ТОП 10:

ДЕПРЕССИЯ И ДРУГИЕ РАССТРОЙСТВА



ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Для большинства людей депрессия — преходящее состояние. Но для некоторых оно становится изматывающим заболеванием с тяжелыми физическими и эмоциональными проявлениями. Глубокая и постоянная депрессия является одним из наиболее распространенных серьезных психических заболеваний, губительно сказывающихся на работе, общении с друзьями и семейной жизни.

Периоды тяжелой депрессии могут длиться от нескольких недель до нескольких лет. К типичным симптомам можно отнести ощущение безысходности, сопровождающейся отчаянием и чувством вины. Человеку кажется, что все жертвы оказались напрасными, он ничего не ждет от будущего и размышляет о смерти и самоубийстве. В таком состоянии люди могут думать, что потеряли все деньги, или получают воздаяние за совершенные в прошлом смертные грехи, или умирают от неизлечимых болезней. Некоторые в состоянии депрессии не страдают чувством вины или печали, но воздерживаются от общения с людьми, теряют интерес к жизни и способность испытывать удовольствие. Время тянется медленно, а мир кажется мрачным и бессмысленным. Пропадают нормальные эмоциональные реакции, даже обычное уныние или горе. Люди становятся капризными и раздражительными, не могут ни на чем сосредоточиться и не способны к принятию даже незначительных решений. В головах у них снова и снова крутятся одни и те же мысли. Некоторые депрессивные больные вялы, апатичны, их движения замедленны, речь монотонна, лица лишены выражения, в особо тяжелых случаях наблюдается даже немота и неподвижность, напоминающая кататонический ступор. Другие больные, напротив, мечутся, рыдают, стонут и размахивают руками в тревожном возбуждении.

Депрессия — это не просто расстройство духа, а недостаток энергии вообще, энергии не только эмоциональной и интеллектуальной, но и физической. Главными симптомами депрессии часто становятся потеря аппетита и бессонница (иногда наоборот — чересчур долгий сон и зверский аппетит), боль в спине, головная боль, расстройство желудка или запор и обязательно хроническая усталость. Люди, которые жалуются на постоянную усталость, могут страдать от депрессии, даже если не предаются унынию или отчаянию. Люди с маниакальным складом психики, напротив, не могут найти себе места и заснуть, пока не вымотаются окончательно и не свалятся с ног.

Обычно для лечения депрессии используют арсенал антидепрессантов, появившихся за последние сорок лет. Долгое время наиболее популярны были трициклические препараты, такие, как имипрамин (имизин, тофранил), амитриптилин (элавил), дезипрамин (норпрамин) и некоторые другие. Наиболее распространенными побочными эффектами при их употреблении являются сухость во рту и туман перед глазами. Кроме того, могут отмечаться прибавка в весе, запоры, затрудненное мочеиспускание, ортостатическая гипотония (головокружение, вызванное падением кровяного давления при переходе из горизонтального положения в вертикальное). Эти препараты представляют опасность для людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, поскольку увеличивают частоту сердечного ритма и могут привести к его нарушению.

Другая группа антидепрессантов — ингибиторы моноамина оксидазы: изокарбоксазид (марплан), транилципромин (парнат) и фенелзин (нардил). Они могут вызывать головокружение, бессонницу и импотенцию. Кроме того, в сочетании с некоторыми пищевыми продуктами, такими, как красное вино, соленые или маринованные огурцы и определенные сорта сыра, содержащие аминокислоту тирамин, эти препараты могут опасно повышать кровяное давление. Принимая все это во внимание, упомянутые лекарства стараются не назначать при лечении депрессии до тех пор, пока не убедятся, что терапия обычными средствами не привела к улучшению состояния больного.

В последнее время все большую популярность приобретает новая группа антидепрессантов, обладающих менее выраженным побочным действием. Это ингибиторы обратного захвата серотонина. Наиболее популярны флюокситин (прозак), сертралин (золофт) и пароксетин (паксил). Их применение может сопровождаться тошнотой, потерей веса, возбуждением (в некоторых случаях, наоборот, заторможенным состоянием) и снижением интереса или способности к сексу.

При маниакально-депрессивном психозе (называемом также биполярным расстройством) безысходная тоска, свойственная депрессии, сменяется фазой мании, то есть неуправляемым восторгом. В маниакальной фазе больные становятся веселыми, общительными, разговорчивыми, энергичными и очень активными. Их поведение зачастую бывает экстравагантным и безрассудным. Они могут воображать себя необычайно талантливыми, богатыми или знаменитыми или же считать, что вот-вот таковыми станут. Это состояние беспокойного радостного оживления и экспансивного поведения может внезапно смениться неадекватной возбудимостью, раздражительностью, яростью, паранойей или манией величия.

