ТОП 10:

В таком случае, документы показывают, что Красный Крест ошибался всякий раз. Мало того, что, чиновники Красного Креста не поняли ситуацию, но они еще донесли неправильную информацию до союзников.



Тенденция не доверять ужасным историям

Некоторые документы Красного Креста показывают, что организация упорно по крайней мере поначалу брала на веру сказки и сплетни о нацистской жестокости. Как и вся общественность, служащие Красного Креста не понимали реальной сути преступлений фашистов…

«Нет сомнения, что Красный Крест позволил фашистам использовать себя», – говорит директор регистрации переживших Холокост при Holocaust Memorial Museum в США Раду Иоаннд. «Нет сомнения, что их обманули». [476]

Очевидно, что если причиной печально высокого уровня смертности являлись недостаток лекарств, нехватка инсектицидов (для борьбы с переносящими болезни вшами), и еды – благодаря разрушениям и военной разрухе – нацисты боялись инспекторов и добровольцев Международного Красного Креста в лагерях не более, чем британцы боялись помощи на руинах Восточного Лондона после воздушных налетов. Неужели сторонники Холокоста считают, что члены Международного Красного Креста были частью антисемитского нацистского заговора Холокоста? Или может быть члены Красного Креста, несмотря на посещение лагерей во время войны и доставки заключенным 973.000 пакетов и посылок (о чем свидетельствуют их собственные записи), просто не видели доказательств всех этих массовых отравлений, сжиганий или «экзекуционного оборудования», и по этой причине не замечали усилий нацистов целенаправленно истребить всех евреев?

Оказывая помощь сотням тысяч беженцев добровольцы Красного Креста наверняка слышали рассказы о зверствах нацистов и сплетни о массовых отравлениях, они помечали эти сплетни и следили за появлением любого доказательства в их пользу, но не увидели ничего, свидетельствующего о том, что это правда. В конце войны в таких лагерях, как Бухенвальд, они видели огромное количество тел, но их собственные отчеты сводят весь ужас к эпидемиям болезней, с которыми даже британским оккупантам, а также самому Красному Кресту тяжело бороться. В частности, британцы подсчитали, что большое количество людей умерло в лагере Берген‑Бельзен уже после того, как ими был принят контроль над лагерем.

Еврейские силы осуждают ревизионистов, которые поднимают здравые вопросы о Холокосте, типа «Как мог происходить Холокост прямо под носом у Красного Креста?» Неудивительно, что они хотят, чтобы эти вопросы были сокрушены, а те, кто их задает – заключены в тюрьму. Их версия событий Холокоста не может устоять перед такими расспросами.

 

ПОЧЕМУ «НЕТ» ДЕБАТАМ?

 

Официальные приверженцы Холокоста проводят международную кампанию с целью устранить неуместные вопросы. Большинство людей никогда даже не слышали о позиции ревизионистов, так как еврейские силы доминируют в средствах массовой информации и блокируют доступ к материалам, которые оспаривают ортодоксию Холокоста.

Одной из наиболее мощных из таких сил является Всемирная организация «Anti‑Defamation League of the B'nai В 'rith» (ADL), ежегодный бюджет которой в США составляет 37 миллионов долларов и предназначается для опорочивания тех, кто критикует Израиль и сомневается в деталях сказки про Холокост. ADL инструктирует своих ораторов никогда не вступать в полемику ни по какому аспекту Холокоста. Если их версия Холокоста так сокрушительно подкреплена документами, почему они так опасаются открытого и свободного обсуждения?

Честные дебаты между верховными жрецами Холокоста и оспаривающими его вскроют то, что последние не являются чокнутыми или сплетниками‑ненавистниками, но людьми с аргументами, основанными на реальных данных. Такое обсуждение покажет, что ревизионисты не отрицают, что евреи, как и японцы в Америке во время Второй мировой войны, несправедливо заключались в концлагеря. Ревизионисты признают, что условия в европейских лагерях конца войны были ужасающими, и допускают, что много тысяч евреев умерли в лагерях, в основном от недоедания и болезней. Наконец, ревизионисты также свободно признают и случаи бойни невинных граждан и то, что подобные ужасы заслуживают осуждения.

