ТОП 10:

Сциентизм и антисциентизм в философии XIX – начала XXв.в.



Сциентизм.

Сциентизм (от лат. scientia — знание, наука), мировоззренческая позиция, в основе которой лежит представление о научном знании как о наивысшей культурной ценности и достаточном условии ориентации человека в мире. Идеалом для С. выступает не всякое научное знание, а прежде всего результаты и методы естественнонаучные познания. Представители С. исходят из того, что именно этот тип знания аккумулирует в себе наиболее значимые достижения всей культуры, что он достаточен для обоснования и оценки всех фундаментальных проблем человеческого бытия, для выработки эффективных программ деятельности.

В качестве осознанной ориентации С. утверждается в буржуазной культуре в конце 19 в., причём одновременно возникает и противоположная мировоззренческая позиция — антисциентизм. Последний подчёркивает ограниченность возможностей науки, а в своих крайних формах толкует её как силу, чуждую и враждебную подлинной сущности человека. Противоборство С. и антисциентизма принимает особенно острый характер в условиях современной научно-технической революции и в целом отражает сложный характер воздействия науки на общественную жизнь. С одной стороны, научный прогресс открывает всё более широкие возможности преобразования природной и социальной действительности, с др. стороны — социальные последствия развития науки оказываются далеко не однозначными, а в современном капиталистическом обществе нередко ведут к обострению коренных противоречий общественного развития. Именно противоречивый характер социальной роли науки и создаёт питательную почву для С. и антисциентизма. При этом С. выдвигает науку в качестве абсолютного эталона всей культуры, тогда как антисциентизм всячески третирует научное знание, возлагая на него ответственность за различные социальные антагонизмы. Конкретными проявлениями С. служат концепция науки, развиваемая в рамках современных школ неопозитивизма, технократические тенденции, свойственные некоторым слоям бюрократии и научно-технической интеллигенции в современном буржуазном обществе, а также устремления ряда представителей гуманитарного знания, пытающихся развивать социальное познание строго по образцу естественных наук. Позиции антисциентизма защищают некоторые направления современной буржуазной философии (прежде всего экзистенциализм), а также буржуазной гуманитарной интеллигенции.

Марксистская философия отвергает обе эти формы абсолютизации социальной роли науки. Подчёркивая исключительную роль науки в общественной жизни, марксизм-ленинизм рассматривает её в связи с др. формами общественного сознания и показывает сложный, многосторонний характер этой связи. С этой точки зрения, наука выступает как необходимый продукт развития человеческой культуры и вместе с тем — как один из главных источников и стимуляторов истинного прогресса самой культуры, материальной и духовной. Отсюда глубокая взаимосвязь науки с мировоззрением, огромное влияние, которое оказывают общественные науки на весь ход общественного развития, на борьбу идей в современном мире. В марксистско-ленинской философии оценка социальной роли науки даётся в реальном контексте конкретных социальных систем, обусловливающих существенно разную, нередко противоположную роль научного знания в жизни общества.

Сциентизм и асциентизм

Сциентизм (от. лат.a - букв, «сквозь бытие», -знание оснований, фундаментальная

наука) - культ науки, поклонение ее экспериментальным и математическим методам,

абсолютизация роли ученых и научных экспертов в обществе. Сциентизм

складывается в Западной Европе с XVI в., достигает апогея к сер. XIX - сер. XX в. (особенно

в эпоху НТР) и начинает развенчиваться и слабеть к к. XX в. под натиском реалий

жизни и в противоборстве с идеологией асциентизма, с асциентами.

Г. Галилей как-то сказал, что Бог создал две Книги - Книгу Природы, изучаемую

прежде всего естествознанием, и Священное Писание. И если эти книги правильно

читать, они дополняют друг друга и между ними нет противоречия; с равным

почтением следует относиться и к храму науки, и к храму Божьему. Однако на фоне

несомненных успехов физики, химии и математики, с одной стороны, а также замедления

темпов религиозного прогресса - с другой, в Западной Европе формируется образ

естествознания как самого надежного пастыря человечества. Экспериментальное вызна-

вание тайн природы и откровение их в языке математики провозглашается высшей

формой познания и самым что ни на есть подлинным знанием; методы точных и

естественных наук объявляются универсальными и годными для всех без исключения

наук; наука все более начинает почитаться как самое глубокое основание

общественного прогресса и высшая культурная ценность.