Лечение биполярного расстройства одними лишь антидепрессантами не только неэффективно, но порой и опасно, так как может усугубить состояние больного. Революцию в лечении этого расстройства произвел карбонат лития, появившийся одновременно с трициклическими препаратами. Он предотвращает наступление маниакальной фазы и, в меньшей степени, биполярной депрессии. Несмотря на то, что должно пройти несколько недель, прежде чем литий начинает действовать, его применение оказывается успешным приблизительно в 70% случаев. Полное освобождение от симптомов отмечается в 20% случаев. Все больные нуждаются в длительном поддерживающем лечении. Так как литий может быть токсичен, использоваться он должен с исключительной осторожностью. Длительное употребление лития может повредить работе сердца, почек и щитовидной железы. Обычно дозу сначала постепенно повышают до тех пор, пока она не начнет действовать, а впоследствии периодически корректируют с учетом возраста, медицинского состояния и симптоматики пациентов. Содержание лития в крови должно регулярно проверяться, поскольку при низком содержании он неэффективен, а при слишком высоком — опасен. Могут наблюдаться такие побочные действия, как прибавление в весе, дрожь в руках, сонливость, постоянная жажда или чрезмерное мочеиспускание. Больные часто перестают принимать литий либо из-за его побочного действия, либо из-за того, что он не только избавляет их от маниакальных приступов, но и лишает способности радоваться жизни. Его описывают как «просторную смирительную рубашку для эмоций». Лишь 20% всех людей, страдающих биполярным расстройством, принимают только один литий. Часто используют противосудорожные препараты, такие как карбамазепин (тегретол) и вальпроевая кислота (депакот, депакин). Эти лекарства могут применяться и в комбинации с литием.

Впервые предположение о возможной эффективности конопли при лечении депрессии было высказано в медицинской литературе в середине XIX века. В 1845 году Жак-Жозеф Моро де Тур предложил использовать ее при лечении меланхолии (особенно когда она сопровождается навязчивыми идеями) и вообще всех хронических расстройств психики64. На протяжении следующего столетия медицинские издания поддерживали или оспаривали применимость конопли для лечения депрессии. В 1947 году английский врач Стокингс назначил синтетический ТГК пятидесяти пациентам, страдающим депрессией. У 36 из них после этого наблюдалось явное улучшение. В шести случаях из семи стали значительно реже появляться навязчивые припоминания65. В 1948 году Понд потерпел неудачу, пытаясь достичь тех же результатов66. В 1950 году Паркер и Ригли провели исследование двойным слепым методом67 на выборке из 57 пациентов, страдающих тяжелой меланхолией и умеренной депрессией. Исследование не выявило разницы в результатах применения синтетического ТКГ и плацебо. Правда, в их исследовании доза ТГК составляла лишь 10 — 20 мг, тогда как Стокингс давал по 15 — 90 мг68.

Последнее исследование использования конопли для лечения депрессии было проведено в 1973 году. На протяжении недели восьми пациентам давали либо ТГК, либо плацебо. ТГК не принес облегчения симптомов депрессии. Более того, у четверых пациентов он вызвал такой сильный дискомфорт и беспокойство, что его прием пришлось прекратить. Авторы эксперимента задались вопросом: «Мог ли результат быть другим в иных условиях или при менее тяжелых депрессивных симптомах?» Они также отметили, что «в данном эксперименте двойной слепой метод препятствовал формированию позитивных ожиданий у пациентов. Тот факт, что депрессивные пациенты не могли подготовиться психологически к изменениям сознания, мог также способствовать негативному воздействию вещества. Наконец, необходимо принять во внимание относительно небольшую длительность эксперимента (одна неделя), поскольку обычные антидепрессанты начинают давать клиническую картину улучшения только спустя две или три недели после начала лечения»69.

