ТОП 10:

Свобода от привычных методов



 

Общаясь с педагогами и родителями, я постоянно вижу, как одновременно и помогают, и мешают те формы преподавания, к которым люди привыкли.

Что требует наше время – настойчиво и мощно? С одной стороны, опираться на проверенные технологии и методы работы. А с другой стороны, непрерывно и очень активно осваивать новые методы, новые подходы, новые концепции. В практической педагогике все точно так же, как и в строительстве, в бизнесе или в информационных технологиях. Но почему же тогда наша педагогика меняется так медленно, почему она так буксует и тормозит?!

Мне кажется, педагог должен быть свободен от любых рабочих схем, которые он (и масса других людей) использовал десятки лет в организации учебного процесса, во всей практической работе с детьми. Если ситуация требует – схемы надо менять или существенно модернизировать. Не потому, что схемы плохие. Они не плохие, они ведь работали хорошо. Просто время изменилось. И дети изменились. И мы изменились. И все общество изменилось.

Для любого родителя тоже важно не быть слишком привязанным к тому, «как нас учили во времена нашей юности». Нас выучили и мы «стали людьми». Хорошо. Но почему мы часто убеждены, будто бы все должно быть неизменным?! Понятно, что нам хочется покоя и надежности. Понятно, что мы ностальгируем в глубине души по своему детству. Понятно, что нам не хочется ломать голову, ища новые решения. Но нам придется их искать – если только мы хотим нормально выучить своих детей.

Один из таких стереотипов – уверенность, будто «специалисты все сделают как надо». Мы привыкли так думать. Мы осознаем значение профессиональной квалификации в любом деле. Но одни педагоги не могут справиться с воспитанием и обучением детей и подростков.

На мой взгляд, выход только такой: каждый родитель должен стать, если не профессионалом, то, по крайней мере, весьма грамотным человеком в области практической педагогики. А для этого нужно не законсервированно хранить свои воспоминания детства о сущности данной сферы деятельности, а быть готовым к радикальным переосмыслениям.

Родители ругают систему народного образования и в то же время ждут «решений сверху». Но не созреют «наверху» никакие гениальные решения, пока основная масса общества не станет готова их воспринять и поддержать.

Это действительно ужасно – видеть, как взрослый человек (успешный в профессии и в целом по жизни) пытается год за годом запихивать своего ребенка в отжившие и устаревшие рамки представлений о том, как нужно учиться. Что-либо объяснять такому родителю – дело пустое, ибо он свято убежден (сознательно и подсознательно) в правильности своей линии. И не заставляют его задуматься ни ужасающе низкая успеваемость его чада, ни отклонения в поведении, ни постоянное нервное переутомление…

Насколько я сам свободен в данном плане? В достаточной степени свободен. Мне «повезло»: школьные годы не вызывают у меня ностальгии (хотя сохранились очень добрые воспоминания о многих прекрасных преподавателях, учивших меня). Я с детства привык учиться в основном сам, а учителей воспринимать не как абсолютных авторитетов, а как умных и грамотных помощников. Поэтому видел и их сильные, и их слабые стороны. То же было и в Политехническом институте.

Занявшись работой над собой, раскрытием своего творческого потенциала, я обнаружил, что внутри меня существует масса препятствий для реализации новых оптимистичных идей. Путем многолетних целенаправленных усилий и с Божией помощью некоторые из них удается убирать или хотя бы ослаблять. Я просто привык, что это есть реальность жизни: новые обстоятельства требуют новых решений.

Но часто ведь и старое хорошо работает. Вот, скажем, шахматы – как универсальное средство развития интеллекта. Идут века, а правила не меняются.

Свобода от привычных методов вовсе не означает полный от них отказ. Просто внутренняя позиция педагога или родителя делается более гибкой, более адаптирующейся, более мудрой. И священные для нас детские воспоминания о доброй учительнице, помогавшей нам умнеть и взрослеть, ничуть не пострадают. Мы просто продолжим ее дело. Продолжим по-настоящему – не по форме, а по сути.

 

Творческий бардак

 

Я не знаю, как там на Западе или на Востоке, но у нас в России в народе есть очень много иррационального, нелогичного, неупорядоченного. Думаю, во многом поэтому у нас и не удаются педагогические реформы – как ни крути, они ведь всегда представляют собой какую-то форму строгой упорядоченности, рациональности, подконтрольности. Глубинная психология нации отторгает такие конструкции как чуждые и инородные.

