ТОП 10:

Феномен общественного мнения



 

Понятие «общественное мнение». С термином «Общественное мнение» мы сталкиваемся ежедневно. Мы слышим:

«Общественное мнение одобряет, беспокоится, негодует, выражает горячую поддержку!». Общественное мнение является коллективным суждением людей по вопросам, затрагивающим массы, барометром оценки текущих событий и явлений. Многие люди полагают, что общественное мнение—это просто результат социологических опросов.

Термин «общественное мнение» возник в Англии и с конца XIX в. стал общепринятым.

Понятие общественного мнения несет, по крайней мере, две смысловые нагрузки: во-первых, это социальный институт, специфический механизм принятия решений на различных уровнях жизни общества, во-вторых, это суждение, разделяемое более или менее широким кругом людей по поводу различных событий, явлений общественной жизни.1 В дальнейшем мы будем употреблять понятие «общественное мнение», в основном, во втором смысле. Ниже рассматриваются те особенности общественного мнения, которые обусловлены таким специфическим (и, как будет показано дальше, универсальным) способом его формирования и выявления, как эмпирическое социологическое исследование, и вытекают из опыта подобного исследования.

Особенности изучения общественного мнения. Предметом общественного мнения может быть любое событие, действие, факт в сфере экономики, политики или культуры, которые хотя бы на короткое время приобретают общественную значимость. Это может быть принятие закона, смена должностного лица, введение или отмена налога, художественная выставка, публичное выступление какого-либо лица, шаг или жест «первой леди» и т.п. Это событие может иметь как общенациональный, так и локальный резонанс. Общественное мнение, кроме того, всегда формируется в рамках тех или иных социальных общностей: территориальных, возрастных, профессиональных и других, так что нельзя утверждать, что по одному и тому же вопросу оно достаточно однородно даже в пределах ограниченного круга распространения.

«Общественное мнение» как термин почти всегда несет в себе элемент неопределенности именно в том смысле, который придавал ему в физической теории впервые введший это понятие в научный оборот Вернер Гейзенберг. Действительно, есть не так уж много вещей в мире социальных явлений, по поводу которых люди имеют вполне определенные , устойчивые взгляды, да и то суждения о них, как правило, выходят за пределы обычно называемого общественным мнением. Это представления и взгляды, отражающие принципы, ценности, нормативные высказывания. В большинстве же случаев мнения людей носят весьма приблизительный , условный характер и в значительной мере зависят от способа выявления этого мнения и контекста.

Общественное мнение—всегда в той или иной степени оценка фактов общественной жизни, в нем выражается то или иное отношение к ним, и в этом смысле общественное мнение всегда неоднородно, дискуссионно, что позволяет вообще усомниться в существовании объективного критерия данного понятия.2

Наконец, необходимо отметить фундаментальное свойство общественного мнения как формы общественного сознания: оно не имеет естественного механизма самообнаружения. В качестве механизма выявления общественного мнения выступает социологическая исследовательская процедура. Мы уже настолько привыкли к тому, что общественное мнение бывает представлено в виде результатов социологических опросов, что, кажется, не отдаем себе отчета, что в другом виде оно просто не имеет репрезентации. Действительно, того, что мы обозначили вначале как «суждение, разделяемое более или менее широким кругом людей по поводу тех или иных событий в обществе», именно в качестве достаточно строгого суждения, высказывания или оценки, в реальности просто не существует. Конечно, в сознании каждого конкретного индивида может существовать то или иное мнение по данному поводу. Точно так же в рамках некоторой социальной общности это мнение может иметь тенденцию к усреднению, однако только используя процедуру опроса по достаточно строгой методике, мы можем составить представление о мнении людей по данному поводу. Таким образом, можно утверждать, что общественное мнение в том виде, в котором мы привыкли его представлять, есть в значительной степени продукт применения социологической исследовательской процедуры специфический логический конструкт, в создании которого «принимает участие» не только субъект,носитель общественного мнения, но и его исследователь.

