ТОП 10:

ПРЕТЕНЗИИ ЕВРЕЕВ НА ПРЕВОСХОДСТВО



 

В начале 70‑х годов, в период бурного эгалитаризма я прочитал «Географию интеллекта»[513]написанную еврейскими партизанами Натаниэлем Вэйлем и Стефаном Поссони, а также популярную книгу под названием «Еврейская тайна»,[514]написанную Эрнестом Ван Ден Хаагом. Они выдвигали открытые претензии на то, что евреи обладают генетическим, культурным и моральным превосходством. Они бесстыдно говорили о том, на что еврейские историки лишь намекали. В 1969 году популярный британский новеллист С. П. Сноу выступил с речью перед еврейским советом, в которой он заявил, что из‑за «узко родственного размножения» евреи обладают «превосходством по отношению ко всем живущим народам».[515]

Тогда, как и сейчас, в объяснении успеха евреев некоторые еврейские авторы предполагают, что структура иудаизма имеет позитивное генетическое влияние на умственное развитие. Утверждение того, что евреи обладают генетическим превосходством, тепло встречается той же самой прессой, которая так едко порицает как аморальность и зло, то, что они называют «кавказским генетическим превосходством».

Вэйл убедительно доказывает, что еврейские традиции имеют эугеническое воздействие, ссылаясь при этом на тот факт, что наиболее успешные еврейские ученые и, соответственно, наиболее интеллигентные представители еврейского общества, раввины, поддерживались своими земляками в том, чтобы иметь большие семьи. Он сравнивает высокий уровень рождаемости в семьях раввинов с обетом безбрачия католических священников, который, по его мнению, оказывает губительное влияние на неевреев.

Я, конечно, мог понять, как такие репродуктивные модели могут оказывать позитивное влияние на еврейских интеллигентов, и я, конечно, желал признать тот факт, что евреи являются очень интеллигентными людьми. Что поразило меня, так это тезис Вэйла о том, что еврейские социальные модели могут также влиять на их умственное развитие. Я долгое время был уверен в том, что как умственное развитие, так и поведенческие тенденции заложены на генетическом уровне, и впервые, я начал подумывать всерьез о различиях между евреями и неевреями. Каково их происхождение – культурно‑религиозное или генетическое? Чтобы проникнуть в суть этой проблемы я посмотрел на применение эволюционной биологии к развитию еврейского народа.

Чарльз Дарвин в «Происхождении видов»[516]рассматривает проблему воздействия естественного отбора на индивида, и, что еще более важно на селекционный процесс, который вовлекает виды и подвиды (расы). Он изучал происхождение групп генетически связанных индивидов и изучал их приспособленность к выживанию в окружающей среде. Второе название его шедевра звучит; сохранение лучших рас в борьбе за выживание.

Не многие понимали механизм группового отбора в применении к человеческой эволюции. Возможно, наиболее ранним представлением этого была книга сэра Артура Кейта, написанная в 1948 году «Новая теория человеческой эволюции».[517]Кейт объяснял, что поскольку индивиды подвержены воздействию эволюции, постольку ему подвержены и борющиеся группы. В начале 60‑х исследователь У.Г. Гамильтон и другие начали современные исследования в области генетического основания социального поведения, что сейчас носит название социобиологии.[518]Принципы социобиологии впервые были сформулированы Дж. С. Уильямсом в 60‑х годах и были запечатлены в принципах поведенческой генетики и в эпохальной работе доктора Эдварда Уильсона «Социобиология: Новый синтез».[519]