В наши дни некоторые из относительно небольшого числа страдающих депрессией людей, которым не помогают стандартные лекарства или которые не могут переносить побочного действия антидепрессантов, пришли к выводу, что конопля действует гораздо эффективнее. Мы узнали о том, что женщина, поведавшая нам следующую историю, употребляет коноплю, от ее лечащего психиатра. Врач обратился к нам, поскольку был изумлен большей эффективностью марихуаны по сравнению с лекарствами, которые назначались ранее. Он хотел убедиться в том, что не навредит больной. Вот что нам рассказала сама пациентка:

 

Мне 39 лет, я работаю в здравоохранении и страдаю хронической депрессией. Я закончила колледж, получила высшие отметки и сделала отличную профессиональную карьеру, но мне все время приходилось бороться с собой. Не имело значения, что у меня все получалось, что мою работу ценили, я постоянно думала только о своих просчетах и ничего не могла поделать с этими негативными мыслями.

Первый серьезный приступ депрессии произошел в 1969 году, когда я поехала учиться в колледж. Мне пришлось уехать оттуда, не закончив первого курса, и лечиться у психиатра, посещая его сеансы два раза в неделю. Благодаря этой помощи и приему трициклических антидепрессантов я смогла продолжить учебу в колледже, расположенном ближе к дому. Я продолжала раз в неделю посещать врача вплоть до своего переезда в августе 1976 года. Во время учебы на Среднем Западе я обратилась к психиатру, который считался авторитетом в области медикаментозного лечения депрессии. Вернувшись в северо-восточные штаты в 1981 году, я вновь стала с интервалом в одну-две недели посещать своего прежнего врача.

В соответствии с рекомендациями медиков я перепробовала больше дюжины препаратов, принимала несколько видов трициклических антидепрессантов, прозак, литий, риталин (метилфенидат, схожий с амфетамином стимулирующий препарат), синтетический гормон щитовидной железы и другие лекарства, названий которых я уже не помню. Мое настроение существенно улучшали лишь элавил в больших дозах и комбинация декседрина (декстроамфетамина) с барбитуратами. Элавил действовал только тогда, когда депрессия совсем выводила меня из строя. При этом его побочные эффекты, особенно запоры, создавали массу проблем. Мы с врачом испытывали сомнения по поводу использования декседрина с барбитуратами, так как их не принято сочетать друг с другом. Тем не менее это было единственное, что давало эффект. Несколько уважаемых психиатров подтвердили наш выбор и рекомендовали смело пользоваться всем, что мне помогает. К сожалению, у меня проявилась толерантность к этим лекарствам (дозу нужно было повышать, а я опасалась это делать, так как хорошо знала, чем это грозит).

Весной 1990 года я впервые с 1973 года курила марихуану. К своему изумлению, после четверти папиросы я обнаружила, что воспринимаю себя такой, какой видят меня другие. Перемена была явной, как смена ночи днем. Подобное ощущение раньше я испытывала лишь изредка, когда элавил вытаскивал меня из глубокой депрессии. Однако тогда мне приходилось принимать его во все возрастающих дозах в течение четырех дней, марихуана же могла сделать то же самое в любой момент менее чем за пять минут. С тех пор я стала курить марихуану, чтобы яснее соображать, лучше концентрировать внимание и просто радоваться красоте мира, чему я совсем разучилась за все эти годы.

Я стараюсь удержать в себе позитивные чувства после того, как действие марихуаны заканчивается. Сейчас я использую марихуану в качестве антидепрессанта два раза в день, иногда один раз. Никто не догадывается об этом, потому что я не выгляжу «обкуренной». Я пыталась вернуться к прежним лекарствам, но часто забывала их принимать. Покурив марихуану с утра, я иду на работу с радостью, а не как на каторгу. Раньше я всегда просыпалась утром более усталой, чем была, когда ложилась спать накануне вечером. Мне было трудно заставить себя одеться и начать шевелиться даже по выходным и во время отпуска. Но стоит мне покурить марихуану, как все меняется. Я становлюсь бодрой и общительной, мне хочется выйти из дома, позаниматься спортом или энергично взяться за текущие дела. Я начинаю чувствовать жажду жизни, даже по-другому отношусь к своему отражению в зеркале и уже не кажусь себе серой мышкой. Еще марихуана помогла мне осознать, что рядом со мной не тот человек, после чего я смогла положить конец отношениям, которые за два с половиной года стали мне в тягость. Сейчас рядом со мной горячо любимый человек. Без марихуаны я испытывала оргазм только при мастурбации или ценой героических усилий партнера. Конопля развила мою чувственность. Мне без труда удается прогонять неуместные мысли и предаваться сиюминутным удовольствиям. Удивительно, но теперь я могу достигать оргазма при стимуляции практически любого участка моего тела и даже при поцелуе.