Ревизионисты утверждают, что в то время как конечно же немцы совершали то, что сегодня называют «военными преступлениями», сами союзники, включая советских, также виновны, как минимум, в той же степени. Ревизионисты указывают на международные бомбардировки союзниками мирного населения, на массовые изнасилования, совершаемые советскими солдатами, изгнания и убийства миллионов немцев и других людей в Восточной Европе (см. «Barnes Review» Виллиса Карто)[477]Также они отмечают, что много смертей в концлагерях в последние годы войны были вызваны бомбардировками союзников железнодорожных линий, незаменимых для транспортировки еды и лекарств. Они указывают, что служившие мишенью и разрушенные фармацевтические фабрики, производящие лекарства и медицинское оборудование способствовали возрастанию уровня смертности среди немецких граждан, солдат, а также среди узников лагерей.

Очевидно, что усомниться в общепринятом понимании Холокоста не значит оправдать массовые убийства. Те, кто отрицают популярную концепцию Холокоста, дают понять, что они рассматривают зверства над невинными евреями или любыми другими людьми как преступление против моральных ценностей западной цивилизации. Ревизионисты просто говорят, что евреи были не единственными жертвами этой самой ужасной в мире войны. Многие ревизионисты также спорят, что мотивом для продвижения жуткой истории Холокоста является экономическая и политическая поддержка целей Израиля и еврейских организаций.

Когда я начал изучать многие волнующие факты, которые ставили под сомнение мое восприятие Холокоста, я спросил себя, как начиналась история Холокоста и почему она так повсеместно распространена спустя более чем 50 лет после конца Второй мировой войны. Обычно в конце любой войны остается огромное количество горечи и ненависти, но с течением времени истерика отступает, и начинают преобладать трезвые мысли. Но кажется, сегодня по поводу немецких военных преступлений осталось столько же безумия, сколько было сразу после войны. Всего через несколько месяцев после конца войны лидер Сената США Роберт Тафт заклеймил Международный Военный Трибунал как «пятно на американской истории, о котором мы будем долго сожалеть».[478]Верховный судья Верховного Суда США Харлан Фиске Стоун говорит о судье Джексоне, который покинул суд, чтобы возглавить трибунал:

Джексон удалился, чтобы руководить своим в высшей степени линчующим собранием в Нюрнберге. Мне, не важно, что он делает с нацистами, но я ненавижу его претензию на ведение суда и соблюдение незаконных процедур. Согласно моим старомодным идеям это слишком ханжеская подделка. [479]

Пятьдесят лет спустя было бы слишком сложно найти хотя бы одного американского конгрессмена, который осмелился бы осудить процессы по военным преступлениям. Даже если он втайне и поддерживает такое мнение, он знает, что высказаться по этому поводу – значит обрушить на свою голову такое возмущение, что его политическая карьера будет разрушена.

Тогда каков же мотив, который заставляет приверженцев Холокоста так бороться за прочное укоренение своей идеи в наших умах и сердцах?

 

МОТИВЫ ИСТОРИИ ХОЛОКОСТА

 

На союзные власти было оказано давление с целью создать постоянный приют в Палестине для выживших евреев. Основание Израиля через три года после поражения Германии являлось таким образом последствием Холокоста. [480](СТАТЬЯ ВЕДУЩЕГО ЕВРЕЙСКОГО ИСТОРИКА ХОЛОКОСТА РАУЛЯ ГИЛЬБЕРГА В «ENCARTA ENCYCLOPEDIA»).

Во время любой войны существует военная пропаганда. При современных приемах ведения войны она стала мощным психологическим оружием. Необязательно являясь правдой, она может воздействовать как на силы самой нации, так и на ее врагов. Во время Первой мировой войны Британское Военное Ведомство в официальных донесениях рассказывало, что немецкие солдаты развлекаются, поднимая младенцев на штыки и более того, кипятят детские тела для получения фосфатов, используемых в военном снаряжении. После войны Британское Военное Ведомство признало эти истории вопиющей ложью.

