ТОП 10:

Что такое педагогическая свобода?



 

Мне кажется, что из всех новых идей в сфере воспитания и обучения идея педагогической свободы – самая фундаментальная. Она входит в наш мир день за днем, реализуясь в новых разработках педагогов, в ежедневных крошечных открытиях ведущих уроки учителей, в самостоятельном поиске родителей, в психологических находках воспитателей детских садов…

Но все же пока все мы очень несвободны в педагогической сфере. Свободы, как воздуха, не хватает всем нам: ученикам, учителям, родителям, директорам школ, сотрудникам РОНО… Кто-то это осознает острее, кто-то – менее остро. Кто-то вполне нормально приспосабливается к существующему положению, а кто-то ищет новые пути. Но само слово «свобода» вызывает резонанс внутри каждого человека. Каждый хочет быть свободным.

Люди ругают друг друга, государство, догматы, человеческую натуру, самих себя… И сам я ругаюсь временами, хоть и понимаю в целом бессмысленность такого подхода. Но реально что-то меняют лишь наши конкретные шаги, наши действия – пусть совсем небольшие, посильные для нас на данном этапе, не претендующие на моментальное изменение мирового порядка в соответствии с нашими представлениями о добре и свободе...

Я стараюсь направлять свою энергию стремления к свободе на поиск тех возможностей, которые открыты уже сейчас. Воспитывая и обучая детей, можно уже сейчас быть достаточно свободным – и внутренне, и внешне. Наш социум совсем не так уж плох. А внутри себя самих мы и тем более можем многое менять, если захотим.

Идея педагогической свободы позволяет учителю выйти в значительно более широкое пространство методов, идей, приемов, режимов занятий. Учебники и стиль преподавания, мебель в классе и формы общения, индивидуальный подход и неожиданные приключения, творческие открытия и снижение общих нагрузок… Пока что в домашних условиях все это реализовать существенно проще, чем в школе. Но ведь и в школе есть свои преимущества. Отсутствие при семейном образовании команды специалистов по разным предметам создает существенные степени несвободы. Так же, как и недостаток учебного оборудования и общего пространства.

Родитель, засевший со своими детьми дома, теряет очень много степеней внешней свободы. Я ощутил это на себе в полной мере. Отдых и личная жизнь, интересы и поездки, выбор работы и круг общения... – все уже зависит от главной линии – организации правильного учебного процесса, организации всего образа жизни, в котором обучение и общее развитие детей стоит на первом месте.

Но так уж получилось, что, потеряв очень многое в свободе внешней, я открыл для себя очень-очень многое в плане свободы внутренней – именно через воспитание и обучение своих детей. Окупилось с лихвой. И я ни о чем не жалею. Хотя, честно говоря, иногда взгрустнется, как подумаю о многом упущенном в своей жизни.

Мне кажется, что одна из самых фундаментальных причин мирового педагогического кризиса заключается в том, что детей и подростков заставляют учиться. Так уж повелось с незапамятных времен. И, вроде бы, трудно представить иной подход. Дети ведь учиться не хотят, а хотят играть, бегать и развлекаться. Попробуй предоставь им свободу! И не будут учиться – с радостью! Вырастут лодырями и бездельниками. «Вот меня заставляли учиться – и я вырос, поумнел и понял, что учение пошло мне во благо», – так рассуждает большинство взрослых. А те, кто в детстве учился плохо, тоже хотят своих детей приобщить к сокровищам образования.

Все так. И не так. Время изменилось. Люди изменились. Дети и подростки стали другими. И маленький растущий человечек теперь готов биться за свою свободу чуть ли не с пеленок. И до школы, и в школе родители и педагоги тратят немереное количество сил и времени, дабы все же как-то втиснуть свободолюбивое чадо в рамки учебной дисциплины. А уж когда дело доходит до переходного возраста, то и совсем «весело» делается. Если подросток в учебе еще может сохранить здравую линию, то уж на взаимоотношениях с родителями он отыграется.

