История Филлипа Раффина: бутстрэппинг с целью накопления капитала



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

История Филлипа Раффина: бутстрэппинг с целью накопления капитала



 

Первая оплачиваемая работа Филлипа Раффина после окончания колледжа – на его славном пути из нищих в принцы – заключалась в изъятии обезьянки за просроченный долг.

Как рассказал мне Раффин, в 1950-х он «нашел работу помощником менеджера в универмаге и работал за доллар в час по 100 часов в неделю. В нашем универмаге был отдел зоотоваров: птички, обезьянки, прочая живность. Так вот, я понял, что просто обязан как-то изменить свою жизнь в тот момент, когда мне поручили отобрать обезьянку у должника. Этот парень купил ее в кредит и остался должен магазину 29 долларов. Что-то вроде того. И мне пришлось ехать к нему домой. Когда я забирал домашнего любимца, его дети кричали и плакали. Пока я тащил животное обратно, оно вырывалось и кусалось. Хорошо, что на мне были перчатки. Тогда-то я и решил, что мне совсем не нравится эта работа и что я должен найти другую».

А несколькими годами раньше, на первом курсе Вашбурнского университета в Топеке юный Раффин, чтобы платить за обучение, решил торговать гамбургерами. И довольно скоро его ларек стал приносить неплохую прибыль. «Тогда я открыл еще один ларек, – вспоминал Раффин, – и, по сути, забросил учебу». Вскоре он ушел из университета, чтобы всерьез заняться торговлей гамбургерами. (Было это в середине 1950-х, как раз в то время, когда неокончивший даже среднюю школу Рэй Крок начал создавать легендарную франчайзинговую сеть под названием McDonald’s.)

Раффин продолжал расширять собственную торговую сеть, а вскоре, в 1955 году, продал свою долю в ней за 29 тысяч долларов, что в пересчете по нынешнему курсу составляет около 230 тысяч долларов. «Эти деньги я тут же потерял, вложив их в нефтяной бизнес», – признался мне Раффин. После этого финансового краха парню пришлось согласиться на место помощника менеджера; впрочем, из-за кусачей обезьянки этот отрезок его карьерного пути оказался довольно коротким.

«И я начал все сначала – на этот раз в Уичитском государственном университете . Там я изучал бизнес, и мне это не нравилось. Мне было неинтересно. Я не мог сосредоточиться. Профессор рассказывал нам о всевозможных мудреных абстрактных экономических концепциях, но мне было понятно, что ему ни за что не создать с нуля успешную компанию, как это удалось сделать мне. Я постоянно думал о реальном бизнесе. И через два года ушел из университета и занялся делом.

На этот раз я открыл небольшой магазин под названием 11-to-11 Market. Мне удалось наскрести около 1 500 долларов, а остальное пришлось взять в банке. Я работал в магазине один с 9 утра до полуночи каждый день, без выходных. И постепенно начал развивать свой бизнес. Было это во времена, когда о магазинах, торгующих допоздна товарами повседневного спроса, люди еще не знали. А я открыл еще один, и еще, и еще.

В 1968 году мы открыли первую автозаправочную станцию, став пионерами на рынке самообслуживания в области торговли бензином. Довольно долго бизнес был весьма прибыльным. Мы зарабатывали отличные деньги. За это время я купил банк и несколько торговых центров разных размеров. Финансирование осуществлялось в основном за счет прибыли и банковских займов. Я купил также много жилых домов и других помещений. А еще молокозавод, который поставлял молоко в мои магазины. В 1987 году я построил Wichita Marriott, чем ознаменовался мой выход на рынок гостиничного бизнеса. Впоследствии мы выкупили еще несколько отелей в разных городах».

В этот момент рассказа Раффина я просто не мог не сказать: «Послушайте, такое впечатление, что все, к чему вы прикасаетесь, превращается в деньги. Вы просто покупаете бизнес, получаете от него прибыль, на эти деньги покупаете новый, и цикл повторяется. В чем же ваш секрет?»