Во время Второй мировой войны – в век расширяющихся возможностей радио, фильмов и распространяемых в массах газет и журналов – пропаганда стала даже более утонченной и мощной. Евреи, которые пользовались значительной властью в американской и британской прессе, начали распространять истории о немецких зверствах в 1930‑е годы, и с приближением войны истории ужесточались. Ревизионистская «Barnes Review»[481]указывает, что так же как немцы во время Первой мировой войны обвинялись в том, что варят младенцев, сейчас их обвиняют в производстве мыла из тел убиенных жертв. Однако на этот раз, для того, чтобы опровергнуть мыльную ложь исторической правде потребовалось почти полвека, но чудовищную ложь до сих пор часто повторяют.

Будучи студентом, в подвале государственной университетской библиотеки в Луизиане, я исследовал множество журналов 1945–1950 годов и обнаружил непреодолимые причины того, что военная пропаганда не закончилась после конца войны. Только умолкли орудия в Европе, как началась новая война, необходимая мировому еврейскому обществу. В Палестину началось массивное еврейское вторжение, вылившееся в войну за создание сионистского государства Израиль. Успех во многом зависел от истории Холокоста. В своей статье для «Encarta Encyclopedia» Рауль Гильберг с точностью определяет создание государства Израиль как «последствие Ликвидации». Вообще то создание Израиля являлось не столько последствием Ликвидации, сколько последствием истории о Холокосте. Реальность Холокоста не столь важна, сколь восприятие того, чем она была.

Сегодня возникают важные исторические вопросы по поводу потопления «Майна», предшествующее испано‑американской войне; инцидента в заливе Тонкин перед американским вторжением во Вьетнам; и действительно ли «Лузитания», которую немцы потопили во время Первой мировой войны, незаконно перевозила военное снаряжение. Важность этих решающих инцидентов заключалась больше в их восприятии общественностью, нежели в их фактической основе. Тоже самое можно сказать и про Холокост. Мечта сионистов об Израиле нуждалась в «Холокосте» – самой чудовищной ликвидации, какую только можно вообразить – для осуществления своих целей.

Современный Израиль не мог быть основан без истории «о шести миллионах». Создание еврейского государства зависело от массового наплыва в Палестину евреев со всего мира и успешной войны террора против британцев, которые контролировали область в соответствии с мандатом Лиги Наций и против коренного населения области. Перемещение еврейского населения из Европы явилось гигантским источником иммиграции в Палестину. Без этой инвазии сомнительно, что относительно небольшое предвоенное еврейское население в состоянии было бы отобрать контроль у британцев и коренных палестинцев.

Сионистский военный переворот в Палестине потребовал мировой экономической, военной и политической поддержки со всего мира. Это вызвало террор Израилем большинства Палестинского населения, изгнание их с их земель и домов и лишение всех гражданских и политических прав. Только лишь увековечивание истории Холокоста могло сделать эти преступления терпимыми в глазах мировой общественности. Сочувствие к евреям, глубоко взволнованным воспоминаниями о Холокосте, сделало самое вопиющее действие против палестинцев, неважно насколько несправедливое, незначительным.

История Холокоста вытянула десятки миллиардов долларов помощи от США и даже большие суммы от Германии в качестве компенсации. Возможно даже более важно, что Холокост была топливом для костра еврейского сионизма по всему миру. Описание Холокоста объединило евреев всего мира и вытянуло грандиозную денежную и политическую поддержку, необходимую для основания и поддержания Израиля. После 50 лет практически непрерывных конфликтов с Палестиной и ее арабскими соседями Израиль все еще сильно опирается на американскую и немецкую помощь. Израиль для Америки – самый крупный получатель помощи, как и было со времени его основания. Постоянная волынка о Ликвидации обеспечивает приток денег евреям и неевреям и оправдывает любую несправедливость, совершенную в отношении арабов.

Наум Голдман, президент Всемирного Еврейского Конгресса, написал популярную книгу под названием «Еврейский парадокс», напечатанную в 1978 году издательством «Grosset amp; Dunlop». Голдман драматически пишет о влиянии немецких компенсаций на Израиль.