Дети и подростки бьются за свою свободу, они протестуют и даже бунтуют. Иногда этот процесс почти незаметен, но на самом деле он идет своим чередом – где-то в глубине души.

А что делают взрослые? Кто-то пытается подавлять. Кто-то пасует и опускает руки. Кто-то ищет компромиссы. Кто-то пытается чадо вразумлять по-хорошему. Кто-то просто терпит, надеясь на то, что жизнь научит каждого, что все встанет на свои места. Кто-то впадает в истерику...

Я испробовал в той или иной степени каждый из перечисленных путей. И понял для себя, что самый лучший путь – делаться свободнее самому. Прежде всего, внутренне. Но и в каких-то внешних аспектах тоже.

А еще я понял, что нужно предоставлять больше свободы самим детям и подросткам. Не устраняясь от контроля и не исключая временами волевое давление. Я год за годом учусь сотрудничать с инстинктом свободы у детей – и все больше и больше убеждаюсь в конструктивности такого подхода.

Свобода самому определить расписание своих занятий и их форму дает ученику раскрепощенность. И ответственность. И опыт. И совершенно иную внутреннюю позицию в учебе.

Я не могу знать, сколько времени потребуется, чтобы идеи педагогической свободы утвердились в обществе в глобальных масштабах. Может быть, уйдет 50 лет. А может – века. Но лично я просто не вижу никакой другой альтернативы.

Ну а пока приходится приспосабливаться. И в этом тоже есть мудрость жизни. Ведь дай нам всем сразу абсолютную свободу во всем – тут такое начнется, что не приведи Господь! Многие из тех барьеров, которые кажутся нам мучительными и душительными, играют в обществе роль сдерживающих факторов – до поры до времени. А потом они уходят – стараниями людей или сами собой.

Мне кажется, что все это относится в полной мере и к свободе педагогики. Мне понятны стремления и трудности педагогов-новаторов, буквально пробивающих новые пути. Но мне понятны и трудности чиновников, отвечающих за обучение тысяч и миллионов детей, за всю структуру образования в стране, за координацию работы миллионов педагогов… У каждого свой взгляд, своя позиция, свои возможности.

Лично для меня не видится никакого противоречия между государственной школьной системой и семейным обучением. Это две дополняющие друг друга формы. Сотрудничество со школой очень помогало мне – как в отдельных методических вопросах, так и в целом организационно. Я уверен, что новаторы и консерваторы прекрасно могут работать в одной упряжке, дополняя друг друга.

Развивая новые методы и будучи изрядно стеснен внешними рамками (например, неудовлетворяющей меня школьной программой или отсутствием достаточного количества денег для нормальной жизни), я все же находил самые разные степени свободы и в данных условиях. Слишком перегруженная программа? Можно не уделять внимание второстепенному, а сосредоточиться на главном. Нет денег на большую квартиру? Можно перестроить мебель, выкинуть кое-что лишнее, сделать перестановку – и места станет существенно больше. И так далее.

Но конечно, я радуюсь, если внешние трудности отпадают! Ведь иногда они бывают непреодолимы. И столько сил уходит на них!

Иногда я думаю: «А стоило ли так напрягаться?! Ведь выучить детей можно было и другими путями. Что-то было бы хуже, а что-то – лучше». Но потом повспоминаю все конкретные обстоятельства и понимаю, что стоило делать именно так, как делал. И даже вовсе не с точки зрения конечных результатов, а с точки зрения ощущения в своей душе, что поступал правильно, что шел предназначенным мне и моим детям путем. А результаты – штука не шибко объективная. Как их оценишь в полной мере? Как узнаешь, что было бы, если бы действовал иначе?

