РИТОРИЧЕСКОЕ ПОТРОЕНИЕ. ЭЛОКУЦИЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РИТОРИЧЕСКОЕ ПОТРОЕНИЕ. ЭЛОКУЦИЯ



Элокуцией (лат. elocutio — выражение) называется завершающий этап построения, на котором ритор создает текст высказывания. В этом разделе общей риторики рассматриваются средства словесного выражения замысла.

Глава 19. Качества стиля

Понятие элокуции тесно связано с понятием стиля, поскольку стиль — система целесообразно отобранных и согласованных языковых средств, которые используются для выражения определенных смыслов. Выделяются стили языка, литературные и окказиональные.

Стили языка представляют собой варианты системы языка, которые складываются с изменением эстетических представлений о речи или с формированием новых сфер общения, требующих для себя специфических средств выражения. Чем шире состав таких стилей, тем богаче культура языка. Стили языка, соответственно, бывают исторические и функциональные.

Среди функциональных стилей литературного языка важнейшие; обиходно-разговорный, документально-деловой, художественный, научный, публицистический, церковнославянский.

В составе функциональных стилей, в свою очередь, существуют жанровые стили, или стили видов словесности, например, стиль гомилетики, академической ораторской прозы, исторической прозы, лирической поэзии.


Соотношение исторических и функциональных стилей проявляется в том, что, с одной стороны, приемы выражения исторического стиля захватывают стили функциональные: художественная литература, наука, документ, церковная проповедь первой половины XIX века в равной мере несут в себе черты сентиментального исторического стиля; с другой стороны, исторические стили образуются и складываются на основе функциональных: классицистический стиль сложился на основе научной, технической литературы и документа; а романтический — в новой художественной литературе.

Литературные стили могут быть подразделены на стили литературных школ или направлений и авторские.

Стили литературных школ (натуральной школы, символистов, футуристов и др.) характеризуются совокупностью приемов выражения, свойственных частным литературным традициям. Стиль литературной школы, как правило, представляет собой развитие в творчестве ряда литераторов стилистических принципов основателя школы, т. е. авторского стиля, например, Н.М. Карамзина, А.С Пушкина. Но каждый влиятельный литератор вырабатывает собственный авторский стиль.

Авторские стили имеют значение лишь в отдельных видах словесности. Так, история художественной литературы, ораторской прозы, гомилетики, публицистики, философии, исторической прозы обычно выстраивается по авторским стилям, поскольку главную роль в этих видах слова играет личный литературный авторитет, например, Платона, Канта, Цицерона, бл. Августина, св. Иоанна Златоуста. История документа, научной литературы строится на основе стиля школ, так как в этих видах словесности существенны нормы построения высказывания, которые складываются в предании, а особенности авторской речи играют второстепенную роль.

К окказиональнымотносятся стили аргументации и стили отдельных произведений.

Стиль аргументации представляет собой систему приемов выражения, складывающуюся в процессе


обсуждения ограниченного круга проблем в конкретных общественно-исторических условиях, например, стиль публичной речи во Второй Государственной Думе или стиль полемики в русских общественно-литературных журналах XIX века, стиль массовой информации.

Стиль отдельного произведения строится на основе и в условиях перечисленных выше видов стиля. Уместность и приемлемость приемов построения высказывания будет определяться условиями исторического стиля, принадлежностью произведения к функциональному стилю, жанром, литературной школой и индивидуальным стилем, сложившимся в ходе литературной работы автора, историей обсуждения проблемы, о которой он высказывается.

Таким образом, ритор выбирает уместный окказиональный стиль исходя из условий, заданных другими видами стиля, и этот выбор не всегда бывает удачным.

В соответствии со сложными отношениями выразительных средств произведения к различным стилистическим системам в элокуции выделяются общие и частные качества стиля.

Общие качества стиля обращают ритора к историческому, функциональному и литературному стилям, из которых он исходит.

Частные качества стиля обращают ритора к окказиональным стилям, которые он учитывает.

Качества стиля проявляются в слоге.Понятия стиля и слога следует различать. Стиль создает образ реальности, и в стиль включаются и предмет речи, и ритор, и аудитория. Слог — способ словесного выражения.Поэтому слог создает только образ речи, который входит в стиль составной частью. Характер слога, которым пользуется автор, может быть различным, и авторский стиль часто строится игрой, сложным сочетанием различных типов слога.

Общие качества стиля: правильность, ясность, точность, уместность, легкость, живость, гармоничность слога.