Почему в массовых школах такой бардак? (Я вовсе не хочу обидеть учителей, завучей, директоров, РОНО… Я имею в виду поведение и отношение к учебе детей и подростков). Может быть, причина заключается в чрезмерной жесткости и сухости всей системы обучения? Психика детей и подростков ищет возможности для адаптации, для выживания, для развития – вот и компенсируют своей безалаберностью чрезмерную рациональность обучения.

Каждому человеку нужна и доля «свободы», и доля «упорядоченной организованности». По-моему, сие есть универсальное психологическое правило. И его необходимо учитывать, организуя учебный процесс. Как это возможно в массовой школе, я не знаю – пусть думают те, кто там работает. А вот у себя дома вполне легко опытным путем подобрать правильную пропорцию «творческого бардака» и «системной дисциплинированности».

Тут нужно чувствовать. Вот мы несколько дней ударными темпами осваиваем математику – по несколько полноценных уроков в день проводим. Так бы и продолжать весь учебный год! Но я чувствую, что потенциал такой организованности уже иссякает у моих сыновей. Они вот-вот начнут отлынивать или скандалить по малейшему поводу. Зачем ждать?!

Можно просто переключиться. «Ребята! – говорю я им утром следующего дня. – Математика задолбала! Ну ее! Поехали в Кавголово за грибами! И костерок там разведем! Как вы думаете?!» Реакция детей, думаю, вам ясна.

Работа над картинами особенно хорошо позволила мне прочувствовать, как важно творческому человеку отойти от норм чрезмерной организованности. Но подчеркиваю: исходно я был очень склонный к рациональной дисциплине человек, а научился быть свободным и творческим лишь со временем. У кого-то может быть совсем иная пропорция.

Чуть выше меры детей отпустишь – и уже полный хаос, дела учебные совсем не идут. А чуть перегнешь палку с дисциплиной занятий и уровнем их серьезности – тускнеет интерес, проявляется апатия, возникает внутреннее противодействие ученика учителю.

Сейчас я осознаю, что обилие творческих видов деятельности в нашей семье и соответствующий стиль жизни весьма способствовали хорошей учебе детей – как своеобразный психологический противовес, как удобная и естественная компенсация интеллектуальных нагрузок. А заодно и как более оптимальная организация этих нагрузок.

Творческий бардак (но в меру и под контролем) – мощное педагогическое средство. Я использую его практически каждый день. Я стараюсь дружить с иррациональной частью нашей психики, со стремлением каждой личности не только «равномерно забивать по гвоздю в минуту», но и «болтаться безо всякого дела», «сидеть и ничего не делать», «танцевать на грани собственного восторга», «тащиться неизвестно куда просто так»…

Вспомните, с каким энтузиазмом школьники воспринимают любые неожиданные ситуации, ломающие привычный учебный режим! А когда я сочиняю детям сказки, где в школе появляется Фиолетовый Педагог и буквально ставит все на уши, то чувствую, как хотя бы в сказке реализуется эта жажда – разломать установленный порядок и вдохнуть приключения. Ну, не совсем чтобы разломать, а так, иногда и частично…

 

Организация пространства

 

Я придаю данному аспекту очень большое значение. Обстановка, в которой ребенок учится, настолько сильно влияет на весь учебный процесс (да и на все остальные стороны жизни ученика), что ее значение трудно переоценить. Но важно понимать и чувствовать, что именно и как следует учитывать в организации учебно-развивающего пространства.

Я не знаю глобальных рецептов. Я могу лишь попробовать показать свой подход.

 

* * *

Во-первых, эмоциональная позитивность, комфортность, радостность обстановки. Это как бы общий фон всех уроков. Особенно для детей и подростков с какими-то существенными психологическими проблемами, с высокой нервной чувствительностью, с эмоциональной подвижностью… Важно работать в приятной и поддерживающей среде.

Домашняя обстановка существенно отличается от школьной. Много лет одним из основных учебных мест у нас был симпатичный синий столик около дивана. С другой стороны столика стояло кресло. Я мог усадить сразу двоих детей друг напротив друга во время урока. Им было удобно и нескучно.

