Почему деньги не изучают в школе



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Почему деньги не изучают в школе



«Целью создания [совета по всеобщему образованию] было применить силу денег – не повысить уровень образования в Америке, как многие думали в то время, а воздействовать на руководителей системы образования… Главной задачей было использовать школьные классы для укрепления в учениках пассивности и покорности перед их правителями. Какой была эта цель тогда, такой и остается сейчас – взять под наблюдение граждан, достаточно образованных для продуктивной работы, но не только ради контроля над их успеваемостью и поощрению к повышению уровня знаний. Настоящее образование существовало исключительно для сыновей и дочерей элиты. Что же касается остальных, то выгоднее было готовить умелых работников без особых стремлений, кроме простого желания наслаждаться жизнью».

Эдвард Гриффин «Творение острова Джекила» о совете по всеобщему образованию Рокфеллера, основанном в 1903 году.

Новая школа

Мне было девять лет, когда начали формироваться мои подозрения относительно школьного образования. В то время моя семья переехала через весь город в новый дом, который находился недалеко от места работы отца. Я собирался пойти в четвертый класс в новую школу. Жили мы в маленьком городке Хило на Гавайях, окруженном плантациями. Главной промышленностью города был сахар, а примерно от 80 до 90 процентов жителей являлись потомками азиатов, иммигрировавших на Гавайи в далеких 1800-х годах. Сам я отношусь к четвертому поколению японских американцев.

В моей прежней общеобразовательной школе большинство учеников выглядело так же, как и я. В новой школе 50 процентов учеников были белыми, остальная половина – азиатами. Большинство детей, как белых, так и азиатов, были детьми состоятельных родителей. Поначалу я чувствовал себя бедным.

У моих богатых друзей были хорошие дома в элитных кварталах по соседству. Наша семья жила в съемном доме возле библиотеки. У большинства моих друзей было по два автомобиля. У моей семьи был только один. Некоторые из тех семей владели вторым домом на побережье. Когда мои друзья отмечали дни рождения, они отправлялись в яхт-клубы. Мои дни рождения проходили на общественном пляже. Когда мои друзья начинали играть в гольф, они брали уроки у мастеров в местном клубе. У моих богатых друзей были велосипеды, а у некоторых даже были собственные парусники, а на каникулы они ездили в Диснейленд. Мои мама и папа обещали, что однажды мы тоже поедем в Диснейленд, но так и не сдержали своего обещания. Мы совершали забавные путешествия в местные национальные парки, чтобы посмотреть на извержения вулканов.

В новой школе я и познакомился с сыном моего богатого папы. Мы были в числе 10% самых отсталых с финансовой точки зрения и, попутно, по успеваемости. Мы стали лучшими друзьями, потому что были самыми бедными в классе, и плохо соображали.

Надежда на образование

В 1800-х годах мои предки начали эмигрировать из Японии на Гавайи. Здесь они отправились работать на сахарные и ананасовые плантации. С самого начала их мечтой было накопить побольше денег, работая на полях, чтобы вернуться назад в Японию богатыми.

Мои предки усердно работали на плантациях, но зарплату получали мизерную. Вдобавок ко всему, владельцы плантаций брали деньги с работников в качестве арендной платы за те дома, которые им предоставляли. Еще на плантации был единственный магазин, а это означало, что работникам приходилось покупать еду и товары у плантаторов. К концу месяца у них оставалось очень мало денег после оплаты аренды и товаров в магазине.

Мои предки хотели покинуть плантацию как можно скорее, и счастливым билетом в новый мир было хорошее образование. В своих историях я уже рассказывал, как они экономили и копили деньги, чтобы отправить своих детей учиться. Отсутствие школьного образования означало, что вы застрянете на плантациях. Ко второму поколению большинство моих предков ушло с плантаций. Сегодня моя семья гордится, что уже несколько наших поколений окончили колледж – большинство, как минимум, со степенью бакалавра, многие со степенью магистра, а часть из них стали кандидатами наук. Я нахожусь на самой нижней ступени нашей академической лестницы: у меня есть только степень бакалавра наук.

Школа через улицу

Перемена школы в девятилетнем возрасте стала значимым событием в моей жизни из-за ее расположения.

Прямо через улицу от моей новой школы, школы Риверсайд, располагалась Объединенная школа Хило. Объединенная школа Хило предназначалась для детей, чьи родители работали на плантациях, и многие из них были членами профсоюзов. Школа Риверсайд, на другой стороне улицы, была для детей, чьи родители владели этими плантациями.

В четвертом классе я начал ходить в школу Риверсайд с детьми плантаторов. В 1950-х годах, прогуливаясь до школы Риверсайд, я смотрел через улицу на Объединенную школу Хило и видел учреждение, изолированное не из-за расы, но из-за денег. Именно тогда и начались мои подозрения относительно школ и образовательного процесса. Я знал, что что-то не так, но я не знал, что именно. Если бы наш дом не стоял на той же стороне улицы, что и школа Риверсайд, я должен был бы ходить в Объединенную школу Хило.
С четвертного по шестой классы я ходил в школу вместе с детьми из семей владельцев плантаций – людей, от чьей системы так мечтали освободиться мои предки. Во время учебы в начальной школе я рос вместе с этими детьми, занимался с ними спортом и ходил к ним в гости.

