МИРОВЫЕ РЕЛИГИИ - БУДДИЗМ, ХРИСТИАНСТВО, ИСЛАМ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МИРОВЫЕ РЕЛИГИИ - БУДДИЗМ, ХРИСТИАНСТВО, ИСЛАМ



Буддизм — религия преодоления страдания. В истории буддизм существует в двух главных своих разновидностях — хинаяна и махаяна. К ним следует добавить, хотя бы в виде упоминания, тантризм — так называемая алмазная колесница — и ламаизм.

Буддизм возник в Индии в VI—V вв. до н. э. в противовес кастовому брахманизму, Индия, как Китай и Греция, была охваче­на в то время философскими исканиями. Небрахманские касты не хотели больше оставаться за пределами поисков истины. Основа­тели обеих новых религий, возникающих в это время, — джайнизма и буддизма — были выходцами из небрахманских каст. Сиддхартха Гаутама Шакьямуни, известный миру под именем Будды, т. е. Просветленного, был сыном князя из племени шакья.

В Индии возникло немало буддийских центров, храмов и монастырей, но все же в самой Индии буддизм большого распрос­транения не получил и в мировую религию превратился за ее пределами — в Китае, Японии, Средней Азии, Корее, Вьетнаме и в ряде других стран, уже давно утратив позиции на своей родине, в Индии. Отторжение произошло потому, что буддизм отвергал кастовость, авторитет Вед и брахманов, религиозный ритуализм, а потому не вписался в социальную структуру и культуру индийского общества, основывавшегося как раз на отвергаемой буддизмом традиции.

Учение самого Будды оказалось во многом отличным от того, что появилось в буддизме позднее. Наиболее адекватной оказалась самая ранняя форма буддизма — хинаяна (буквально малая колесница, узкий путь к спасению). Буддизм в этом его виде противопос­тавил брахманизму не какой-то новый исходный принцип религии, восприняв из его вероучения как идею сансары, гибельной цепи перерождений, так и учение о законе кармы, т. е. мысль о том, что последующее воплощение зависит от поведения человека в пре­дыдущем существовании. Даже идеал избавления, освобождения в обеих религиях близок: человек стремится к безличному бытию, угасанию личности в нирване, из которой уже нет возврата к новому рождению.

Различие религий — в новом взгляде буддизма на мир и в понимании пути спасения. Буддизм — религия избавления от страдания. Понятие “страдание” не сводится к обычному смыслу, вкладываемому в это слово, это не просто боль и несчастье. Это религиозная категория, которая может быть правильно понята только исходя из религиозного познания той истины, что все земное существование, поскольку это —индивидуальное существо­вание, в целом является упадком, чем-то гибельным как в его страданиях, так и в его радостях. Какой человек не знает, что у него болит? Но дело в том, что непросветленный человек, т.е. обычный человек, если он не владеет религиозным пониманием, не знает, что страдание, гибель — все его существование вместе с радостями, все индивидуальное бытие, т. е. всякое оформленное существова­ние, преходяще и несущественно. Буддизм предлагает теорию относительно сути этой индивидуальной действительности, учение о дхарме, которое утверждает, подобно современному атомизму, что все явления воспринимаемого нами мира, включая наше “я”, — это не какие-то постоянные и покоящиеся сущности, а текучеизменчивое столкновение последних факторов существования, следствие волнения “дхарм”, частиц мироздания, своего рода монад духовного начала. Движущей силой индивидуальных образо­ваний является жизненная воля (танка). Весь совокупный мир явлений подчинен закону становления, зависимости одного от другого. Из этой цепи детерминации выпадает одно-единственное состояние — нирвана, успокоившееся бытие, в глубине своей не знающее уже никаких различий и никакого движения.

Таким образом, мир, как его видел Будда, это бесконечное число отдельных мимолетных сущностей, находящихся в состоя­нии безначального волнения, но постепенно направляющихся к успокоению и к абсолютному уничтожению всего живого, когда его элементы приведены один за другим к полному покою. Это и есть нирвана, уничтожение, растворение индивида в универсальном целом. Успокоение — вот единственное реальное блаженство, которое может дать жизнь.