Изучение общественного мнения средствами социологии предъявляет обычные требования к исследовательской процедуре и организации эмпирического социологического исследования. Вместе с тем оно имеет свои особенности, вытекающие из специфики социологического исследования:

—исследования общественного мнения часто имеют прикладной характер, практическую направленность, и поэтому их результаты должны быть представлены в виде прогнозов, практических рекомендаций, аналитических материалов, которые могут быть непосредственно использованы для выработки и принятия решений;

—исследования обычно протекают в сжатые сроки и часто связаны с каким-либо конкретным событием в жизни общества (например, с избирательной кампанией, сезонной распродажей и т.п.), так что у исследователя не бывает возможности перенести их на более удобное время или отложить, чтобы более тщательно подготовиться;

—в каждом конкретном исследовании рассматривается ограниченный круг вопросов, однако в целом исследователю приходится иметь дело с весьма широким спектром проблем, что предъявляет высокие требования к универсальности подготовки исследовательской группы, в ряде случаев необходимо оперативно привлекать специалистов со стороны;

—особое место занимают исследования общественного мнения, которые приводятся в масштабе общества в целом; такие исследования требуют мощной организационной структуры, больших объемов финансирования и, конечно, привлечения высококвалифицированных специалистов.

Что исследователь может спросить у респондента? В каких смысловых структурах может быть зафиксировано общественное мнение? Б.А.Грушин выделяет три компоненты общественного сознания, которые отражают его смысловую структуру:

—рефлексивная компонента выражает информативную сторону сознания; в ней отражается знание, представление человека о мире;

—оценочная (эвалюативная) компонента выражает оценки, отношение человека к миру, событиям и процессам в нем;

—практическая компонента отражает деятельное, практическое отношение человека к действительности.

Как видим, общественное мнение является формой общественного сознания, в которой выражена наряду с другими непосредственно оценочная компонента сознания. Тем не менее нельзя сводить общественное мнение, как это часто делается, лишь к выражению общественно значимых оценок, отношения к тем или иным сторонам действительности. В общественном сознании все три компоненты, естественно, не разделены перегородками и любое высказывание может нести все три из них в разной степени выраженности. Теоретически с ними удобнее работать раздельно.

Рефлексивная компонент а включает:

—знание о факте, событии, явлении;

—информированность, более или менее развернутые представления о них;

—понимание смысла, адекватность восприятия событий, явлений;

—мифологии, фантазии, предрассудки, связанные с ними. Оценочная компонента включает:

—прямые оценки (хорошо—плохо, много—мало и т.п.);

—предпочтения, ориентации, симпатии—антипатии, принятие—неприятие, позиции, интересы, выбор.

Практическая компонента включает:

—намерение действовать;

—готовность к действию;

—наличие цели, средств, ее достижение;

— фактическое действие;

—понимание последствий своих действий и т.п.

Индикация общественного мнения предполагает использование перечисленных форм; комбинации могут достаточно полно его выразить. Ядром «формулы общественного мнения» всегда является высказывание оценочного характера. Это подчеркнуто в «Кратком словаре по социологии»: «Общественное мнение— состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение различных социальных общностей к проблемам, событиям и фактам действительности».4 Например, если социолога интересует мнение молодежи о различных политических партиях, вопрос о том, каким партиям они симпатизируют отражает оценочная компонента. Однако не менее важно установить, что знают молодые люди о политической программе различных партий (рефлексивная компонента), и то, за кого они собираются голосовать, если примут участие в выборах (практическая компонента). Можно выделить три основных направления исследования по тематике «общественное мнение и молодежь». Первое—это разнообразные исследования общественного мнения и представлений о молодежии их соответствии действительности. Здесь молодежь—объект общественного мнения.

Второе и третье направления исследуют общественное мнение молодежи, т. е. молодежь изучается уже как субъект общественного мнения. Второе направление—это специализированные исследования на «молодежных выборках». Третье— использование «молодежной подвыборки» из исследований, в которых представлены и другие социально-демографические группы.

Приведем несколько иллюстраций первого направления.