И мой собеседник ответил мне как истинный бутстрэппер: «Секрет в том, что мы вели себя предельно осмотрительно и никогда не делали ничего экстравагантного. Мы приобретали только стабильный бизнес, уже приносящий реальную прибыль, а не рискованные разрекламированные новомодные предприятия. И очень много работали. По двенадцать, четырнадцать, пятнадцать часов в день.

Полученную прибыль мы активно реинвестировали, а еще брали деньги в банках, затем расплачивались по кредитам, а на излишки покупали и строили новые отели и магазины. Именно так мы действовали всегда. У нас никогда не было больших долгов».

Далее были и другие выгодные сделки в гостиничном бизнесе, а также сделка по сдаче в аренду сети магазинов, которая каждый год приносила Раффину чистую прибыль в размере 2,2 миллиона долларов. А потом предприниматель услышал о продаже гостиницы Frontier на Лас-Вегас-Стрип – одного из старейших отелей в этом фешенебельном районе, построенного в далеком 1942 году. Но вот покупателей не было. «Объяснялось это тем, что отель отличился самой длительной профсоюзной забастовкой в истории Америки: она тянулась шесть с половиной лет. Никто в Вегасе не хотел покупать бунтующее предприятие, всем хватало собственных проблем с профсоюзами. Но я-то был не из Вегаса. Мне достаточно было просто встретиться с лидером профсоюза, и мы обо всем договорились. Конечно, договор обошелся мне в крупную сумму. Мы, например, обязались обеспечить рабочими местами всех сотрудников, которые уже шесть с половиной лет не работали. Кто только не пытался решить эту проблему. Даже конгресс. А надо было просто раскошелиться. Мы должны были восстановить сотрудников на работе, выплатить задолженность по зарплате и засчитать трудовой стаж. Я купил отель только после общего собрания. Сначала мы урегулировали все проблемы. А как только забастовка прекратилась, Frontier заработал лучше прежнего. Людям не хотелось опять проходить через те же трудности и испытания, благодаря чему я смог быстро исправить ситуацию.

В 2007 году нью-йоркская компания El-Ad предложила за отель 1,2 миллиарда долларов. Это было самое щедрое предложение в расчете за квадратный фут из всех, которые когда-либо делались в Лас-Вегасе. Вот так, от нуля к миллиарду. Так это и делается. Думаю, переводя деньги на счет в моем банке, они впервые переводили такую огромную сумму на счет частного лица».

Какое-то время Раффин просто сидел и наблюдал за тем, как его миллион с лишним наличными лежит на счете и растет сам по себе. И у него возникла проблема, с которой не отказались бы столкнуться очень многие люди, в том числе и выпускники самых престижных университетов: ему стало скучно. «Честно говоря, мы не знали, что, черт побери, делать с этими деньгами. Я никогда особенно не любил покупать ценные бумаги. Мне не нравится идея вкладывать деньги в чужой бизнес. Всем известно, что у них происходит; все знают об огромных бонусах и разных фондовых опционах для себя любимых. Так что некоторое время мы просто сидели на деньгах. Большие деньги приносят очень неплохую прибыль. За год мы заработали 89 миллионов. Но мне это было не по душе. Мне даже не надо было работать. Я просто сидел и смотрел на экран, наблюдая, как ко мне текут деньги».

И вскоре Раффин опять решил действовать. «Один друг сказал, что, по его сведениям, у MGM возникли серьезные проблемы с наличностью, и компания, по всей вероятности, будет распродавать имущество. А я уже давно присматривался к гостиничному комплексу Treasure Island Hotel & Casino. Узнав о его продаже, я сразу решил встретиться к Кирком Керкоряном».