И кроме успокоения и полного уничтожения души как от­дельной субстанции буддизм не предложил ничего. Путь к этой цели, как он определен в четырех священных истинах, — это путь избавления от страдания: все преходящее подвержено страданию, причиной которого является привязанность к жизни, вовлечен­ность в ее заботы. Чтобы избежать страдания, человек должен подавить в себе всякую привязанность к чему-либо, всякое жела­ние, стать безразличным к радостям и горестям жизни, к самой смерти.

К уничтожению страдания ведет “восьмисоставной путь”: пра­ведная вера в Будду, его учение и общину; праведная решимость; праведные слова и праведные дела; праведный образ жизни и праведные стремления; праведные помыслы; праведное созерца­ние (медитация, йога). Следуя этим путем, человек достигает просветления, становится архатом — святым — и погружается в нирвану — небытие, когда прекращается цепь перерождений (сан-сара) и смерть уже не ведет к новому рождению, а освобождает от всего — от всех желаний, а с ними и от страдания, от возвращения к какой-либо форме индивидуального существования. Это этико-аскетический путь погружения в мистическое безразличие. Человек рвет цепи, связывающие его с миром. Достигнув таинственного пробуждения внутреннего просветления, он еще в земной своей жизни перестает быть личностью и в конце концов добивается цели, достигая состояния будды и погружаясь в нирвану.

Ближе всего стоят к этой цели отказавшиеся от всего мирского и отдавшие всю жизнь благочестивым размышлениям монахи, много дальше — буддисты-миряне. Доступные для них благочести­вые дела, хотя и улучшали карму, были недостаточны для спасения и нирваны. Буддизм в своей первоначальной форме хинаяны был учением монахов и главным образом для монахов, тех, кто ушел из мира. Буддийскими общинами в строгом смысле этого слова были общины монахов (бхикшу), аскетов. Со временем они стали созда­вать монастыри, которые превратились в главную и, по существу, единственную форму организации буддистов. У них не было иерархически организованной церковной структуры, жреческой касты. Монастыри служили центрами распространения буддизма, здесь писались священные тексты (сутры), составившие к началу нашей эры писаный буддийский канон — Трипитаку.

Вступавший в монастырь (сангху) отказывался от всего, что связывало его с миром, — от семьи, касты, собственности, — и принимал пять обетов: не убий, не укради, не пьянствуй, не лги, не прелюбодействуй. В любой момент монах мог выйти из сангхи и возвратиться к мирской жизни. Решившиеся отдать религии всю жизнь проходили обряд посвящения (ординации) и принимали дополнительные пять обетов — не петь, не танцевать, не спать на удобных постелях, не есть в неположенное время, не употреблять вещей с сильным запахом и ярко окрашенных, не заниматься стяжательством.

Махаяна (“широкий путь к спасению”) — сложившаяся позднее и достигшая расцвета около 200 г. н. э. форма буддизма — во многом отличалась от раннего буддизма хинаяны. Она более похожа на обычную религию: не довольствуется функцией “внутреннего просветления” небольшого круга людей. Она делает понятие нирваны более доступным обыденному религиозному сознанию, отходит от исключительно негативного отношения к миру сансары. Было признано, что благочестие и подаяние мирянина сопоставимы с заслугами монаха и могут приблизить его к заветной цели —нирване. На колеснице спасения могут уместиться теперь многие. В буддизме появляется новая фигура — бодисатва, святой по­движник, достигший ступени спасения, но остающийся с людьми, чтобы облегчить их страдания, повести по пути спасения. С появлением бодисатв в буддизме стал развиваться пантеон святых, которым можно было молиться, прося у них помощи и заступни­чества. Наряду с великим Буддой (Шакьямуни) появились и многие другие будды, они приобрели имя, были персонифицированы, превратились в объекты почитания и культа. Возникла практика поклонения их изображениям, главным образом скульптурным. Во многих странах Востока сохранялись до наших дней высеченные в скальных породах фигуры будд и бодисатв, изображения различных сцен из их жизни. Наряду со всем этим появилось неизвестное раннему буддизму представление об аде и рае, была разработана космогония, изображавшая множество небес, на которых разме­щался божественный пантеон. И сам Будда из учителя мудрости превратился в бога-спасителя. Если хинаяна отвергала посредни­чество брахманов, то в махаяне вновь возникают представления о роли монахов и духовенства как посредников на пути к спасению. Монастыри активно занимаются торговлей, появляются сказочно богатые храмы с фигурами Будды, изготовленными из ценных материалов.