В социологии одной из интересных и трудных проблем является разведение понятий «поколение» и «возрастные эффекты».5 В самом деле, в обыденной речи мы часто слышим: «поколение шестидесятников», «военное поколение», «потерянное поколение» и т.д. Подразумевается, что взгляды и ценности различных поколений отличаются друг от друга. В последнее время проведен ряд эмпирических исследований по этой проблеме. Сложность заключается в том, что необходимы лонги-тюдные или панельные данные, т. е. опросы одних и тех же людей несколько раз в течение 20-30 лет. Если есть данные только одного среза (например, 1995 г.) и мы обнаружим, что, например, 20-25-летние более предприимчивы, чем представители старших возрастных групп, причину такого различия установить невозможно. Может быть, действительно, поколение 90-х—это поколение предпринимателей, а, может быть, дело просто в возрасте—молодые более предприимчивы, чем старшие?

Вообще результаты исследований нередко расходятся с тем, что подсказывает житейская мудрость или художественная литература. Например, существует достаточно устойчивый стереотип о подростковом возрасте как периоде «бури и натиска», мол, нормальный подросток должен конфликтовать с родителями, быть «колючим», неуступчивым и т. д. Исследования показали, что по крайней мере в США конфликт поколений— скорее, исключение, чем правило. Большинство подростков ладят со своими родителями, имеют сходные вкусы и разделяют сходные ценности.6 Конечно, есть и «бунтари», но их меньшинство.

Безусловно, разрыв между поколениями может образоваться в период социального кризиса (как, например, во Франции в 1968 г.) или даже искусственно культивироваться, как это было в России после октября 1917 г.,когда под воздействием пропаганды воинствующие атеисты крушили топорами иконы своих бабушек. Но это не является показателем неизбежности конфликтов поколений.

Вообще представления о молодежи и просто людей, и профессионалов, во многом отражают социальную ситуацию. Очень остроумное исследование группы американских психологов показало, что в период экономических кризисов и высокой безработицы в США в научных публикациях утверждалось, что подростки-старшеклассники не обладают достаточной социальной, физической и психологической зрелостью для участия в трудовой деятельности. В период экономического подъема, когда потребность в новых рабочих руках была высока—картина резко изменилась. Подростки в публикациях психологов представлены энергичными и социально зрелыми, а ранний старт трудовой карьеры—как благо.7 В общем убедительно показано, как социальный заказ отражается на рассуждениях ученых. Немало и других примеров, иллюстрирующих первый аспект проблемы «Молодежь—общественное мнение», о них говорится в других главах учебника.

Примером второго направления—специализированных опросов молодежи, может служить опрос школьников-старшеклассников, проведенный американскими социологами.

Общественное мнение часто характеризует девушек, рано начинающих сексуальную жизнь, как развязных и самоуверенных. Оказалось, что, скорее, все наоборот: они не уверены в себе и обладают пониженной самооценкой. Кстати, увеличившееся количество матерей-старшеклассниц в школах США объясняется сходной причиной. Многие юные матери, интервьюированные в одной из телепередач, говорили ведущему, что они сознательно решили рожать, так как материнство укрепит их чувство собственного достоинства. Особый резонанс в одной из американских школ (это упоминалось в той же телепередаче) вызвало то, что разрешение посещать специальный класс для юных матерей-одиночек попросили несколько девушек, еще не беременных, но планирующих в будущем стать матерями.

Третий аспект исследования—это анализ мнения молодежи как особой социально-демографической группы в рамках более широких исследований общественного мнения всего населения. В этом случае труднее исследовать некоторые специфичные молодежные проблемы, так как место в анкете ограничено. Но есть и существенные преимущества по сравнению со специализированными опросами молодежи: возможность сопоставить мнения молодежи с мнением других социально-демографических групп. Примером исследования данного направления может служить программа мониторинга общественного мнения населения о социальных реформах, проводившихся Всероссийским центром исследования общественного мнения (ВЦИОМ).9 Мониторинг показывает, например, что молодежь несколько более оптимистично, чем старшие возрастные группы, оценивает экономическую ситуацию в стране.