(Керкорян – знаменитейший магнат из Лос-Анджелеса, владелец сети казино. Кстати, он бросил школу в восьмом классе, сначала стал боксером-любителем, а потом получил лицензию пилота. Во время Второй мировой войны Керкорян летал через Атлантику, доставляя грузы для британских ВВС. Это было чрезвычайно рискованно, поскольку летал он на самолете, мощности которого едва хватало для перелета на такое большое расстояние. После войны Керкорян занялся авиаперелетами уже как предприниматель, а потом, уйдя в гостиничный бизнес, стал миллионером.)

«Керкорян сказал, что согласен продать компанию за 850 миллионов долларов, – продолжил Раффин. – Я в то время сидел на наличных. И предложил ему 700 миллионов. Но он отказался. А я говорю “Ну ладно, разделим разницу поровну. Даю 750”. А он мне: “Это не поровну. Поровну будет 775! В итоге сговорились на 750 миллионах”».

Приехав на интервью с Раффином, я несколько дней прожил в его прекрасном гостинично-развлекательном комплексе Treasure Island Hotel & Casino. Хотел своими глазами увидеть плоды труда талантливого бизнесмена. Раффин, в прошлом недоучка, зарабатывавший тем, что отбирал у должников любимых обезьянок, теперь владелец роскошного гостинично-развлекательного комплекса. Кстати, за несколько недель до моего приезда в нем жил еще один миллионер, так и не получивший высшего образования. Человек по имени Ги Лалиберте. Он праздновал там восьмитысячный рекордный показ шоу Mystere, первого шоу, поставленного в Вегасе его знаменитым «Цирком солнца». Постоянной «пропиской» шоу считается именно комплекс Treasure Island Hotel & Casino.

Имя Раффина, состояние которого оценивается в несколько миллионов долларов, из года в год входит в список Forbes 400. Раффин счастливо женат на бывшей Мисс Украина, модели Александре Николаенко-Раффин; у них растет сын. Сидя в роскошном кабинете Раффина в кулуарах казино, я попросил его дать совет молодым людям, мечтающим добиться в жизни такого же успеха, как он.

«Совет молодежи? Бросайте работать на чужого дядю. Это никому не подходит. Работая на кого-то, нормальных денег не заработать. Лучше откройте ларек по продаже гамбургеров. Или кафе. Вы сможете. Конечно, это очень рискованный шаг – перестать быть наемным сотрудником и начать собственное дело. Для этого нужно быть по-настоящему преданным своей мечте и готовым очень много работать, ведь нанять персонал вы, скорее всего, сможете не сразу. Любой человек может самостоятельно основать свой бизнес. Для этого не требуется большого капитала. Это вполне выполнимая задача. Просто надо работать как лошадь. Надо быть готовым трудиться ради собственной пользы».

По-моему, совет Раффина сгодится и тем из вас, кто не хочет основывать собственный бизнес и не имеет ничего против того, чтобы хоть всю жизнь оставаться наемным работником. В наши дни все наемные работники, по сути, предприниматели. Всем известно, что времена, когда люди ждали от работодателя, что он обеспечит их работой до пенсии, ушли безвозвратно вместе с уличными телефонными будками и рукописными письмами. А если работодатель не дает больше никаких гарантий, на кого же нам рассчитывать?

На собственный человеческий капитал. Это главный объект ваших инвестиций, и если вы будете вкладывать в него разумно и осмотрительно – как делают люди, описанные в этой книге, – эти инвестиции вас никогда не подведут и обеспечат средствами до конца жизни. Главная ценность бутстрэппинга, экономии и увеличения капитала – как финансового, так и человеческого, – заключается в том, что средства из этого источника можно черпать годами, и он никогда не оскудеет. Как только он у вас появляется, то начинает тем или иным способом пополнять ваш текущий счет.

Я спросил у Раффина: «А вы никогда не думали написать о себе книгу? Ваша история очень интересна. Думаю, книга получилась бы великолепная».

В ответ он спросил: «А зачем писать книгу?». А я ему: «Ну, вообще-то, для этого есть множество причин».