В целом буддизм — пессимистическая в своей оценке мира, его смысла и действительности религия. В социологическом плане наиболее существенно то, что буддизм не придавал никакого значения складывающимся в этом мире формам общности, соци­альной организации и объединениям. Будда отвергал кастовый строй. Для Будды и его последователей не существовало границ между людьми, устанавливаемых кастами. Всем кастам был открыт доступ в буддийские общины и тем самым открыт путь к спасению, которое не обязательно достигалось в первом существовании в качестве буддийского монаха, но к которому постепенно можно было приближаться на протяжении многих рождений. В деле соб­ственного спасения буддизмом, как и другими религиями Индии, во внимание принимается не только в настоящее время прожива­емая жизнь, но и гораздо большие временные интервалы. В этой связи в буддизме отсутствует устремленность к миссионерской проповеди, когда считается, что человек должен быть спасен сегодня, пока еще не поздно, пока он не расстался с жизнью так и не раскаявшимся грешником, не обращенным в истинную веру. Согласно буддизму, человек постепенно и медленно созревает для познания и тем самым для просветления и спасения. Поэтому буддизм создает общину как для тех, кто уже теперь достиг многого на пути очищения, это монашеские ордена (мужские и женские), так и для тех, кто хочет продолжать еще жизнь в миру, — это нравственный уклад мирских сообществ, таких, как семья и госу­дарство. Все эти сообщества, которые согласно воле Будды должны жить в духе его учения, могут рассматриваться, конечно, только как предварительные и в конечном счете не имеющие ценности обра­зования. Монашеский орден, учрежденный Буддой, является об­щиной, сплоченной общностью стремления к совершенству в соответствии с проповедью Учителя. В позднем буддизме, когда нирвана потеряла уже свою абсолютную, чисто негативную сущ­ность, когда она стала рассматриваться как состояние, при котором человек обнаруживает в своем ближнем свое собственное “я” и чужие воспринимаются как близкие (ибо все исходят из одной си­стемы дхармы и тем самым составляют части одного тела), индивид может обеспечить себе спасение с помощью спасения другого.

В буддизме в целом большое значение имеет заповедь милосер­дия. Нельзя убивать никакое живое существо. Нужно равно добро­желательно относиться и к добрым, и к злым. Нельзя платить злом за зло, ибо это лишь множит зло и страдание. Это значит также, что нельзя защищать других от насилия, наказывать даже за убийство. Непротивление злу — абсолютное правило, которое не знает исключений. Не противясь злу, нужно уклоняться от соучастия в нем. Вот почему, чтобы воплотить в жизнь предписания буддизма, нужно уйти из мира и вести монашеский образ жизни. Поскольку отрешение не может быть общим правилом, выделяются пять обязательных для всех последователей Будды заповедей, о которых уже было сказано, в их числе — не убивать живого.

Учение самого Будды нередко характеризуют как “атеистическое”, имея в виду следующее. Согласно этому учению, надеяться человек должен не на богов, а на самого себя: никто не спасет и не избавит его от страданий сансары, если он сам этого не добьется праведным образом жизни.

Наиболее правоверный буддист может почитать Будду как величайшего из когда-либо живших людей, постигшего истину и указавшего путь, но он представляет его себе как живого в прошлом человека, и ничего больше. Главное в буддизме — этическое учение о личном спасении человека без помощи сверхъестественных сил.

Во II в. буддизм проник в Китай и получил огромное рас­пространение. Он просуществовал в Китае около двух тысячелетий, оказав огромное воздействие на китайскую культуру. Он не стал здесь господствующей религией в силу ряда причин, но занял прочное место в религиозной жизни, главную роль в которой играло конфуцианство.

В Китае в VII в. возник чань-буддизм, сегодня чаще име­нуемый дзэн-буддизмом. Чань привил буддизму китайскую трез­вость и рационализм: не пытаться достичь нирваны или стать буддой, а увидеть и понять Истину, которая вокруг тебя — в красоте природы, в радости труда и т. д.; научиться жить и радоваться жизни, но жить только для себя. Это учение оказало огромное влияние на развитие не только китайской, но и японской культуры, а также культур ряда других стран Востока, а в XX в. — и Запада.