Данные выборочного исследования полутора тысяч учащихся Петербурга и области, проведенного социологами НИИКСИ в мае 1995 г., показали, что, подавляющее большинство опрошенных придерживается демократических убеждений и за националистами или сторонниками возврата к прошлому не пойдет. Однако под демократией студенты и курсанты подразумевают нечто совершенно отличное от того, что происходит в нашей стране, четкий ответ на вопрос—что именно, сейчас вряд ли возможно дать. С уверенностью можно сказать лишь одно: от молодежи приходится ждать любых сюрпризов и прежде всего тем политикам и партиям, которые, находясь у власти, так и не удосужились подумать об интересах молодых. Важно понять, что новая Россия, государство, должны еще заслужить доверие и уважение собственных граждан, в особенности молодежи. Ведь не случайно каждый 10-й студент и почти каждый 12-й курсант из принимавших участие в исследовании предпочел бы родиться и быть гражданином какого-либо другого преуспевающего государства. В то же время, как ни парадоксально это звучит, 86% студентов и 93% курсантов заявили: «Как бы плоха ни была жизнь, я верю, что будет лучше». Только с кем, под чьим руководством будет лучше? За кем пойдет молодежь? Кто использует в своих целях ее взрывоопасную энергию? Следующие этапы мониторинга общественного мнения молодежи помогут дать ответы на эти вопросы.

 

Примечания

 

1 Крушин Б. Общественное мнение // Опыт словаря нового мышления. М.,1989. С.214.

2 Бурдье П., Шимпань П. Общественное мнение//Там же. С.216.

ЗCм.: Грушин Б. Массовое сознание. М., 1990.

4 Краткий словарь по социологии. М., 1988. С. 198.

5 Cм., напр.: Шуман Г., Скотт Ж. Коллективная память поколений // Социологические исследования. 1992. №2. С.49-59.

6 Cм. Holmleck O.N., Hill J.P. Storm and Beliefs About Adjiescence Prevalence Self-Report, Antecedence, and Effects of an Undergraduate Course // Journal of Youth and Adolescence. Vol.17, N 4. 1988. Р. 285-306.

7 См.: БерезинаЕ.В. О точности прогнозирования результатов голосования // Социологические исследования. 1995. №2. С. 104.

8 Экономические и социальные проблемы: информационный бюллетень. Мониторинг общественного мнения ВЦИОМ. 1994. №6.

9 См.: Козлов А. А. За державу обидно ... // Санкт-Петербургские ведомости. 1995. 27 окт.

 

§ 2. К проблеме качества получаемой информации

 

Замеры общественного мнения. Прикладное социологическое изучение (замеры) общественного мнения началось в США в XIX в. В России на рубеже XIX-XX вв. общественное мнение в теоретическом плане изучал проф. Московского университета В. Хвостов. В 1900 г вышла в свет коллективная монография земского статистика П. М. Шестакова «Рабочие на мануфактуре "Товарищества Эмиль Циндель" в Москве», в которой были приведены интереснейшие данные наблюдений за жизнью и материалы опросов фабричных рабочих.1

В начале века проводились регулярные опросы гимназисток и гимназистов, крестьянских детей. В 20-30-е годы издано около 300 книг и брошюр, в которых освещались результаты социологических исследований и сравнивались полученные данные с результатами обследований, проведенных до Октября 1917 г.2 Новый этап научных исследований общественного мнения начался в начале 60-х годов. Так, 6 января 1961 г. «Институт общественного мнения "Комсомольской правды"» обратился к молодежи Советского Союза с анкетой «Что вы думаете о своем поколении?». Она включала 12 вопросов:

1. Что вы думаете о своем поколении, нравится ли оно Вам, довольны ли Вы его делами?

2. На чем основано Ваше утверждение?

3. Какие черты советской молодежи являются, с Вашей точки зрения, наиболее сильными? В чем они ярче всего проявляют-

4. Есть ли, на Ваш взгляд, у молодых людей отрицательные черты, имеющие широкое распространение? Если да, какие именно?

5. В чем Вы видите подтверждение своего мнения?

6. Что, по Вашему, больше свойственно Вашим сверстникам:

целеустремленность или отсутствие цели?

7. Есть ли лично у Вас цель в жизни?

8. В чем она состоит?

9. Что Вы должны сделать для ее достижения?

10. Что уже сделано Вами?

11. Считаете ли Вы, что добьетесь своей цели?

