ТОП 10:

Рост протяжённости железных дорог в Российской Империи.



Год Общая протяжённость, тыс. км
27 200
44 900
58 500
70 260

За 1861—1870 государство вкладывает в железнодорожное строительство 2,5 млрд руб, а за период 1890—1903 5,5 млрд руб.

На 1890 в казне находится 29 % железных дорог, в 1891—1901 в результате массовых выкупов частных дорог в казну, и строительства новых эта доля доходит до 69,6 %.[32]

В 1887 построена восьмисоткилометровая Закаспийская железная дорога, на участке от Мерва до Чарджуя прошедшая через пустыню Каракум. В 1888 дорога была доведена до Самарканда, в 1898 — до Андижана, и в 1899 передана из военного ведомства в Министерство путей сообщения; общая протяжённость составила 2,5 тыс. км.

В 1891 начато строительство Транссибирской магистрали (Сибирского пути), прошедшей сквозь тайгу, болота и области вечной мерзлоты. В полном объёме огромное по масштабам строительство было завершено в 1916. Строительство Великого Сибирского пути было представлено на Всемирной промышленной выставке 1900 года в Париже. За 10 лет строительства было построено 7,5 тыс. км путей. В 1901 по проекту инженера Ольшевского был построен железнодорожный мост через Амударью.

В 1895 начинаются переговоры с Китаем о проведении участка Транссибирской магистрали через территорию Маньчжурии. К 1903 была построена Китайско-Восточная железная дорога. Строительство КВЖД позволило распространять российское влияние, опираясь на полосу отчуждения железной дороги, что вызывает сильное раздражение как Китая, так и Японии, начинавшей претендовать на доминирование в Юго-Восточной Азии.

Перед началом войны Россия выходит на второе место в мире, после США (при этом с разрывом в 6 раз) по общей протяжённости железных дорог, однако огромные расстояния делают эту сеть недостаточной; так, в Германии на 100 км² территории приходится в среднем 11,1 км железных дорог, в России — 1,1 км, кроме того, три четверти российских дорог были одноколейными.

Наблюдается нехватка стратегически важных дорог: по ситуации на 1914 год русские железные дороги могли подвозить к границе 211 поездов в сутки, дороги противника — 530[33]. Кроме того, на начало войны Архангельск был связан с центральными областями устаревшей узкоколейной дорогой, а Мурманск вообще не имел железнодорожного сообщения.

Развитие промышленности

Пётр I унаследовал от Московской Руси отсталую слабо развитую промышленность. Неразвита была добыча полезных ископаемых; массово импортировались олово и медь, а железо импортировалось из Швеции. Отсутствовала собственная добыча золота и серебра. (см. также Промышленность Русского Царства). Основными продуктами экспорта были лён, пенька и пушнина. Пётр организовывает геологоразведку, в результате которой найдено множество месторождений полезных ископаемых, в том числе значительные залежи железной руды на Урале, началась добыча золота и серебра. В 1719 году учреждается Берг-привилегия; за утайку руды или попытку саботировать разработку назначалось наказание вплоть до смертной казни.

Основываются новые фабрики («мануфактуры»), ориентированные, в первую очередь, на нужды армии: производство пушек, пороха, парусов, сукна, обуви. Запрещается рубить корабельные леса. Особым размахом отличалась новые горные заводы на Урале и в Олонецком крае (выплавка чугуна и меди), оружейные заводы в Туле и Сестрорецке (производство ружей, пушек, холодного оружия), позволившие отказаться от импорта.

Для промышленности выдаются значительные льготы: беспроцентные кредиты из казны, освобождение от рекрутской повинности, подсудность особому суду Мануфактур-коллегии, освобождение от военного постоя и т. д. Для поощрения заводов вводится политика протекционизма, которая окончательно оформляется в 1724 году учреждением общего тарифа. Нередко учреждались монополии с целью помочь стать на ноги новому предприятию. Выписываются из-за границы мастера с целью обучения. За 1700—1725 основываются 200 новых мануфактур.

C 1712 прекращён ввоз оружия.

В 1718 году предписано производить солдатские мундиры только из русского сукна, с 1723 — употреблять при делопроизводстве только русскую бумагу. Начался экспорт полотен и юфти. Протекционистская политика Петра основывалась на европейском учении меркантилизма, с которым он ознакомился во время Великого посольства. Например, в Англии того времени действовал закон, требовавший от купцов, въехавших в страну, и распродавших товары, покупать английские товары на ту же сумму.