Буддизм как мировая религия достиг наиболее завершенного облика в Тибете в ламаизме. Тибетский далай-лама является и сегодня символом и высшей ценностью не только в глазах ламаис­тов, но и многих буддистов в разных странах мира. Ламаизм сложился в позднем средневековье (VII—XV вв.). Основываясь на синтезе разных направлений буддизма, он впитал в себя и влияние тантризма, который ввел в обиход мандалу — своеобразную графи­ческую диаграмму Вселенной, насыщенную магическими знаками и символами, имеющую множество вариаций, и Калачакру — “колесо времени”, в рамках которого 60-летний звериный цикл символизирует кругооборот человека в кармическом мире сансары. Однако самое важное в тантризме — его мистико-магическая основа, выявляющаяся в медитации и в магических обрядах, включая и сексуальную практику, ритуальное общение полов с целью приобретения энергии — шакти. Ламаизм предусматривает строгие этические нормы существования.

Индо-буддийская, в основе своей религиозная традиция обус­ловила характерные черты той цивилизации, в недрах которой она получила развитие, такие, как преимущественное внимание рели­гиозно-мотивированному индивидуальному поведению и социаль­но-политическая индифферентность, относительная слабость политических институтов в сочетании с устойчивой иерархией соци­ального неравенства (касты), стабильностью социальной структу­ры. Еще одна характерная черта — религиозная терпимость. В XIX в. восточным цивилизациям пришлось испытать натиск капиталис­тического Запада. Опыт XX столетия свидетельствует, что страны Востока сумели сохранить традиции и в значительной степени продолжают опираться на них в попытках вписаться в современ­ный мир. Это обстоятельство помогает решать проблемы под­держания устойчивого социального порядка, морального стан­дарта, в какой-то мере модернизации, и в то же время сопряжено с большими трудностями. Индия обрела политическую независи­мость вXX в., и индуизм был одним из важнейших факторов в развитии национально-освободительного движения, лидером ко­торого стал Махатма Ганди. Но в жизни современной Индии колоссальные сложности связаны с религиозной рознью (между индуистами и мусульманами, сикхами).

Христианство — относят к числу мировых религий, наряду с буддизмом и исламом, имея в виду как его влияние на ход истории, таки масштабы распространения. Если другие мировые религии не ставят вопроса о движущих силах и ходе истории человечества, так что история как бы выпадает из сферы их внимания, то христиан­ство можно по праву отнести к “религиям исторического божес­твенного откровения”. Христианство рассматривает историю как однонаправленный, неповторимый, “разовый” процесс, направля­емый богом: от начала (сотворения) к завершению, концу (приход мессии, страшный суд). Содержание этого процесса составляет драма впавшего в грех человека, отпавшего от бога, спасти кото­рого может только милость божья, и эту милость он может обрести в вере в Спасителя и церковь, которая является носительницей этой веры. На протяжении многих столетий, начиная уже с III—IV вв., христианство было связано с важнейшими моментами развития, определившего исторические судьбы человечества.

По данным, опубликованным в 1982 г. в “Мировой хри­стианской энциклопедии” (Оксфорд), из 4,2 млрд. населения Земли христианами номинально были 1,4 млрд., т. е. одна треть. Ислам исповедовали 723 млн. и буддизм — 274 млн.

Христианство сегодня — собирательный термин, включающий три основных направления: католицизм, православие и протестан­тизм, в рамках которых существует множество различных вероис­поведаний и религиозных объединений, возникших в разное время на протяжении двухтысячелетней истории христианства. В центре христианства — образ Иисуса Христа. Христиане — католики, православные, протестанты — верят, что он одновременно является человеком и богом. Они принимают его учение и пытаются следовать его примеру в своей жизни. Священная книга христиан — Библия, в которой к Ветхому завету (священной книге последо­вателей иудаизма) добавлен Новый завет, повествующий о жизни и учении Христа. В Новый завет входят четыре Евангелия (от греч. — благовестие). Деяния апостолов — первых проповедников хрис­тианства, Послания апостолов к христианским общинам и, нако­нец, Апокалипсис, или Откровение святого Иоанна Богослова. Произведения эти считаются “богодухновенными”, т. е. хотя и написанными людьми, но по внушению Святого Духа. Христиане верят, что своей смертью Иисус Христос примирил род человечес­кий с богом. Они верят, что своим воскресением он победил смерть и зло и дал “новую жизнь” тем, кто в него уверовал.

