ТОП 10:

Аттестат, зачетный лист, письменные работы, тетради



 

Для перехода из класса в класс необходимо сдавать не все предметы, а только основные. В начальной школе: русский, чтение, математика, природоведение. Потом постепенно добавляются: биология, история, география, черчение, физика, химия, английский, обществознание. Чтение переходит в литературу. Математика – в алгебру и геометрию.

Ближе к получению аттестата можно досдать и другие предметы – чтобы в аттестате имелись и по ним оценки. Мы так и делали.

Для подстраховки мы вели в каждом классе зачетный лист – туда все учителя проставляли оценки за все сочинения, устные ответы, контрольные и т.п… Вести зачетный лист нам однажды посоветовала завуч – когда у Коли в начальной школе учительница уволилась посредине учебного года и переехала куда-то, не проставив в журнал многие его оценки. Пришлось пересдавать. С тех пор мы фиксируем все в зачетном листе – на всякий случай. Да еще чтобы перед дедушкой «пятерками» похвастаться.

Все письменные работы (сочинения, диктанты, изложения, контрольные), чертежи, рабочие тетради и т.п. мы храним (тоже на всякий случай) до конца учебного года. А иногда и дольше – для памяти, для примера.

По физике и по химии мы традиционно предъявляем на экзамене тетради с решенными задачами – учителю сразу видна проделанная работа. А по английскому предъявить рабочую тетрадь с письменно выполненными упражнениями – просто обязательно. Но вот по русскому и по математике нам предъявлять обычно особо нечего – мы мало занимаемся в тетрадях, а если и занимаемся, то по-своему.

Хотя наше семейное обучение носит преимущественно неформальный характер, я уделяю внимание и умению оформить тетрадь, аккуратно выполнить грамматическое задание к диктанту, логично и удобно разместить на листе решение сложного примера… И в целом тут не возникает особых сложностей, так как исходно присутствует хорошее понимание материала.

 

Деление предметов на группы

 

С самого начала я как-то автоматически разделил все школьные предметы на три группы – и мы изучали их существенно по-разному. Я вполне отдаю себе отчет, что другой человек на моем месте, возможно, ориентировался бы во многом иначе. Просто тут я описываю удобный для меня подход.

* * *

Первая группа – это предметы, в изучении которых очень важна «преемственность» из года в год, где освоение каждой следующей темы опирается на владение всем предыдущим материалом. Вся «конструкция» знания здесь напоминает дом из кирпичей: важно и фундамент правильно уложить, и каждый кирпичик, и все балки, и перекрытия, и крышу…

Математика, физика, химия, черчение должны преподаваться именно с таких позиций. Русский и английский – в существенной степени тоже (хотя там внутренняя логическая схема может сильно меняться в зависимости от методики обучения). Все весьма конкретно: если ребенок не помнит математику восьмого класса (а так же седьмого, шестого…), то учить его математике в девятом классе – дело почти безнадежное. Это я понял из опыта обучения детей из других семей. Выход только один: наверстывать упущенное, заполнять пробелы, восстанавливать полузабытое.

Преподавая предметы первой группы, я старался учесть данную их специфику и достигать такого качества усвоения материала, когда помнится и понимается даже изученное несколько лет назад. И при необходимости не жалел времени на повторение, на возвраты к уже пройденному на новом витке осознания. Ведь, скажем, принцип решения уравнений человек по-разному осмысляет в третьем, в седьмом и в десятом классах.

Понимая, что многое все же забудется, я сосредотачивал усилия на формировании базовых навыков чего-то такого, что ученик делает уже почти автоматически (например, считает столбиком или правильно переводит одни единицы измерений в другие). Конкретную формулу можно быстро вспомнить, взглянув на нее – потребуется несколько секунд. А вот чтобы прочувствовать на практике принцип решения задач данного типа (например, на соотношение количеств реагирующих веществ в химии), необходимо достаточно много времени.

* * *

Вторая группа предметов – это те курсы, в которых связь изучения различных частей не столь уж важна: каждый из разделов можно изучать практически независимо от знания других. Чтение, литература, природоведение, история, география, биология могут осваиваться с таких позиций. При изучении реформ Петра Первого совсем не обязательно помнить детали войны Рима с Карфагеном. Изучать «Алые паруса» Грина можно и не прочитав романа Достоевского «Преступление и наказание».

Разумеется, в каждом из предметов, которые я отнес ко второй группе, тоже есть свой особый стиль, свое единое смысловое пространство, свои общие (проходящие сквозь все разделы) принципы, идеи, методы. Но все же: можно выучить материал – и забыть его.

Если хотим – учим глубже. Если не хотим – учим лишь в минимально необходимом для сдачи объеме. Тут больше свободы выбора, больше возможностей ориентироваться по интересам детей, по моим знаниям, по наличию времени и т.п.

Мы знакомимся с разными сферами знания. Мы учимся ориентироваться: в науках, в прошлом, в настоящем, немного даже в будущем… Мы пробуем себя в соприкосновении с разными писателями и поэтами. Мы учимся работать с большими массивами информации и «укладывать» ее в голове.

Мне глубоко чужд подход к обучению как к запоминанию огромного количества фактов. Мне гораздо более важным кажется развитие общих качеств интеллекта, умения думать, уверенности в своих силах. А конкретные факты всегда можно вспомнить по книжке.