Мне не раз говорили, что я деспот, что я не пускаю своих детей в школу, что я лишаю их свободы выбора, что я подавил их волю своим патологическим стремлением сидеть дома… Но мне, честно говоря, плевать на такие суждения (хотя я всегда очень внимательно прислушиваюсь к любой критике – нужно ведь стараться видеть ситуацию с разных сторон, нужно искать и находить ошибки в своих взглядах). Мой старший сын, поздравляя меня недавно с днем рождения, сказал: «С каждым годом, отец, я понимаю все больше и больше, как много ты для нас сделал». А Машенька часто говорит мне, что я очень хороший папа. Коля у нас по-мужски суров и сдержан, но и он понимает, чем я был занят столько лет.

Еще одно стандартное обвинение звучит примерно так: «Что же, ты считаешь себя самым умным?! Думаешь, что все другие – дурачки?! Это у тебя, брат, неимоверно разросшаяся гордыня!» Ну, во-первых, я действительно считаю себя умным. Сие есть, по-моему, вполне адекватная самооценка. Я ведь не считаю себя физически очень сильным или обладающим музыкальным слухом, или понимающим законы бизнеса… Во-вторых, я вовсе не считаю кого бы то ни было дураком. Я вижу, что могу многому учиться почти у каждого человека. В-третьих, я уважаю право других людей иметь собственные взгляды и действовать в соответствии с ними. И сам считаю себя вправе иметь свои взгляды и действовать в соответствии с ними.

Идея педагогической свободы не всегда может быть понята адекватно. Само слово «свобода» разные люди понимают очень по-разному. Стремление к свободе каждый реализует по-своему. Мне ближе всего такой подход: за свободу надо терпеть и целенаправленно трудиться. А свободу я больше всего ощущаю как присутствие Божие, как соприкосновение с сокровенной основой нашего бытия. Ну а во внешнем плане свобода для меня – это подходящие условия для работы по своему усмотрению.

Педагогическая свобода не есть некая абстракция. Она реально существует в каждом нашем воспитательном или обучающем действии. Мы медленно осваиваем ее возможности, открываем ее многогранные смыслы, привыкаем к ее безграничности.

Мы стараемся дать нашим детям знания, чтобы они были более свободны в жизни, чтобы обладали более широким спектром возможностей. Получается ли у нас решить такую глобальную задачу в должной мере? Безусловно, не получается. Но что-то мы все же делаем.

Мой отец еще в самом начале моих семейных заморочек сказал очень мудрые слова, которые надолго стали для меня принципом действий: «Леша! Ты должен понять, что есть ситуации, когда ищут идеальное решение. А есть ситуации, когда ищут хоть какое-то решение. Ты должен осознать, что находишься во второй ситуации. И действовать соответственно». Ясное дело, что мой папа вовсе не имел в виду учить детей не в школе, а дома. Но сам принцип, по-моему, сформулировал очень точно.

Став педагогом и в изрядной степени психологом, я все время искал «хоть какое-то решение». И – так или иначе, лучше или хуже – находил.

Я желаю и вам, уважаемые читатели, искать и находить разумные и приемлемые решения во всех реальных ситуациях воспитания и обучения детей, с которыми вы сталкиваетесь. А если придется туго, вспомните, что она совсем рядом, она ждет нас, она всегда готова нам помочь – Великая Педагогическая Свобода.

Завершается сия книга, но тема педагогической свободы еще только начинает свое медленное, но триумфальное шествие по эволюционной арене планеты Земля. Мой семейный опыт – лишь крошечная крупица в песочных часах движущейся энергии развития педагогики. Через какое-то время люди, возможно, лишь снисходительно улыбнуться моим идеям и методам – так все продвинется, так очевидно станет то, над чем я годами ломал голову.

Но я был один из первых.

Вернее, мы с моими детьми были одни из первых. Мы отыскивали свою тропу по бездорожью. И мы нашли ее. А теперь вот я, как смог, описал ее.

Примерно год назад мой хороший приятель (по роду занятий – предприниматель, а по интересам – интуитивный психолог) сказал мне, что я должен рассказывать людям о своей идее, стараться передавать ее. Я удивился и спросил, какая такая идея есть у меня. А он и ответил (как само собой разумеющееся): «Ну, идея педагогической свободы». И я подумал: «Как точно человек сформулировал!»