12. На чем основана Ваша уверенность?

Срок получения ответов был ограничен 20 днями, но его оказалось более чем достаточно. Молодежь с большой активностью отнеслась к опросу. Звонили студенты, рабочие, молодые инженеры. И не только звонили. В редакцию приходили люди—одни приносили заполненные анкеты, другие, попросив свежий номер газеты, тут же садились их заполнять. Анкета стала предметом обсуждения множества комсомольских собраний, диспутов, конференций. К концу условленного срока «Институт» получил более 19 тыс. заполненных анкет. Однако это было не все. Опубликование нескольких из них породило новый приток почты. Особенно большая волна (свыше 1 тыс. писем) была вызвана ответами 19-летней москвички, которая писала, что молодое поколение ей не нравится, что жизнь скучна и неинтересна, что цель ее—выйти замуж за человека с деньгами. Хотя эти письма не были уже ответами на вопросы анкеты, они также представляли большой интерес.3

В Ленинграде В. Т. Лисовским в 1963-1964 гг. было проведено исследование рабочей молодежи, повторенное в 1966 г. В первом исследовании получены мнения 1639 рабочих (80,6%), а во втором—1246 (56,6%). Предприятия могли быть разными по характеру и содержанию труда, но доля молодых рабочих (от 17 до 30 лет) должна была составлять не менее 35-40%, т. е. должна быть типичной для предприятий Ленинграда. В анкету были включены вопросы: «Что Вы думаете о своем сверстнике, нравится ли он Вам?», «Какие черты Вам больше всего нравятся в Вашем сверстнике?», «Какой недостаток внушает Вам наибольшее отвращение?».

Опрос показал, что подавляющее большинство респондентов—86,4% одобрительно относятся к своему поколению, высоко оценивают качества характера молодых людей и девушек. В то же время 12,5% дали отрицательный ответ: им сверстник не нравится. 1,1% не дали ответа.4

Трудно переоценить значение исследований начала 60-х годов в развитии отечественной социологии. Однако их нельзя назвать научным исследованием общественного мнения в полном смысле слова. Прессовые почтовые опросы, подобные проведенному «Комсомолкой», американские социологи называют «соломенными», сравнивая их по точности с попытками определить направление и силу ветра, подбрасывая в воздух соломинку. Основной недостаток такого рода исследований в том, что в них участвуют только самые активные и заинтересованные люди, и их мнение не только никогда не отражает мнения всего населения, но даже мнения читательской аудитории данной газеты. В то же время иногда по незнанию, а иногда и по другим причинам (например, результаты анкетирования совпадают с мнением заказчиков) данные такого рода «соломенных опросов» представляются как научные результаты, что недопустимо, как и распространение любой другой недостоверной информации. Это, конечно, не значит, что «соломенные опросы» всегда вредны и недостоверны—они могут быть очень полезными и интересными, но научная этика требует обязательного указания на то, что данный опрос не репрезентативен.

Вообще уровень возврата при почтовых опросах обычно низок (в России от 25 до 50%), а те, кто ответил, отличаются высоким образовательным уровнем. Вот почему попытка американского журнала «Literary Digest» на основе нескольких миллионов анкет, разосланных по почте, предсказать в 30-х годах результаты президентских выборов, закончилась большим конфузом, в то время как фирме Гэллапа, использовавшей научные методы построения выборки, удалось сделать точный прогноз на основе опроса 2,5 тыс. респондентов. Можно также высказать ряд претензий к процедуре построения выборки в исследованиях 60-х годов, которое нельзя считать в полном смысле слова репрезентативным.

