Не бывает обучения без ошибок, или Что общего у предпринимательства и поиска своей второй половины?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Не бывает обучения без ошибок, или Что общего у предпринимательства и поиска своей второй половины?



 

Одним из наиболее важных умений, которое пригодится для искусства достойной жизни, я бы назвал новое, более реалистичное отношение к риску. Пожалуй, это единственная общая черта всех миллионеров-самоучек, опрошенных мной в ходе создания этой книги, а именно их восприятие риска.

Критики возразят, дескать, этих людей отличает лишь то, что они рискнули больше других, подобно победителям одного раунда игры в рулетку. Меня могут обвинить в том, что я так и не расспросил тех, кто играл с ними за одним столом, но кому повезло меньше. (Критика подобного рода желает опровергнуть статистическую достоверность моих данных, обвинив меня в том, что я допустил типичную «систематическую ошибку выжившего»[21]{16}. Однако я не верю в то, что названные мной люди поставили на кон больше, чем другие, или что им просто повезло. По-моему, они систематически и целенаправленно развивали такой стиль, который позволял им делать множество маленьких ставок, одну за другой, но не рисковать проиграться подчистую в результате одной или даже нескольких неудачных попыток. Иными словами, им больше свойственна стабильность, а не удачливость.

Большинство людей, думая об открытии собственного бизнеса, представляют невероятно рискованное предприятие, настолько опасное, что можно лишиться не только активов и самоуважения, но полностью вылететь в трубу. С ними случается истерика при мысли бросить свои скучные и безопасные должности. Образ бездомных горе-предпринимателей, оказавшихся на улице после того, как их затеи провалились, удерживает многих от того, чтобы начать свой собственный бизнес, заставляя довольствоваться работой по найму до конца их дней.

По моему глубокому убеждению, такое представление о бизнесе не соответствует действительности. Бо́льшая часть миллионеров-самоучек сделала все возможное, чтобы обезопасить себя на случай, если дело пойдет не слишком гладко. Они приняли меры безопасности, чтобы провал проекта не привел к полному банкротству, а превратился в хороший жизненный урок, пусть и не без ушибов, который позволил бы им вновь взяться за работу, уже с бо́льшим опытом. Не так уж это и страшно. Они спокойны и не переживают о неудачах, не нервничают, потому что, они знают, ошибки – необходимая часть обучения.

Возьмем, к примеру, историю Майка Фейса, владельца сайта Headsets.com, на котором ежегодно совершаются миллионы продаж наушников и телефонной гарнитуры. Майк страдал от слабой формы дислексии и в старших классах школы стал серьезно отставать в учебе. Он всегда знал, что не подходит для академической среды: у него не было ни талантов, ни склонности к абстрактному мышлению, поэтому Майк решил бросить школу в пятнадцать лет. С тех пор вся его карьера напоминала матч по пинг-понгу: различные бизнес-проекты сменяли друг друга с невероятной скоростью. Начинал он с того, что как коммивояжер продавал изоляционные материалы для оконных стекол, продолжая жить со своими родителями (проживание в семье родителей – очень мощный инструмент финансовой безопасности, как сейчас обнаруживают многие молодые люди в возрасте двадцати с небольшим лет).

Он преуспевал в продажах, и в семнадцать смог купить себе машину, а к двадцати одному году переехал в собственную квартиру. В скором времени Майк занялся скупкой имущества обанкротившихся компаний, выставлял его на аукционе и получал неплохую прибыль. Затем он вложил в растущий британский рынок недвижимости в конце 1980-х, и, когда рынок обвалился, Фейс потерял все. «К двадцати пяти я успел заработать первый миллион и потерять первый миллион».

Для многих людей, которые скептически относятся к начинанию собственного дела, здесь наступает конец истории: да здравствует очередной бедняк, покусившийся на слишком большой кусок пирога, скажут они. Но для Майка это было только начало. (У огромного числа людей, которых я опросил, есть хотя бы одно банкротство за плечами.) Именно в этом и проявляется отличие в мировоззрении. «Провал, – говорит Майк, – это довольно полезный опыт. Думаю, для успеха в бизнесе надо быть готовым к тому, что все пойдет под откос, и, самое главное, к тому, что придется начинать все сначала».