«Державина видел я только однажды в жизни, но никогда того не позабуду. Это было в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к нам,,


все мы взволновались. Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться его и поцеловать ему руку, руку, написавшую «Водопад». Державин приехал. Он вошел в сени, и Дельвиг услышал, как он спросил у швейцара: где, братец, здесь нужник? Этот прозаический вопрос разочаровал Дельвига, который отменил свое намерение и возвратился в залу. Дельвиг это рассказывал мне с удивительным простодушием и веселостию. Державин был очень стар. Он был в мундире и плисовых сапогах. Экзамен наш очень его утомил. Он сидел, подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мутны, губы отвислы: портрет его (где представлен он в колпаке и халате) очень похож. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза его заблистали; он преобразился весь. Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его стихи. Он слушал с живостью необыкновенной. Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда я дошел до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом.... Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять... Меня искали, но не нашли...». (А.С. Пушкин)

Правильность (чистота) слога состоит не только в следовании фонетическим, орфографическим, грамматическим и лексическим нормам русского литературного языка, которые многообразны и, случается, противоречат одна другой, но в таком подборе выразительных средств языка, что они, согласуясь друг с другом, в совокупности образуют завершенный и цельный вариант грамматики и лексической системы общелитературного языка, называемый идиолектом или языком писателя. Чистота слога лежит в основании хорошего авторского стиля, так как чистый слог представляет собой отобранную, осмысленную и упорядоченную автором систему языковых ресурсов, которыми он пользуется сознательно и целесообразно.

Ясность слога означает, что слова и обороты определены в значении и употреблении, что автор умеет строить обозримые фразы, избегает случайных двусмысленных выражений, а фраза запоминается и легко воспроизводится.


Точность— качество слога, отчасти противостоящее ясности. Точность означает соответствие между словами и мыслию автора. Сложная мысль требует сложного выражения, и в таком случае приходится выбирать между точностью и ясностью слога.

Точность слога достигается тщательным анализом синонимических средств языка и подгонкой отобранных слов и выражений. Критерий точности — невозможность замены использованного слова или оборота другим, когда в авторской речи исчезает синонимия. В приведенном примере ни одно слово не может быть заменено синонимом без искажения смысла и ни одно не может быть устранено или переставлено.

Уместность— соответствие способа выражения ситуации речи и ожиданиям аудитории.

Жанровая форма рассказа — литературный анекдот. Эта форма располагается на границе умеренного и простого стиля или тона речи. Соответственно автор использует средства разговорно-повествовательной речи. В стихах на ту же тему («Пока не требует поэта...») использованы образы высокого стиля.

Легкостьслога достигается простейшим способом выражения.

Легкая речь не осложнена лишними словами, оборотами, синтаксическими связями, неестественным порядком слов. Фраза «Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина», написана легким слогом. Ее нетрудно сделать тяжелой и неуклюжей: «Когда я читал мое стихотворное сочинение «Воспоминания в Царском Селе», то находился всего в нескольких шагах от Державина».

Живостьслога — соответствие речи движению мысли — достигается быстрой сменой образов, автор задерживается на каждой мысли ровно столько, сколько это необходимо для ее уяснения, апоследующие мысли вытекают из предыдущих: «Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять... Меня искали, но не нашли...»

Гармоничностьслога означает соответствие планов выражения исодержания высказывания ритмической мере, которая соотносит объемы целого и частей фразы илипроизведения.


В плане содержания это будут, например, чередования статических и динамических фрагментов речи, а в плане выражения — чередования фонетических ритмов, или ритмизованных и неритмизованных частей.

«Я не в силах описать/состояния души моей:// когда дошел я до стиха,/где упоминаю имя Державина, //голос мой отроческий/зазвенел,//а сердце забилось /с упоительным восторгом».

Во фразе два статических фрагмента: «Я не в силах описать состояния души моей» и «где упоминаю имя Державина», которые характеризуются настоящим описательным временем глагола; и три динамических, характеризующихся прошедшим повествовательным временем: «когда дошел я до стиха», «голос мой отроческий зазвенел», «а сердце забилось с упоительным восторгом». Образуется чередование: статический динамический — статический — динамический — динамический.

Первый статический фрагмент дает анапест:

- - / - - / - - / - /.

Первый динамический фрагмент дает ямб:

- / - / - /.

Второй статический фрагмент дает пеон 4:

- - - / - - - /

и завершает восходящий колон фразы умедляющимся ритмом.

Третий динамический фрагмент дает дактиль:

/ - - / - -

Четвертый динамический фрагмент дает пеон 2:

- / - - / - - /

Таким образом, восходящие ритмы вместе с интонацией организуют восходящую часть фразы, которая включает статический, динамический и статический фрагменты. При этом динамический фрагмент усиливается двусложным размером — ямбом. Нисходящие ритмы второго колона в конце переходят в более равновесный, близкий ко второму и третьему пеонам, что образует параллель завершению восходящего колона. Но по размеру они параллельны второму статическому фрагменту:


«где упоминаю имя Державина»

«сердце забилось с упоительным восторгом».