Мы не ставим задачу описать научные методы проведения опросов общественного мнения во всей полноте (для этого лучше обратиться к специальным публикациям), однако проиллюстрируем некоторые из них. Основное правило научных опросов общественного мнения состоит в том, что отбор респондентов должен быть случайным и на него, в идеале, не должны влиять ни желание (или нежелание) респондентов участвовать в опросе, ни пристрастия или удобство интервьюеров. Например, до войны фирма Гэллапа использовала так называемый «квотный метод», при котором каждому интервьюеру поручалось опросить определенное количество респондентов определенных пола, возраста и расы. Впоследствии фирма вынуждена была отказаться от данного метода, так как он давал ненадежные результаты. Оказалось, что определенная степень свободы, данная интервьюерам при отборе респондентов, делала этот отбор не случайным, хотя социально-демографические характеристики итоговой выборки практически ничем не отличались от соответствующих параметров населения США. Оказалось, что многие интервьюеры избегали ветхих зданий, не хотели подниматься на верхние этажи и, когда опрашивали цветных респондентов, выбирали, как правило, наиболее образованных. Это привело к недобору бедных и малообразованных респондентов, мнение которых существенно отличалось от мнения их более преуспевающих соотечественников. Данный пример еще раз подтверждает важность «золотого правила опросов общественного мнения»— жесткого соблюдения процедуры случайного отбора. Сейчас в США опросы общественного мнения чаще всего проводятся по телефону, так как в отличие от России он есть практически в каждой семье. И выяснилось, что если бы интервьюеры в 1980 г. ограничились опросом только тех включенных в выборку респондентов, до кого им удавалось дозвониться с первой попытки, то прогноз исхода выборов был бы ошибочным—в пользу Картера, а не Рейгана, как было в действительности.5 Выяснилось также, что наиболее занятые, мобильные и непоседливые американцы в тот год предпочли Рейгана, «домоседы» — Картера.

Кстати, многократные попытки установить контакт очень важны при опросе молодежи. Многие молодые люди, как известно, не проводят много времени дома. Итак, после того, как социолог выбрал «мишень» для своего опроса (например, студенты младших курсов высших учебных заведений Петербурга) или, выражаясь научным языком, определил генеральную совокупность, он должен так построить выборку, чтобы вероятность попасть в нее была одинаковой для всех студентов млад-шекурсников города. Для этого он должен сначала составить список всех учебных заведений, а затем определить процедуру случайного отбора. Например, можно получить хорошую выборку, опросив всех студентов-младшекурсников, родившихся в первые десять дней какого-нибудь месяца (месяц выбирается произвольно, например, бросаются две игральные кости, и сумма выпавших очков определяет номер месяца). Такой отбор будет случайным, а научных оснований полагать, что взгляды и мнения людей, родившихся в разные месяцы, имеют какие-то систематические отличия, нет (если, конечно, не считать наукой астрологию).

В хорошо организованных опросах обычно у дается проинтервьюировать около 70% респондентов. Это вполне приемлемо, если отказы не происходили по каким-то систематическим причинам и объяснялись различными случайными обстоятельствами.

Несмотря на то, что в последнее время в России основные процедурные требования к опросам выполнялись, большой проблемой остается недостаточно представленное в опросах сельское население. Это было одной из причин неточных прогнозов последних выборов. Вообще предвыборные и другие, относящиеся к выборам, опросы представляют для социологов бесценный материал, так как это— единственная возможность проверить точность опросов общественного мнения. Как правило, такие опросы достаточно точны, особенно если они проводятся незадолго до выборов. Так, например, среднее отклонение от реальных результатов выборов прогнозов фирмы Гэллап в период с 1950 по 1985 г. составило 1,4%.6

Бывает так, что достаточно большая часть избирателей принимает решение в последний момент. Для России, где многопартийная система еще не сложилась, а многие люди голосуют ориентируясь не на партийную принадлежность, а на личную привлекательность кандидатов, такая ситуация особенно характерна.

Есть и другие, более тонкие проблемы. Например, «спираль молчания»—психологический феномен, открытый германским социологом Элизабет Ноэль Нойман.7 Дело в том, что многие люди, оказываясь в меньшинстве, например, симпатизируя кандидату, который по всем прогнозам должен проиграть выборы или является экстремистом, чувствуют себя неуютно. Во время интервью, находясь лицом к лицу с другим человеком— интервьюером, они предпочитают не высказывать свою подлинную точку зрения, а во время реального голосования, когда нет свидетелей, есть только бюллетень, они голосуют за того, кто хотя и не популярен, но для них привлекателен. «Спираль молчания» может быть еще одним объяснением того, почему при голосовании сторонников В. Жириновского в 1993 г. оказалось значительно больше, чем было выявлено в предвыборных опросах общественного мнения.

