СЕМАНТИЧЕСКАЯ АСИММЕТРИЧНОСТЬ АНТОНИМОВ




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СЕМАНТИЧЕСКАЯ АСИММЕТРИЧНОСТЬ АНТОНИМОВ



Как показала А. Вежбицка, лишь на первый взгляд кажется безразличным, истолкуем ли мы влажный через сухой (влажный = 'не сухой') или наоборот (сухой = 'не влажный'), мертвый через живой (мертвый = 'не живой') или живой через мертвый (живой = 'не мертвый') и т.д. Уже следующий шаг семантического разложения показывает, что возможность таких альтернативных истолкований иллюзорна. Действительно, сухой = 'не содержащий влагу'; еслимы толкуем влажный как 'не сухой', т. е. считаем сухой — исходным, а влажный — производным антонимом, то после подстановки получаем влаж-

Из этого прямо следует, что антонимы имеют одинаковое число семантических валентностей. На поверхностном уровне одна (но не более чем одна) из них может иметь совпадающий номер и при этом разное содержание (ср. третью валентность глаголов типа вкатывать — выкатывать, имеющую значение конечной точки у вкатывать и начальной — у выкатывать); однако на том уровне разложения, на котором 'не' выделяется в самостоятельный элемент, соответствующие валентности приобретают одинаковое содержание (ср. с. 127—128).

 

Лексические антонимы

==303

ный = 'не не содержащий влагу' = (по правилу снятия двойного отрицания) 'содержащий влагу", а это толкование на отрицание проще толкования сухой1. Очевидно, что и в парах типа начинать — переставать (Antii) второй элемент в аналогичном смысле сложнее первого. Для типа много — мало, длинный — короткий (Antia) разнообразная аргументация в пользу того, что антонимы с компонентом 'больше' семантически проще антонимов с компонентом 'меньше' была приведена И. А. Мельчуком в уже упоминавшейся работе: именно от первых формально (не семантически!) образуются производные существительные со значением шкалы (длина, высота, толщина и т. д.); именно они в ряде языков могут сами выступать как обозначения шкалы (ср. англ. 4 feet tall 'четырех футов росту', 10 metres high 'десять метров в высоту' и т. п., хотя существо выражаемого значения вовсе не требует, чтобы использовались именно эти прилагательные); именно идея большого, а не малого количества получает в самых разных языках особое грамматическое выражение в виде множественного числа.

Дополнительным свидетельством большей семантической сложности антонимов типа низкий, короткий, мелкий является то интересное обстоятельство, что «меньший» полюс шкал параметрических прилагательных всегда имеет предел (см. с. 66). Так, при высоте, значительно уступающей диаметру, низкий цилиндр становится плоским или тонким. Между тем глубину глубокого или высоту высокого предмета можно увеличивать неограниченно, и он все равно будет оставаться глубоким или высоким: параметрические прилагательные со значением большого полюса оказываются непредельными. Итак, прилагательные со значением малого полюса семантически сложнее прилагательных со значением большого полюса еще и потому, что обладают свойством предельности16.

Любопытно еще одно обстоятельство, касающееся антонимов всех типов. Слово с чистой основой, если оно используется в значении, представленном в основе с префиксом, всегда ближе или тождественно по смыслу антониму с семантически более простым, а не более сложным образующим элементом: завязывать = вязать VS. развязывать (узел), вселять = селить VS. выселять (жильцов), налипать (на сапоги) <прилипатъ (к сапогам) > = липнуть VS. отлипать, высококачественный = качественный VS. низкокачественный, многолюдный = людный VS. малолюдный и т. п. Исключения из этого правила нам неизвестны. Именно поэтому в тех случаях, когда слово с более простым антонимообразующим элементом отсутствует, его место занимает слово с чистой основой; ср. мощный — маломощный (мотор), моральный — аморальный и

Разумеется, если считать это различие различием в степени сложности. Мыслима и другая теория, в силу которой предикат и его отрицание равно сложны.

16 Факт семантической асимметрии антонимов подтверждается психологическими экспериментами; см. Росс и Леви 1960.

 

 

==304

Глава 6

т. п. Во всех этих случаях большей семантической простоте соответствует большая формальная простота, а большей семантической сложности — большая формальная сложность.