Когда начальная школа была окончена, многие из этих ребят отправились в пансионы. Я начал ходить в общественную среднюю школу чуть выше по улице. Там я встретился с детьми, которые до этого учились через дорогу от меня, в Объединенной школе Хило, и стал лучше понимать отличия между детьми из богатых семей, и теми, которые выросли в бедных семьях и семьях среднего класса.

Мой отец был высокообразован, а также являлся руководителем департамента образования штата Гавайи. Он не только не имел отношения к плантациям, он еще и преуспевал, как государственный чиновник. Но хотя мой отец ходил в школу, получил ученую степень и занимал высокооплачиваемую должность, наша семья все еще оставалась бедной в финансовом смысле – по крайней мере, по сравнению с моими богатыми друзьями. Каждый раз, когда я приходил в гости к ним, то чувствовал, что что-то не правильно – но никак не мог осознать, что именно. В девятилетнем возрасте я начал удивляться, почему посещение школы не сделало моих отца и мать богатыми.

Плантаторы

Мои предки работали и экономили, чтобы накопить денег на хорошее образование для своих детей и дать им возможность оставить сахарные плантации. Я видел, в каких отношениях были школа Риверсайд и Объединенная школа Хило, и у меня появился опыт общения и с потомками плантаторов, и с потомками работников плантаций. Основное представление об образовании, полученное в результате учебы в начальной школе, заключалось в следующем – что-то упущено, даже теперь.

Мои предки хотели, чтобы их дети избавились от плантаций. Но проблема в том, что в школе мы никогда не изучаем, как владеть плантацией. Поэтому многие из нас идут работать на новых плантаторов – крупные общемировые корпорации, армию или правительство. Мы идем в школу, чтобы получить хорошую работу. Мы учимся работать на богатых, инвестировать в бизнес богатых через взаимные фонды согласно нашим пенсионным планам – но не тому, как быть богатыми.

Многие люди не желают слышать о том, что школьная система обучает их быть пойманными в сеть – сеть заговора богатых. Люди не хотят понимать, что богатые манипулируют нашей системой образования.

Похищение образовательной системы

Один из великих грехов современной образовательной системы заключается в том, что она не учит нас ничему о деньгах. Напротив, она учит нас быть хорошими работниками и знать свое место в жизни. Некоторые скажут, что это только с виду. Например, в своей книге «Творение острова Джекила» Гриффин цитирует высказывание о совете по всеобщему образованию под заголовком «Какой школа страны будет завтра», написанное Фредериком Гейтсом: «Мы мечтаем о том, чтобы люди имели неограниченные возможности и могли сами обеспечивать себя благодаря собственному уму и с нашей помощью. Современное образовательное соглашение потускнело в наших глазах; и отойдя от традиций, мы теперь сами создаем благо для великих и отзывчивых деревенских семей… Задача, которую мы перед собой поставили, так же проста, как все прекрасное: готовить этих людей жить весьма достойной жизнью – такой же, как и они сами…»

Помните, что совет по всеобщему образованию был создан в 1903 году благодаря Фонду Рокфеллера – одному из самых могущественных и богатейших фондов своего времени. Что же мы видим в этих преобразованиях по прошествии более ста лет: одна из богатейших элит Соединенных Штатов и даже всего мира организовала образовательную программу не столько для удовлетворения нужд студентов, сколько для удовлетворения своих собственных. Сегодня очень важно понять, что хотя подобной позиции уже больше века, она ничуть не изменилась и является основополагающей для вашего образования, моего образования и образования ваших детей.

И до сих пор она является главной причиной запрещения финансового образования. Вам не нужно знать ничего о деньгах, если вам предназначено быть простой шестеренкой в чьей-то денежной машине, или рабочим на чьей-нибудь плантации.

После прочтения Усмешки гигантов доктора Фуллера в 1983 году, я начал понимать, почему предмет денег не изучают в школе. До того момента у меня не хватало храбрости критиковать нашу образовательную систему; прежде всего, мой отец был главой департамента образования штата Гавайи. Спустя годы я начал встречать тех, кто придерживался подобных взглядов на образование и на то, почему деньги не изучают в школах.

Одним из первых людей, который разделял мои подозрения по части образования, был Джон Тейлор Гатто, который кроме всего прочего был автором книг «Оружие массового обучения» и «Фабрика марионеток». Мистер Гатто трижды избирался учителем года Нью-Йорка и однажды даже стал учителем года штата Нью-Йорк. В 1991 году он оставил преподавательскую деятельность, написав в статье для Wall Street Journal: «Я не могу дальше учить подобным образом. Дайте мне знать, если услышите о должности, в которой мне не нужно будет вредить детям, обучая их жизни. Я потерпел поражение, и теперь вынужден искать работу». Он привлек мое внимание, когда заявил, что наша образовательная система произошла от прусской системы, предназначенной для формирования хороших работников и солдат – людей, которые слепо следуют приказам и ждут, когда им скажут, что делать, в том числе, что делать со своими деньгами.