Немцы выплатили в общем 80 миллиардов…Без немецких компенсаций, которые начали прибывать во время первого десятилетия существования государства, Израиль не имел бы и половины современной инфраструктуры: все поезда в Израиле немецкие, корабли – немецкие, тоже самое относится к электрическим приборам и большой части израильской промышленности… И все это помимо индивидуальных пенсий, выплачиваемых выжившим. Сегодня Израиль получает сотни миллионов долларов в немецкой валюте ежегодно… Иногда суммы денег, полученные Израилем от Германии были в двое или втрое больше, чем взносы международного еврейства. [482]

В этой удивительной книге Голдман признает, что даже во время войны сионисты планировали суды по военным преступлениям и компенсации от Германии.

Во время войны Всемирный Еврейский Конгресс (ВЕК) создал Институт по делам евреев в Нью‑Йорке (его штаб сейчас в Лондоне). Директорами стали два великих литовских юриста‑еврея, Яков и Неемиа Робинсоны. Благодаря им Институт выработал две абсолютно революционные идеи: Нюрнбергский трибунал и немецкие компенсации. Идея Института заключалась в том, что нацистская Германия должна будет платить после своего поражения.

В первую очередь немецкие выплаты будут направляться людям, которые потеряли собственность за время нацизма. Далее, если, как мы надеемся, будет создано еврейское государство, немцы будут платить компенсацию, что даст возможность выжившим там обосноваться. Впервые эта идея была высказана во время войны на конференции в Балтиморе. [483]

Суды Нюрнберга представлялись общественности как попытка совершения справедливости над военными преступниками. В «Еврейском парадоксе» Голдман признает, что Нюрнбергские суды и идеи немецких репараций появились не у союзников, а у сионистов еще до появления доказательств Холокоста и то, что компенсация будет необходима для образования Израиля.

Со времен Второй мировой войны история Холокоста вытянула десятки триллионов долларов из США и даже большие суммы из Германии в качестве репараций. Поразительные суммы, легко превышающие 150 триллионов долларов, естественно являют для Израиля и мирового сионизма мощный мотив для увековечивания сенсационной истории Холокоста.

Другой возможный мотив для поддержания пропаганды пришел мне в голову, когда я читал груды журналов 1940‑х годов в университетской библиотеке. Я обнаружил огромное количество прогнозов грандиозного возврата нацизма. Многие искренне присягали, что существуют секретные запасы золота, предназначенные для финансирования неонацистского движения в Германии и во всем мире, включая Северную и Южную Америку.

Провести параллель между Холокостом и нацизмом конечно значило высказать мощнейший упрек национальной философии социализма. Естественно Холокост не только порицает нацизм, он еще оберегает евреев от критики. Это психологическое оружие в руках еврейских лидеров – поборников равноправия, поскольку пресса никогда не упускала возможности связать расовый образ мыслей и науку с ужасами нацистов.

Продвигая идею Ликвидации, еврейская пресса получила добровольного партнера в лице правительств стран союзников. В конце войны, когда Европа лежала в руинах, десятки миллионов составляли списки умерших, а половина Европы находилась под гнетом коммунизма, кого можно было обвинить за сомнения в том, а стоило ли того вмешательство в первоначальную войну Германии с Польшей. История Холокоста давала глубокое эмоциональное оправдание.

В колледже мне нравилось читать детективы Раймонда Чандлера про убийства. Изучая Холокост, я припомнил, что в уголовных делах обвинение пытается показать, что подсудимый имел мотив и возможность совершить преступление. У евреев естественно имеются мощные мотивы для создания и продвижения истории Холокоста в наиболее экстремальной версии, а имея контроль над прессой, они получают и возможность.

