Положение иностранных лиц и иностранного государства в гражданском процессе



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Положение иностранных лиц и иностранного государства в гражданском процессе



1. Наличие того или иного иностранного элемента в правоотношении в принципе не влияет на порядок рассмотрения дела: оно рассматривается по общим правилам гражданского судопроизводства (ст. 398 ГПК). АПК тоже закрепляет этот принцип (ст. 253). Вместе с тем в отдельных случаях допускается применение и иностранных процессуальных норм — как исключение из общего принципа. Так, в принудительном исполнении решения иностранного суда можно отказать, если решение не вступило в законную силу или не подлежит исполнению по праву страны, на территории которой оно принято (ч. 1 ст. 412). Иностранное право может оказаться решающим и при определении процессуальной право- и дееспособности иностранных лиц.

Отступление от процессуальных норм российского законодательства возможно и в случаях, предусмотренных международными договорами РФ (например, при исполнении судебных поручений).

2. Иностранным гражданам, т.е. лицам, не являющимся гражданами РФ и имеющим доказательства наличия гражданства иностранного государства, гарантируется право на судебную защиту их личных, имущественных, семейных и иных прав и свобод (ч. 3 ст. 62 Конституции). В соответствии со ст. 398 ГПК иностранные граждане, как и другие иностранные лица (лица без гражданства, иностранные организации и международные организации), могут беспрепятственно обращаться в российские суды наравне с российскими гражданами и организациями. Гражданская процессуальная защита предоставляется им на началах национального режима, что соответствует норме ч. 3 ст. 46 Конституции РФ.

Законодательство не требует от обращающегося в суд иностранного гражданина или организации внесения, как в ряде зарубежных стран, залога в обеспечение уплаты судебных расходов, к которым он может быть присужден в случае отказа ему в иске.

Что касается арбитражных (хозяйственных) судов, то к ним вправе обращаться иностранные, международные организации и осуществляющие предпринимательскую деятельность иностранные граждане, а также лица без гражданства (при этом важно подтверждение того, что организация действительно является иностранной и обладает правосубъектностью по своему национальному закону, а для гражданина — подтверждение того, что он осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеет статус предпринимателя, приобретенный в установленном порядке). Данным иностранным лицам процессуальные права предоставляются наравне с организациями и гражданами РФ.

Специальную норму о свободном доступе иностранных граждан и юридических лиц в суды содержат и договоры о правовой помощи, и Минская конвенция 1993 г. Эти лица имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды другого договаривающегося государства, выступать в них, возбуждать ходатайства и предъявлять иски на тех же условиях, что и граждане данного государства.

Иностранным лицам, согласно ст. 398 ГПК, предоставляются одинаковые с российскими гражданами и организациями гражданские процессуальные права. Они могут на общих основаниях выступать в процессе в качестве стороны или третьего лица. Им предоставляются процессуальные права, и они выполняют обязанности участвующих в деле лиц, предусмотренные ст. 35 и др. ГПК. Как и российские граждане, они могут представлять в суд документы, выданные за границей иностранными властями. Однако такие документы должны быть в установленном порядке удостоверены - легализованы, если только международный договор не освобождает от легализации (ст. 408 ГПК). Консульская легализация заключается в установлении и засвидетельствовании консулом подлинности подписей на документах и актах и соответствия их законам государства пребывания. Освобождение от легализации предусмотрено договорами о правовой помощи, Минской конвенцией стран СНГ 1993 г. Упрощенная форма удостоверения документов (проставление апостиля) введена Гаагской конвенцией 1961 г., отменяющей требование легализации иностранных документов; в ней участвует большое число стран, в том числе и Россия.

Иностранные граждане могут быть освобождены от уплаты судебных расходов; они вправе вести дело в суде лично или через представителей; на общих основаниях допускаются судом к представительству по конкретному делу. В качестве представителей иностранных граждан в российских судах чаще всего выступают адвокаты Инюрколлегии - коллектива адвокатов, специализирующегося на ведении дел иностранцев в России и российских граждан за границей. Иностранные граждане могут быть представлены в судах консулами соответствующих государств. Согласно консульским конвенциям консул может представлять граждан своего государства без специальных полномочий (без доверенности). Процессуальные обязанности иностранные лица выполняют наравне с российскими гражданами и организациями.