Из тех же соображений Пётр I поощрял экспорт товаров из России на российских же кораблях — в этом случае пошлина снижалась в три раза. Пётр запрещал экспорт невыделанных кож, поощрял вывоз масла, выдавленного из семян льна, а не самих семян льна. Вводятся высокие пошлины на импорт (до 40 %); запрещается совсем импорт чулок и иголок.

С 1711 появляются ремесленные школы для обучения рабочих.

Массовое основание заводов быстро столкнулось с проблемой рабочих рук: основная масса населения была прикреплена к земле, и не могла наниматься на заводы. Это приводит к тому, что один фабрикант доносит, что вынужден нанимать «убогих людей», другой — «бедных и малолетних, что ходят по улицам и просят милостыни». 10 февраля 1719 года правительство предписывает отослать на полотняные фабрики «баб и девок, которые … по делам за вины свои наказаны», 18 июня 1722 запрещается возвращать с заводов беглых крепостных.

Однако в целом проблема нехватки рабочей силы была решена вполне в духе своего времени — массовым приписыванием к заводам крепостных крестьян. 18 января 1721 купечество получает право покупать к заводам крепостных. В 1736 году к заводам прикрепляются ранее вольнонаёмные рабочие.

В 1741 законом устанавливается 14 часовой рабочий день.

В царствование Елизаветы Петровны широкое распространение получает система монополий. Результатом монополий и широкого применения крепостного труда становится крайне низкое качество продукции, и плохое состояние промышленности в целом. Правительственная комиссия, исследовавшие причины неудовлетворительного качества сукна, поставлявшегося для армии, приходит к выводу, что «ткачи насилу деннаго света имеют, чтобы тканье своё точно высмотреть», а рабочие «некоторые насилу и целую рубаху на плечах имеют».

Екатерина II предпринимает ряд важных преобразований: в 1775 отменяются монополии, в 1779 распускается Мануфактур-коллегия с её отдельной подсудностью. К началу XIX века количество вольнонаёмных рабочих почти сравнивается с количеством крепостных, которые разделяются на две категории: вотчинные (направлявшихся помещиками на свои фабрики в порядке барщины) и посессионные, купленные фабрикантом вместе с самой фабрикой. Фабрики с поссесионными рабочими строго регламентировались правительством: запрещалось изменять производство, сокращать его, переводить рабочих на другие фабрики и др.

Год Количество фабрик Количество рабочих
37 862
2 423 95 000
5 261 202 000
9 944 459 637
31 173 770 842
22 483 1 406 792
38 401 1 742 181

К 1840-м годам система крепостного труда на фабриках приходит к кризису: продукция крепостных рабочих отличалась низким качеством. Крепостной труд и строгая правительственная регламентация тормозили внедрение машин на производство. Труд посессионных рабочих оплачивался ниже вольнонаёмных, а продолжительность рабочего дня могла доходить в отдельных случаях до 16 часов. Начало XIX века заполнено волнениями посессионных рабочих. В результате с 1824 года разрешается переход посессионных рабочих в другие сословия с ходатайства владельцев при утверждении правительством, с 1835 владельцам разрешается отпускать посессионных рабочих. С 1840 года началось массовое освобождение посессионных рабочих.

Рост промышленности

Отмена крепостного права в 1861 году вызвала необходимость упорядочения рабочего законодательства. 1 июня 1882 запрещён труд детей до 12 лет, труд детей от 12 до 15 лет ограничен 8 часами, работа детей ночью, в воскресенья и праздники запрещена.

В 1884 учреждена фабричная инспекция. На деле, например, на 1899 насчитывалось всего 250 инспекторов во всей империи.

Фабрикант обязуется заключить с рабочим письменный договор и вести рассчётную книжку с указанием срока найма, заработной платы и взысканий. Также фабрикант обязуется инспекцией вывешивать расценку работ на стенах фабрики для общего сведения рабочих. Запрещается понижать зарплату, сокращать число рабочих дней ранее окончания договора, запрещается выплачивать зарплату продуктами или купонами. Запрещается устанавливать штрафы более одной трети зарплаты, причём особо оговаривается, что штрафы должны расходоваться только на нужды рабочих. Продолжительность рабочего дня определяется для взрослых мужчин в 11,5 часов, ночью — не более 10 часов.