Существуют буквально тысячи опубликованных книг, концентрирующихся на определенных аспектах Холокоста и бесчисленные журнальные статьи, речи, проповеди, документальные фильмы, романы, пьесы и фильмы, рассказывающие про террор. Подавляющее большинство авторов, пишущих про Холокост – сами евреи. Разве похоже, чтобы евреи страстно верящие в невыразимые словами ужасы Ликвидации, могли писать об этом объективно! Может ли Эли Визель писать беспристрастные отчеты о нацистской Германии или Ликвидации, или мог бы Адольф Гитлер, будь он жив, беспристрастно написать о Визеле или Второй мировой войне. Эли Визель пишет:

Каждый еврей когда‑либо в жизни должен ощутитьзону ненависти – здоровой, зрелой ненависти – к тому, что олицетворяют немцы и что в них сохраняется. Поступить иначе значит предать мертвых. [484]

Представьте русского, пережившего смертельный ГУЛAГ, созданный под влиянием еврейского большевизма, говорящего следующее:

Каждый русский, когда‑либо в жизни должен ощутить зону ненависти – здоровой, зрелой ненависти к тому, что олицетворяют евреи и что в них сохраняется. Поступить иначе значит предать мертвых.

Не думаю, что он получил бы Нобелевскую Премию. В сегодняшней Европе его скорее бы посадили в тюрьму и обозвали антисемитом.

Реальная сила истории Холокоста в тех эмоциях, которые она пробуждает в людях. Это разрывающая душу память о выживших пожилых евреях, кокетливые слова Анны Франк, фотографии и блоки новостей с изнуренными, искалеченными телами, которые отпечатались на совести каждого из нас. Это иллюстрированные данные о Холокосте, т к. все мы видим его жертвы в ужасных смертельных позах. Мы также можем увидеть миллионы жертв коммунизма, Красной Армии под предводительством Троцкого или сталинских репрессий. Мы можем увидеть женщин и детей, сожженных заживо в Дрездене и Гамбурге. Мы можем увидеть мертвых на полях смерти в Камбоджи или в джунглях с кровяными ливнями Руанды. Но мы не видим этих жертв на фотографиях и в фильмах день за днем и год за годом. Остальные жертвы войны не имеют ни мультимиллионных мемориалов среди национальных монументов в Вашингтоне, ни возможностей политического лоббирования, ни Голливудских продюсеров. А ведь просто помнить о них не согласуется с повесткой тех, кто решил, что общественность должна видеть и слышать.

На пороге нового века, когда возможности коммуникации приобретают особую легкость и скорость, больше людей начнет оспаривать многие установки и ссылки Холокоста. Ошибки и ложь будут вскрыты путем тщательной проверки и интеллектуального осмысления. Каждый день история приоткрывает все больше фактов, становясь все более несоответствующей. Правда нарастает. Террор и подавление не смогут вскоре противостоять натиску. Когда‑нибудь она триумфально восторжествует.

Я не могу четко утверждать, что некоторые факты истории Холокоста не происходили так, как утверждают ведущие «истребители». Но на сегодняшний день достаточно: противоречащих данных и здравых вопросов, чтобы гарантировать полную и свободную дискуссию о догме Холокоста.

Мы не сможем узнать всю правду, пока иные мнения и свободная дискуссия не будут допущены в Холокост, т е. историки и ученые, которые имеют сомнения по поводу аспектов ортодоксии Холокоста, должны получить возможность расследовать и анализировать, а затем представить свои находки без боязни тех гонений, которые испытал Девид Ирвинг.

После исследования и оспаривания истории Холокоста я пришел к пониманию, что те, кто не согласны с определенными аспектами не более не правы, чем те, кто оспаривал устоявшуюся версию о наемном убийце одиночке, застрелившем Кеннеди. Разница только, что во втором случае меньше политических, экономических, социальных и религиозных последствий. Просто задавать уместные вопросы по аспектам Холокоста значит обрушить на себя неприкрытую ярость тех, кто доминирует в прессе и кто поддерживает Израиль. Я уже заплатил дорогую цену за свою измену и книга возможно будет мне стоить еще дороже. В Америке, если исследователь осмеливается опубликовать свой труд и общественность осуждает его, за этим может последовать потеря жизненных средств и даже физическая угроза. В Европе и Канаде это означает аннулирование университетских дипломов, потерю работы, профессиональный застой, пенсии и в дополнение, заключение в тюрьму и физические атаки.