Христианство возникло в Римской империи, вобравшей в себя весь средиземноморский мир, когда основанная на рабстве циви­лизация уже клонилась к упадку. К 60-м годам I в. существовало уже несколько христианских общин помимо самой первой, иерусалим­ской, состоявшей из учеников, собравшихся вокруг Иисуса[20]. Самое раннее из новозаветных сочинений, Апокалипсис, было написано в 68—69 г. Евангелия же составлены в середине II в. Это было время, когда уверенность римлян в том, что их мир — лучший из возможных миров, осталась уже в прошлом, а на смену пришло ощущение неминуемой катастрофы, крушения вековых устоев, близкого конца света. Эта идея явственно звучала у стоиков, приверженцев одного из самых распространенных в античной философии течений, известными представителями которого были Сенека и император Аврелий. В низах зреет осуждение царства богатых и власть имущих, жажда обновления, преображения жиз­ни. Поиски спасения от жизненных тягот и несправедливостей рождают веру в приход “спасителя”. Первые христиане верили в близкий конец существующего мира и установление благодаря прямому вмешательству бога его царства на земле, в котором будет восстановлена справедливость и “праведные” восторжествуют над “неправедными”, бедные — над богатыми.

В евангелиях Иисус из Назарета — галилейский проповедник. Христос же — нарицательное имя, в переводе с греческого — помазанник (по-древнееврейски — “машиах”, отсюда — мессия). Иисус никому не открывал, что он и есть ожидаемый мессия, спаситель. В евангелиях оба имени нигде не стоят рядом. Никто из ближайших учеников Иисуса, кроме Симона-Петра, не был уверен, что их учитель и есть Христос. Только он на вопрос Иисуса: “А вы за кого почитаете меня?” — ответил: “Ты Христос”. Это тот Петр, который стал впоследствии главой церкви. Евангельские рассказы и призваны были убедить слушателей, что галилейский проповед­ник Иисус является ожидаемым иудеями мессией, Христом, пос­кольку большая часть народа не хотела верить, что Иисус есть Христос: “Мы знаем его, откуда он; Христос же, когда придет, никто не будет знать, откуда он”. Согласно евангелиям, Иисус Христос и был основателем новой религии.

Титул “Христос” связывает Иисуса с ветхозаветными предска­заниями о грядущем Пророке, Священнике и Царе — “сыне Давида”. Христос — обещанный Израилю Царь, “праведная от­расль Давида”. Он пришел возвестить, что “Царство Небесное приблизилось”, что Бог — отец всех людей и перед ним все равны. Его обвинили в кощунстве и подстрекательстве против власти Рима. Он предстал перед судом и был приговорен римским намес­тником Понтием Пилатом к смерти и распят на кресте. Своей мученической смертью он искупил грехи людей и дал им надежду на спасение. Он воскрес, “смертию смерть поправ” и дав уверовав­шим в него новую жизнь, внутренне освободив их от поглощения привычным ходом вещей.

Обличение испорченности мира, его греховности, обещание спасения и установления царства мира и справедливости — вот чем привлекало христианство. Оно давало надежду и утешение всем страждущим. Им было обещано царство божье: те, которые здесь первые — там станут последними, а последние здесь — там будут первыми. Зло будет наказано, а добродетель вознаграждена, вы­сший суд свершится, и каждому будет воздано по делам его. Нет такого человека, который не провинился бы перед богом, не нарушил его заповеди, все грешны. Иисус Христос своей мучени­ческой смертью искупил грехи людей, которые уверовали в него, последовали за ним и тем самым обрели надежду на бессмертие и прощение. Таким образом, был учрежден Новый завет — “закон Христов”. Верующие в него перестали быть рабами “закона”, они обрели “сыновство”, “милость господню”.

Новый закон дает наставления и правила высшего порядка: он осуждает не только убийства, преступления, но и само намерение совершить его. С помощью насилия нельзя сделать мир лучше: зло только множит зло. Евангелие призывает поэтому: “И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними”. Поэтому делайте добро не только тем, кто вам делает добро, но и “любите врагов ваших, и благодарите, и взаймы давайте, не ожидая ничего”. Проповедь евангельского Христа призывала не к полити­ческому сопротивлению, но к нравственному совершенствованию. Справедливого государства, совершенного устройства быть не может. Все человеческое греховно и неизбежно несовершенно. Попытки руками самого человека построить царство справедливости на земле обречены, они неизбежно рухнут так же, как рухнула Вавилонская башня. Царство справедливости — не от мира сего, это царство божье. Человек не может освободиться от тех обязан­ностей, которые на него налагают государство, семья, но он может и должен освободиться внутренне — почувствовать, что жизнь не сводится к этому повседневному, раз и навсегда заведенному ходу вещей.