Сциентизм и асциентизм

Внутри самого «храма» науки сциентизм проявил себя в форме дискриминации

гуманитарных наук («хьюмэнитис»), слабо использующих эксперимент и математический

язык, и в форме культивации в естествознании традиций эмпиризма, натурализма и

антиисторизма. С 30-х гг. XIX в. сциентизм проникает в социологию через позитивизм

О. Конта. Предпринимаются попытки выстроить социологию либо по образцу

механики (Г. Кэри, Л. А. Ж. Кетле, Д. С. Милль), либо биологии (Г. Спенсер, Э. Дюркгейм,

В. Парето). Росту сциентизма немало способствовала философия европейского

материализма, последние четыре века игравшая роль служанки естествознания: она

поддерживала веру ученых в чудодейственность практического эксперимента, вселяла

надежду на принципиальную познаваемость и подвластность ученым любых явлений

природы, общества и психической жизни людей. От предупреждения Ф. Бэкона о том, что

малое знание уводит от Бога, а большое ведет к Нему и является реальной силой,

идеологи сциентизма восприняли лишь усеченный лозунг «Знание - сила», истолкованный

в том духе, что в своей деятельности человек должен прежде всего полагаться на

научное знание.

В Европе возможность отделения науки в форме самостоятельного светского

института от религиозного фундамента культуры и противопоставления теизму культа науки

была заложена в самих принципах христианского вероучения. Если восточный

пантеизм налагает запрет на своевольное экспериментирование с вещами и существами

и требует любовного отношения к природе в силу того, что Абсолют растворен в каждой точке мироздания, то теизм, напротив, изымает Бога из природы. Бог мыслится

пребывающим вне рамок сотворенного Им из ничего (но не из Себя) мира. Тварный мир

подчиняется вмененным ему Богом «естественным» законам. В силу действия этих

законов природа может быть объяснена без непременной ссылки на создавшего их

Бога - только через правящие миром существенные связи вещей. Согласно Библии

Адам получил от Бога право распоряжаться всеми минералами, растениями и

животными на Земле, называть их именами и преобразовывать уже сложившееся

мироустройство. Иудеохристианская идея человека как образа и подобия Божьего своеобразно

преломилась в сциентизме: человек - творец, он «не может ждать милостей от природы», его

задача - переделать мир по мерке своих потребностей и желаний. Таким образом,

сциентизм есть иррациональный эффект развитой христианской культуры, идеологически

(атеизм, материализм) оборачивающийся против христианской доктрины.

Сциентизм - одна из социоцентрических религий атеистического характера.

Вместе с тем сциентизм, сформировавшись в лоне христианских монастырей

и выйдя из них, не есть нечто совершенно новое и не имеющее себе аналогов в

дохристианской истории. Скорее всего, сциентизм - это обновленная форма языческой

магии, продолжение древней магической традиции. Носитель сциентистского

сознания - сциентист, сциент. Сциент - человек, искренне верующий во всемогущество науки

и питающий святые и восторженные чувства к ученым как служителям храма науки. С

момента возникновения сциентизма ему противостоит асциентизм (антисциентизм) -

вначале в лице церкви, а затем в лице сторонников ряда направлений светской

философии (в наши дни – философии жизни, экзистенциализма, персонализма и др.).

Асциент - идейный противник сциентизма, развенчивающий культ науки и веру в

непогрешимость ученых, в способность науки взять на себя роль общественного лидера.

(Термины «сциент», «асциент» и «асциентизм» предложены и введены в научный

оборот проф. Урал, ун-та Д. В. Пивоваровым в 1990 г.)

Антисциентизм имеет множество градаций, начиная с радикального осуждения

светской (немонастырской и не подвластной церкви) науки как дьявольского наущения

и кончая самым либеральным антисциентизмом, который уравнивает науку в правах

с искусством, религией и иными формами общественного сознания и отвергает только

оценку науки как высшей формы познания.

