ТОП 10:

Give me your tired, your huddled мasses, Yearning to breathe free. The wretched refuse of your teeming shore.



– Emma Lazarus

Наплыв европейцев в Северную Америку привел к тому, что индейцы вынуждены были переселяться и, в конце концов им достались лишь резервации. Аналогично протекала беспрерывная миграция евреев в Палестину, что противоречило интересам палестинцев, но для евреев было необходимо захватить регион. Это положило начало основанию сионистского государства.

Любое племя, раса или нация, желая сохранить свою культуру, интересы группы и суверенитет должны сохранять доминирующий статус в том географическом регионе, где они расселяются. Большинство наций осознали этот факт еще во времена ранних цивилизаций, и каждая современная нация стремится строго контролировать свои границы и процесс иммиграции.

Большинство американцев рассматривают историю индейского сопротивления европейским колонизаторам как морально оправданную, но в свете искаженной этики сегодняшнего дня некоторые считают европейско‑американские попытки предохранить наш уникальный генотип и культуру от неевропейской иммиграции, как достойные порицания.

Однако, несмотря на всеобъемлющую пропаганду, прославляющую мультикультурализм и навязываемые СМИ радости разнообразия, опросы общественного мнения в Америке показывают преобладающую оппозицию неограниченной иммиграции. Аналогичные общественные настроения сохраняются в каждой европейской нации.

Только после иммиграционного акта 1965 года Конгресс США начал игнорировать желания большинства и положил начало политике, которая дискриминировала потенциальных европейских иммигрантов, и способствовала массивной неевропейской иммиграции. Начиная с этого времени, федеральное правительство демонстрировало малую заинтересованность в усилении иммиграционных законов и политики сохранности наших границ. Результатом этой политики был поток цветных иммигрантов, как легальных, так и нелегальных. Иммиграция и высокая рождаемость цветного населения изменили американскую нацию таким образом, что от 90% европейцев в начале 60‑х к концу века осталось только 70%. Американское бюро по переписи населения предсказало, что к середине XXI века, еще во время жизни многих из тех, кто читает эти строки, американцы‑европейцы будут этническим меньшинством в США. Мы уже являемся меньшинством во многих больших городах Америки и скоро будем в меньшем количестве в Калифорнии и Техасе. Политика, аналогичная действующей в США, привела большое количество неевропейцев в Канаду; негров – в Великобританию; североамериканцев и азиатов – во Францию; турков – в Германию; и настоящее попурри из чужеземных рас в Скандинавию, Испанию и Италию.

Поскольку я рос, сознавая некоторые национальные вопросы, для меня было очевидным, что новая иммиграционная политика США и Европы в серьезной степени повредит западным обществам. Уже некоторое время спустя после изменений в иммиграционной политике обострились проблемы преступности во всех подверженных этому процессу нациях. Страдало качество образования, и увеличились проблемы социального благосостояния. Если эта запланированная расовая трансформация ускорится, все эти болезни достигнут катастрофических пропорций.

Какая группа может что‑либо выиграть от этого демографического Армагеддона? Иностранцы‑индивидуалы, которые могут извлечь выгоду из экономических возможностей, предоставляемых западными обществами. Когда я наблюдал за борьбой, касающейся иммиграционных законов в течение последних 100 лет в Америке, стала очевидной движущая сила открытия американских границ: это было организованное еврейство, персонифицированное в поэтессе Эмме Лозарус, чьи строки я привел в начале главы.

К тому времени, когда я был студентом младших курсов в университете, я убедился, что массовая неевропейская иммиграция уравновесила величайшую кратко– и долговременную угрозу Америке, которую я любил. Я осознавал, что до тех пор, пока не будет аннулирован иммиграционный акт 1965 года, он будет звучать как похоронный звон по моей стране. Большая часть из того, что я читал, указывала на длительную историю усилий организованного еврейства произвести радикальные преобразования в американских иммиграционных законах. Я связался с Дрю Смитом, старым новоорлеанским адвокатом, автором книги «The Legacy ofthe Melting Pot» (Наследие Мелтинг Пот) и тем, кто научил меня многому по вопросам иммиграционной проблемы[491].

Мы встретились со Смитом в дождливый день после занятий в Совете регистрации граждан. Он объяснил мне историю американских иммиграционных законов. Процитировав строки Лозарус у подножия статуи Свободы, он спросил: «Чьим интересам могло служить наводнение Америки „жалким отребьем?“. Он быстро ответил на свой собственный вопрос: „Это было в интересах единого народа, который использовал расовую солидарность в качестве оружия, оружия, которое они хотели иметь только для себя. Попытки изменить американские иммиграционные законы и в конечном итоге сместить европейское большинство велись почти исключительно евреями“.

Смит объяснил, что Эмма Лозарус – как многие другие активисты‑иммигранты – была еврейской партизанкой, поддерживающей создание эксклюзивного еврейского сионистского государства в Палестине, но в то же время, выступающая за «многообразие» для Америки. Он указал мне на то, как такие евреи как Лазарус смогли даже изменить значение статуи Свободы. Прекрасный желто‑зеленый колосс первоначально не имел никакой связи с иммиграцией и предшествовал созданию иммиграционного центра на острове Эллис. Это был подарок Франции по случаю празднования американской революции, а вовсе не в честь прибытия «жалкого отребья» на американские берега.

Эмма Лозарус более всего известна за свои осуждающие выступления против российских погромов, последовавших за убийством царя Александра II в 1881 году. Ирония богата: женщина, посвятившая себя созданию элитного еврейского государства в Палестине, была обеспокоена тем, чтобы превратить Америку в убежище для отверженных мира сего. У Дрю Смита было много книг по иммиграционному вопросу, включающих некоторые, написанные евреями, в которых он отметил несколько важных отрывков. Я одолжил их у него и с удовольствием покопался в них.