Тут мой собеседник, улыбнувшись и даже расхохотавшись, сказал со своим очаровательным протяжным акцентом южанина: «Майкл, за сегодняшний день мое казино принесет мне больше денег, чем вам ваша книга». И, заглянув в заполненный аккуратными колонками цифр листок, лежащий на его практически пустом рабочем столе, добавил: «Например, вчера я заработал 820 тысяч долларов. Неплохо для одного рабочего дня, верно?»

Вот она, друзья, мощь наращивания капитала. Возможно, вы и не станете миллиардером, магнатом и владельцем казино, но инвестировать в собственный человеческий капитал может каждый. И если вы вкладываете в правильный человеческий капитал – в навыки, описанные в этой книге, – эти инвестиции будут приносить отличные дивиденды до конца жизни.

 

Марк Эко, Мэтт Мулленвег и непрерывное образование

 

Еще во времена учебы в школе у Марка Эко в кармане обычно лежало не меньше 600 долларов; в некоторые недели бизнес приносил парню чистую прибыль до 1000 долларов. Нет, у него не было богатых родителей (семья Марка жила в районе, где селятся представители среднего класса и работяги). И он не торговал наркотиками и не воровал.

Просто мальчик еще в детстве научился наносить аэрографом на шляпы, куртки, футболки и даже автомобили рисунки в стиле граффити. И его искусство пользовалось отличным спросом. «Мое окружение в Лейквуде было на редкость разношерстным; там было много рабочих – евреев, афроамериканцев, выходцев из Латинской Америки. Хип-хоп в нашем районе уверенно становился главенствующей культурной тенденцией, и в основном здесь главенствовали темнокожие. А среди всего этого многообразия жил я, еврейский мальчишка, не религиозный, изо всех сил старающийся понять свою сущность и примириться со своей индивидуальностью. Ведь я был толстым белым мальчишкой – слишком толстым для брейк-данса и уж конечно не годным для рэпа.

Но я тоже занимался искусством. Местная молодежь, интересовавшаяся хип-хопом, много говорила и интересовалась граффити; это была ее эстетика. И я понял, что могу влиться в ее ряды благодаря своему искусству. Я и правда был неплохим художником. Бабушка купила мне книгу Subway Art («Искусство подземки») Марты Купер и Генри Челфанта. В восьмом классе мне подарили первый аэрограф. Вместе с компрессором и красками он стоил около 150 долларов, что в 1980-х было весьма внушительной для восьмиклассника суммой. Мои родители всячески показывали мне, что ждут от этих инвестиций хороших результатов. Я был тогда просто художником, но это стало для меня ключом от двери в большой бизнес.

Еще в средней школе я понял, что у меня есть талант к маркетингу, и основал компанию, которую назвал Ecko Airbrushing. Мои друзья-наркоманы просили меня разрисовать их авто; друзья хип-хоперы хотели, чтобы я рисовал на куртках портреты их детей. Не хочу, чтобы мои слова прозвучали, как бахвальство, но зарабатывал я тогда больше, чем большинство наркоторговцев в моей школе.

Это и стало моей школой – бизнес-школой. Я ведь был простым пятнадцатилетним подростком. Мне постоянно приходилось торчать в очереди в сервисный центр местного Sears, потому что компрессор вечно ломался. Люди вряд ли воспринимали меня очень уж серьезно. Но я должен был сам вести все деловые переговоры и обеспечивать выполнение всех поступивших заказов. Сам заказывал краски. Охотился за лучшими учебными видео – интернета тогда еще не было. Мои аэрограф и компрессор стали моими главными учителями по бизнесу; они обучали меня управлять временем, верить в успех, общаться с людьми, собирать и анализировать информацию, находить новые технологии…

Зарабатывал я очень неплохо. Однажды в старших классах в течение нескольких недель я заработал по паре тысяч долларов. В итоге у меня скопилась вполне приличная сумма». А что же Марк делал со своими сбережениями? Может, вложил их в ценные бумаги или положил на банковский счет? Нет, он поступил как истинный бутстрэппер: всю прибыль он вкладывал в развитие бизнеса и повышение собственной рентабельности. «Я вкладывал все деньги в разные маркетинговые инструменты, делал слайды и фотографии своих работ. В свободное время расписывал шляпы и бейсболки и дарил их своим клиентам. Я посещал все местные торговые ярмарки и устанавливал там свой стенд. Я все реинвестировал в бизнес».