Эти реформы были прямо вызваны волнениями среди рабочих; в 1880е годы произошло около 450 забастовок. Особым размахом отличалась Морозовская стачка 1885 года в местечке Никольском близ Орехова-Зуева. На суде над 33 «зачинщиками» стачки, выявились факты незаконного произвола владельцев, и рабочие были оправданы судом присяжных, однако вскоре арестованы приказом императора.

Бурный рост железнодорожного строительства в 1890е годы содействует росту промышленности (в среднем 7,6 % в год). Строительство железных дорог не только содействовало росту сбыта промышленной продукции, но и само также предъявляло значительный спрос на сырье; на постройку одной версты железной дороги требовалось более пяти тысяч пудов металла.

В период 1906—1914 промышленность в среднем растёт на 6 % в год. В целом за период 1887—1913 промышленное производство в России увеличилось в 4,6 раза, страна выходит на четвёртое — пятое места в мире по абсолютным размерам добычи железной руды, выплавке угля и стали. С началом эксплуатации Бакинского нефтегазоносного района Россия в 1900выходит даже на первое место в мире по добыче нефти. Доля России в мировом промышленном производстве возрастает с 3,4 % в 1881 году до 5,3 % в 1913.

По общему объёму промышленного производства выходит на 5-6 место в мире, сравнявшись со Францией, и даже превосходя её по нескольким показателям. После окончания кризиса 1899(1900) — 1903 и последовавшей за ним депрессии, Россия увеличивает промышленное производство в полтора раза за 1909—1913, причём опережающими темпами растёт тяжёлая промышленность — 174,5 % против 137,7 % у лёгкой.

Доли в мировом промышленном производстве, %%

Тем не менее, сохраняется значительное отставание от западных стран в силу огромной разницы «стартовых позиций». Активная индустриализация Англии началась во второй половине XVIII века, США — в начале XIX, России — фактически в последней четверти XIX. Доля США в мировом промышленном производстве на 1913 год составляла 35,8 %, увеличившись с 28,6 % в 1881 году. В абсолютных цифрах Россия на 1913 год производила в 2,6 раза меньше, чем Англия, и в 3 раза меньше, чем Германии.

Огромный рост населения привёл к тому, что среднедушевые показатели предвоенной Российской империи выглядели уже гораздо хуже. При том, что Россия на 1913 год составляла 5,3 % мировой промышленности, её доля в мировом населении была 10,2 %. По уровню промышленного производства на душу населения Россия уже серьёзно уступала передовым державам. Так, в 1910 году потребление угля на душу населения в России составляло 4 % от американского, а стали — 6,25 %. По промышленному производству на душу населения империя в среднем уступала своим западным национальным окраинам — Финляндии (Великое княжество Финляндское) и Польше (Привислинский край).

На 1912 год национальный доход на душу населения в России составлял 110 руб золотом, в Германии — 300 руб, в Англии — 500, США — 720.[36]

Рост был прерван мировым экономическим кризисом 1899—1903, в течение которого закрылось около 3 тыс. фабрик и заводов. Кризис содействовал дальнейшей концентрации производства, образованию крупных синдикатов (Продамет, Продпаровоз, Продвагон). Значительно усиливаются позиции иностранного капитала, в первую очередь, французского.

Бурный рост промышленности в конце XIX — начала XX веков вызывает сопротивление правоконсервативных кругов. Они отстаивают необходимость прекращения массового железнодорожного строительства, сворачивания индустриализации и отмены золотого стандарта. По их мнению, золотой стандарт означает массовый приток в империю иностранного капитала. По мнению М. Степанова, «страшный наплыв к нам евреев и других иностранных финансистов, банкиров, ажиотёров, спекулянтов, присоединение к ним всякого звания русских финансовых дельцов и купное их всех быстрое обогащение ясно доказывают, что финансистам вполне дозволено почитать кредит в России не государственным богатством, — а товаром…Верховной российской власти, необходимо опомниться и вернуть кредитные операции в исключительное ведение государства, иначе ему грозит вырождение в буржуазно-плутократический режим».

Проводником консерваторов становится министерство внутренних дел, в своих аналитических записках императору отстаивающее отмену золотого стандарта (то есть фактически отмену конвертируемости рубля), и остановку индустриализации из опасения перед большой концентрацией рабочих.