Когда сыновья подросли, они стали обустраивать личные рабочие места в соответствии со своими вкусами. Коля раскрасил стенку стеллажа над столом, создав очень гармоничную композицию в бело-сине-голубых тонах. Тима привез с дачи рейки и оргалит и смастерил у себя на письменном столе оригинальную конструкцию из угловых полок. А Маша на своем столе рассадила такое количество крошечных мягких игрушек, что писать там уже просто негде. Но доченьке это и не надо – она предпочитает учиться в постели.

Многочисленные картины, развешанные по всей квартире, и рисунки на обоях – важная часть нашего учебного пространства. Обратите внимание: речь идет не о взрослой эстетике, а о том, чтобы детям было радостно на все это смотреть.

Во-вторых, интересность, глубинная наполненность, открытость пространства. Не просто функциональная обустроенность, но и некий «дух места». Он автоматически впитывается пребывающими там людьми, влияют на все психические процессы, на работоспособность и на силу воли.

Это нечто иррациональное. Я не могу объяснить логично, чем обстановка старинного замка отличается от сухого и стандартного дизайна коридоров массовой школы. Но ведь мы все понимаем, чувствуем эту разницу?

Живое пространство квартиры несет особую тонкую магию. Из чего она складывается? Из нашего большого спортивного комплекса. Из цветов на подоконнике. Из разбросанных везде игрушек. Из ободранных нашими любимцами-грызунами обоев. Из пятен краски на полу, возникших вследствие неаккуратных занятий рисованием. Из старинного пианино. Из валяющейся год за годом на полке обычной сосновой шишки…

Я весьма много внимания посвятил глубокому прочувствованию пространства нашей квартиры. Время было. С моей точки зрения, такой подход очень помог.

В-третьих, многофункциональность. Для ребенка жизнь – это далеко не только учеба (в том числе и во время урока), а еще и игра, разглядывание всего вокруг, общение, движение, поиск себя... Предметы, стены, вид из окна, учебники... – все должно помогать не только учиться, но и вообще жить.

Пространство обычного школьного класса ориентировано на чрезвычайно узкий диапазон функций. Поэтому огромное число детей там маются. Им скучно. А значит, и учеба идет у них плохо. Учителя, конечно, пытаются украсить класс, но это не меняет обстановку радикально. Тем более что традиционно для украшения используются материалы по учебным предметам.

Ну а в квартире – совсем другое дело. Мы здесь не только учимся. Мы тут вообще живем. Все под рукой, совсем рядом.

Традиционно все мои дети любили заниматься устным счетом, забравшись на спорткомплекс. Почему-то им нравилось складывать, умножать, вычитать и делить, расположившись наверху шведской стенки или усевшись на турник. И качество работы ничуть не снижалось. Даже наоборот.

Очень здорово, когда учебные занятия не мешают реализации других потребностей развития ребенка. Общая энергия процесса возрастает, он делается более естественным.

В-четвертых, реальные возможности для вариаций дизайна, интерьера и оборудования. Далеко не всегда необходимы дорогие и трудоемкие решения – тем более что, возможно, через месяц все захочется изменить. Мы можем использовать то, что под рукой.

У нас с деньгами было совсем туго. Но все равно я видел массу возможностей для того, чтобы лучше сонастраивать организацию среды с реальными нуждами развития детей. Например, серьезный взрослый человек, посмотрев на наш дом, бросил бы все силы на ремонт, на замену сантехники, на покупку новой мебели… А я сосредоточился на рисовании. И детей вовсю подключил. Новая сантехника нам, разумеется, тоже бы не помешала. Но рисунки на стенах для развития детей гораздо важнее. В десятки и в сотни раз важнее. Да и дешевле несравненно, к тому же.

Ну и уж совершенно очевидно, что сделать шкаф или стеллаж своими руками – это здорово. И деньги сэкономим, и мастерить поучимся вместе с папой. Пусть, не совсем шикарно будет выглядеть наше творение, но оно будет именно наше.

 

* * *

Примерно на эти четыре принципа я опирался, организуя учебно-развивающее пространство у нас дома. Началось все, разумеется, еще с дошкольного периода. И даже еще раньше – когда мы ждали Алену. Из частей старого пузатого низкого шкафа я соорудил узкий и высокий шкаф – места в комнате стало больше.