Несмотря на то что, практически ребенком, Марк еще в школе в 1980-х зарабатывал солидные деньги и научился вести собственный бизнес лучше, чем большинство людей за всю свою жизнь, взрослые советчики все же сумели убедить его в своей правоте. «Мои школьные психологи твердили мне: “Это, конечно, здорово, все эти футболки и шляпы… Но не думаешь же ты, что сможешь таким образом прокормить своих будущих детей?” А на семейных мероприятиях родственники говорили: “Если ты поступишь в колледж, то со временем будешь зарабатывать 75−80 тысяч. А если станешь дипломированным юристом, то и вообще суммы, выражаемые шестью знаками!”».

И Марк поддался на уговоры и пошел по стопам отца – поступил в Рутгерский фармацевтический колледж. Но продолжал заниматься любимым делом. В 1992 году он решил разрисовать куртку для Майкла Бивинса из знаменитой R&B-группы Bell Biv DeVoe, которая приехала на гастроли в его город. Сам мастер после операции на плече едва двигался, но его сестра сумела выскочить на сцену и вручить подарок Бивинсу лично в руки. В кармане куртки лежала пояснительная записка. «В тот же день в три часа ночи Бивинс позвонил мне и сказал, что хотел бы сделать еще один заказ. И вскоре я, девятнадцатилетний парень, получил доступ за кулисы на любом концерте в нашем городе. Вечерами я общался с хип-хоперами и выполнял их заказы, а днем шел в фармацевтический колледж. Но учеба меня совсем не привлекала. Я не мог продраться даже через периодическую таблицу. Химия казалась мне полной бессмыслицей. Что-то во мне влекло меня в искусство; какая-то энергия, с которой я не мог бороться».

Потерпев фиаско на научном поприще и окончательно сосредоточившись на искусстве и бизнесе, Марк, конечно, не смог избежать встречи с деканом колледжа, доктором Джоном Колацци. В ходе беседы декан убедился, что студент действительно полон энтузиазма и уже добился в своем деле немалого успеха. И учитель проявил редкое понимание. «Он сказал мне: “Люди далеко не всегда хотят быть теми, кем должны быть и кем им следовало бы быть. Ты молод. Иди и занимайся любимым делом, пока молод, пока у тебя есть этот парашют молодости. А если не получится, всегда сможешь вернуться”. И я ушел из колледжа и пока еще ни разу об этом не пожалел».

Однажды друг семьи познакомил Марка с человеком по имени Сет Герцберг. New York Times писала о нем: «Герцберг просто излучает энергию. После пяти минут, проведенных рядом с ним, уже не удивляешься, что в свое время Сет ушел из колледжа, потому что и без высшего образования зарабатывал 5 тысяч долларов в неделю на продаже всякой всячины, в том числе спасенных от разрушения архитектурных украшений»{46}. За 50-процентную долю в бизнесе Герцберг инвестировал в компанию Марка 5 тысяч долларов наличными и по сей день остается его партнером. Со временем, пережив множество взлетов и падений (порой балансируя на грани банкротства), дуэт основал принципиально новую категорию «урбанистической одежды», превратив Marc Ecko Enterprises в один из самых знаменитых и узнаваемых брендов в мире мировой моды с ежегодным доходом свыше 1 миллиарда долларов.

Колледж Марк так и не окончил, но докторская степень у него сегодня имеется. В 2009 году его пригласили в Рутгерский колледж и наградили почетной ученой степенью. А еще Марка удостоили чести произнести речь на церемонии вручения дипломов выпускникам колледжа, и декан Колацци слушал своего бывшего подопечного с нескрываемой гордостью.