Характерными являются статьи князя Мещерского, требовавшего приоритета сельского хозяйства над промышленностью, которая, по его мнению, бесполезна и лишь высасывает ресурсы из деревень в ущерб их интересам: «В эти 40 лет мы отняли от земли все почти деньги, все почти умственные силы, изнурив землю и разрушив все виды земельного хозяйства, и получили взамен к началу нового столетия в придачу к разорённому земледелию — висящие на нитке банки и постепенно суживающие своё производство фабрики и заводы…Земледелие умирает, земледельцы разорены, и, вследствие этого, мануфактура, раздутая на счёт земледелия, начинает падать и разоряться за неимением заказчиков и покупателей…А завтра отменитепротекционизм, и три четверти наших фабрик закроются».[37]

Развитие заводов, по мнению консерваторов, лишь приводит к сворачиванию традиционных кустарных производств, которые, как им казалось, ничуть не хуже. Погоня за заведомо более развитыми индустриальными державами ими воспринималась, как «химера», а преобладание в экспорте хлеба их ничуть не смущало («держать всю хлебную торговлю в Европе в руках и ставить Европу в полную зависимость от нашего хлебного богатства»).

Очевидное недовольство рабочих князь Мещерский не мог понять, и объяснял лишь «гипнозом таинственных провокаторов». С его точки зрения, рабочим было абсолютно нечем возмущаться, так как «нравы отношений хозяина к рабочим почти всегда патриархальны».

С явной неприязнью относились консерваторы к массовому строительству железных дорог. Князь Мещерский: «железная дорога убивает все до неё бывшие народные ресурсы промысла и заработка там, где она проходит: село, деревня, местечко — всё беднеет и рушится». К. Н. Леонтьев: «Мирные изобретения (телефоны, железные дороги и т. д.) в 100 раз вреднее изобретений боевой техники. Последние убивают много отдельных людей, первые убивают шаг за шагом всю живую органическую жизнь на земле.». По мнению народнического экономиста Н. Ф. Даниельсона, «железные дороги, наряду с коммерческими банками, являются главнейшими насосами, перекачивающими ресурсы из деревни в город и обеспечивающими благоденствие капиталистических сегментов экономики за счёт обнищания и деградации крестьянства».

Ещё агрессивнее князь Мещерский высказывался в обращении к министру финансов Витте по поводу золотого стандарта: «это масонский замысел», «евреи станут хозяевами денег в России вместо вас, и вы обратитесь из русского министра финансов в их приказчика». Взамен предлагалось печатать сколько угодно необеспеченных бумажных денег: «когда нужны деньги, поступать казне так: выпустить столько, сколько нужно кредитных билетов», «Нужны деньги, должны быть деньги, как только эти деньги нужны для блага государства и интересов правительства…Жжём ли мы кредитные билеты или делаем мы их, где Европе это знать и проверять».

Противоположную сторону возглавляло министерство финансов (которое консерваторы называют «красным»), отстаивающее золотой стандарт и индустриализацию. За счёт развития промышленности предполагалось поправить расстроенные финансы империи, кроме того, индустриализации также требовало ведение современных войн. Оппонент князя Мещерского, Н. В. Щелгунов, иронизирует над ним: «Упал курс нашего рубля и никак не хочет поправляться, „Гражданин“ говорит так: так как курс уронили купцы, евреи, банкиры и шалопаи, то воспретить вывоз за границу кредитных билетов, изъять из обращения посредством замены старого образца новым кредитные билеты, воспретить пересылку по почте в рекомендованных и ценных пакетах всяких денежных знаков, ограничить выезд и пребывание за границей без научной цели всех русских, а эмиграцию преследовать военно-уголовным судом, как измену государству».

На 1913 год, несмотря на быстрый рост промышленности, Россия всё ещё остаётся крестьянской страной. В городах проживает около 16 % населения, численность фабрично-заводских, горных и железнодорожных рабочих доходит до 4.2 млн чел. В то же время в Германии на 1907 городское население составляет 43,7 %, в Англии на 1911 — 51,5 %.