В то время как я пишу эти строки, до меня дошли слухи, что лидер французских националистов Жан‑Мари Ле Пен осужден французским судом и оштрафован на тысячи долларов просто за упоминание в разговоре с журналистом о том, что газовые камеры – «фальшивка» Второй мировой войны.[485]Сэр Уинстон Черчилль в своем монументальном шеститомном труде «II Мировая война»[486]не упоминает газовые камеры – даже как фальшивки. То же самое можно сказать про «Крестовый поход в Европе» Эйзенхауера[487]. Возможно сионисты в состоянии организовать посмертный суд над этими двумя людьми, не отдавшими должного почтения Ликвидации.

После комментариев Ле Пена, Европейский директор Центра Визенталь потребовал отмену неприкосновенности члена европейского парламента, чтобы его можно было преследовать по закону.[488]

Общество, в котором невозможны свободная дискуссия, вопросы и дебаты, не является свободным. Чем больше страх перед правительством и прессой, тем интенсивнее подавление. В случае политически некорректных идей про Холокост, этот страх достиг истерических пропорций.

Правительство и пресса, подавляя определенные идеи, боится этих идей не потому, что они слабые, а потому что они мощные, потому что они не легкоопровержимые, а убедительные. Если мы должны узнать реальную историю Холокоста, то это требует свободы вопросов, свободы усомниться и опровергнуть.

Если я чему‑то и научился за время своей политической жизни, то это задавать вопросы. Необходимы свобода слова и прессы, свобода задавать вопросы и дискутировать. Перед тем, как решить, что правда, а что нет, что факт, а чтофикция, необходимо выслушать обе стороны. Это относится к любой проблеме, стоящей перед нами, включая и феномен, который вызывает такую невероятную истерику: Холокост с большой буквы [X].

Холокост все в большей степени предполагает измерение религии. Это своего рода тема смерти и искупления, образ замученных невинных, но воскрешаемых в ауре неопровержимой священности людей. Концлагеря как священные места и паломники, святое писание со святыми и грешниками, а также храмы, подобные музею Холокоста в Вашингтоне. Любой, кто усомниться в малейших деталях, объявляется еретиком и заслуживает презрения и насмешки, но лучше лишить его средств к существованию и свободы. Написанное богохульцами должно конфисковываться и сжигаться. Если же работы еретиков каким‑то образом, даже в малой доле, находят путь к публике, они должны систематически унижаться и высмеиваться.

Легенда Холокоста живет, подпитывая интенсивную этническую солидарность евреев и коллективную ненависть к неевреям. Среди неевреев хроника истории Холокоста разрушает естественную психологическую защиту перед еврейской доминацией.

Очевидно, что величайшее порождение этноцентризма – это массовое убийство миллионов христиан лидерами большевиков в СССР и Восточной Европе. Грустная ирония, что так мало внимания придается этой Ликвидации из Ликвидаций. В наш век события и их важность определяются евреями. Терминология Холокоста отводит особое место еврейским жертвам Холокоста и Второй мировой войны. Еврейская Ликвидация священна по сравнению с другими жертвами. Мир делится на евреев и всех остальных – маленьких «g» неевреев (gentiles) мира.

 

МАТЬ ВСЕХ ХОЛОКОСТОВ

 

Более бы правильным было бы назвать Вторую мировую войну Холокостом, а не просто страданиями евреев. Бомбардировка и сжигание самых красивых городов и произведений искусства Европы, смерть десятков миллионов самых смелых и сильных молодых людей, безжалостное искоренение, голод, убийство и надругательство над десятками миллионов ни в чем не повинных мирных жителей всех наций и этнических групп Европы – это было грандиознейшим Холокостом, который мир когда‑либо познал. Цивилизованный мир будет ощущать культурные и генетические последствия Второй мировой войны в течение ещё многих последующих поколений.