Статические фрагменты также параллельны и связаны по смыслу:

«Я не в силах описать состояния души моей»

«где упоминаю имя Державина».

Частные качества стиля

Слова, составляющие высказывание, в совокупности создают образ ритора, предмета речи и аудитории. С точки зрения риторики выделяются следующие виды значений слов:

1) предметное или денотативное значение: слово «береза» именует дерево определенного вида;

2) внутренняя форма: слово «слог» выделяет в своем составе префикс и корень — «с-лог», в соединении которых проявляется способ именования предмета в отношении к его значению: «слог» есть способ членораздельного соединения, сложения речи;

3) лексическое системное значение: слово «слог» связано с другими словами со сходным или рядоположенным значением: «стиль», «тон», «выражение», «речь», в отношении к которым в русском языке используется слово «слог»;

4) коннотативное значение, или «со-именование» - дополнительные смыслы, которые образовались в связи использованием слова в определенном составе контекстов и предполагают оценку самого слова, а через слово — обозначаемого им предмета и лиц, которые его употребляют, например, «пес» приобрело уничижительное значение, которое ограничивает их использование;

5) аксиологическое значение — смысловая связь слова с общими местами аргументации;

6) стилистико-этимологическое значение — отношение остальных значений слова к его происхождению в языке: слова «предание» и «традиция» значат примерно одно и то же, но слово «традиция» латинского происхождения, его внутренняя форма не видна, поэтому оно используется в широком


 

книжном значении (политическая традиция, научная традиция), а слово «предание» употребительно в более специальных терминологических значениях (Церковное Предание), либо в общелитературном смысле («преданья старины глубокой»).

Частные качества стиля связаны с понятием высокого, простого и умеренного слога(точнее, регистра речи), которое определяется преимущественно характером значений используемых слов.

Возвышенный образ речисоздается словами, лишенными бытовых коннотаций и связанными с топами высоких иерархий:

Я связь миров повсюду сущих,

Я крайня степень вещества;

Я средоточие живущих,

Черта начальна Божества;

Я в прахе телом истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь, — я раб, — я червь, — я бог!

Но будучи я столь чудесен,

Отколе происшел? — безвесен;

А сам собой я быть не мог.

(Г.Р. Державин)

Сниженный образ речисоздается словами, обладающими бытовыми коннотациями и связанными в лингвистическом значении стопами низких уровней иерархии.

«Письмо твое от 19-го крепко меня опечалило. Опять хандришь. Эй, смотри: хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу. Дельвиг умер, Молчанов умер; погоди, умрет и Жуковский, умрем и мы. Но жизнь все еще богата; мы встретим еще новых знакомцев, новые созреют нам друзья, дочь у тебя будет расти, вырастет невестой, мы будем старые хрычи, жены наши — старые хрычевки, а детки будут славные, молодые, веселые ребята; а мальчики станут повесничать, а девчонки сентиментальничать; а нам то и любо». (А.С. Пушкин)

Как видно, в особенности из второго примера, образ речи отличается от образа предмета: в письме А.С. Пушкина речь идет о предмете возвышенном, но


используются средства языка, создающие намеренный контраст между предметом речи и речевым образом.

Высокий и низкий слог — полярные регистры литературной речи, которые устанавливают в авторском стиле предел отрешенности от бытового здравого смысла, с одной стороны; и предел этической приемлемости и литературности выражения, — с другой, и между которыми находится обширная область умеренного или среднего слога.

Каждый язык, если его рассматривать как систему стилей, в каждый исторический период обладает своими границами отрешенности и литературности. Так, для русского языка высокий слог связан в основном с церковнославянской речью, к которой прилегают слова и обороты, усвоенные из латинского, греческого и иностранных языков. Существенное свойство русской культуры языка в том, что церковнославянский — классический язык и вместе с тем составляющая функционального стиля русского литературного языка. Несмотря на попытки вывести церковнославянскую речь за пределы русского языка, предпринятые с начала XIX века, церковнославянская основа придает особое благородство литературному выражению.

В границах общих требований к речи и литературности выражения стилистические усилия ритора направлены на: .

1) выбор уместных лексических средств — слов и словосочетаний, который создает основу стилистического образа высказывания;

2) построение фразы, в котором проявляются в основном общие качества стиля;

3) оформление отдельных мыслей высказывания;

4) создание словесной конструкции текста и его частей.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 100; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.024 с.)