Интервью – метод выявляет информацию путем общения, а интервью-жанр представляет этот процесс наглядно.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Интервью – метод выявляет информацию путем общения, а интервью-жанр представляет этот процесс наглядно.



Содержательная сторона интервью. Смысловые составляющие текста:

· характер получаемой информации;

· формирование представлений о цели беседы, ролевых отношениях и перспективах совместной работы;

· формирование своего образа у собеседника реального и потенциального (аудитории, которая прочтет интервью);

· информация и ее коррекция в процессе «дирижирования» беседой (выбор варианта как сюжет);

· побуждения собеседника к партнерству, предложения интересные повороты темы;

· вовлечение в насыщенную дискуссию, а то и полемику;

· информация вне диалога.

Основная масса информации текста интервью содержится в ответах. Рассмотрим их варианты.

Работа с ответами

Журналист старается вести беседу без «Да» и «Нет», не допускать договаривания «до точки» (после чего нужно начинать все сначала). Его не устраивает ответ только на часть вопроса. Если журналист достаточно профессионален и чуток, он мгновенно распознает варианты ответов и немедленно делает из этого выводы.

Различаются ответы:

· полные и неполные;

· обстоятельные и краткие;

· точные и уклончивые;

· демонстрирующие готовность продолжать беседу и нацеленные на ее срыв;

· демонстрирующие дружелюбие или, напротив, – неприятие интервьюера как собеседника;

· исчерпывающие тему и намеренно обрывающие ее.

Большую роль для вдумчивого слушателя играет оценка ответа как пространного или краткого; и то и другое чаще всего не случайно и может дать дополнительную информацию о состоянии течения беседы (благополучном или неблагополучном).

Пространный ответ. Это ответ как бы полностью выговорившегося собеседника; он производит плохое впечатление и дает ненужную паузу. Такой результат получается из-за ошибочно сформулированных вопросов, – чересчур «прозрачных», дающих явную подсказку. Если это произошло, – надо быстро закрыть брешь, заполнить паузу вопросом с информативной вводкой и постараться не повторять ошибок.

Пространный ответ может свидетельствовать о неумении собеседника сконцентрироваться на мысли или о том, что он запутался в рассуждениях и ждет помощи журналиста. Для пользы дела надо помочь собеседнику сформулировать, что ему никак не удается, или просто помочь остановиться человеку, увлекаемому потоком речи. Пространный ответ может быть и уловкой собеседника – попыткой запутать, затушевать суть вопроса, уклониться от него, перевести беседу в иное русло – заговорить журналиста, «заболтать» тему.

Ответ, демонстративно исчерпывающий тему. Случается, собеседник не желая обсуждения какой-то темы, намеренно подчеркивает исчерпанность ответа (например, словами: Вот и все, что я об этом знаю). Если дело клонится к этому, надо быстро выдвинуть встречный вопрос или вопрос конфликтный, попытаться помешать собеседнику по собственной инициативе завершить интервью.

Поучающий ответ. Обычно, такой ответ подает сигнал об общем неблагополучии беседы. Если в нем ощущается враждебность, недоверие, сомнение в целесообразности разговора на предложенную тему, необходимо резко «сменить курс». Попытка начать все сначала лучше, нежели настойчивость и упрямство. Высокомерный, поучающий ответ, к сожалению, весьма часто возникает при общении с журналистами. Он не должен обескураживать. Воспринимать его надо прежде всего как свидетельство особого психологического склада собеседника или его сиюминутного настроения. Ответ-«отповедь» следует принять к сведению как ценную информацию и с ее помощью скорректировать дальнейшую работу.

Ответы, не удовлетворившие репортера: неполные, нечеткие, умышленно невнятные, требуют профессиональной бдительности.

Тактика «дирижирования»

Руководить беседой нужно осторожно. Однако, когда собеседник отвечает общими словами, не приводя конкретных фактов, примеров, не высказывает личной точки зрения, журналист должен вмешаться, поскольку такие высказывания не несут в себе информации.