Так я осознал, чем столько лет занимаюсь. И скоро родилось название данной книги.

Мне кажется, что сами эти слова – «педагогическая свобода» – очень воодушевляющие, ориентирующие, дающие силы и ясность мышления. Я повторяю их про себя, и мне делается радостнее. Я чувствую, что все было не зря.

Судьба каждого ребенка очень драгоценна. Любой родитель может понять это через своих детей. Педагогическая свобода нужна не только в глобальных масштабах социума. Она нужна в каждой конкретной семье, в обучении каждого конкретного ученика. Без нее все остановится и задохнется, станет серым и унылым – даже если будет построено по прекрасным методикам, апробированным на миллионах детей.

Педагогическая свобода нужна каждому школьному учителю – чтобы решать ежедневные живые проблемы, чтобы верить в свои силы, чтобы искать новые пути и возможности.

Педагогическая свобода нужна всем чиновникам Министерства образования. Ведь ничто так не помогает находить мудрые решения и строить стратегии развития, как дух свободы.

Педагогическая свобода нужна всему нашему обществу. Ведь дети – необъемлемая часть всех социальных процессов. Мы движемся в будущее. И куда ж без педагогики?!

И завершить главу хочется шуткой. На память пришло такое сравнение (оно родилось у меня в ходе мучительных попыток научить одну восьмиклассницу правильному подходу в учебе). Представьте, что вам нужно вести автомобиль. Вы можете это сделать: руки-ноги на месте, голова работает, правила дорожного движения знаете, практика вождения у вас имеется… Но почему-то вы садитесь на сидение водителя задом наперед. Вам приходится изогнуть за спину руки, чтобы держаться за руль. Вы, изрядно напрягшись, достаете ногами до педалей. Шею тоже приходится изогнуть – дабы лицо было обращено в сторону движения машины. Вам будет удобно так ехать?

А ведь это прекрасный образ неверного подхода к обучению. Именно так учатся очень многие дети и подростки. А нужно (всего-то!) правильно сесть на водительское сидение. И сразу будет здорово легче! И вы помчитесь вперед!

Вот в этом и заключается педагогическая свобода – в том, чтобы выбрать удобное положение для развития, для действий, для путешествия, для движения вперед.

 

 

Перспективы

Мне часто залают вопрос: «А что же дальше?»

Определенно могу сказать только одно: я жутко устал от практической педагогики, от активной работы с детьми. Мне хочется пожить по-другому. Учить Машу совсем легко. А вот браться за других детей сил уже больше нет. Может быть, к тому времени, когда появятся и вырастут внуки и когда придет время учить их в школе, я отдохну и снова созрею. Но это ж еще лет десять как минимум…

С другой стороны, мне хочется продолжать развивать те направления педагогических разработок, которые я веду столько лет. Мне хочется поучаствовать в процессе постепенного внедрения в жизнь новых педагогических идей и технологий.

Я не сомневаюсь в том, что все больше и больше родителей будут занимать активную и грамотную позицию в отношении учебы своих детей. Не обязательно это будет семейное обучение. Во многих случаях и обучение в школе можно построить очень оптимистично, важно лишь найти правильный подход. Но количество детей и подростков, которые учатся дома, безусловно, будет возрастать. Возникнут самые разные организационные формы данного процесса.

Внедрение компьютерных технологий открывает новые возможности. Будет появляться все больше сайтов, где родители смогут свободно скачивать ясные и конкретные методические рекомендации по каждому предмету, хорошо составленные учебники, красиво нарисованные учебные пособия, наборы заданий по каждой теме… Обязательно появится система видео-уроков. Вы представьте: пропустил ребенок в школе по болезни несколько тем, а мама скачивает с педагогического сайта соответствующие видеоролики и дает чаду посмотреть. А не врубилось чадо – можно ведь и по второму разу посмотреть, и по третьему… Идиллия да и только!