Я прочитал книгу Уильсона всего несколько месяцев спустя после его выхода в свет и нашел ее великолепной. Хотя Уильсон искусно обошел применение своих теорий к человеческим расам, он предложил значительные свидетельства тому, что поведение как наиболее элементарных существ, например, муравьев, так и человечества во всей своей сложности, имеет биологическую основу и движется стремлением сохранить свой генотип. Генетическое родство превратилось в мощный фактор в эволюции и поведения. В этом контексте преданность группе и альтруизм становятся понятными с точки зрения эволюции, в которой индивид может пожертвовать свою жизнь и свою способность к репродукции, чтобы обеспечить выживание тем, кто генетически подобен ему. Ричард Александер, Филлипп Раштон, Д.С. Уильсон, Кевин МакДональд, Эдвард Уильсон, Эдвард Миллер и многие другие в течение двух последующих десятилетий развивали эти идеи. Они продемонстрировали, что человеческие группы, отличаясь своим генетическим строением, претерпевают социальное воздействие, аналогичное тем, которое. испытывают борющиеся виды и подвиды животных. Новая, научная дисциплина, названная Поведенческой генетикой и Эволюционной психологией продолжает завоевывать новые области, демонстрируя связь наследственности с человеческим поведением, как на индивидуальном, так и на групповом уровне.

Открытие социобиологии и поведенческой генетики в значительной степени увеличило наше понимание развития расовых отличий. Легко понять эволюционное воздействие грубого северного климата на более чем 5.000 поколений европейцев и влияние мягкого климата Африки на черную расу.

В дополнение к этому, социальные табу, обычаи и социальная организация человеческих существ с момента зарождения.

Цивилизации также могут иметь значительное влияние на репродуктивные модели и генетический состав. Несмотря на то, что одомашнивание собаки произошло сравнительно недавно, человечество, путем селекции создало сотни пород, которые отличаются друг от друга в значительной степени. Все эти породы происходят от одного вида, и все способны к генетическому смешению. Вот как энциклопедия Гролера характеризует разнообразие собак, и как селекционное выведение повлияло на внешность и на темперамент:

Собаки отличаются в большей степени по внешнему виду, чем по анатомической структуре. Все взрослые собаки могут весить от 2 до 99 кг, в зависимости от породы и отличаться по росту от 12.5 до 90 см. Остальные отличия включают длину ног, длину морды, размер ушей, длину, форму и положение хвоста; длину, интенсивность, цвет и качество шерсти. С ходом времени были выведены различные породы, с темпераментом, соответствующим тем задачам, которые они должны выполнять. [520]

Таким же образом, как люди могут выводить генетически отличающиеся породы собак, определенная социальная структура и политика могут повлиять на человеческую эволюцию. Социальные структуры, особенно те, которые влияют на модели браков, могут повлиять на уровень репродукции и выживание. Они могут, конечно, повлиять на человеческий темперамент и поведение таким же образом, как селекционеры собак создают породы, такие спокойные, как сенбернар или такие гиперактивные, как пекинес. Мы знакомы с людьми, которые от природы так же агрессивны, как питбуль или так же дружелюбны, как Лабрадор.

Является ли поведенческая модель евреев порождением таких культурных институтов, как Иудаизм и его детище сионизм, или что‑то присутствует в их генотипе, что направляет их, в их последовательном поведении которых они придерживаются во всех сильно отличающихся культурах в течение трех тысячелетий? Мне было любопытно узнать, каким образом структура и природа Иудаизма могла повлиять сквозь века на генетические характеристики еврейского народа.

Точно так же, как виды животных, занимающих определенную географическую территорию, развивают групповую эволюционную стратегию борьбы за источники, так и человеческие группы делают то же самое – даже в цивилизованных обществах. У них могут развиваться определенные поведенческие черты, которые дают им преимущество в борьбе и больший успех при репродуктивности. В человеческих обществах, где взаимодействуют генетически отличные группы, они могут ассимилироваться и терять свои генетические отличия, либо могут развивать этноцентрические идеологии и поведение, которое благоприятно влияет на отличительные черты их собственного генетического состава. Этноцентрическая группа в состоянии даже вырабатывать свою собственную религию, которая выступает в качестве ее эволюционного ответа другим группам.