Религиозные асциенты объясняют появление сциентизма доктриной о грехопадении

человека: Ветхий Завет повествует, что сатана внушил первым людям вкусить с древа

познания добра и зла и стать через это подобными богам; известно также, чем

закончилась вся эта история - изгнанием из Эдема. Традиционалисты (Р. Генон, Г. Гурджи-

ев, П. Д. Успенский и др.) призывают падшего человека вернуть к себе доверие Бога,

возвратиться к традиционным ценностям и способам деятельности, перестать уповать

на научно-технический прогресс, прекратить пытать природу, брать пример с

«закрытой» (монастырской) науки Востока, которая больше полагается на умозрение,

а не на эксперимент. По мнению культуролога М. К. Петрова, понятие эксперимента

первоначально связывалось с судебным дознанием под пыткой (от лат, peirates -

пират, испытатель), затем оно стало сопрягаться с деятельностью европейского

ученого Нового времени - пытателя природы, естествоиспытателя.

Идеологи экологического движения зеленых все активнее выступают против

научных экспериментов на животных, остро ставят проблему ответственности ученых перед

обществом за ядерное, химическое и бактериологическое заражение окружающей

среды, предлагают поощрять альтернативную науку. Асциенты-этики рисуют образ

естествоиспытателя как инквизитора, вооруженного колющими и режущими

инструментами и под пытками заставляющего природу раскрывать свои тайны. Инквизитор должен получить такое воспитание, чтобы его не мучила совесть; наиболее отвечает этой

задаче материалистическое и позитивистское мировоззрение. Ученым внушают, что

космическая материя мертва, неодушевлена, лишена чувства боли и муки, а жизнь -

крайне редкое явление в мироздании. А что если жизнь всеобща, космос одушевлен, а наша

Земля - живой организм?

Ученый-экспериментатор морально оправдывается тем, что выпытанные им у природы тайны полезны обществу, делают нашу жизнь более комфортной и что вообще «человек превыше

всего».

Асциенты не согласны с подобной моралью. С одной стороны, они признают, что

овеществленная сила европейского научного знания помогла преобразить лик нашей

планеты, вывести человека в космическоепространство, резко увеличить

производительность промышленного и аграрного труда, одевать и кормить все увеличивающееся

население Земли. Но, с другой стороны, эта же сила дает возможность производить оружие

массового истребления землян, оборачивается исчезновением многих видов растений

и животных, ведет к регрессу планетарной жизни и угрожает самому существованию

человечества. Выходит, что гуманистический научный разум не столь уж разумен, если

он не вызнал истинный характер природы, не предугадал ее месть человеку.

Возрастающее сопротивление природы агрессивному естественно-научному разуму все чаще

сводит на нет затраты общества на поддержание научно-технического прогресса. Но так

или иначе, примыкать к культу науки илипротивиться ему - дело свободы совести

и в гораздо меньшей степени есть проблема фактической или логической доказуемости.

Ослабевание и отступление сциентизма в к. XX столетия вызвано не толькоиррациональными социальными последствиями НТР и надвигающимся экологическим кризисом, но также и рядом гносеологических причин, в силу которых наука стала более трезво оценивать свои возможности и

границы. Если прежде «научность» и «истинность» рассматривались почти как

синонимы, то сегодня вместо термина «истина» к научной продукции предпочитают относить

предикат «практическая эффективность», а «истинный разум» заменяют понятием

«операциональный интеллект» (Г. Башляр).

Отступление науки на нынешние рубежи проходило в три этапа. С XVII до сер. XIX в.

наука осознавала себя как онтология природы. Естествоиспытатели глубоко верили в то,

что создаваемые ими представления о материи объективно истинны, а европейская

публичная наука - единственно возможная наука.

Эта вера была поколеблена крушением традиционной научной картины мира. В

период научной революции даже родилось мнение, что «материя исчезла, остались только

математические уравнения» и что предстоит перестройка всего фундамента науки.