Вот что Мистер Гатто сказал на днях: «Школьная система не предназначена для того, чтобы обучать детей самостоятельно мыслить. Она также не поддерживает идею свободного выбора. Фактически современная система образования основана на прусской модели, имеющей в своей основе прямо противоположную идею – учить детей слушаться приказов и делать то, что им говорят. Уступчивые и покорные студенты становятся хорошими работниками и идут работать на богатых, или же становятся солдатами и жертвуют своей жизнью ради обеспечения достатка богатых».

Вы можете узнать больше о Джоне Тейлоре Гатто, зайдя к нему на сайт http://www.johntaylorgatto.com. Он по-прежнему занимается тем, что пытается реформировать систему образования.

Отныне вы можете верить или нет в то, что международный заговор против обучения детей предмету денег в рамках школьной программы действительно имеет место. Но вы не сможете отрицать тот факт, что прежняя школа исчезнет, если в ее программу будет включено финансовое образование. Целенаправленно или нет, но то, что школьная система лишена преподавания денег, стало одной из причин текущего угнетенного состояния наших соотечественников. Благодаря отсутствию финансового образования, сегодня множество высокообразованных людей обеспокоены мировым финансовым кризисом. Миллионы человек потеряли свои пенсионные накопления, последовав советам продавцов финансовых инструментов. Слишком многие отводят свой взгляд в сторону, когда речь заходит об их финансах.

Обмен свободы на деньги

Если люди ничему не научились по части денег, они могут попасть в обменный пункт свободы на денежные чеки – в виде постоянной работы и достаточно высокой зарплаты, чтобы можно было оплачивать долги. Некоторые люди тратят свою жизнь на постоянный страх быть уволенными. Вот почему для миллионов хорошо образованных работников обеспеченность работой более важна, чем финансовая независимость.

Например, когда я служил в Корпусе морской пехоты, у меня было ощущение, что некоторые из моих приятелей-пилотов хотели остаться служить здесь еще лет двадцать – но не для того, чтобы сражаться за родину, а для того, чтобы всю свою жизнь получать денежный чек от государства. В академическом мире многие учителя сильнее мечтали о сохранении должности, чем о почете преподавательской деятельности.

Отсутствие финансового образования в школах привело к тому, что миллионы свободных людей желают отдать контроль над своей жизнью государству. Поскольку у нас недостаточно финансового интеллекта, чтобы решить наши собственные финансовые проблемы, мы даем государству право сделать это за нас. По ходу жизни мы все больше уступаем и отдаем правительству контроль над нашими деньгами. Каждый раз, когда Федеральный резерв и Казначейство США предоставляют санации банкам, они не помогают людям, а защищают богатых. Санация – это благоденствие для богатых. С каждой новой санацией мы отдаем все больше своей финансовой свободы, и наша доля в государственном долге все растет и растет. Могущественное государство берет заботу о наших банках, а решение наших проблем через государственные программы социальной помощи и медицины – это одна из форм социализма. Я верю в то, что социализм делает людей слабее и заставляет их оставаться слабыми. В воскресной школе меня учили, как давать человеку рыбу, но не как давать ему удочку. Для меня благоденствие и санация из той же оперы – давать людям рыбу, а не учить их самих заботиться о себе.

Налоги, долги и инфляция

В первой части я обратил ваше внимание на три главные силы, которые заставляют человека постоянно бороться с финансовыми проблемами – налоги, долги и инфляция. Я также начал говорить о том, что все эти силы напрямую связаны с Федеральным резервом и Казначейством США. Опять же, когда Федеральному резерву разрешили печатать деньги, то от этого начали увеличиваться национальный долг, налоги и инфляция. Говоря иначе, финансовое ослабление людей за счет налогов, долгов и инфляции позволило правительству укрепить свое могущество. Когда люди борются с финансовыми проблемами, они гораздо сильнее жаждут, чтобы правительство позаботилось о них – то есть, неосознанно меняют свою свободу на финансовое спасение.

В 2009 году процент американцев, владеющих собственными домами, уменьшился. Число потерь права выкупа заложенного имущества постоянно растет. Количество людей среднего класса уменьшается. Сбережения тают на глазах, если они вообще еще остались. Долги семей растут. Количество людей, официально переступивших черту бедности, увеличивается. Число людей, которым приходится работать после шестидесяти пяти, также не уменьшается. Всюду прокатились волны банкротств. И многие американцы не обладают достаточным количеством денег, чтобы выйти на пенсию.

И это не только феномен США. Это личный кризис каждого в нашем мире. Заговор богатых имеет воздействие на любую нацию и на каждого отдельно взятого человека.
Независимо от того, согласны ли вы с идеей заговора, факт в том, что сегодня мир в самом большом финансовом кризисе за всю мировую историю, а народ ждет спасения от своих государств. И независимо от вашего согласия с идеей заговора, факт в том, что большинство людей оканчивает школы без необходимых знаний о деньгах, налогах, долгах, инфляции и о том, как эти финансовые силы воздействуют на их жизнь.

Кто взял мои деньги?



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 85; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.012 с.)