Я беседовал с Марком в его впечатляющем офисе на 23-й улице на Манхэттене. Надо сказать, что образование – одна из тем, которые Марк обсуждал с особым энтузиазмом. В ходе беседы он был невероятно красноречив, и именно от него я услышал слово, которого раньше никогда не слышал. Вообще-то, я с пятнадцати лет являюсь большим поклонником научно-популярной литературы, и незнакомые слова мне приходится слышать совсем нечасто, но это был новый для меня термин, который как нельзя кстати подходит к нашей дискуссии. Это слово «андрагогика». В дословном переводе с латыни оно означает «вести взрослого» – в отличие от «педагогики» (что переводится как «вести ребенка»). Я ввел слово в поисковой строке Google, и в статье Wikipedia нашел напоминающее рекламную речь описание термина «андрагогика» и одновременно способа самообразования, благодаря которому, без сомнения, добились успеха все миллионеры-самоучки, о которых я рассказываю в этой книге. По сути, уже в юном возрасте они учились и развивались как взрослые, а не как дети, Вот особенности этого способа образования:

 

Взрослым необходимо знать причину изучения чего-либо…

Основу для изучения деятельности составляет опыт (в том числе и ошибки)…

Взрослые должны нести ответственность за решения в отношении своего образования и принимать участие в планировании и оценке этого процесса…

Взрослые больше заинтересованы в изучении тем и предметов, имеющих непосредственное отношение к их работе и (или) личной жизни…

Обучение взрослых ориентировано прежде всего на проблему, а не на содержание…

Взрослые лучше реагируют на внутренние, а не на внешние стимулы…

Данный термин используется для разрешения дискуссии, посвященной различиям между самостоятельным образованием и образованием посредством общения с учителем инструктором и т. д.{47}

 

Получается, миллионеры, не получившие формального образования, отнюдь не отказались учиться. Просто они обучались по принципам андрагогики , а не педагогики.

А теперь попробуем описать концепцию, прямо противоположную представленной выше концепции андрагогики. Юному человеку, по сути, не предлагают никаких объяснений относительно того, зачем ему изучать предмет, за исключением довода «это надо знать, чтобы получить хорошую оценку и хорошо окончить школу». Детей помещают в условия, в которых они испытывают страх перед ошибками, вместо того чтобы учить их тому, что умение выходить из трудных ситуаций, предпринимать множество амбициозных попыток, совершать в ходе этого массу ошибок и учиться на них и является ключом к достижению успеха в любом деле. Далее, детей насильно пичкают информацией самого разного содержания, не имеющей ни малейшего отношения к их жизненным целям и, следовательно, совершенно их не интересующей, вместо того чтобы учить их решению реальных проблем и умению обслуживать себя. И наконец, предъявляют им бесконечное множество внешних мотиваторов. Все это и есть педагогика – обучение детей. По сути, главной характеристикой этого процесса можно назвать вбивание знаний в головы детей, которым это в основном совершенно не нужно. (Причем вбивание порой в буквальном смысле слова.)

Марк рассказал мне, что недавно начал участвовать в общенациональном движении за отмену телесных наказаний в американских школах. Он сообщил, немало меня шокировав этим фактом, что подобные наказания считаются законными в двадцати штатах; что ежегодно более 222 тысяч учеников подвергаются экзекуции учителями и более 20 тысяч после этого вынуждены обращаться в медицинские учреждения. «Ни в одном штате США никто не может ударить заключенного, – сказал мне Марк. – А бить ученика в качестве дисциплинарного взыскания можно в целых двадцати штатах». Активное участие в этом движении принимает и бывший куратор Эллиота Бисноу Энтони Адамс, о котором я рассказывал в главе 2. Шокирующий анахронизм узаконенного телесного наказания в ряде штатов уходит корнями в нашу давно устаревшую систему образования, нацеленную на превращение детей после окончания школы в бессловесную массу послушных заводских рабочих. И наглядно демонстрирует, насколько сильно педагогические принципы расходятся с современными экономическими реалиями. Можете ли вы себе представить, чтобы кто-то насильственными методами пытался заставить другого человека основать новую компанию или предложить блестящую новаторскую идею?