Качество информации. Качество информации, полученной в результате массового опроса, в значительной степени зависит от качества интервью, непосредственного контакта интервьюера с респондентом. Интервьюер должен уметь установить «рабочий контакт» в респондентом, разъяснить ему важность именно его (респондента) мнения, объяснить респонденту, каким образом он попал в выборку, характер использования информации (в деперсонализированной форме, после обработки на ЭВМ и т.п.), гарантии анонимности. Разъяснить ему цели исследования и очень четко объяснить способ заполнения анкеты (если это анкетный опрос). В случае отказа респондента участвовать в опросе следует попытаться убедить его, но не быть слишком навязчивым. В этом случае используются запасные адреса (номера телефонов).

Конечно, интервьюер не должен отклоняться от процедуры, предписанной исследователем, например, как это нередко случается в практике опросов вместо личного интервью составлять анкету респонденту, а затем забирать ее. Все серьезные социологические агенства (полстеры) применяют различные способы контроля за работой интервьюеров: повторные визиты к респонденту, проверки качества заполнения анкет и т. п.8

При проведении опроса необходимо выдерживать спокойный, ровный, но заинтересованный стиль общения с респондентом. Личные особенности интервьюера: темперамент, манера поведения не должны оказывать давления на респондента. Одновременно должны учитываться особенности респондента. Типичные р е спонденты:—активный: разговорчивый, стремится рассмотреть вопрос в более широком контексте, переменить тему беседы, навязать свои проблемы; необходимо сдержанно, но последовательно возвращать его к теме интервью;

пассивный: дает односложные, часто неопределенные отве-213

ты, нуждается в постоянном стимулировании, подталкивании;

замкнутый: по какой-либо причине стремится минимизировать контакт; требуются значительные усилия для работы с ним, в крайнем случае необходимо прекратить интервью;

осторожный: слишком высокий уровень самоконтроля, «как бы чего не вышло»; следует разъяснить ему смысл и цели исследования, убедить;

экспрессивный: эмоции «забивают» смысл ответов, реальная позиция респондента может выглядеть экстремистской;

увлекающийся: многословный, стремится развить тему разговора, отнимает много времени;

рассеянный: требует постоянного усилия со стороны интервьюера по фокусированию на вопросах-интервью;

торопливый: стремится слишком быстро отвечать на поставленные вопросы, при этом неизбежны смысловые ошибки в ответах; необходимо повторить вопрос, уточнить его, предложить оценить правильность первоначального ответа;

«бюрократ»: стремится отвечать формально, несодержательно, поскорее отделаться от интервьюера; необходимо акцентировать содержание вопроса. Молодым людям чаще, чем лицам старшего возраста, свойственно поддержание некоторой дистанции в общении с интервьюером. Преодоление этой дистанции необходимо для обеспечения более полной адекватности высказываемого мнения.

Итак, одну группу причин расхождения данных опросов общественного мнения с действительностью составляет несовершенство измерительной процедуры: недостаточно репрезентативная выборка, неудачная формулировка вопросов и неумение интервьюера установить контакт с респондентом. Другая, не менее важная, группа причин—характер самих мнений респондентов, которые нередко носят весьма поверхностный характер и изменяются чуть ли не каждые полчаса. У людей очень часто нет готового мнения по многим вопросам и они импровизируют. Такие мнения весьма поверхностны. Исследователь в этом случае создает ситуацию, образно описанную Джоном Мюллером, который советует трезво относится к опросам общественного мнения: «Интервью во время опроса общественного мнения— довольно странная социальная ситуация. Респондента на пороге его дома или в гостиной атакует при помощи серии вопросов на самые разные темы человек, ему совершенно незнакомый (обычно это достаточно хорошо образованная женщина старше 30 лет), который тщательно записывает каждый его ответ. Немногие люди привычны к тому, что каждое их высказывание записывается, и это льстит их самолюбию. И, отдавая себе отчет в том, что их высказывания будут сохранены на "века", они не хотят выглядеть неподготовленными. Поэтому неудивительно, что порой респонденты с важным видом рассуждают на темы, совершенно им не знакомые, о которых они просто никогда не задумывались».9