С сер. XIX в. и до пер. пол. XX в. длилась эпоха «гносеологизма». По мере ревизии

классических научных теорий ученые и философы все более активно обсуждали

условное и безусловное в научном знании, изучали зависимость содержания знания от

познавательных способностей субъекта, интересовались путями совершенствования

теоретических конструкций, уточняли критерии истинности научных утверждений. Все научное

знание было объявлено «гипотетическим», а на экспериментальные факты постепенно

перестали смотреть как на незыблемое основание теории; «факт» был признан

теоретически нагруженным, но вовсе не «упрямой вещью». НТР обусловила переход

европейской науки на этап методологизма. Он был вызван потребностью в рефлексии над

инструментально-технологической стороной массового научного производства.

Экспериментально-теоретическая наука все более зависит от поддерживающей ее

промышленности, внешних заказов общества и государства. Аппарат управления

наукой срастается с государственным аппаратом и бюрократизируется. От науки все

более требуется не столько «истинность», сколько практическая эффективность, ради

которой субсидируются фундаментальные исследования. В первую очередь в этих

исследованиях заинтересован военно-промышленный комплекс, переводящий методы испытания природы в способы уничтожения людей. Методологические принципы кумулятивизма и интернализма, выражавшие когда-то идею самодостаточности науки, ныне вытеснены противоположными принципами антикумулятивизма и экстернализма.

Упадок веры в непременную истинность научного знания дал возможность П. Р. Фейер-

абенду провозгласить допустимость в науке теоретического анархизма (плюрализма)

и обосновать мысль о принципиальной недостижимости в любой научной дисциплине «Единственно Истинной Теории».

Наконец, для развенчания культа науки асциенты публикуют сведения о теневой

стороне научной деятельности. Время от времени среди ученых разражаются скандалы

по поводу подтасовок, подправок и подгонки эмпирических данных под прокрустово

ложе теоретических схем. Упреки в предвзятом отборе и манипулировании фактами раздавались, напр., в адрес Галилея, Ньютона, Лавуазье и других именитых ученых, не говоря уже о рядовых служителях науки.

В массовой науке XX столетия число недобросовестных ученых неимоверно

возросло. Фальсификация и лакировка экспериментальных данных, плагиат, склонение к

соавторству, мошенничество, преступные опыты над людьми и т. п. стали, к сожалению,

теневой структурой науки. Наука всегда давала повод для идейного и нравственного

надзора за ней со стороны церкви и государства. Настороженность церкви к

естествоиспытателям объясняется также склонностью европейской науки к специфическому пантеизму, в котором божество подменено бездушной и безличной материей.

Ученые строили свои теории применительно к идеализированным и абстрактным объектам - безразмерным точкам и линиям, предельно круглым и твердым шарам и т. п.

Они оперировали понятием абсолютного: «абсолютно черное тело», «абсолютный

эфир», «абсолютная система отсчета». Говорили о реальности предельно малых и

бесконечно больших величин, бесплотных посвоей сути. Все это не могло не напоминать язык

духовных дисциплин. Вместе с тем ученые претендовали на то, что их теории описывают и объясняют здешний мир, освещают устройство вещей. Тем самым они, вольно или невольно, отождествляли язык космоцентрических религий и язык науки, представления о духе и материи. А это не могло не вести к материалистическому пантеизму - наделению материи самодвижением

и помещению Абсолюта «внутрь» вещества.

Вышедшая из недр христианского теизма и отчужденная от него материалистическая наука Европы не могла обойтись без собственной религиозной подпорки - без особой

религиозной методологии, культивирующей идеал целостности универсума. Не

оставалось ничего иного, как принять на вооружение ревизованный восточный пантеизм.

Например, Б. Спиноза, руководствуясь инспирированным Дж. Бруно вариантом

пантеизма, объявил природу причиной самой себя; выходило, что наука имеет своим

предметом не сотворенную природу, а субстанцию и ее модусы, т. е., по сути, безличного

«бога» в его «откровении». Впоследствии Г. В. Плеханов высоко оценил спинозизм как

предтечу философии диалектического материализма; до недавнего времени эта

пантеистическая философия в России официально считалась общей методологией науки.

Таким образом, противостояние сциентизма и антисциентизма может быть описано под

разными углами зрения, в т. ч. и под религиозным - как конфликт языческого пантеизма с монотеизмом авраамических религий.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.200.93 (0.019 с.)