В разговоре между собеседниками существует определенная степень конкуренции. Психологические особенности общения подразумевают всегда роль ведущего. Отвечая на вопросы инициативного собеседника, второй подыгрывает первому. В процессе общения роли могут меняться. Задавая вопросы, первый собеседник активизирует внимание второго. Увлеченный разговором, пассивный партнер включается в беседу, может в дальнейшем стать инициатором. Все это журналисту необходимо подчеркивать репликами, формой своих вопросов, для того чтобы все перепетии взаимоотношений были ясны будущему читателю текста интервью.

Эффект взаимодействия журналиста и собеседника должен стать явственным для аудитории.

В процессе интервью происходит, а затем отражается в тексте, активная помощь собеседнику: «перебивки», «подсказки», уточнения.

В разных случаях, при разных вариантах интервью бывает необходимо стимулировать повторение ответа для того, чтобы уточнить реакцию собеседника, или для того, чтобы прояснить для читателя ситуацию, сложившуюся в этот момент, или же попросту для того, чтобы прояснить неточную мысль.

Дополняющий вопрос, или как его называют «вопрос в досыл», часто представляет собой простой повтор вопроса, на который не был получен ответ из-за намерения собеседника уклониться. Но нередки и другие варианты, – например, новые формулировки, которые придумывает на ходу журналист, допытываясь, вытягивая признание из собеседника, вызывая его на откровенность, выявляя иной, более характерный для данного человека, отклик или реакцию.

Вопросы «в досыл» расширяют первоначальный вариант ответа и корректируют его.

Вовсе не обязательно задавать вопрос в досыл сразу же, непосредственно за ответом, не удовлетворившим интервьюера. Обычно, проясняющие, корректирующие добавочные вопросы мысленно формулируются журналистом (или появляются в его блокноте) и по ходу беседы в удобном месте пускаются в дело.

Дополняющий вопрос необходим в ряде случаев:

· «источник» ответил не полностью или недостаточно четко;

· ответил очень охотно, но плохо, глупо;

· собеседник не понял, или позабыл суть вопроса;

· отвечал бессвязно, перескакивал с одной мысли на другую;

· он не в состоянии ответить квалифицированно и пытается это сделать кое-как;

· он просто не хочет отвечать;

· он подменяет вопрос своим вариантом (отвечает на другое).

Конечно, необходимо стараться, чтобы вопросы были точны, ясны, понятны. Однако многие проблемы сложны сами по себе, есть повод и необходимость задавать собеседнику вопросы «в досыл».

Уточняющий вопрос.Если интервьюируемый употребляет неточные выражения, путано объясняет суть дела, нужно ему (и читателю) тут же на это указать. От того как поведет себя журналист в данной ситуации, часто зависит и «эффект согласия», и успех всего материала. Тут лучше всего срабатывает прием «непонятливого собеседника». Не стоит уличать партнера, всем своим видом укорять его за путаный, невыразительный или уклончивый ответ. Гораздо лучше извиниться, сославшись на собственное непонимание, и задать уточняющий вопрос.

То же самое делают, если журналист, действительно, что-то не понял в ответах собеседника, заметил непоследовательность в высказываниях, или чувствует подвох. Уточняющий вопрос в таких случаях направлен на развитие мысли или разъяснение спорных моментов.

При разговоре с ученым, специалистом не надо стесняться попросить разъяснений по поводу некоторых его высказываний:

Не мог бы он это объяснить простыми словами?

Не мог бы он привести пример или сравнение?

Каковы приоритеты? На чем следует поставить ударение?

Какова точная последовательность рассмотрения проблемы?

В чем значение сказанного?

«Дирижирование» беседой – это «перебивки» и возвращения в русло темы, уточнения по ходу беседы, разные варианты «подсказок», демонстрация реакции журналиста, перехватывание инициативы заново, если репортер ее упустил, или добровольно уступил ее на время.

Вопрос-перебивка. Любая перебивка собеседника кажется неэтичной, недопустимой. Однако перебивать можно по-разному – грубо, резко, оскорбив при этом собеседника, и мягко, едва заметно, профессионально, ловко поворачивая беседу.

– Нам надо планировать развитие культуры, образования... Журналист перебивает: Планирование культуры... сам этот термин недавно вызывал насмешки. А на самом деле...