Исследование фактов семантической асимметричности антонимов привело некоторых лингвистов к заключению, что асимметричность — универсальное свойство антонимов. Имеются, однако, интересные случаи семантической равноправности антонимов. В свете рассмотренных выше фактов очевидно, что это всегда случаи сложной антонимии. Разберем в качестве примера антонимы с юнктивной организацией значений17, когда один из антонимов имеет структуру 'X и Anti(Y)', а другой — структуру 'Anti(X) и Y'. Первый антоним сложнее во второй части, а второй, ровно на столько же, в первой; все остальные компоненты у них, естественно, одни и те же, и поэтому в целом они оказываются семантически равно сложными. Помимо названных выше антонимов со значением прямых и обратных процессов и действий (анализ — синтез, индукция — дедукция, испарять — конденсировать (см. примеры на с. 289), замерзать — оттаивать) здесь можно упомянуть еще ряд пар. фиктивный (брак) ^ 'оформленный, но непрактикуемый', фактический s 'практикуемый, но неоформленный', дать А Х-у (например, дать книгу приятелю) S 'каузировать Х иметь А и каузировать себя не иметь А', взять А у Х-а = 'каузировать Х не иметь А и каузировать себя иметь А'.

Возможности появления семантически симметричных сложных антонимов теоретически ничем не ограничены. Однако фактически они составляют в языке ничтожную долю общего числа антонимов, большинство которых обнаруживает принципиальную семантическую асимметрию.

Семантическая асимметрия антонимов проявляется внешне в разного рода ограничениях их сочетаемости, причем господствующей закономерностью является, как и в других подобных случаях, не только большая употребительность, но и большая дистрибутивная свобода семантически более простого члена каждой антонимической пары. Так, антонимы со значением начала, увеличения, наличия свободнее сочетаются с именами объекта, инструмента, средства, места, степени, способа осуществления соответствующего действия, чем антонимы со значением прекращения, уменьшения, отсутствия. Равно возможны и навьючить верблюда, и навьючить верблюда тюками; в отличие от

17 Наиболее богато представленный, но не единственный тип синтаксической организации значений семантически симметричных антонимов; ср активный (баланс внешней торговли) = 'такой, при котором вывоз больше ввоза' — пассивный = 'такой, при котором ввоз больше вывоза', центробежный = 'направленный при движении от центра к периферии' — центростремительный = 'направленный при движении от периферии к центру'; в этих примерах представлены два других типа синтаксических структур значений симметричных антонимов.

 

Лексические антонимы

==305

этого, развьючить сочетается главным образом с первым объектом: развью чить верблюда, но не *развьючитъ верблюда от тюков. По смыслу у развьючить есть третья валентность, но синтаксически она невыразима; ср. также завернуть хлеб (в целлофан) — развернуть хлеб, одеть ребенка (в пальто) — раздеть ребенка, закрыть липр (вуалью) — открыть лицо, накачать шину (воздухом) — спустить шину, выбрать кого-л. (делегатом) — забаллотировать кого-л., Встреча состоялась (в саду) — Встреча сорвалась, войти (по горло) в воду — выйти из воды, свить веревку (в клубок) — развить веревку и мн. др.

В полном соответствии с этим находятся и некоторые словообразовательные свойства антонимов. Существительные со значением субъекта, инструмента и средства, а также некоторые семантические типы относительных прилагательных охотнее образуются от семантически более простых антонимов. Ср. пристегнуть и пристежной (воротник), но только отстегнуть; причалить, причал и причальный, но только отчалить; прикрепить, прицепщик, прицеп, прицепной, но только отцепить. Характерно, что во всех трех случаях производное по смыслу с равным успехом могло бы быть образовано и от более сложного антонима: если воротничок пристежной, то он в той же мере и отстежной; причал мог бы быть отчалом, потому что к нему не только причаливают, но от него же и отчаливают; прицепщик не только прицепляет, но и отцепляет вагоны и по этой причине мог бы именоваться отцепщиком. Таким образом, единственная причина, ссылкой на которую можно мотивировать фактически сделанный языком выбор, — это большая семантическая простота слов пристегнуть, причалить, прикрепить и т. п.

До сих пор мы рассматривали сочетаемостные различия антонимов только как отражение их семантической асимметрии; однако возможны и семантически немотивированные сочетаемостные различия, хотя в целом для антонимов это менее характерно, чем для синонимов.





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-12; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.242.55 (0.011 с.)