла свою актуальность, так как имела серьезные недостатки. Данный тип организации исключал участие власти в процессе производства и в возможности влиять на этот процесс. Насильственно-реквизиционная организация зависела от труда земледельцев и ремесленников. Чем больше продукции они производили, тем больше ресурсов забирала себе власть. Интерес же самих работников учтен практически не был, поэтому у них не было необходимости трудиться больше и лучше.

В результате развития мануфактурного и фабричного производства насильственно-реквизиционная организация была заменена насильственно-мотивационной организацией. Собственникам промышленных предприятий был нужен дешевый труд наемного рабочего, который в отличие от ремесленника и крестьянина был лишен средств производства. Отбирать у работника была нечего, поэтому нужно заставить его трудиться на оборудовании капиталиста. Мотивация к труду была не слишком замысловатой: рабочий устраивался на завод, так как других источников существования у него не было. Юридическое принуждение поменялось на экономическую кабалу. Индивидуальных стимулов лучше работать у пролетария не было. Отсюда – низкая эффективность насильственно-мотивационной организации. Деятельность человека (норма труда) и его потребности (норма потребления) оказались полностью отделены друг от друга. Сколько работать и сколько получать за труд стал решать один лишь предприниматель. Причем данные решения были не в пользу потребления, особенно при переходе к крупному машинному производству. В конечном счете, норма труда и норма потребления стали рассматриваться как отдельные нормы, не связанные меду собой.

Насильственно-мотивационная организация предполагала контроль менеджера не за трудом конкретного работника, а за коллективом работников. Объем и качество труда определяли сами члены трудового сообщества. В итоге норма труда представляла собой норму труда среднего работника. Коллектив оказывал давление на тех членов, которые либо работали слишком хорошо, либо работали слишком плохо. Ориентация на норму труда среднего работника получила название «медицентрическая (усредненная) организационная норма».[3]

Качественно иной подход к определению нормы труда сформировал основоположник научного менеджмента Ф. Тейлор. Он ввел в трудовой процесс систему индивидуальных уроков работников (индивидуальная норма труда). Менеджер должен планировать работу каждого работника на день вперед. Каждый труженик должен получить письменные инструкции, подробно описывающие задачу, которую надо выполнить. Задание определяет не только, что должно быть сделано, но также как и когда должно быть сделано. Если рабочий тщательно выполняет задание, он получает дополнительное вознаграждение от 30 до 100 процентов. Норма выработки, по мнению Тейлора, должна быть не усредненной, а ориентированной на показатели лучшего работника. Этот принцип получил название «экселоцентрическая организационная норма»[4], то есть норма, вырабатываемая «выдающимся» работником.

Создание научного менеджмента повлекло за собой серьезные изменения в исторической трансформации организационных структур. В частности, функции собственности и управления чаще всего разделены. В руководстве современных организаций выделены два основных уровня: стратегическое и исполнительское руководство. Стратегическое руководство – совет директоров – представляет линию власти (акционеры-собственники). Исполнительское руководство (техноструктура), избранное собственниками, определяет общую стратегию и повседневную политику организации.

Современный менеджмент рассматривает работника не как простую функциональную единицу, а как индивидуальность, как цельную личность, имеющую свои интересы и потребности. Сегодня каждая организация, если она стремиться стать эффективно работающей, использует управленческую схему: «актуальная потребность – целесообразное поведение – удовлетворенная потребность». Данная концепция исходит из того, что потребности индивида, удовлетворяемые организацией, не ограничиваются зарплатой, а включают целый ряд потребностей: потребность в безопасности, физиологические потребности (достойные условия жизни), потребности в аффилиации (иметь дружественные отношения с окружающими), потребность в самоуважении и уважении со стороны других людей, потребность в профессиональной и социальной самореализации.

Таким образом, эволюцию организационных форм, от примитивных до современных, можно рассматривать как развитие власти и расширение средств, обеспечивающих в управлении ими главенство общей цели над индивидуальными целями. В этом и заключается системообразующая роль власти.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.224.127.143 (0.016 с.)