Случается, социолог фиксирует непродуманные мнения и то, что Филипп Конверс называл «не-аттитьюдами» или «псевдо-аттитьюдами».10 «Не-аттитьюды»—это оценки и мнения, которые не стабильны, часто ситуативны, не связаны с другими аттитьюдами и не влияют на поведение. Конверс предложил это понятие анализируя данные первых панельных (в этом случае одним и тем же респондентам несколько раз задают одни и те же вопросы в продолжении нескольких лет) исследований. Оказалось, что по многим политическим проблемам только меньшинство (около трети) опрошенных имело стабильное мнение. Большинство же меняло мнения в практически случайном порядке. Были и исключения—когда задавались вопросы, связанные с политическими решениями, которые могут «ударить по бумажнику», т. е. затрагивались непосредственные материальные интересы людей. В этом случае мнения (аттитьюды) были более стабильны.

Понятие «не-аттитьюдов» оказалось продуктивным. Есть немало исследований, показавших, что многие респонденты берут свои суждения практически «с потолка», особенно, если у них спрашивают об отношении к неоднозначным проблемам. Даже незначительные изменения в формулировке вопросов, формате ответных шкал, порядке следования вопросов в анкете, вызывают сдвиг, составляющий 15-20%. Один из классических примеров такого рода: вопрос из американского исследования, проведенного в 70-х годах. В нем спрашивалось, следует ли предоставить советским журналистам право свободного перемещения по территории США? Только около 37% опрошенных полагали, что следует.11 Во втором варианте анкеты перед этим вопросом был поставлен другой вопрос: «Должны ли американские журналисты получить свободное передвижение по территории СССР?» В этом случае уже 73% респондентов—почти вдвое больше—высказались за свободу передвижения для советских журналистов.

Авторы исследования справедливо полагали, что во втором случае сопоставление двух вопросов побуждало респондентов задуматься в справедливости (или «честной игре»), а это очень сильная социальная норма. Размещение вопросов в анкете, как показывает данный пример, отнюдь не простое дело, оно требует профессионализма. Тем более следует избегать таких очевидных, но тем не менее нередких ошибок, как использование «заряженных»—содержащих сильный эмоциональный, оценочный компонент — вопросов, что-нибудь вроде: «Все прогрессивное человечество предпочитает пить квас (или Херши), а Ваше мнение?» Конечно, мы немного утрируем, но сходные казусы встречались в реальных ситуациях. При формулировке вопросов следует избегать «внушающего эффекта». Например, давно известно, что большинству людей проще соглашаться, чем не соглашаться, и, кроме того, многие респонденты подсознательно пытаются выбрать такой ответ, которого, поих представлению, от них ожидает интервьюер, не говоря уже о тенденции выбирать социально-одобряемые ответы. Поэтому очень важно формулировать вопросы так, чтобы все варианты ответов были равноправными и приемлемыми, например, не следует начинать вопрос с фразы: «Большинство людей одобряет (или полагает), что ... », даже если последующее утверждение и соответствует действительности. Гораздо лучше нейтральные суждения типа:

«Некоторые люди считают, что ... ». При этой формулировке представителям меньшинства значительно легче высказать свою подлинную точку зрения.

Особенно внимательно следует относиться к выбору формата и формулировки вопроса, если они затрагивают сенситивные темы, такие, например, как этнические и национальные стереотипы. Социологи НИИКСИ оправданно использовали открытый вопрос, когда исследовали отношение студентов к представителям различных национальностей. «Подсказки» в данном случае не уместны, так как они могут быть оскорбительны для той или иной национальности. Некоторые студенты использовали, например, в своих ответах такие оскорбительные эпитеты, как «спекулянты», «наглецы» и т. п. Мы считаем неэтичным тиражировать подобного рода высказывания в тексте анкеты и может быть не стоило упоминать об этом, если бы в тексте одной из анкет, использованной рижскими социологами, в репертуаре подсказок для ответа на вопрос об отношении к одному из меньшинств не появилось: «Они грязные свиньи»?!12







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.02 с.)