Я заинтересовался, стали ли евреи генетически обособленными от других народов Европы и, если да, то насколько глубок разрыв. Прочно ли укоренились тенденции превосходства и этноцентричности в их генетическом коде или они. Являются результатом культурного отношения их религии и отдельных обществ, который они создали сами? Годы спустя, в 90‑х, та же самая еврейская антропология, которая отказывала в важности европейскому массовому сознанию и «чувству национальной идентификации, утвердила еврейство, и „еврейскую идентификацию“. В статье „Евреи, мульткультурализм и боасианская антропология“ в „Американском антропологе“ еврейский автор Джелиа Фрэнк называет американскую боасианскую антропологию „еврейской историей“.[521]Она указывает на то, что центральная роль евреев была целенаправленно приукрашена из страха, что не евреи поймут, что:

Постоянный спор о еврейском происхождении и их предназначении в последнее время оживился. Преобладание еврейских интеллектуалов в ранние годы боасианской антропологии и еврейская идентификацияантропологов последующих поколений в значительной мере умалялась в истории дисциплины…

Это эссе сводит вместе части различных споров о евреях в антропологии для новых поколений американских антропологов, особенно для тех, кто беспокоен применением теорий мультикультурализма на практике…

Здесь всегда наблюдалось некоторое обеление еврейской этничности, что являлось отражением страхов антисемитской реакции, которая могла бы дискредитировать дисциплину антропологии и отдельных антропологов – Джелиа Фрэнк.

Сейчас во время политического и культурного преобладания расового плюрализма в европейском обществе, Франк обнаруживает, что еврейские антропологи утверждают свою еврейскую этничность и групповую идентификацию.

Любое количество ученых, которое будет отстаивать еврейство в академических кругах одновременно будет пытаться раскрыть и определить, что еврейская идентичность может означать больше, чем предполагается в университетах и других академических институтах. Некоторые соответствующие этому высказыванию примеры из длинного и все еще продолжаемого списка источников (в дополнение к тем, что были указаны выше) включают в себя следующее: Бехар 1996; Бояриан 1992, 1996; Эйльберг‑Шварц 1990, 1992, 1994; X. Голдберг 1987, 1995; Клибат 1996; Ночилин и Гарт 1995; Препл 1989, 1990, 1996; Робин‑Дорсив и Фишер Фишкин 1996; Шнайдер 1995.

Появление «Еврейской идентичности» как термина и феномена на самом деле стоит комом в горле еврейских же антропологов, вовлеченных в мультикультурный дискус. [522]

Статья сразила меня. Те же самые антропологи, которые утверждают европейцам, что в реальности не существует таких вещей, как раса и расовая идентификация, теперь заявляют о еврейском отличии и генетической идентификации. Статья Фрэнк имеет своим продолжением восхваление еврейской гордости в работе Барбары Мейерхофф «Сосчитай наши дни».[523]Все это было опубликовано в журнале антропологии, который постоянно принижает идею расы и этнической гордости европейцев.

Когда я впервые столкнулся с проблемой генетической отнесенности евреев, я подумал, что лучшим способом изучить эту проблему, было рассмотреть насколько похожи друг на друга проживающие в разных географических районах евреи, и насколько они отличаются от нееврейского населения, среди которого они живут. Отличаются ли евреи от других европейцев также как, скажем, англичанин отличается от француза или немец от русского? Либо они вообще не похожи на все европейские подрасы?

Серьезная работа была проделана в этом направлении, в основном еврейскими исследователями, которые усердно изучали генетический состав своего народа. Они просветили меня по этому вопросу почти в той же мере, в которой я получил интересные взгляды на историю евреев из еврейских хроник.

Первый момент, который я обнаружил, была информация о наборе врожденных болезней, которые присущи почти исключительно еврейскому обществу. Их присутствие, безусловно, означает генетические отклонения, которые являются специфичными для еврейского населения и демонстрируют их генетическое отличие от неевреев. Вскоре я обнаружил научные работы, посвященные именно этой проблеме.[524][525]

Исследователи генетики Закси Бат‑Мириам обнаружили удивительное сходство между еврейским населением девяти стран Северной Африки» Среднего Востока и Центральной Европы. В то же время они нашли резкие отличия между евреями и неевреями этих же самых стран.[526]

Изучая данные группы крови Моурант, Копек и Доманевска‑Собчак написали в книге, которую они назвали «Генетика евреев», что:

Можно сказать, что, в общем, данные группы крови… подтверждают относительную гомогенность основных исторических еврейских обществ. [527]

Сейчас мы знакомы с мнением еврейских антропологов и генетиков – тех самых, которые регулярно поучают нас, что нет большой разницы между черными и белыми – которые нагло утверждают, что еврейский народ генетически отличен и относительно гомогенен. Они спорят о том, что существуют некоторые отличия между основными этническими делениями евреев, но что в целом евреи это единый народ с ограниченным генетическим сходством с европейским населением, среди которого он расселяется.