Слава Богу, люди, описанные в этой книге, очень рано начали относиться к себе, как ко взрослым – ибо в нашей системе образования на это мало кто способен. Сомневаюсь, что большинство моих героев когда-либо слышали умное слово «андрагогика», но все они, без сомнения, большие мастера в этой области. Вот почему они богаты и успешны, а большинство людей, из которых шестнадцать лет целенаправленного педагогического воздействия начисто выбивают инстинктивную тягу к креативному самообразованию, нет.

Судя по всему, почти все, с кем я беседовал для этой книги, имеют общую отличительную особенность: они в высшей степени серьезно относятся к непрерывному образованию. Иначе говоря, в молодости они не «напихиваются» всевозможными знаниями и информацией, влезая при этом в огромные долги и прибегая к помощи сомнительного педагогического искусства, только ради того, чтобы, не дай Бог, не стать частью неквалифицированной рабочей силы. Вместо этого они и во взрослом возрасте учатся всю жизнь, постоянно, упорно и постепенно вкладывая время и деньги в свой рост.

Мэтт Мулленвег – один из тех, что убежден в огромной важности выработки привычки к непрерывному образованию, как личностному, так и профессиональному, и к постоянному чтению. В начале 2000-х, будучи студентом Хьюстонского университета, Мэтт начал самостоятельно, по бесплатным онлайн-учебникам, изучать язык программирования PHP. В технических вопросах он разбирался не очень хорошо – в средней школе парня интересовал в основном саксофон. Но довольно скоро, благодаря самообразованию, начал выполнять простые задания, связанные с PHP-программированием. «Я научился устанавливать на сайте счетчик посещений и знал прочие немудреные штучки вроде этого, – рассказал мне Мэтт. – Онлайновая инструкция по PHP содержит всю необходимую информацию и подсказки. Там можно найти все, что надо знать. В онлайновом мире вообще можно научиться чему угодно».

Со временем он развил навыки программирования и вышел далеко за рамки простейших задач. По сути, Мэтт совершил настоящую революцию в интернете. Это были дни зарождения и расцвета блогинга, и он решил создать на основе языка PHP специализированную платформу, которую назвал WordPress.

Все больше и больше людей начинало пользоваться его платформой, популярность Мулленвега росла, и вскоре ему предложили работу на популярном сайте CNET. «Именно такую работу я мечтал найти после окончания университета: отличная зарплата, и все остальное. И я спросил себя: “Чего ждать?”». После второго курса Мэтт ушел из университета и начал сотрудничать с CNET.

При этом он утверждает: «Одна из характерных особенностей предпринимателей – то, что им, как правило, трудно быть наемными работниками. Честно, говоря, не думаю, что в моем лице CNET приобрел наилучшего сотрудника. В основном я занимался своими собственными проектами, в частности все той же WordPress». Его платформа для блогинга становилась все более популярной, и довольно скоро Мэтт решил уйти из CNET и полностью сфокусироваться на своем детище. Сегодня WordPress – крупнейшая система для управления контентом и самая большая платформа для блогинга в мире; на ней базируются около 13 процентов всех сайтов мира, и на момент написания этих строк последняя версия платформы скачивалась 27 миллионов раз. Надо сказать, многие специалисты в области книгоиздания обвиняют сеть вообще и блогинг в частности в ослаблении интереса людей к серьезному чтению, то есть к чтению книг, и в переходе к поверхностному «многозадачному» просматриванию материалов онлайн. При этом трудно найти человека, который относился бы к традиционной форме чтения и авторства более уважительно и серьезно, чем главный вдохновитель блогинговой революции Мэтт Мулленвег.