Несправедливо и жестоко, что я не могу легально получать самый эффективный (и, возможно, при должной очистке наименее токсичный) антидепрессант. Мне приходится нарушать закон и платить непомерные деньги за вещество, производство которого обходится совсем дешево.

Вот что пишет человек, страдающий эпизодическими депрессиями:

 

Я белый мужчина 47 лет, являюсь партнером компании с многомиллионным оборотом... Эмоциональные проблемы заявили о себе, когда я начал учиться в школе. С тех пор я беспрерывно ходил по разным врачам и больницам. Мой страх перед школой был так силен, что я порой вылезал из окна класса и убегал. Со мной постоянно работали учителя специального обучения и социальные работники. Затем началось бесконечное хождение по врачам. По-моему, самый первый доктор прописал мне специальные ортопедические стельки (для облегчения головной боли) и сироп, чтобы я лучше спал.

Однако головная боль не проходила, и парализующие мою жизнь эпизоды депрессии, затягивавшиеся на дни, а то и недели, случались несколько раз в году. Из-за них я почти не ходил в младшие и средние классы школы.

Когда я остался на второй год в старших классах, дела пошли еще хуже. Мне назначили милтаун (мепробамат, снижающий тревожность препарат). Принимая его в разных дозировках на протяжении нескольких месяцев, я стал вялым и заторможенным, у меня кружилась голова, речь потеряла четкость, началась хроническая диарея. Мои и без того неутешительные успехи в школе стали еще хуже, нарушилась координация движений. Депрессия же сохранялась и даже стала еще тяжелее. Я обрадовался, когда перестал принимать милтаун.

После этого я еще два года отказывался от любых «психических» лекарств. Раз в неделю я посещал психотерапевта. Он поставил мне диагноз «Приступы острой депрессии».

Тем временем я с трудом окончил школу и поступил в маленький местный колледж. Во втором семестре я пытался покончить с собой. Врач определил у меня навязчивый невроз. Мне назначили либриум. Я начал принимать его и погрузился в постоянную депрессию, которая сопровождалась растерянностью и апатией. Мне пришлось бросить учебу. Когда моя речь стала невнятной, я прекратил принимать лекарство.

Я устроился водителем грузовика и стал посещать другого врача, психиатра. Спустя девять месяцев я подал заявку на восстановление в колледже, и меня приняли обратно. Мой врач убедил меня попробовать другое лекарство тофранил. Он сказал, что этот препарат очень эффективен при лечении депрессии. Я начал принимать его и вскоре мне стало ужасно трудно концентрировать внимание. Я сделался беспокойным, не мог найти себе места. Начались затруднения с мочеиспусканием. На левом соске образовалась небольшая опухоль размером с грецкий орех. Врач приписал эти симптомы действию тофранила. Я перестал его принимать и снова оставил учебу. Депрессия никуда не делась, и я отчаялся хоть как-то ее облегчить. К прочим бедам добавились еще боли в животе. Гастроскопия выявила язву двенадцатиперстной кишки. Мне приходилось постоянно жевать таблетки, понижающие кислотность, и принимать зантак (ранитидин, препарат для лечения язвы).

Моя жизнь становилась все труднее. Врач предложил еще одно лекарство вивактил (протриптилин, трициклический антидепрессант). Но результаты снова оказались неутешительными. Я стал раздражительнее, мочеиспускание крайне затруднилось, резко обострилось кожное заболевание (атонический дерматит). Во рту появился неприятный привкус, от которого никак не удавалось избавиться. Он вызывал постоянную тошноту. Прекратив принимать вивактил, я очень быстро оказался в одной из нью-йоркских психиатрических лечебниц с диагнозом «атипическая депрессия».

В больнице меня посадили на литий. Через два дня у меня начали дрожать руки. Дрожь все усиливалась, через неделю я уже не мог писать или держать в руке стакан, не расплескав его содержимого. У меня начались понос и тошнота, зрение утратило остроту.

Я перестал принимать литий и выписался из больницы, пробыв там две недели. Когда я пришел к моему врачу, он повел себя совершенно неожиданно. «Не могу рекомендовать это, сказал он, потому что боюсь потерять лицензию. Но скажите, вы когда-нибудь пробовали марихуану?» Как-то в старших классах школы я пробовал курить, но никакого действия не заметил. Я подумал, что вполне могу попробовать еще раз. Я позвонил своей приятельнице, которая, по моим представлениям, знала, где и как достать травку. На следующий день она принесла мне две папиросы. Позже я узнал, что ее муж (дантист) использует марихуану, чтобы справиться с хронической депрессией.