Именно это я и называю стойкостью. Для Майка крах не стал началом жалкого существования. Он начинал заниматься бизнесом, осознавая, что в жизни может произойти что угодно. Вместо того чтобы избегать провала любой ценой (как поступают многие из нас), он построил свое мировоззрение на идее его неизбежности, а также уверенности в том, что с этим можно совладать. Майк предпочел увидеть в своем банкротстве возможности для интересных перемен в жизни, а не воспринимал его как полное поражение.

Майк вместе с женой продали все оставшиеся пожитки в 1990 году. С тысячей долларов в кармане они отправились путем, проделанным многим поколениями людей с предпринимательским духом, и переехали в США.

Майк нашел работу в компании по разработке программного обеспечения, но вскоре вновь стал заниматься мелким предпринимательством в свободное время. Он основал компанию, которая продавала постеры, посвященные трудовому праву; отделы по работе с персоналом каждой компании обязаны иметь по закону. Довольно скоро у него уже было 100 тысяч покупателей. Затем Майк начал продавать постеры с почтовым кодом региона и в течение нескольких лет превратил свое дело в бизнес стоимостью два миллиона.

«Мне приходилось пользоваться телефонной гарнитурой отвратительного качества. Практически невозможно было получить техническое обслуживание или отремонтировать эту технику. Я нигде не мог найти то, что хотел. Для меня это свидетельствовало о том, что здесь кроется потенциал для бизнеса. Ведь если меня что-то не устраивает, то, уверен, я не один такой. Значит, на рынке пустует ниша, есть нечто, необходимое людям, но в данный момент его невозможно достать. Следует только узнать, насколько эта ниша велика. Я подумал: “Все пользуются телефоном, значит, рынок большой”. Вот так я и решил заняться этим бизнесом. Шесть недель спустя у меня уже был полноценный бизнес».

Сегодня компания Майка зарабатывает примерно 30 миллионов долларов в год на продаже телефонной гарнитуры. Если бы вы лично поговорили с Майком, то у вас могло бы создаться впечатление, что вы говорите с человеком другой породы. Его оценка риска (и, по сути, всех других предпринимателей, опрошенных для этой книги) в корне отличается от нашей. Разумеется, они не ставят всю свою жизнь и благополучие в зависимость от того, реализуется ли одна конкретная мечта (например, так, как Дэвид Гилмор хотел во что бы то ни было стать рок звездой). Но вместо того чтобы отказаться от попыток реализовать свои фантазии, они продолжают пытаться снова и снова, подготавливая себя внутренне и материально к неминуемым провалам. Часто, особенно вначале, их поджидают неудачи, а жизнь походит на чередование черных и белых полос, но в один момент какое-то из начинаний начинает набирать обороты.

«Ничего не могу с этим поделать. Это зависимость, одержимость», – сказал мне Майк с ехидной улыбкой в одном из своих офисов в Сан-Франциско. Такое отношение к предпринимательству характерно для многих людей, у которых я брал интервью. Только отличается эта зависимость, скажем, от пристрастия к азартным играм тем, что эти люди – хозяева своего положения, и они обеспечивают себя гарантией остаться в седле, когда им не везет в своем деле. В отличие от игроков, они сознательно культивируют в себе стойкость. Они готовы взять себя в руки и попытать счастья снова после неудачи. В этом и заключается суть обучения. Без неудач и провалов подлинное обучение невозможно. Эти люди не зависят от игры, они одержимы постоянным обучением в реальном мире. А уроки реального мира нередко сопровождаются шишками и ушибами.

«Те, кто добился успеха, переживали не меньше провалов, чем другие, просто у них хватило духу продолжить путь вперед, – говорит Майк, – В этом – разница».

Что же Майк может посоветовать тем, кто хочет научиться совмещать свою страсть с хорошим доходом?

«Начинайте со своей страсти, своего драйва. Вы должны быть одержимы каким-то стремлением. Исходя из этого и сделайте что-нибудь. Попробуйте открыть небольшой бизнес, например, добавьте опыт неудач в свое портфолио. Узнайте, что работает, а что нет. И не беспокойтесь о неудаче, лучше позаботьтесь о том, чтобы ваше обучение не прекращалось».

 

Как аргумент против открытия собственного бизнеса часто приводят статистику, утверждающую, что 95 процентов всех мелких бизнес-предприятий закрываются в течение первых пяти лет. Этот аргумент сразу же вызывает в голове картину: 95 процентов владельцев мелкого бизнеса оказываются на улице, вынужденные попрошайничать, чтобы прокормить своих детей после того, как продали свое жилье, чтобы оплатить долги, возникшие вследствие предпринимательской деятельности.