Сидя в кафе недалеко от своего офиса WordPress на набережной Эмбаркадеро в Сан-Франциско, Мэтт сказал мне: «Во всех людях, добившихся успеха, я нахожу одно и то же качество – все они заядлые читатели. Книга как формат в наш век цифровых технологий явно недооценена. Я первый, кто скажет, что блоги – это потрясающее явление. Но они, как правило, короткие. А мой мозг куда сильнее напрягает информация масштабного формата. Когда пишешь книгу, тебя захватывает целиком. А когда человек читает написанную другим человеком книгу, он, по сути, постигает всю его жизнь, дистиллированную в одном этом произведении. И это очень и очень впечатляет.

Мне кажется, в этой сфере все развивается по суперциклам, и сегодня традиционное, полноформатное авторство находится в состоянии полной деградации. Думаю, мы сумеем миновать этот этап, и со временем ситуация исправится. В результате появления электронных книг в формат одной традиционной книжки можно вместить целую библиотеку. Но я, например, перестав одно время читать книги и перейдя исключительно на интернет-контент, вскоре понял, что тупею. Несколько лет назад я подумал: “Чувак, кажется, ты поглупел”. Я почувствовал это и понял, что надо опять начать читать книги. И когда я основывал свою компанию Automat-tic, тоже осознал, что совершенно не понимаю, что делаю, и что мне надо как можно больше читать. В наши дни электронная книга стоит всего 10 долларов. Ее может купить каждый желающий. Возьмите, например, лучшие книги о предпринимательстве. Скажем, «Бизнес и инновации» Питера Друкера. Или «Стартап» Гая Кавасаки[49], которая очень вдохновляла меня, когда я основывал свое первое предприятие. Что же нас сдерживает? Все, чем придется пожертвовать, – это время и несколько долларов. А если денег нет совсем, можно пойти в библиотеку. И получить там доступ к величайшей мудрости мира по любой интересующей вас теме».

 

 

Навык успеха № 6

Превратите себя в бренд

 

или К черту резюме!

 

В августе 2009 года мне на глаза попался твит известного издателя Дебби Стайер (я ее фолловер); в то время она была первым вице-президентом и директором по цифровому маркетингу издательства HarperCollins. В твите Дебби спросила: «Найдется ли издатель, который возьмет на работу эту женщину?»

Заинтригованный, я щелкнул на ссылке и прочел статью о недавней выпускнице колледжа по имени Мэриан Шембари, сделавшей нечто поистине примечательное.

Как многие выпускники учебного заведения гуманитарного профиля, Шембари мечтала о работе в крупном издательстве. И, как многим выпускникам, ей не слишком в этом везло. «Я окончила колледж в мае и к середине августа была готова была выть на луну, потому что в моей профессиональной жизни ровным счетом ничего не происходило. Я разослала просьбу о приеме на работу практически во все издательства Нью-Йорка. По сути, я сделала все, что нам советовали в центре трудоустройства в колледже. У меня было отличное резюме. Я два часа потратила на составление впечатляющего сопроводительного письма. Оно получилось идеальным, но после того, как я его разослала, опять ничего не произошло. Я сделала все, что мне говорили другие люди, чтобы получить работу, но ничего не сработало; мне так никто и не позвонил. Я просто затерялась среди тысяч других ищущих работу. Однажды, когда я принесла заявление в совсем маленькое издательство, один из сотрудников сказал мне, что у них уже есть 500 желающих. Это была не самая лучшая работа в мире, там платили сущие гроши, и все равно люди из кожи вон лезли, чтобы устроиться туда», – рассказала мне Мэриан.

И тогда девушка решила пойти другим путем. Она потратила 100 долларов на объявление в Facebook под заголовком «Хочу работать в HarperCollins» благодаря чему его показывали пользователям, которые указали, что они работают в этом крупнейшем нью-йоркском издательстве:

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.034 с.)