Идея первородного греха — отпадения людей от бога, идея искупления и спасения, идея богочеловека — Спасителя — таковы основные идеи христианской проповеди. Христианство учило ви­деть в людях не богатых и бедных, свободных и рабов, греков, египтян, иудеев и т. д., а только праведных и грешных. Оно поначалу объявило пороками богатство, силу, жадность, образо­ванность, гордость, а добродетелями— бедность, смирение, любовь к ближнему. Слабые старались таким образом утвердить свое нравственное превосходство над сильными “мира сего”. Христиане верили, что справедливость, недостигаемая на этом свете, востор­жествует в царствии небесном, которое возвестил Сын Бога, спаситель мира — Христос, каковым и был Иисус, проповедовав­ший новую веру и распятый в Иерусалиме на кресте, но воскрес­ший и вознесшийся на небо. Уверовавшие в него люди отказыва­лись от своего имущества, стремились вести праведную жизнь, со­вместно трудясь и предаваясь благочестивым занятиям.

Долгое время существовали разрозненные христианские общи­ны, в которых выделялись проповедники, не имевшие должностно­го положения. Позже появляются должности дьякона — ведающего текущими делами общины, епископа — заведующего деньгами и имуществом.

Пресвитеры (от греч. presbyteros — старейшины) общин ста­новятся их священниками. Появляются митрополиты — руководители церковных областей, патриархи — первосвятители крупных региональных церковных объединений. Уже во II в. епископы выступают не только как хозяйственные руководители, но и как главные специалисты по вопросам вероучения (догматики) и культа.

В христианских общинах первых веков существовало множес­тво течений — сект, ересей. В борьбе между ними формировались официально одобренное и принятое церковью вероучение и систе­ма обрядов. Главное место среди них занимают таинства — культо­вые действия, посредством которых на верующих должна известись божья благодать. Первыми таинствами были причащение, в кото­ром под видом хлеба и вина верующие вкушают “плоть и кровь Христову”, крещение водой, смывающей с верующего “первород­ный грех”.

В 395 г. Римская империя распалась на западную и восточную части. Это способствовало обособлению западной церкви во главе с римским епископом (папой) и ряда восточных церквей во главе с патриархами — константинопольским, антиохийским, иеруса­лимским и александрийским. Между западной и восточной ветвью христианства (римско-католической и православной церквами) развернулась борьба за влияние, которая завершилась их формаль­ным разрывом в 1054 г.

К тому времени христианство уже из гонимой веры преврати­лось в государственную религию. Это произошло в IV в. при императоре Константине и узаконено так называемым Миланским эдиктом в 313 г. Началась “Константинова эра” в истории христи­анства, многовековой “союз алтаря и трона”.

В Восточной и Юго-Восточной Европе утвердилось право­славие византийского происхождения. Киевская Русь приняла христианство в 988 г. при князе Владимире Святославиче. Этот шаг имел важные последствия в истории России, прежде всего для развития государственности, а позже и формирования националь­ного самосознания.

“Московские и всея Руси” митрополиты, а с 1589 г. — патриархи не стремились к светской власти, власти церкви над государством.

Патриаршество отменил Петр I, и оно было восстановлено лишь в 1918 г. Синодальная церковь фактически была составной частью государственного аппарата. Церковь в России всегда следо­вала заповеди “всякая власть от Бога”.

Несомненно, христианство принесло с собой из Византии на Русь высокий уровень культуры — нравственного опыта, философско-богословской мысли, эстетического чувства. Церковное искус­ство оставило бесценные творения зодчества, иконописи, пения. Немаловажным было уже просто то, что церковь способствовала распространению грамотности и смягчению нравов. Вместе с тем обретение новой веры было сопряжено с разрушением святынь прежней культуры. Чтобы утвердиться на Руси, христианство должно было вытеснить славянские языческие верования, сокру­шить “идолов”, которым прежде поклонялись. Поклонение мате­ри-природе, земной и доступной, сменилось поклонением недо­стижимым и непостижимым “небесам”. Принятие христианства Киевской Русью — это пересадка на почву славянской культуры чужеродной культуры византийского, восточного христианства. В годы ордынского ига и смут Русская православная церковь мирила враждующих князей, она была хранительницей национальной культуры. Она занимала патриотические позиции в годы бедствий, вражеских нашествий. Так было и в 1812 г., и в Великую Отечес­твенную войну 1941—1945 гг.