Одновременно радикально возрастет роль индивидуального преподавания. Информационные технологии – штука хорошая, но живой человеческий контакт в реальном (а не виртуальном) физическом пространстве ничем не заменишь. Поэтому технологии индивидуального обучения и обучения в маленьких группах будут развиваться чрезвычайно интенсивно. Они далеко уйдут от тех форм, которые сейчас используются в больших классах.

Как я вижу свое место во всех этих процессах? Исчерпав энергетические ресурсы в качестве индивидуального педагога, я решил переключиться на работу по развитию своего сайта. Ну и книги, конечно, буду продолжать писать – и для взрослых, и для детей.

Одним из основных направлений на ближайшие (а возможно, и не только ближайшие) годы будет создание рисованных учебных пособий по математике по всем классам. Наверное, немного охвачу и другие предметы.

В такой работе мне видится большой смысл. Я хочу в ней совместить свой опыт индивидуального преподавания, свое знание детского языка образов, свою любовь к физике и математике, свое системное видение всего процесса школьного обучения… Я много раз мог убедиться, что удачно нарисованная картинка существенно облегчает понимание материала. И даже просто крупно и красиво нарисованный арифметический пример – это уже очень хорошая поддержка для проведения урока. Непринужденный художественный стиль помогает детям находить психологический контакт с математическими методами.

Я не могу тут не упомянуть о том, что реализовалась моя давняя мечта – наконец родилась художественная форма для таблицы умножения. Я много лет думал о ней. Кому-то это может показаться странным и смешным, но таков уж склад моего характера. Я на практике увидел, какое количество детей знают таблицу умножения плохо. И если моя разработка поможет хотя бы какому-то числу учеников, то, значит, я уже трудился не зря.

Так что, уважаемые читатели, приглашаю вас всех на мой сайт «Папа Карп» (www.papakarp.ru). Учебные пособия, развивающие игры, сказки, многие мои книги, рисунки – все там находится в режиме свободного доступа. Скоро надеюсь начать размещать на сайте видео-мастер-классы для родителей и педагогов (по рисованию, по моим развивающим играм и учебным пособиям, по другим формам занятий с детьми).

Если думать о педагогике в общенациональных масштабах, то я все же верю в изменения к лучшему. Мне сложно судить, как это будет происходить. Но всяческая поддержка государственными школами родителей, решивших идти по пути семейного обучения, а также просто методическая помощь родителям учеников – это, безусловно, один из ключевых моментов. Со стороны же родителей тоже потребуется изменение: от пассивных и стереотипных способов участия в образовательных процессах к современному динамичному подходу.

Многие годы меня воодушевляло желание облегчить учебную и психологическую ситуацию для своих детей. При этом хотелось дать им качественное образование. Я выбрал нестандартный путь – с точки зрения общества. Но мне самому он всегда казался абсолютно естественным и логичным – с точки зрения нашей конкретной семейной ситуации, с точки зрения индивидуальной ситуации развития каждого из моих детей. Пришлось узнать очень много об общей педагогике, о различных методах преподавания, о детской психологии…Но еще раз подчеркиваю: я шел от жизни, от практики, а не от теории.

Я верю, что новое в педагогике может гармонично и дружелюбно сотрудничать с привычным, с устоявшимся. Мой опыт полностью подтверждает это убеждение. Трудности и шероховатости всегда, конечно, встречаются, но это рабочие моменты. Их можно решать, с уважениям относясь друг к другу и находя приемлемые решения.

Жизнь показала мне, что основной резервуар свободы – внутри каждого из нас. Когда работа по воспитанию и обучению детей и подростков опирается на сию простую истину, она неминуемо делается эффективной. Когда педагогические технологии используются на данной надежной основе, они делаются живыми и теплыми, добрыми и мудрыми. Когда родители школьников воодушевляются этим подходом, для ребят открываются новые возможности.

Успехов вам. И всего доброго.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.022 с.)