«Эта статистика – полная ерунда», – считает Джош Кауфман, автор книги «Сам себе МВА»[22]. Он обратил мое внимание на то, что статистические подсчеты делаются на основе количества заполняемых налоговых деклараций. Значит, если в одном году декларация владельца фирмы поступает, а в следующем нет, то считается, что бизнес перестал существовать. Джош добавляет: «Имеется в виду количество предприятий, которые перестают существовать в изначальном виде, а не обанкротившихся предприятий, чьи владельцы погрязли в долгах. Порой компании генерируют недостаточную, по мнению владельца, прибыль, и те решают заняться другим делом. Иногда предприятия покупаются другими компаниями. В этом нет ничего плохого. Например, мой бизнес перестал существовать, потому что одна компания предложила мне хорошие деньги за слияние. А нас пугают статистикой, в которой все возможные причины закрытия бизнеса заносятся в общую категорию и преподносятся как доказательство огромного риска предпринимательства. Создается ложное впечатление, будто огромное количество людей разоряется после открытия бизнеса».

Лучше всего избежать нежелательного развития событий, открыв бизнес в сфере услуг. Как правило, для предприятий подобного рода нужен минимальный стартовый капитал, ради которого не нужно (или почти не нужно) использовать стороннюю финансовую помощь и можно практически сразу получать прибыль. Даже если дела пойдут плохо, последствия закрытия бизнеса нанесут минимальный ущерб. И если вы не пойдете заполнять декларацию о доходах предприятия через пять лет после открытия бизнеса, то и не рискуете просить милостыню на улице. Можно закрыть контору и вернуться к прежней работе или попытать счастья в другом деле.

«При открытии собственного бизнеса лучшее, что можно сделать, – говорит Джош, – это, во-первых, свести к минимуму накладные расходы и, во-вторых, удостовериться в регулярном получении прибыли. Если можно хотя бы частично прогнозировать прибыль, значит, речь идет о стабильном росте бизнеса, и не придется вечно искать инвесторов и брать кредиты.

В своей книге, которую Кауфман позиционирует как учебник по бизнесу, за который, в отличие от формального образования, вам не придется выложить 100 тысяч долларов, он рассказывает о концепции скорости повторения . Джош цитирует СЕО[23]Google Эрика Шмидта: «Наша цель развивать более высокий, чем у остальных, темп при затрате такого же количества времени и денег». Джош (который так и не закончил Университет Цинциннати, но получил отличное бизнес-образование в реальном мире без помощи МВА) пишет, что «работая над новым проектом, нужно сосредоточиться на том, чтобы с каждым разом цикл оборота средств происходил все быстрее. Цикличность позволяет одновременно учиться и улучшать свой бизнес, с каждым разом все ускоряя и совершенствуя его работу». В общем, постоянно пробуйте что-то новое и относительно безопасное, оцените, как это работает, развивайте, если в этом кроется потенциал, и не бойтесь менять род деятельности. Иногда нужно намеренно пойти на риск, чтобы получить представление о том, что работает в условиях реального мира, а что нет, без риска вложить слишком много ресурсов в бесперспективное направление.

 

Меня не перестает удивлять, что так много людей отказываются идти навстречу своим мечтам, испугавшись статистики.

Давайте проведем аналогию. Хотя у меня нет детальной статистики по этому вопросу, по-моему, логично предположить, что 95 процентов всех свиданий заканчиваются неудачно. А теперь представьте, что стало бы с нашим видом, если бы, услышав такие цифры, люди потеряли голову и начали восклицать: «Невероятно! Больше никогда не пойду на свидание. Мне же могут отказать!» Думаю, это было бы последнее поколение человечества.

К счастью, когда речь заходит о свиданиях, все понимают, что даже если одно свидание окончится неудачей, это вовсе не значит, что все свидания до конца жизни обречены на провал.

Бизнес в этом смысле очень похож на свидания, это всего лишь игра вероятностей. Если после каждой попытки вы сводите к минимуму свои финансовые и эмоциональные потери, а не прыгаете в отчаянии с крыши дома из-за того, что ваш бизнес (или свидание) не оправдал ваших ожиданий, то сможете попытать счастья снова. Рано или поздно каждый найдет занятие, которое имеет для него смысл и приносит деньги, точно так же, как каждый со временем пойдет на замечательное свидание, после которого начнут развиваться серьезные отношения.