Правительство может устанавливать ответные ограничения в отношении процессуальных прав граждан и организаций тех государств, где допускаются специальные ограничения гражданских процессуальных прав российских граждан и организаций (ч. 4 ст. 398 ГПК). Это - исключительная мера. Возможность ответных ограничений (реторсий) не означает предоставления в нашей стране иностранным гражданам процессуальных прав под условием взаимности: при рассмотрении конкретных дел суды не должны рассматривать вопрос о взаимности, требовать от иностранного гражданина, участвующего в деле, подтверждения того, что в государстве его гражданства российским гражданам предоставляются процессуальные права наравне с гражданами этого государства.

3. Вопрос о процессуальной право- и дееспособности иностранных граждан и лиц без гражданства ранее практически решался, как и другие процессуальные вопросы, по российскому праву. Однако тесная связь этих институтов с соответствующими институтами материального права (гражданского, семейного, трудового и т.п.) потребовала специального их урегулирования, «изъятия» их из сферы действия общего принципа ведения производства по делам с участием иностранных лиц в соответствии с нормами российского процессуального права. Теперь определяющим является личный закон иностранца (ст. 399 ГПК). Тем самым регулирование приближено к тому, которое принято в ГК применительно к гражданской право- и дееспособности (ст. 1196, 1197 ГК) и в СК применительно к брачной дееспособности (ст. 156 СК).

К гражданской процессуальной право- и дееспособности иностранного гражданина должно применяться право страны, гражданство которой лицо имеет. Закон исходит из того, что этот признак определенен и отражает устойчивую связь лица с государством. Если лицо имеет несколько гражданств, одно из которых российское, подлежит применению российское законодательство, а при наличии гражданств нескольких иностранных государств — законодательство того из этих государств, где лицо имеет место жительства. Для лиц без гражданства решающим признается законодательство страны места их жительства. Гражданская процессуальная право- и дееспособность иностранного гражданина, имеющего место жительства в России, определяется по российскому законодательству.

Процессуальная правоспособность иностранных организаций (т.е. учрежденных за пределами РФ юридических лиц, а также организаций, не являющихся юридическими лицами по иностранному праву), определяется по праву страны, где организация учреждена (это право именуется личным законом соответствующей организации). Действие личного закона распространяется обычно на всю совокупность отношений, связанных с правосубъектностью организации: определение организационно-правовой формы, требования к наименованию, вопросы создания и ликвидации, содержание правоспособности и др.

Процессуальная правоспособность международной организации определяется на основе международного договора, в соответствии с которым она создана, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом РФ.

4. Субъектом гражданско-правовых отношений может быть и государство (ст. 124 ГК). Участие в таких отношениях иностранного государства имеет свою специфику.

Из международно-правового принципа суверенного равенства государств
(parinparemnonhabetimperium — равный не имеет власти над равным) вытекает неподчинение государства юрисдикции другого государства. Различается три вида юрисдикционного иммунитета государства:

1) судебный иммунитет, означающий, что иски к иностранному государству не могут рассматриваться без его согласия в судах другого государства;

2) иммунитет от предварительных мер, предполагающий, что в порядке обеспечения иска имущество иностранного государства не может быть подвергнуто обеспечительным мерам со стороны другого государства;

3) иммунитет от исполнительных действий, означающий, что недопустимо обращение мер принудительного исполнения на имущество иностранного государства.

Статья 401 ГПК закрепляет предоставление иностранному государству всех трех видов иммунитета, предусматривая, что предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на его имущество, находящееся в России, могут быть допущены лишь с согласия компетентных органов иностранного государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Таким образом, закон, как и ранее действовавшее законодательство, исходит из концепции так называемого абсолютного иммунитета, допуская, правда, иное регулирование в законе или договоре.

Отказ от иммунитета может получить выражение в международном договоре. Например, согласно ст. 95 и 96 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., в которой с 1997 г. участвует и Россия, полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага, пользуются в открытом море лишь военные корабли, а также суда, принадлежащие государству или эксплуатируемые им и состоящие только на некоммерческой государственной службе.