Среди интервьюеров есть мастера красивых перебивок, умеющих точно и аккуратно «разрезать» речь интервьюируемого своей репликой, не вызывая обиды и недоумения собеседника. К сожалению, многие журналисты красиво перебивать не научились или принципиально не хотят этого делать. Особенно это заметно на телеэкране; то и дело доносится: Ну, я понял, понял вас!.. Ну ладно, понятно!.. и тому подобное... Совсем плохо, когда журналист не только перебивает собеседника, но начинает перекрикивать его, демонстрирует элементарное неумение дослушать.

Можно перебить, то есть на время остановить словоизвержение собеседника (уводящего от темы, или просто увлекшегося, или, что тоже бывает, – подхваченного потоком слов, не в состоянии без посторонней помощи остановиться) простым согласием: «Да, да..», «Точно», «Верно!». Или демонстрацией собственной реакции, в том числе реакции отрицания или удивления (Гм… Так-то оно так… Вот это да!.. Не может быть!). Или «зацепкой за слово» (Проблема водоиспользования… – Кстати, о воде…). Или «договариванием», завершением фразы за собеседника, демонстрируя свою предельную включенность в его мысли и его слова. Приемлемые и неприемлемые перебивки и возвращения в русло темы, уточнения по ходу беседы, демонстрация реакции журналиста, перехватывание инициативы, – вся эта «кухня» интервью прочно связана с профессиональной этикой и ее ограничителями.

Вопросы-подсказки. Эти вопросы тоже относят к разряду спорных в этическом отношении, что, в принципе, справедливо. Подсказывать, деликатно направляя собеседника, напоминая о том, о чем он забыл, чего не учел в чересчур скороспелом ответе, лучше в «вопросах из ответов». Вопросы-подсказки бывают настолько на виду и столь «простодушны», что неэтичными никак не выглядят (если, конечно, поданы корректно): Вы, видимо, полагаете, что...

Косвенные подсказки тоже могут быть оформлены весьма деликатно. Выделяются способы (пригодные для разных случаев):

· «сомнение» (Но если так, не может ли получиться, что... Неужели все так просто?);

· «подсказка-сюжет» (Да, мне это понятно, со мной это тоже бывало. Помнится...);

· «договаривание». Интервьюер сам заканчивает фразу, начатую партнером (этот прием используется и для деликатных перебивок).

Косвенные варианты подсказок провоцируют собеседника на расшифровку мысли, подкрепление ее примером.

Хотя очень нежелательны подсказки, в которых журналист все решает за собеседника (Вы, наверное, испытываете такое чувство, что...), тем не менее подсказка может быть действенной помощью.

Например, когда собеседник затрудняется высказать свое мнение в силу застенчивости, боязни показаться смешным, выйти за рамки «того, что принято», неумения выразить свою мысль, могут применятся вопросы, в которых возможные ответы заложены уже так, что можно выбрать высказывание, соответствующее его позиции (Скажите, школьный учитель – это профессия, должность, или призвание?).

Одна из форм явственных подсказок демонстративный перечень возможных ответов, своеобразный «накат вопросов» в виде реплики. Иногда имеет смысл выпустить такую «очередь»; к примеру, подхватив демагогическое восклицание главаря неофашистов о «своих парнях»: Они – верят! журналист перешел в наступление: В кого? Во что? В Иисуса Христа? В Будду? и «добил» тему после растерянного ответа: Нет, в это... завершающим вопросом: В фашизм? И получил желаемое: Да, пусть так... в фашизм (см. Приложение. Интервью О. Фаллачи с Биринделли, бывшим главнокомандующим военно-морскими силами НАТО в Средиземноморье).

Личный вопрос. Выделяются как наиболее трудная часть интервью, затрагивающая не проблемы, но факты, касающиеся человека лично, или его близких. Такие вопросы необходимо задавать деликатно, однако достаточно настойчиво. Когда задаются личные вопросы, желательно тщательно их формулировать во время предварительной подготовки (домашних заготовок), долго и осторожно выбирать момент, когда их можно задать, предварительно пытаясь «сломать лед» во взаимоотношениях с собеседником, поработав вначале общими вопросами, всячески отвлекать внимание собеседника от диктофона, не прерывать собеседника для уточнения записи в блокноте.