Затем появился большой спорткомплекс. Постепенно создавались новые шкафы и стеллажи (в их рождении уже участвовали и сыновья). Весь интерьер постоянно трансформировался – с учетом текущих задач и наших вкусов. Потом на стенах появились картины…

Чего нам не хватало? Конечно, пространства. Приходя в гости в частные школы и детские развивающие центры, я думал: «Вот бы мне столько места! Вот уж я бы развернулся!...» А дома, как ни крути, тесно – ни побегать как следует, ни в футбол поиграть, ни потанцевать толком… Да и просто глаза все время в стенки упираются.

Как-то я пришел в гости к своему приятелю, которого не видел много лет. Он за эти годы сумел существенно продвинуться в сфере бизнеса, а также женился и родил сына. Мы ходили по его огромной квартире, перестроенной из двух квартир, и разглядывали, как все обустроено. Это впечатляло. Мне реально все очень понравилось. Но поскольку мои мозги повернуты исключительно в одну сторону, я не мог сдержать удивления и спросил: «А где же у тебя тут спортивный комплекс?!» Мой приятель ответил, немного замявшись: «Да как-то места не нашлось». Наверное, я его обидел. Мне до сих пор неловко.

Взрослые, организуя учебное, развивающее, жилое пространство для детей, часто подходят на основании своих взрослых вкусов и представлений. А я исходил лишь из того, как видел и понимал потребности роста и развития своих детей. Я действовал свободно – без оглядки на вкусы родителей-клиентов (как вынужден делать директор частной школы), без оглядки на вкусы начальства (как вынуждены делать директор и учителя государственной школы), без оглядки на такие вещи, как престиж и общепринятый стиль (как часто ориентируются люди у себя дома).

Разумеется, все сие очень субъективно. Люди, приходящие к ним в гости, обычно реагируют одним из двух способов. Первый: «Ну вы даете! Да… Нестандартно, конечно…» Второй: «Здорово у вас тут!» Ясное дело, что по первому типу чаще реагируют взрослые (особенно серьезные), а по второму типа – дети (которые тут же лезут на спорткомплекс).

Мои дети принимали всегда самое активное участие в обсуждении и реализации всех наших интерьерных проектов. Сейчас, правда, сыновья интересуются совсем другими вещами. А с Машей мы продолжаем экспериментировать над нашей квартирой. А если бы еще и деньги на это были, так мы бы вообще…

Возвращаясь к теме учебы, я могу сказать, что реально убедился, как работает подходящая обстановка в квартире. Я не могу логично сформулировать, что значит «подходящая». Но это как-то сразу чувствуется. Вот приходишь к кому-нибудь заниматься и видишь, ощущаешь, чего «не хватает» в помещении. Но ведь не будешь же советовать! У людей свои вкусы, свой стиль, свой ход жизни. Ну, иногда картину подарю (рисунок, сувенир…) – все же хоть что-то изменится.

Можно, например, просто взять и во время урока по физике или по математике положить на стол красиво раскрашенные кубики или камушки – пусть полежат, пока мы учимся. А можно их и для каких-то объяснений использовать. Или в руках вертеть по ходу разговора.

Ну а уж как важно пространство книги, по которой ребенок учится! Оно может или открыть восприятие, или закрыть его наглухо, или помогать, или мешать…

Словом, тут непаханое поле для развития всей нашей педагогики. Обстановка помещения, в котором проходит урок математики, не менее важна, чем методика преподавания. Красивый и практичный «евростандарт» явно недотягивает по сравнению с незатейливым, но живым дизайном. Дав детишкам возможность поиграть в специально оборудованном пространстве для подвижных игр, их потом гораздо проще усадить за столы для занятий русским языком или черчением…

Пространство всегда таинственно, романтично и мистично. Оно таит массу возможностей, массу ощущений – явственных и почти неуловимых. Педагогическая архитектура и педагогический дизайн ждут своего часа. Но многое доступно нам уже и сегодня – просто в живом реальном творческом поиске, в обстановке одной комнаты или одной квартиры.

Всей данной теме я посвятил целую книгу. Она называется «Принцип безграничности, или Как создавать развивающую среду для детей». Там я подробно описываю наш семейный опыт и формулирую основные практические ориентиры, которыми руководствовался.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.200.4 (0.01 с.)