Помимо элемента случайности у этих двух сторон человеческой жизни есть нечто общее: если вы не совсем пали духом после неудачи, то сможете многому научиться на своем опыте и таким образом увеличивать свои шансы на успех с каждой следующей попыткой.

Я мог бы написать целую книгу о нелепых ситуациях, в которые я попадал, и неуклюжих ошибках, которые допускал на свиданиях на третьем десятке своей жизни. Но, идя на первое свидание со своей будущей женой Дженой, имел достаточно опыта в ухаживании, чтобы избежать досадных промахов в тот памятный вечер весной 2008 года. Это свидание имело для меня большой смысл. И этого достаточно на целую жизнь.

 

История Дастина Московица

 

В начале 2004 года Дастин Московиц работал системным администратором по двадцать часов в неделю в дополнение к тем сорока часам нагрузки в виде занятий и домашней работы второкурсника из Гарварда. В это время его соседи по общежитию взялись за один небольшой проект под названием TheFacebook.com.

Может, в это трудно поверить, но тогда Facebook еще не был самым значительным феноменом в истории человеческого общения и общественной жизни. Это было всего лишь увлечение небольшой группы молодых людей из студенческого общежития. Насчитывал Facebook примерно 60 или 70 тысяч пользователей – намного меньше, чем большинство аналогичных компаний того времени, названий которых сейчас уже никто не помнит.

«Главной проблемой были более крупные игроки на рынке. Мы думали, что стоит им немного встряхнуться, и у нас не останется ни малейшего шанса. Friendster, MySpace, даже Livejournal, тогда могли похвастаться аудиторией, превосходящей нашу на пару миллионов пользователей, – рассказывает Дастин.

Парень по имени Адам Голдберг создал сайт CU Community в Колумбии за семестр до того, как мы запустили Facebook. Теперь мы поддерживаем с ним дружеские отношения. У Адама была хорошо продуманная социальная сеть, и, как только он увидел, что мы включаем в свой проект другие университеты, он тоже начал агрессивно расширяться. Тогда было совсем непонятно, чем все это кончится. Очень хорошая ниша на рынке, но и серьезных конкурентов, которые могли потеснить наши позиции, предостаточно. И все мы пребывали в постоянном страхе, что Google может ворваться в любой момент. В 2004-м для них не составило бы труда победить нас. Сейчас, конечно, все обстоит иначе».

Дастин и его приятели по колледжу, а по совместительству коллеги по Facebook, Марк Цукерберг и Крис Хьюз, решили все вместе отправиться тем летом 2004 года в Пало-Альто, намереваясь осенью продолжить учебу в Гарварде.

«К концу июня у нас уже было около 150 тысяч пользователей, и мы подумали: пожалуй, этим не так-то просто заниматься, даже если не приходится тратить по 60 часов в неделю на учебу и подработку. Справимся ли мы с продолжающимся ростом компании и параллельно с учебой в университете этой осенью? Очень скоро мы поняли, что не справимся. Наверное, нас ждет провал на обоих фронтах, если мы попытаемся совместить их. Поэтому мы с Марком решили оставить Гарвард».

В этот момент я перебил Дастина вопросом: «Для многих людей поступление в Гарвард само по себе выдающееся достижение. Многие считают, что к диплому Гарвардского университета прилагается пожизненная гарантия успеха. И вот ты, студент Гарварда, который взялся за этот многообещающий проект, хотя мог и прогореть, и у тебя нет никаких гарантий на этот счет. Как же ты решился на такой риск?»

«Ну, во-первых, – сказал Дастин, – Гарвард предоставляет возможность приостановить учебу на неопределенно долгий период. Так что я мог вернуться к учебе в любой момент. Возможно, там бы уже не было моих друзей, и мне пришлось бы заново вливаться в сообщество. Да, это был своего рода риск, но риск оправданный, если учесть, какие открывались горизонты. Я позвонил родителям и сказал: “Мы приостановим учебу на один семестр, посмотрим, как пойдут дела”. На что мой отец ответил: “Очень кстати! Я все равно не смог бы заплатить за твое обучение в этом семестре!” (Смеется. )

К лету дело стало набирать обороты. По меркам коммерческих сайтов, мы росли довольно быстро. Появилась реклама. Стало очевидно, что сайт может приносить деньги. Запахло настоящим бизнесом. Однако мы понимали, что еще рано расслабляться: кто-то вполне мог ворваться на рынок и единолично захватить его, и тогда мы вряд ли выстояли бы.