Я хорошо помнил свой первый неудачный опыт и ничего особенного не ждал. Я закурил первую сигарету, сидя один в комнате. Вскоре я уже мечтал о чем-то. Раньше в периоды депрессии фокусом моего существования была тоска. Теперь же мой мозг был занят вполне нейтральными или даже смешными и приятными мыслями. Постоянная боль депрессии сменилась ее случайными ноющими отголосками. Я стал хорошо спать и просыпаться отдохнувшим, а не вялым и одурманенным лекарствами, как раньше. Вскоре стало очевидно, что одна сигарета с марихуаной помогала мне справиться с мучительным приступом депрессии лучше, чем все остальное. Она не могла излечить меня, но облегчала боль. Марихуана поддерживала меня в форме лучше, чем любое из разрешенных лекарств. После нее у меня не дрожали руки, меня не охватывала апатия. Марихуана вообще не вызывала побочных эффектов, которые возникали у меня после медицинских препаратов. У меня разыгрался небывалый аппетит, и я набрал недостающий моему чахлому телу вес. Я обнаружил, что меня стали посещать новые мысли дельные и не очень, которых раньше у меня не было. Я смог разорвать окружающее меня черное облако и вырваться наружу, навстречу новым возможностям. Марихуана не позволяла депрессивным мыслям отравлять мою жизнь.

Нелегальный статус марихуаны заставил меня пуститься на поиски законного и хотя бы столь же эффективного лекарства. Мне предложили норпрамин. Этот препарат не принес перемен к лучшему, зато дал осложнения на простату, вызвал диарею и стойкий привкус во рту, а также окрасил язык в черный цвет. Около года я принимал адапин (доксепин, трициклический антидепрессант). У него почти не было побочных эффектов, но и пользы он приносил мало. Еще мне давали буспар (буспирон, препарат, снимающий тревожность), который вообще никак на меня не действовал. Мне кажется, самым неприятным из них был прозак. Из-за него я стал еще более беспокойным, меня тошнило до обмороков, я потерял способность достигать оргазма. Еще я принимал дезирел (тразодон), который не оказывал побочного действия, но и не помогал.

На данный момент я курю марихуану уже два десятка лет. Помимо болеутоляющего действия, она еще уменьшает тошноту и жжение в желудке, вызванное повышенной кислотностью. Благодаря марихуане я крепко сплю. Она стимулирует мое воображение во время работы над творческими проектами. Марихуана открывает мне дорогу к простым радостям, вроде пакетика M&Ms или прогулки по лесу. Я все равно хотел бы найти ей легальную замену, чтобы не рисковать свободой. Но пока что это не удается.

Никаких других запрещенных веществ я не употребляю. Не курю табак. Иногда субботним вечером могу пропустить рюмку-другую, но и только. Обычно я выпиваю в день одну чашку чая и два стакана кока-колы. Я также принимаю несколько таблеток аспирина в неделю.

Рон Лейфер, психиатр из Итаки, штат Нью-Йорк, сообщает об эффективном использовании конопли при лечении депрессии у двоих пациентов:

 

За свой более чем тридцатилетний опыт работы психиатром в маленьком университетском городке мне не раз приходилось иметь дело с больными, которые курят марихуану. По большей части это не имеет никакого отношения к проблемам, из-за которых они обращаются ко мне. Однако несколько моих пациентов курят марихуану для облегчения хронической депрессии.

Мистер Т. — учитель истории в колледже, ему 44 года. Когда я увидел его в первый раз, он выглядел несчастным и жаловался на все в своей жизни его не устраивала работа, семья, дом и материальное положение. Он сказал, что не надеется хоть как-то изменить к лучшему свою ситуацию. Он злился, критиковал других и высказывался достаточно цинично. Как бы шутя, он заявил, что часто задумывается об убийстве или самоубийстве. Ко мне он обратился, чтобы я выписал лекарство для облегчения депрессии.

Отец мистера Т. был польским евреем, бежавшим в США перед Второй мировой войной. Дед погиб в Освенциме. Отец работал во Флориде обойщиком. Мистер Т. боялся своего крайне строгого отца, но в то же время очень любил его. Когда мистеру Т. было восемь лет (1958 год), у отца была депрессия, которую лечили электрошоком. Пять лет спустя отец умер от сердечного приступа. Сам пациент считает, что корни и его собственной депрессии уходят в то время.