* * *

В третью группу у меня вошли все «неосновные» предметы: физкультура, рисование, музыка, труд, компьютер, ОБЖ, знание Санкт-Петербурга, мировая художественная культура… Так как для перевода из класса в класс их сдавать не обязательно, то мы их и не сдавали. И мне проще, и детям, и школе. Изучали все сами – просто по жизни, в кружках и секциях, в отдельных «неучебных» разговорах…

Физическое развитие я постоянно держу во внимании. Дома у нас есть большой спортивный комплекс (частично купленный, частично достроенный мною), боксерская груша, гантели, экспандер, маты для кувыркания… А когда Тима, Коля и Маша занялись скалолазанием, появился даже скалодром – приколоченные к стенкам куски досок, по которым можно лазать, как по зацепкам на скалах.

В разные годы, Тима и Коля занимались гимнастикой, дзюдо, легкой атлетикой, стрельбой из лука, скалолазанием, туризмом. Летом на даче дети активно учились плавать в лесном озере. С ранних лет привычными стали многочасовые дальние прогулки. Да и поездка на дачу с рюкзаком в треть собственного веса для мальчишек не являлась чем-то особенным.

Маша не столь активна, как братья. Но на соревнованиях по скалолазанию тоже занимала первые места в своей возрастной группе. И плавать я ее уже научил. И бороться немного умеет.

Вообще, мне кажется, что аспект общего физического развития в массовой школе сейчас неоправданно «отодвинут». Я вполне понимаю трудности: дети в каждом классе имеют разный уровень подготовки и разные интересы, посему организовать их в динамичный тренировочный процесс непросто (я бы не сумел). Но в семье все существенно легче. К тому же, и спортивные секции вокруг есть всякие (обучаясь дома, на них проще находить время и силы). У нас даже как бы получился спортивный уклон в нашей семейной школе.

Ну а другой уклон у нас – рисовальный. Здесь уж мы развернулись вовсю: и картины делали, и иллюстрации к моим книгам, и всякие развивающие игры, и сувениры, и даже мебель и стены в квартире разрисовывали тотально. Уже лет пятнадцать продолжается сей процесс – и все только новые творческие горизонты открываются.

Дело в том, что я не «сам по себе» художник, а рисую вместе со своими детьми. Такой получается общий развивающий творческий процесс. Я описал его достаточно подробно в книге «Волшебный лягушонок, или Как рисовать вместе с детьми».

Музыка у нас не то чтобы уклон, но тоже проявлена довольно сильно. Причем, безо всякого руководства с моей стороны (у меня нет музыкального слуха, петь я не умею, нотной грамоты не знаю). Наверное, сыграло роль то, что моя бывшая жена по образованию – музыкальный педагог. Правда, играть на гитарах (а также немного на пианино и на флейте) все мои дети учились сами. Одно время мальчишки даже организовали семейный ансамбль и записывали песни на магнитофон. Маленькая Маша помогала братьям – в нужные моменты позванивала колокольчиком.

В музыке я полный профан. Но вот столярные и слесарные инструменты в руках держать умею. И даже когда-то в школе занял второе место в конкурсе на звание лучшего токаря. Не могу сказать, что у меня «золотые руки», но они «растут из нужного места». Посему и сыновей мог обучить необходимым навыкам. Да и сами они стремились мастерить, конструировать, вырезать из дерева, выжигать…

Разумеется, никаких специальных уроков по труду не проводилось. Просто мы вместе строили шкаф. Или стеллаж. Или настилали пол на втором этаже в нашем дачном доме… Обучение в процессе совместной работы – очень эффективное.

Тимоша еще много моделировал – делал всякие самолетики, машины (ездящие), другие забавные штуковины. Однажды даже смастерил миниатюрную реально работающую стиральную машину (в качестве бака использовалась литровая банка, а мотор был укреплен на крышке). Постепенно он освоил и электротехнику, и радиотехнику – в необходимом для починки домашних вещей объеме.

А Маша у нас, как и положено девочке, осваивает постепенно умение готовить (обучают знакомые женщины), вязать, шить. Кстати, начали ее учить Тима и Коля, которые одно время активно пекли оладьи, блины, плюшки и пироги.

ОБЖ у нас изучается серьезно и постоянно – в виде папиных лекций. Но не по какой-либо программе, а спонтанно: из жизненных ситуаций, из сообщений газет, из рассказов знакомых, из своих воспоминаний… Я, наверное, даже несколько перебарщиваю, рассказывая детям о всяких опасностях и о методах действия в экстремальных ситуациях. А сейчас, после нескольких лет занятий туризмом (по линии МЧС) Тима и Коля уже гораздо более компетентны в данной сфере, нежели я.

Компьютер ребята освоили сами. Моя функция заключалась поначалу лишь в слежении за тем, чтобы не увлекались «игрушками», а изучали полезные программы. А теперь мои дети уже меня учат.

Что касается мировой художественной культуры и истории Санкт-Петербурга, то здесь моя линия существенно слабее. Сил таскаться с тремя детьми по музеям у меня не было. Да я и не люблю ходить в музеи – такой уж склад личности. Ну, понятное дело, на крейсере «Аврора» были не раз. И вдоль Невы гуляли немало. А вот какой архитектор, когда и что построил – я и сам не очень знаю. И мне вообще-то это не интересно. Я гораздо больше люблю по лесам и паркам гулять.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.007 с.)