Однако мы набирались опыта. И надо сказать, опыт был вполне ликвидный. Люди знали, кто стоял за Facebook. Мы могли вернуться в Гарвард когда угодно. На самом деле риск был не очень велик».

Как вы уже поняли, у многих людей сложилось ошибочное мнение, что если меняешь стабильное и комфортное положение вещей, например университет или работу, ради того, чтобы сделать что-нибудь значительное, рискуешь остаться ни с чем. Почти всегда это лишь преувеличение. Шансы создать социально значимый для истории бизнес и организовать компанию стоимостью во много миллионов долларов довольно малы. Никто не сомневается, что Дастин, Марк и другие основоположники Facebook – гениальные и трудолюбивые люди. Но они согласятся со мной в том, что в их сногсшибательном успехе немалую роль сыграли интуиция и везение.

Значит ли это, что у вас всего два варианта выбора: с ничтожной долей вероятности, сказочно разбогатеть или, гораздо более вероятно, потерпеть фиаско? Вовсе нет. Как мы уже говорили, есть очень много других вариантов.

Пост Сета Година в блоге под заголовком «Один на миллион» содержит следующие строки: «Фанатично преследовать некую рискованную цель не так уж плохо, если при этом принимать меры по подготовке к другим возможным вариантам развития событий, тоже по-своему хорошим (а возможно, даже лучше). Если на пути к тому, чтобы преобразить рынок и снискать мировую славу, вы освоите много полезных навыков, то не так уж важно, достигнете вы своей изначальной цели или нет». Иными словами, если вам приходится осваивать новые навыки в погоне за мечтой, то в любом случае вы ничего не теряете. Вы окажетесь в выигрыше (само собой разумеется), если ваша авантюра увенчается успехом, но (что менее очевидно) получите приз, даже если у вас ничего не выйдет. Ведь мало что иное преподает нам такой хороший жизненный урок, как неудача.

Впрочем, надо сказать, такое положение вещей характерно только для ситуаций полного погружения в бизнес. Сет продолжает: «Разве все ваши упорные упражнения в игре на скрипке в годы вашей юности дали вам навыки, необходимые преподавателю музыки, продюсеру концертов или любой другой деятельности, связанной с музыкой? Если ваше счастье зависит от одного единственного прослушивания или слепой удачи, значит, вы дали кому-то слишком большую власть над собой»{17}. Усваивайте бизнес-составляющую своего ремесла, и у вас будут полезные и ценные на рынке навыки, не зависящие ни от чего.

Дастину, конечно, крупно повезло. На протяжении нескольких лет Марк Цукерберг был самым молодым миллиардером в мире. Но Дастин на восемь дней моложе Цукерберга, поэтому, когда стоимость Facebook взмыла вверх в 2010 году, доля Дастина перевалила за два миллиарда, он получил титул «самого молодого миллиардера». Московиц уже приступил к своему следующему проекту, Asana, который, возможно, произведет такую же революцию в офисной работе, как Facebook в сфере коммуникации.

Как правило, мои наряды уступают туалетам миллиардеров, но в этом случае вышло наоборот. Я пришел на интервью к Дастину в черном костюме от Hugo Boss. Встреча проходила в кафе Mission-neighborhood, рядом с офисом Asana в Сан-Франциско. На моем собеседнике были лишь джинсы и рубашка-шотландка.

«Я не склонен к покупке дорогих вещей, и мой образ жизни мало изменился с тех пор, как был основан Facebook. К тому же меня не очень-то интересует дальнейший рост моих активов. Я верю, что финансовые рынки способны преобразовывать мир в лучшую сторону, но мне лично такие богатства не нужны».

Дастин и Марк поставили свои подписи под «Клятвой дарения» (филантропическим проектом Билла Гейтса и Уоррена Баффета), дав таким образом обещание пожертвовать на благотворительность не менее половины своего состояния. В письме, прилагаемом к Клятве, Дастин написал: «В результате успеха Facebook в моих руках оказался капитал, о котором я не смел и мечтать. В ближайшие несколько лет (я и моя подруга Кэри) определим, каким образом лучше распорядиться этими средствами, и решим, как их потратить с наибольшей отдачей. Мы безвозмездно передадим эти деньги в тщательно выбранные фонды, чтобы способствовать созданию более безопасного, здорового и экономически стабильного мирового сообщества»{18}.

 

 

Навык успеха № 2



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.012 с.)