Первый раз мистер Т. обратился к психиатру в 1970 году. С тех пор он принимал дезирел (тразодон), элавил (амитриптилин), прозак (флюокситин), велбутрин (бупропион), литий и еще три или четыре препарата, названия которых он не смог вспомнить. Ни одно из этих средств не принесло облегчения. Марихуану он впервые попробовал в 1986 году во время поездки в Амстердам с танцевальной труппой, в которой работала его жена. Ему сразу же стало легче. Однако мистер Т. опасался курить ее из-за того, что она вызывала раздражение легких.

Спустя день после первого визита мистер Т. попросил срочно принять его. Он умолял меня назначить ему сильное успокоительное средство. Я прописал валиум. При нашей следующей встрече через неделю мистер Т. сказал, что этот препарат ему не подходит, и попросил меня выписать какой-нибудь антидепрессант. Тогда я назначил ему прозак с ксанаксом (альпразоламом) в качестве успокоительного. Мистер Т. перестал принимать прозак через месяц, поскольку этот препарат приводил его во «взвинченное» состояние, и попросил выписать ему маринол. Он объяснил, что не хочет курить марихуану, так как боится осложнений с законом. К тому же марихуана усугубляла его проблемы с бронхами.

Я договорился о консультации с доктором Гринспуном. Он назначил по 5 мг маринола два раза в день. Спустя три дня мистер Т. позвонил мне и сообщил, что чувствует себя гораздо лучше. У него прибавилось сил, и он стал яснее соображать. Еще месяц спустя он сказал, что чувствует себя превосходно: депрессия исчезла вместе с негативными мыслями, он перестал постоянно раздражаться и злиться. Мистеру Т. нравилась его работа, он вполне ладил с женой и хорошо спал по ночам. Поскольку тревога оставила его, он перестал принимать ксанакс. Спустя три месяца после первой консультации этот пациент назвал маринол (который он принимал теперь три раза в день) «чудо-лекарством».

Однако через шесть месяцев закончилась медицинская страховка, и маринол стал для него слишком дорог. Тогда он начал покупать марихуану, несмотря на то, что она тоже недешево стоила и вызывала раздражение в бронхах. Получив поддержку от Medicaid70, мистер Т. вновь обратился ко мне с просьбой выписать для него маринол, но я не стал этого делать, поскольку не получил заранее соответствующего разрешения и опасался реакции властей. Мистер Т. по сей день успешно лечит депрессию марихуаной, которую покупает на улице.

Следующего пациента направил ко мне психофармаколог из Нью-Йорка. Мистер Ф. профессор колледжа на пенсии, ему 65 лет. Доктор Гринспун рекомендовал ему маринол, и мистер Ф. пытался найти врача, живущего поблизости, который мог бы выписывать это лекарство.

Мистер Ф. рассказал, что страдал депрессией последние двадцать лет. Все эти годы он ходил на сеансы психотерапии к местному психиатру, который поставил диагноз «характерологическая депрессия». Его безуспешно пытались лечить различными антидепрессантами, включая прозак, тофранил (имипрамин) и дезипрамин. Несколько раз он лежал в больнице, а за девять месяцев до визита ко мне мистер Ф. прошел курс электросудорожной терапии, который также оказался бесполезным.

Когда в 1975 году он впервые попробовал марихуану, она не помогла. Однако позднее он вновь покурил ее вместе с товарищами по психиатрической палате в местной больнице. Тогда он впервые в жизни испытал «подлинно свободные от депрессии моменты». Мистер ф. не хотел регулярно курить марихуану, поскольку ее было достаточно рискованно и трудно добывать, а также потому, что волновался из-за ее воздействия на сердце и легкие. Он сказал, что назначенный доктором Гринспуном маринол полностью победил депрессию. Мистер Ф. также назвал маринол « чудо-лекарством».

В июле этого [1993] года мистеру Ф. сделали ангиопластику71 (операция на сосудах). После операции он строго придерживается диеты с низким содержанием жиров и делает упражнения по системе йоги. Из-за хронической фибрилляции предсердий (мерцательной аритмии) мистер Ф. отказался от всех назначенных ему лекарств.

Посоветовавшись с доктором Гринспуном, я прописал мистеру Ф. маринол по 5 мг три раза в день. Пациент сообщил мне, что депрессия отступила, при этом он не страдает ни ослаблением памяти, ни чувством растерянности, ни другими побочными расстройствами.