При росте промышленности общее количество фабрик и заводов даже сокращается за счёт более высокой концентрации. По масштабам концентрации промышленного производства Россия обгоняет Германию и США. Так, на 1890 год около 50 % российских индустриальных рабочих были сосредоточены на заводах с числом рабочих более 500, в то время как в США — 33 %. Одна треть российских рабочих при этом находилась на предприятиях числом более 1000 рабочих.

Рост числа стачек[

Высокая концентрация рабочих создаёт в крупных индустриальных городах всё более взрывоопасную атмосферу. Рабочие проявляют значительное недовольство условиями своего труда:

Продолжительность рабочего дня фактически 12 — 14 часов;

Разрыв в 40 % в оплате мужчин и женщин, широкое использование детского труда (старше 12 лет);

Низкий уровень заработной платы (в Петербурге на начало войны в среднем 24 рубля в месяц при прожиточном минимуме 21 рубль в месяц на холостого, и 32 на семейного). Этот уровень не обеспечивал простого воспроизводства рабочей силы, что решалось сверхурочными, направлением на работу женщин и детей. по заработкам рабочих очень подробно см. здесь[39];

Женский труд в среднем оплачивался в два раза меньше мужского, детский — в три раза;

Отсутствие эффективной техники безопасности, большое количество несчастных случаев на производстве;

Большое количество произвольно назначаемых владельцами штрафов, доходивших до 40 % заработка;

Выплата заработной платы купонами, которые можно было отоварить только в лавке владельца;

Стеснённые жилищные условия.

Часть этих требований со временем удовлетворяется; так, в 1884 запрещается выплачивать зарплату купонами, ограничивается наиболее грубый произвол владельцев фабрик. С 1903появляется государственное страхование рабочих на случай утраты трудоспособности, однако оно распространяется на небольшое меньшинство предприятий.

Вводится ограничение рабочего дня в 11,5 часов, однако рабочие требуют 8 часового рабочего дня. Он вводится явочным порядком только после Февральской революции.

Более высокая, чем в деревнях, грамотность рабочих, их высокая концентрация и низкий уровень жизни создаёт благодатную почву для радикальной социалистической агитации. Процент стачек с политическими требованиями возрастает с 20 % (1900—1902) до 50 % (1903—1904). С 1897—1901 года рабочие начали выдвигать требования объявить 1 мая праздничным днём. Массовые стачки в Петербурге в 1896—1897 получили название «Петербургской промышленной войны».

Вплоть до начала XX века в России запрещаются профсоюзы. С 1901 года под патронажем начальника Московского охранного отделения, надворного советника С. В. Зубатова начинают формироваться так называемые «полицейские» профсоюзы. Это явление вошло в отечественную историографию под названием «зубатовщины».

7 мая 1901 года забастовка на Обуховском заводе в Петербурге приводит к вооружённым столкновениям с полицией («Обуховская оборона»), разогнавшей 3,5 тыс. бастующих. 800 рабочих арестованы, 29 приговорены к каторге. В ноябре 1902 казаками разогнана забастовка в Ростове-на-Дону, 13 марта 1903 расстреляна забастовка в Златоусте. В июле — августе 1903происходит Всеобщая стачка, охватившая 200 тыс. рабочих.

В Петиции о рабочих нуждах, подготовленной «Собранием русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» во главе со священником Георгием Гапоном, в 1905 году, помимо экономических требований (замена косвенных налогов прямым подоходным налогом, введение 8-часового рабочего дня) заключались и политические: созыв Учредительного собрания, прекращение войны по воле народа и многое другое[40]. Подобные требования были восприняты императором, как возмутительный бунт («мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно»). Шествие рабочих с петицией к Зимнему дворцу было разогнано воинскими подразделениями, в некоторых местах города с помощью ружейных залпов. В оппозиционной печати эти события получили название «Кровавого воскресенья».

В 1905 году забастовки охватывают до полутора миллионов рабочих. 75 % из них носят политический характер. Волнения перекидываются на деревню, и в небольшой степени на армию и военный флот — 14 июня 1905 взбунтовался броненосец «Князь Потёмкин», 11 ноября — крейсер «Очаков». 2 декабря взбунтовался 2-й гренадёрский Ростовский полк, всего в армии происходит 89 выступлений.

С 1906 года в империи легализуются профсоюзы.

В 1912 году расстреляна забастовка рабочих приисков на реке Лене (Ленский расстрел 1912 года), недовольных тяжёлыми бытовыми условиями.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.012 с.)