Православие как “господствующее вероисповедание” поль­зовалось немалыми привилегиями. Выход из него по законам Российской империи вплоть до 1905 г. рассматривался как уголов­ное преступление.

В жизни Западной Европы вплоть до XVI в. доминировала римско-католическая церковь. Католическая — значит всеобщая (от греч. kathollkos — всеобщий), вселенская, претендующая на то, что она, и единственно лишь она, является истинным и полным воплощением христианства. Глава церкви — римский епископ, папа, считался наместником Христа на земле и преемником апостола Петра. Он избирается конклавом, собранием коллегии кардиналов. Нынешний папа Иоанн Павел II был избран в 1978 г. Папа является главой не только церкви, но и государства Ватикан, занимающего небольшую площадь на территории Рима и имеющего дипломати­ческие отношения со многими странами мира.

В конце прошлого века провозглашен догмат о непогрешимос­ти папы, когда он официально, “с кафедры” выступает по вопросам веры и морали. В этом — одно из догматических отличий католи­цизма от других направлений христианства. Для католической церкви типична уверенность в том, что в католической вере дана не только религиозная истина, но с ней вместе и истина о всех делах человеческих, включая и социально-политическую жизнь общест­ва. На этом основывалась в средние века теория и практика теократизма, притязаний на верховную власть церкви и в политике, и в светской жизни. Сегодня эта уверенность выражается в том, что церковь предлагает свое социальное учение как единственный способ решения общественных проблем. С этой уверенностью связана и нетерпимость, которая была свойственна католической церкви в отношении других разновидностей христианской веры, к иным мировоззрениям. Нужно сказать, правда, что католическая церковь в значительной мере отказалась сегодня от наиболее архаичных и мешавших уже ей самой традиций и повернулась лицом к современному миру. Решающим событием был в этом обновлении Второй Ватиканский собор (1962—1965 гг.). Сегодня католическая церковь провозглашает необходимость поисков ре­шения глобальных проблем современности в духе гуманизма, уважения жизни, достоинства человеческой личности.

В XVI в. в эпоху раннебуржуазных революций в Европе христи­анство претерпело еще один крупный раскол. Католицизм был идеологической опорой феодализма, и потому начавшееся антифео­дальное движение оказалось направленным и против католической церкви. Вожди Реформации в Германии и Швейцарии — Мартин Лютер, Жан Кальвин и Ульрих Цвингли — обвинили католическую церковь в искажении подлинного христианства. Они призывали вернуться к истинной вере ранних христиан, ко “всеобщему священ­ству”, устранив посредников между человеком и Богом. По сути была создана новая разновидность христианства, буржуазная по своему духу, — протестантизм. Протестантизму присущ индивидуализм в делах веры: каждый верующий вправе читать и интерпретировать откровение божье — Библию. “Мысли и чаяния души не могут быть никому подвластны, кроме Бога, —провозглашал Мартин Лютер, — поэтому нелепо и невозможно повелениями принудить кого-либо верить так, а не иначе...” Протестантизм учил, что важны не столько обряды, сколько добросовестное выполнение каждым своих обязан­ностей. Это — учение о “мирском призвании”, о том, что прежде всего в добросовестном труде воплощает человек христианские заповеди. Всякий труд ценен, важен его нравственный мотив, а также прилежа­ние и упорство. Как писал Мартин Лютер: “Если ты спросишь последнюю служанку, зачем она убирает дом, доит коров, моет клозет, то она может ответить: я знаю, что моя работа угодна Богу, о чем мне известно из его слов и наказа”.

Реформация приняла в качестве высшего авторитета в делах веры Священное Писание, отказавшись от накопившихся за пре­жние века установлений — Священного Предания Церкви. Един­ственным посредником между людьми и богом она признала Христа, выдвинула идею всеобщего священства и оправдания только благодатной милостью, только верой, чтобы отказаться от посред­ничества целой армии клириков, покончить с продажей индульген­ций, почитанием мощей, паломничествами и прочим. Это было новое понимание бога и человека, церкви, таинств, государства, свободы христианина, совести.