Традиционное лечение оказывается бессильным в 30 — 40% случаев биполярного расстройства. У некоторых из таких больных конопля могла бы смягчить симптоматику или облегчить побочные эффекты приема лития Вот что написала нам женщина, страдающая выраженным биполярным расстройством:

 

Я родилась в пятницу, 13 октября 1950 года, а спустя всего несколько месяцев у моего отца случился первый тяжелый приступ маниакальной депрессии. Мать рассказывала мне, что он выбросил в мусоропровод их нью-йоркской квартиры ценные произведения искусства.

В юности я была очень импульсивным человеком. Сейчас я не могу сказать, что именно в моем поведении было проявлением эмоционального расстройства. Тогда я этого не замечала не задумываясь, плыла по волнам своего настроения. К девятнадцати годам я уже достаточно намучилась. Как раз тогда я встретила человека, который стал моим мужем. Я даже проверилась в психиатрической клинике, обратившись туда с жалобами на то, что порой ни на чем не могу сосредоточиться. Именно благодаря замужеству мне удалось как-то справиться с эмоциональными проблемами.

Неприятности снова дали о себе знать, когда мне исполнилось 22 года. Тогда мы с мужем обратились к психологу. Мы поговорили о скачках моего настроения, о приступах нервозности, гнева и депрессии. Малейший повод мог привести меня в неистовство, с которым было очень трудно справиться. Мы рассказали психологу про моего отца, чье состояние к тому времени стало еще ужаснее. Он побывал, наверное, во всех психиатрических лечебницах Восточного побережья. Моя бабушка, мать моего отца, к тому времени уже почти угасла, проиграв многолетнюю битву с хронической депрессией. Я не знаю всех подробностей, но после смерти мужа она просто заморила себя голодом.

Психолог выслушал нас, а затем дал единственную рекомендацию сбросить лишний вес. Естественно, больше к нему мы не обращались. К тому моменту у меня уже проявились все те симптомы, от которых я страдаю сейчас, хотя с годами они стали сильнее. Порой я нахожусь в приподнятом настроении и чувствую, что у меня море энергии. Я знаю, что это звучит неплохо, но, поверьте, вы можете чувствовать себя так хорошо, что это начинает пугать окружающих! Сон становится очень чутким, и я перехожу на ночной образ жизни. Иногда я без видимых причин начинаю злиться или же просто слишком громко разговаривать. Часто мне становится грустно, а то я вдруг перестаю сама себе нравиться. Порой мне трудно встать утром, чтобы пойти на работу: какая-то тяжесть мешает мне двинуться с места. Мои мысли куда-то несутся, и оттого бывает трудно сосредоточиться. Я становлюсь неуклюжей. Неизвестно почему, у меня вдруг появляется сыпь на коже. А иногда бывает такое ощущение, будто я вырабатываю электричество, и его разряды бегают по пальцам рук и ног. Часто мне бывает трудно рассуждать логически.

Именно тогда, в двадцать с небольшим лет, я впервые попробовала воздействовать на свое состояние с помощью конопли. Вообще, мне случалось курить ее и раньше. Когда в юности у меня начали проявляться первые признаки расстройства, мама направила меня в центр психического здоровья. После сеанса групповой терапии кто-то из подростков подбил меня выкурить папироску с травкой. Ничего не произошло, и я решила тогда, что это, должно быть, совсем слабый наркотик.

Позднее, снова попробовав марихуану, я сочла, что она предпочтительнее спиртного, поскольку не оказывала на меня такого сильного отрицательного действия. Я поняла тогда, что она облегчает почти все симптомы. Предположим, что начался приступ маниакального гнева, когда я веду себя абсолютно деструктивно. Пара затяжек, и я снова спокойна. Мы с мужем оба заметили это поразительное свойство. Минута сумасшедшей ярости из-за пустяка, когда впору бежать за смирительной рубашкой, а я мучительно пытаюсь понять, что происходит и почему я не могу обуздать свои эмоции... Через пару минут, выкурив несколько щепоток травки, я приношу всем извинения и даже могу посмеяться над собой!

Однако марихуана запрещена, а я твердо намеревалась соблюдать закон. Моему отцу очень помог новый препарат — карбонат лития. Я обратилась к врачу моего отца, и он рекомендовал мне попробовать это средство. Я принимала литий на протяжении шести месяцев, страдая от неприятных побочных эффектов — дрожи, кожной сыпи и расстройства речи. Несмотря на это, я бы все равно принимала литий и дальше, если бы он помогал мне так же хорошо, как моему отцу, которого буквально возвратил к жизни. У меня же он вызывал лишь перемены к худшему.