Еврейские организации, такие как Американский еврейский конгресс, возглавляли (и все еще возглавляют) усилия, направленные на либерализацию американской иммиграции и создавали препятствия на пути принятия законов, ограничивающих ее. В 1921 – м, 1924‑м и 1952‑м годах. Конгресс принял законодательство, которое пыталось поддерживать расовый статус кво в Америке. Достаточно интересным является тот факт, что, несмотря на то, что англо‑американцы были преобладающим большинством американского населения, а также и Конгресса, они не пытались увеличить свою долю в американском населении, а просто пытались поддерживать статус кво каждой группы. В ранних спорах о законодательстве евреи выступали приверженцами идеи открытой иммиграции и страстно противостояли сохранению Америки как этнически европейской христианской нации. В Палате Представителей Адольф Саббат, Самуль Дикстайн и Эммануэль Сэллер возглавляли борьбу за неограниченную иммиграцию, в то время как в Сенате Герберт Лемон и позднее Якоб Явиц координировали эти усилия.

В ранней борьбе Представитель Левитт в своих выступлениях перед Конгрессом ясно обрисовал картину вовлеченности евреев:

Инстинкт национальною и расового сохранения не должен порицаться… Никто лучше чем господин из Иллинойса [мистер Саббат] или джентльмены из Нью‑Йорка мистер Дикстайн, мистер Якобстайн, мистер Селлер и мистер Перельман не могут понять желание американцев сохранить Америку для американцев.

Они представители великого исторического народа, который сохранил свою национальную идентификацию в течение веков, потому что искренне верил в то, что является избранным народом, с определенными идеалами, которые необходимо поддерживать, и потому что понимал, что потеря расовой идентификации означает смену идеалов. Этот факт должен помочь им и большинству наиболее активных оппонентов этой меры понять и принять нашу точку зрения, которая вовсе не является экстремистской, а лишь требует, чтобы примесь других народов была такого вида и качества, которая не допустила бы изменения расовых характеристик быстрее, чем осуществится их ассимиляция, как в управлении, так и в крови» (Запись Конгресса, 12 апреля 1924 года). [492]

Социолог Эдвард А. Росс в своей влиятельной книге 1914 года «Старый и новый мир: значение прошлой и настоящей иммиграции для американского народа», процитировал знаменитого про‑иммигрантского лидера Израиля Зангвиля, который указывал, что Америка является идеальным местом для реализации еврейских интересов. Далее Росс резко высказывается о еврейском влиянии.

Вот почему евреи имеют свои интересы в иммиграционной политике: следствием этого выступают старания евреев контролировать иммиграционную политику США. Несмотря на то, что их иммигрант является каждым седьмым в сети наших иммигрантов, они борются за принятие иммиграционного законопроекта…систематическая компания, проводящаяся в газетах и журналах, направленная на то, чтобы разрушить все аргументы против и успокоить все наивные страхи ведется для одной и той же расы. Иудейские деньги стоят за Национальной Либеральной Иммиграционной Лигой и ее многочисленными публикациями. [493]

В 1924 году конгрессмен Нуд Уэфулд указал на связи коммунистов со многими еврейскими иммигрантами и заключил, что многие евреи «не испытывают сочувствия к нашим старым американским идеалам».

Управление нашей интеллектуальной жизнью многих ее областях попала в руки этих умных пришельцев, которые не испытывают сочувствия к нашим старым американским идеалам… которые обнаруживают наши слабости и потворствуют им и богатеют благодаря ущербу который они причиняют нам.

Наша система развлечений в целом завоевана людьми, которые попали сюда на гребне Юго– и Восточно‑европейской иммиграции. Они снимают наши ужасные фильмы, пишут многие из тех книг, которые мы читаем, н издают наши журналы и газеты. (Отчет конгресса, 12 апреля 1924 года). [494]

Последним важным законом, изданным Конгрессом, чтобы защищать статус кво Америки был акт Уолтера Маккерена 1952 года. Оппозицию Конгресса представляла еврейская тройка, состоящая из Селлера, Явица и Демона. Также принимали участие в оппозиции все крупные еврейские организации, включая Американский еврейский конгресс, Американский еврейский комитет, АДЛ, Национальный совет еврейских женщин и дюжина других (в том числе и коммунистическая партия США). В ходе дебатов в Конгрессе Френсис Уолтер отметил, что единственной гражданской организацией, которая находилась в оппозиции всему законопроекту, был, американский еврейский конгресс. Представитель Селлер в свою очередь отметил, что Уолтер «не должен был переоценивать в той степени, в которой он это сделал людей единой веры, которые противостоят законопроекту» (Отчет Конгресса, 23 апреля 1952 года).[495]

Когда еврейский судья Симон Рифкайнд выступал против законопроекта на совместных слушаниях, он отметил, что в своей поддержке гибнущему иммиграционному законодательству США, он выступает, как «представитель большой части религиозных и светских мнений, которых придерживаются, используя религиозную терминологию, правые и левые экстремисты евреи».[496]

Меня охватывала нервная дрожь, когда я читал мужественные замечания, которые высказывал конгрессмен из Миссисипи Джон Ранкин в ходе дебатов. Сегодня такие правдивые комментарии, высказанные любым из официальных представителей, вызвали бы стремительный поток оскорблений, который мало кто смог бы выдержать.

Они скулят о дискриминации. А знаете ли вы, кто на самом деле дискриминируется? Белые христиане Америки, те, кто создал эту нацию… Я говорю о белых христианах севера и юга…







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.10.64 (0.012 с.)