Наряду с концепцией абсолютного иммунитета в мировой практике используется и концепция ограниченного иммунитета государства. Согласно этой концепции иностранное государство пользуется иммунитетом только тогда, когда оно совершает действия в качестве суверена. Если же оно совершает действия коммерческого характера (заключает внешнеторговые сделки, эксплуатирует торговый флот и т.п.), т.е. ставит себя в положение торговца, частного лица, оно не пользуется иммунитетом: к нему могут предъявляться иски, а на его собственность распространяются принудительные меры. Концепция ограниченного иммунитета широко распространена в иностранных государствах. Она отражена в посвященных иммунитету законах Австралии, США, Великобритании, Канады, Пакистана, Сингапура, ЮАР и принята в судебной практике Австрии, Бельгии, Греции, Дании, Норвегии, Финляндии, Франции, ФРГ, Швейцарии. Следует также назвать заключенную европейскими странами конвенцию об иммунитете государства от 16 мая 1972 г. (Россия в ней не участвует). В рамках Комиссии международного права ООН уже давно ведется разработка проекта статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Позиция России, основанная на концепции абсолютного иммунитета, претерпевает определенные изменения. Так, в отличие от нового ГПК, оставшегося в общем на прежних позициях, АПК сделал серьезный шаг в направлении признания принципа ограниченного иммунитета: в ст. 251 АПК установлено, что судебным иммунитетом в отношении предъявленного иска, привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, наложения ареста на имущество государства, находящееся в РФ, и принятия мер по обеспечению иска пользуется иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти. Отсюда можно сделать вывод, что иностранное государство, выступающее в ином качестве (торговца, коммерсанта), такими иммунитетами не будет пользоваться. В то же время применительно к иммунитету от принудительного исполнения судебного акта такой оговорки в ст. 251 АПК не делается. Новелла АПК в отношении иммунитета государства лежит в русле современных тенденций, однако едва ли обоснованы различия в имеющей общее значение концепции иммунитета, выраженной в ГПК и АПК, принятых практически одновременно.

Законодательство регулирует и положение представителей иностранных государств. Дипломатические представители иностранных государств и другие лица, указанные в соответствующих законах и международных договорах, подлежат юрисдикции российского суда по гражданским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или договорами с соответствующими государствами (ст. 401 ГПК).

Круг лиц, пользующихся в России дипломатическим иммунитетом, содержание дипломатического иммунитета в гражданском судопроизводстве определяются российским законодательством и международными договорами. Так, на основании Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 23 мая 1966 г. глава дипломатического представительства и члены дипломатического персонала (а также члены их семей, если они проживают вместе с указанными лицами и не являются российскими гражданами) пользуются иммунитетом от гражданской юрисдикции Российской Федерации как правопреемницы СССР.

Данные лица не обязаны давать показания в качестве свидетелей, а в случае согласия давать такие показания — не обязаны являться в суд. Иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется, однако, на случаи, когда дипломатические представители вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи с исками о принадлежащих им строениях на территории России, наследовании или деятельности, осуществляемой за пределами официальных функций. Иммунитетом от гражданской юрисдикции в том, что касается служебной деятельности, пользуются и консулы.

Права и льготы иностранного государства и его представителей в РФ носят безусловный характер в том смысле, что суд в каждом случае не должен ставить по своей инициативе вопрос о наличии взаимности. Это вытекает из упомянутого Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств. Однако в качестве исключения из этого правила ст. 16 и 17 названного Положения устанавливают, что лица технического и обслуживающего персонала дипломатического представительства пользуются юрисдикционным иммунитетом в отношении действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей, лишь на основе взаимности. В этом случае суд на основании прямого указания закона, если в международном договоре не установлено иное, должен принимать меры для установления наличия или отсутствия взаимности. Запрос может быть направлен в Министерство иностранных дел РФ.

Из международных договоров России в этой области наибольшее значение имеют упомянутые Венские конвенции о дипломатических и о консульских сношениях. Вопросы иммунитета затрагиваются в двусторонних консульских конвенциях и других международных договорах специального характера.


Билет №18



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.009 с.)