Побочное действие лития и прогрессирующие симптомы маниакально-депрессивного психоза заставили меня вновь обратиться к конопле. Спустя несколько лет я попыталась вновь обходится без нее. В то время в обществе как раз активизировалась борьба против употребления незаконных наркотиков. Для моей семьи наступили тяжелые времена. Как только у меня начиналась фаза мании, муж и сын в испуге старались вести себя «тише воды». К сожалению, это лишь провоцировало мою ярость и усугубляло ситуацию. Периоды обострения депрессии были просто черными днями в жизни нашей семьи. Должна вам сказать, что этого вполне достаточно для того, чтобы разрушить семью — стоит только вспомнить моего отца. Спустя некоторое время я не смогла больше сопротивляться соблазну и прибегла к помощи травки. Сначала я пробовала принимать ее с пищей, но потом снова стала курить, поскольку так легче регулировать дозировку. Сейчас проблема с законом стоит остро, как никогда. Управляя своим психическим состоянием, я рискую свободой и собственностью. Но разве у меня есть выбор? Я отнюдь не считаю себя наркоманкой. Я делаю то, что сделал бы любой другой человек в моей ситуации. Конопля не способна исцелить меня, и с каждым годом мое состояние продолжает ухудшаться. Однако рациональное употребление этого средства дает мне возможность жить вполне сносно. Я могу управлять своим состоянием, кроме того, конопля совершенно безвредна по сравнению с другими лекарствами (включая транквилизаторы и литий), которые мне доводилось принимать. Я все время нервничаю из-за того, что у меня закончится запас марихуаны или меня арестуют за ее хранение. Я знаю, что от нее зависит мое душевное здоровье. Конопля уменьшает мои тревоги и возвращает в более или менее нормальное состояние. Часто я даже не «ловлю кайф», а просто прихожу в норму.

Еще одна женщина, страдающая биполярным расстройством, считает, что марихуана помогает ей лучше, чем традиционные лекарственные средства. Вот что она пишет:

 

Мне 35 лет. Я страдаю тяжелой маниакальной депрессией. В детстве я была сверхчувствительной, все время плакала и часто дралась с братьями и сестрами. Родители говорили, что обращаться со мной нужно было очень мягко. Энергии у меня хватало с лихвой, и я жила полной жизнью. Я была хорошей гимнасткой и плавала быстрее многих в нашей школе. Еще я была одной из лучших в классе по алгебре. Рисование и сочинения тоже давались мне легко. Ночами часто я не спала, а придумывала истории.

В возрасте четырнадцати лет скачки настроения стали более интенсивными. Меня все раздражало, я не находила себе места и постоянно воевала с домашними. По ночам я не могла спать, сильно похудела. Когда состояние резко ухудшилось, меня отправили в психиатрическую больницу. Там поставили диагноз «маниакально-депрессивный психоз». Мне предписали лечение литием, сказав, что придется принимать его всю жизнь. Литий делал меня вялой и апатичной. Мне стало трудно общаться с людьми, я потеряла всю живость и тягу к творчеству. И я перестала принимать его. Недавно я попробовала тегретол (карбамазепин) и депакот (вальпроевую кислоту), одинаково безрезультатно. Тегретол спровоцировал маниакальный приступ, а депакот вызвал очень неприятные побочные эффекты. Мне хотелось бы подыскать еще что-нибудь, но для поиска новых лекарств у меня нет ни денег, ни медицинской страховки.

С четырнадцатилетнего возраста маниакальные приступы у меня повторялись с регулярностью приблизительно один раз в полгода. Они всегда начинались с того, что я почти прекращала есть и спать. Через две недели я просто ломалась и как бы перемещалась в другое измерение. Обычно все заканчивалось психиатрической больницей.

Впервые я попробовала курить марихуану в старших классах школы. Я не могла поверить в происходящее, настолько резко после этого улучшилось мое самочувствие! Мои всегда хаотичные эмоции успокоились, и я неожиданно почувствовала себя спокойной, умиротворенной и здоровой. Резко изменилось восприятие других людей и мира. Они уже не казались враждебными, и я могла лучше контролировать происходящее. Я легко засыпала и ужасно хотела есть. Побочные эффекты практически отсутствовали. Выкурив достаточно марихуаны, я останавливалась, поскольку нужный эффект был уже достигнут. Только человек, страдающий маниакально-депрессивным психозом и употребляющий марихуану, см







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.51.69 (0.017 с.)