Премьер‑министр Великобритании Невил Чемберлен сказал об этом кратко, когда он заметил, что немецко‑польский спор о границе не стоил крови ни одного английского гренадера. Все те, кто был рожден в ходе и после конфликта, воспитывались в духе катехизиса родителей и прессы о «хорошей войне». Если смерть 50 миллионов живых существ можно назвать хорошей войной, то что же такое плохая? Естественно, что те же самые силы, которые афишировали Холокост, отмечали необходимость войны, и Нюрнбергский Трибунал постановил, что вся вина целиком должна быть возложена на немцев. Пытаясь покончить с двадцатилетним порабощением Польшей восточно‑немецких территорий, Германия захватила Польшу. С этой точки зрения, это была война за границы с минимальными потерями жизней и малым количеством бомбардировок городов и мирных жителей.

Война стала более обширной, когда Франция и Англия объявили войну Германии, и вскоре она превратилась в мировую войну, в конечном итоге, в величайшую человеческую бойню в истории (смотри Wulis Carlo's Barnes Review).[489]

Во многих нациях были те, кто желал войны. Были немцы, стремящиеся расширить на восток свое Lebensraum (жизненное пространство); поляки, которые предпочитали воевать лишь бы не отдавать отнятые у них Версальским договором немецкие территории. Среди французов были те, кто завидовал своим немецким соперникам; а среди британцев те, кто опасался экономической, политической и военной власти объединенной Европы. Как эти силы, так и другие сыграли свою роль в создании Холокоста Второй мировой войны., Не следует забывать также еще одну группу, которая в значительной степени ответственна за этот Холокост войны; распространенные по всему миру силы организованного еврейства. В 1933 году Мировой Еврейский Конгресс объяв! войну Германии.[490]В течение 6‑ти лет в каждой нации Запада они разжигали национальные недовольство и паранойю Они публиковали подстрекающие статьи о Германии в Еврейской прессе. Они выгодно использовали свою значительную финансовую власть. Они использовали свое сильное политическое и информационное влияние для того, чтобы агитировать за войну и подливали масло в «огонь ненависти», огонь, все еще поддерживаемый средствами массовой информации 55 лет спустя после этого факта.

Мы, американцы, вместе с британцами, немцами, французами, поляками, русскими, итальянцами и др. устроили бойню миллионам европейских женщин и детей, убили и искалечили наших молодых людей и сожгли наши наиболее не прикосновенные произведения искусства в европейской колыбели культуры и цивилизации. Когда я был очень молод, я испытывал чувство вины за рабство и за Джимми Кроу. Я избавился от чувства вины, когда понял, что наша раса дала населению Земли гораздо больше, чем отняла от него. Когда я начал понимать реальность Второй мировой войны, чувство вины снова посетило меня, но в этот раз не в связи с тем, что моя раса причинила другим, а с тем, что мы причинили сами себе. В конце концов, нам некого винить за эту бойню более чем самих себя.

Вторая мировая война была наиболее разрушительным и опустошительным событием в долгой истории Европы. Коммунизм надругался над половиной Европы и прокатился по всей планете, убивая и порабощая миллионы, прежде чем он уничтожил сам себя. Пирровой победой еврейское верховенство объединило свои силы, результатом чего явился тот факт, что XX век завершается сионистской гегемонией в самых высших эшелонах средств массовой информации и политической власти. Белый мир растерял свои империи и сейчас столкнулся с тем, что его собственные берега захвачены Третьим миром в том смысле, что даже родные земли наших людей сейчас находятся под угрозой демографической и генетической катастроф. Древняя ненависть сейчас присуща тем людям, которые «ничего не забывают и ничего не прощают».

И сегодня, хотя наши еврейские антагонисты находятся на пороге полной победы и деловито продолжают основание своего нового мирового порядка, их власть – это не совсем то, что нам угрожает. Нам угрожает наша собственная слабость. Нашей «ахиллесовой пятой» оказалась наша наивность. Если мы узнаем правду Холокоста, то сможем избавиться от наивности, и сможем расстроить планы искоренения европейского человечества.

Мы, мужчины и женщины Запада не должны приносить в жертву своё право на рождение на алтарь Холокоста.

 

 

Глава Х

 

ЕВРЕИ ВОЗГЛАВИЛИ ВТОРЖЕНИЕ

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.016 с.)