Так к великому расколу навосточное и западное христианства XI в. прибавился в XVI в. новый – между средневековым христианством и христианством, ставшим на реформационный путь.

С самого начала протестантизм разделился на ряд самостоя­тельных вероисповеданий — лютеранство, кальвинизм, англикан­ство. Позже возникло множество деноминации, протестантских сект, этот процесс продолжается и в наше время, а прежние секты превратились в церкви, такие, как баптистская, методистская или адвентистская.

Для протестантизма было характерно стремление разделить сферы влияния духовной власти церкви и светской власти государ­ства: Богу — богово, а кесарю — кесарево. Протестантизм перено­сил центр тяжести религиозной жизни с церковных форм на отдельную личность, ее совершенствование. Он упростил обряд­ность.

В XX в. протестантизм выступил инициатором экуменического движения, т. е. движения за преодоление раскола христианства. К этому движению в 50-е годы примкнула Русская православная церковь. Экуменическое движение, созданный им Всемирный совет церквей (ВСЦ) главное внимание уделяют ныне поиску стратегий развития современного общества, преодоления навис­ших над человечеством угроз.

Ислам — вторая после христианства по числу последователей мировая религия, религия смирения и полной покорности всевыш­ней воле. Ее основал в VI I в. на почве арабских племенных религий пророк Мухаммед. В противоположность политеизму языческих религий он провозгласил, что существует лишь один великий Аллах (ал или эл — общесемитский корень слова “бог”) и что все должны быть покорны его воле (ислам, мусульмане — от слова “покор­ность”). Это был призыв к сплочению арабов под знаменем единого бога. Все правоверные должны сплотиться вокруг учения святого пророка, на основе культа единого Аллаха. Мухаммед призвал арабов верить в единого бога и служить ему в ожидании конца мира, судного дня и установления “царства справедливости и мира” на земле. Мухаммед родился, как принято считать, в 570 г. Рано оси­ротев, он пас скот своего дяди, а затем поступил на службу к богатой вдове и вел ее торговые дела. Аравия стояла на перекрестке торговых путей, и во многом благосостояние арабов — не только жителей таких городов, как Мекка или Ятриб (будущая Медина), но и кочевников — зависело от состояния торговли. Активное общение с разными народами и религиями, в том числе с иудаизмом и христианством, было связано еще и с тем, что к этому времени арабы уже довольно широко распространились и жили в Сирии, Палестине, Месопота­мии. Не удивительно, что многое в учении Мухаммеда оказалось заимствованным из Ветхого и Нового заветов.

Священная книга мусульман — Коран. Согласно преданию, текст Корана был поведан пророку самим Аллахом через по­средничество Джебраила (библейский архангел Гавриил; служил посредником между богом и людьми). Мусульманские богословы объясняют многочисленные совпадения текстов Библии и Корана тем, что Аллах и раньше передавал свои священные заповеди пророкам — Моисею, Иисусу, но эти заповеди были искажены иудеями и христианами. Только Мухаммед смог передать их в полном и истинном виде.

Само слово Коран означает “чтение вслух”. По поверью, в пустыне Мухаммеду являлся Джебраил и читал ему начертанные на небе письмена откровения, которые Мухаммед передавал своим приверженцам. Первые проповеди Мухаммеда были записаны его секретарями-писцами и легли в основу Корана. Он состоит из 114 сур (глав), в которых говорится обо всех сторонах жизни, включая правосудие, мораль, обрядовые предписания.

В исламе монотеизм проведен наиболее последовательно. Аллах — бог единственный, безликий, высший и всемогущий, мудрый, всемилостивейший, творец всего сущего и его верховный судья. Над богом нет никакого нравственного закона, в соответствии с которым он должен действовать. Аллах воспринимается и пред­ставляется как ничем не детерминированная воля. Рядом с ним нет ни других богов, ни каких бы то ни было самостоятельных существ. Аллах творит мир и управляет им не через постоянные, имманентно присущие миру законы, не через перманентное вторжение в ход вещей. То, что выглядит как закономерность в природных явлени­ях, на самом деле — лишь привычка в божественной деятельности, которая в любой момент может быть изменена Аллахом.

Содержание того, что Аллах требует от людей, изложено в законе, данном в его откровении. Бе<



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-25; просмотров: 325; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.015 с.)