В данных группах крови не были обнаружены значительные отличия в еврейском населении Ирака, Ливии, Германии и Польши, зато было обнаружено, что генетические отличия между неевреями и евреями проживающими на одной и той же территории в три или пять раз больше чем между евреями проживающими в различных нациях. В работе 1977 года исследователь пришел к выводу, что не так много примесей имело место между евреями и их нееврейскими соседями в течение последних семисот лет. [528][529][530]

Милл и Кобелинский обнаружили в своих работах, что восточно‑европейские евреи более похожи на европейских евреев, чем на неевреев Восточной Европы. [531]

Кобелинский и Лившиц, используя кластерный анализ двадцати пяти морфологических признаков, обнаружили, что евреи в России в шесть раз меньше похожи на русских, чем русские на немцев. Они также продемонстрировали, что евреи являются полностью отличными от 24‑х этнических группировок России, Германии и Польши. [532]

Следующее исследование сравнивало современных евреев и еврейские скелеты, которым больше трех тысяч лет, найденные на среднем востоке. Зофар, Смит и Кайе изучали челюстную морфологию Марокко, Курдского Ирака и Восточно‑европейских стран. Они обнаружили больше сходства между разбросанным по всему миру еврейским населением, чем между нееврейскими группами, проживающими рядом с ними. Группа старинных еврейских скелетов оказалась гораздо более похожей на еврейское население, чем на любую нееврейскую группу, изучаемую с одиннадцатого столетия. [533]

Один исследователь подвел итог всем генетическим различиям, заявив, что между евреями во Франции и нееврейскими французами обнаруживается втрое больше отличий, чем между французским евреем и евреем, проживающим в России или на Среднем Востоке.

Эти работы поразили меня. Я никогда бы не предположил, что евреи настолько отличаются генетически от всех европейцев. Я знал нескольких евреев, которых невозможно было отличить от любого из американцев или европейцев. Судя только по их внешности, невозможно было представить, что они в три раза больше отличаются от нас, чем от любого еврея в отдаленных регионах мира. Но исследования доказывают, что значительные генетические отличия существуют между евреями и европейцами. Мне было любопытно узнать, почему внешне они не отличается настолько сильно.

Фриц Ленде еще в 1930 году предположил, что еврейское сходство с европейским населением вовсе не означает, что они имеют одинаковый генотип.[534]Он предположил также, что сходство их внешнего вида может быть результатом естественного отбора генов в рамках еврейского генотипа. Это могли быть просто маленькие пучки генов, которые бездействуют в еврейском генотипе или которые появились из‑за ограниченного генетического смешения с неевреями, и которые затем попали под воздействие социальной среды. Гены, которые вызывали значительное внешнее сходство с неевреями могли быть также результатом принятия и аккумуляции здоровья и социального распространения, а потому имели значительный репродуктивный успех.

Аналогичные процессы претерпевают некоторые виды бабочек, которые не связаны тесно между собой, но которые похожи друг на друга по своему генотипу. Только маленький набор генов оказывает влияние на внешность среди еврейского населения и именно поэтому наблюдаются случаи сходства их с нееврейским населением. В течение многих поколений внешнее сходство с неевреями могло увеличиваться, в то время как части мозга, которые являются ответственными за тенденции поведения и умственные способности, не подвергались влиянию.

Согласно эволюционной генетике, возможно, что евреи стали похожи на своих земляков‑хозяев по внешнему виду, в тоже время все больше отдаляясь по умственным и поведенческим характеристикам,

Мне также встретилось некоторое количество популярных источников, утверждающих, что смешанные браки евреев и неевреев положат конец генетическому различию между ними. Как во многих других вопросах, имеющих дело с евреями, существует большое количество информации по этому вопросу.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.011 с.)