Иногда легче задавать деликатный личный вопрос не прямым текстом, а завуалировано, в смягченном варианте (например, вместо жесткого: Расскажите, как погиб ваш сын? попросить: Расскажите немного о сыне...). Возможно сконструировать предисловие к личному вопросу, своеобразный пролог к щекотливому разговору. Попытки поговорить на интимные темы, вызов на доверчивое раскрытие перед незнакомым человеком, естественно, редко когда удаются. Чаще неосторожный или чересчур развязный журналист «получает отповедь»: Я не хотел бы говорить на эту тему… Это слишком лично… Я думаю, не стоит заострять на этом внимание» и т. д. Особенно плох в данной ситуации «эффект улитки» – человек мгновенно замыкается в себе, уходит в раковину, все предварительные усилия разговорить собеседника пропадают даром, интервью просто рушится.

Одна из рекомендаций – поинтересоваться до интервью: На какие вопросы вы бы не хотели отвечать во время нашей беседы?

Отказ от ответа.В самый разгар интервью собеседник вдруг может произнести: «комментариев не будет». Возможно, не желает, чтобы его мнение фиксировалось или враждебно настроен по отношению к репортеру, к его изданию, а, может, просто упрямится или стесняется.

Отказ от ответа – право собеседника, заставить его отвечать – невозможно. Профессионализм – в умении найти правильный подход. Смягчить ситуацию, согласиться (Ваше право), повиниться (Да, конечно, я задал вопрос очень неловко… слишком резко… Я бы и сам не стал на такой вопрос отвечать...) и т. п.). Но еще и попытаться что-то изменить. Прояснить причины, по которым вопрос был задан (Кто как ни вы, сможет, наконец, распутать эту ситуацию?). Уточнить «границы любопытства» (Моему изданию, подробности, собственно, не нужны… по сути – что, собственно, произошло? Это поможет разрешить некоторые недоразумения, отодвинуть инсинуации в адрес вашей фирмы и Вас лично…). В ряде случаев все усилия пропадают даром, ничего не остается, как только распрощаться. Но сразу сдаваться не стоит. Надо обратить внимание на форму отказа. Если собеседник употребляет формулировку «не для записи» – еще не все потеряно. Можно перейти на запись в блокноте и тем самым, продемонстрировать свою уступчивость и предупредительность.

Интервью процесс подвижный, регулируемый. В зависимости от того, как журналист определил характер и причину неудовлетворительного хода беседы, он может прибегнуть к различным способам, чтобы исправить положение.

Очень важно постоянно поддерживать разговорный тон общения для того, чтобы текст интервью впоследствии был имитацией сиюминутного живого общения, был интересен и увлекателен (Говорят, вы сыграли очень важную роль во время… И вы спокойно об этом говорите? Допустим, вам предложили бы… А если бы вас попросили вернуться? Вы хотите сказать, что легко расстались с этой работой? А вы что, сами укоротили свой звездный час только потому... Вы говорите с таким сожалением. Но ведь вы сами сказали... Все думают, что... А на самом деле... Нет? Значит, вы этого хотите?! и т. п.).

Говоря об особенностях творческой личности интервьюера, всегда надеются на исключительные качества журналиста «от Бога»: эмпатию, то есть способность искренне, подлинно «вчувствоваться» в другого человека, и на другое качество – рефлексию, способность рассуждать так же, как и другой, легко переходить на иную, нежели своя, систему мыслительных координат. Тут не место личным прихотям и амбициям журналиста; снисходительно-великодушный, капризный тон исключен в работе. Подобная ошибка сразу же сделает интервью «провальным».

Журналисту очень важно научиться по-настоящему слушать своего собеседника, интересоваться им как человеком. Подлинность трудно сыграть. А сколько раз в обществе раздавались уверенные голоса, что сама профессия интервьюера исключает подлинность, искренность... «Наглые жулики и назойливые недоучки» – такими хлесткими эпитетами, имевшими хождение в 70-е годы прошлого века наградил академик А. Китайгородский всех наших коллег, скопом, обидевшись на какого-то незадачливого интервьюера.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.224 (0.011 с.)