ТОП 10:

Мотивы альтруизма. Социальный обмен.



1.3 Просоциальное поведение, мотивированное сопереживанием.

Просоциальное поведение как нормативное поведение: нормы со

Циальной ответственности и взаимности.

Эволюционистский подход – защита рода.

Детерминанты альтруистического поведения.

2.1 Ситуационные факторы, способствую­щие оказанию помощи.

Личностные влияния.

Формирование мотивации к просоциальному поведению.

Феномен просоциального поведения и мотивы альтруизма.

Понятие альтруизма

Психология в своих лучших образцах всегда думала об улучшении человеческой природы. И всегда перед исследователями открывались два принципиально различных пути: бороться с человеческими недостатками или создавать условия для проявления и закрепления наилучших качеств. Посмотрим на эту проблему в рамках конкретной и весьма актуальной темы – альтруизм в человеческих отношениях.

Альтруистическое поведение – поступки, направленные на благо другого человека, при том что у донора есть выбор, совершать их или нет.

Почти вся научная информация, касающаяся альтруизма, в русскоязычной литературе имеет американское происхождение. Однако и в американской психологической науке изучение помогающего поведения, по мнению Х. Хекхаузена, шло по боковым, крайне заросшим путям, а на психологических магистралях – изучение ненормальных и неприглядных сторон человеческой натуры. Причин столь пренебрежительного отношения к изучению просоциального поведения много.

Господствовавшие психологические школы, психоанализ и классическая тео­рия научения достаточно скептически относились к возможности проявления собственно альтруистического поведе­ния, т. к. считали, что даже в конечном счете оно служит достиже­нию тех или иных собственных целей субъекта.

Психоанализ искал стоящие за альтруистическим поведением вытесненные влечения.

Согласно же фундаментальному для тео­рии научения гедонистиче­скому принципу, помогающий субъект всегда должен был иметь позитивный баланс подкрепления. В час­тности, отмечается феномен, который получил на­звание "парадокс альтруизма". Это обычно действия, когда помогающий при­чиняет своим действием ущерб себе лично, причем, что особенно примеча­тельно, часто даже предвидя этот ущерб заранее, он не отказывает­ся от оказа­ния помощи. Возможным объяснением этого может быть то, что при отсутст­вии внешних подкреплений помогающий (испы­тывая сочувствие, сострадание, эмпатию) в конечном счете сам подкрепляет себяза свое бескорыстное дейст­вие.

Во второй половине 60-х годов количество исследований поведения помощи возросло в связи с событиями, вызвавшими сильный общественный резонанс.

Первое событие – процесс над Эйхманом, привлекший внимание к людям, которые во время Второй мировой войны спасали евреев от уничтожения в условиях глубочайшей секретности и огромного риска для себя и своих близких. Их было значительно больше, но смогли выжить и эмигрировать только 27человек. Они не собирались рассказывать о своем прошлом, но, к счастью, тайное становится явным не только в случаях грязных и низких поступков. В результате в США было учреждено психологическое общество с целью выяснения личностных особенностей этих 27 удивительных людей (попытка, сделанная в русле психологии личности, оказалась бесплодной, хотя в ходе интервью были выяснены некоторые общие для них особенности – жажда приключений, идентификация с родительскими моральными образцами, социальная критичность).

Другое событие - убийство Кэтрин Дженовэз. Она была убита в ночь на 13 марта 1964 года в Нью-Йорке, не вокзальной площади в Бронксе. Обитатели окрестных домов, 38 человек, прильнув к темным окнам, наблюдали, как в течение получаса убийца боролся с кричащей женщиной, лишив ее жизни только третьим ножевым ударом. Никто из наблюдавших не вмешался и даже не вызвал полицию. Эта криминальная история всколыхнула всю Америку. Эксперты в различных областях знания не могли найти объяснения. Вместо этого ответственность за происшедшее приписали таким глобальным факторам, как анонимность, урбанизация или скученность.

Столь шокирующее событие побудило некоторых социальных психологов обратиться к изучению действий помощи в полевых условиях, приближенных к реальной жизни.

Под оказанием помощи, альтруистическим или просоциальным(эти термины используются как взаимозаменяемые) поведе­нием обычно понимаются любые действия, направленные на благопо­лучие других людей. Действия эти часто весьма многооб­разны. Их диапазон может простираться от проявлений любезнос­ти, благотворительной деятельности до помощи человеку, оказав­шемуся в опасности, попавшему в трудное или бедст­венное поло­жение, и даже вплоть до его спасения ценой собственной жизни.

Просоциальное поведение может быть оценено и измерено по затратам помо­гающего. Например, по интенсивности внимания, объему времени, количеству труда, значительности денежных рас­ходов, отодвиганию на задний план или отказу от своих желаний и планов, самопожертвованию.

Г. Мюррей в своем пе­речне мотивов ввел для деятельности помощи особый базовый мотив, назвав его заботливостью (пееd nиrtиrапсе). Отличительные признаки соотвествую­щих ему действий он описывает следующим образом: "Вы­казывать сочувствие и удовлетворять потребности беспомощного другого — ребенка или любого другого, который слаб, покалечен, устал, неопытен, немощен, унижен, одинок, отвержен, болен, ко­торый потерпел поражение или испытывает душевное смя­тение. Помогать другому в опасности. Кормить, опекать, поддерживать, уте­шать, защищать, успокаивать, заботиться, исцелять".

Дж. Макоули и И. Берковитц определяют альтруизм как "по­ведение, осуще­ствляемое ради блага другого человека без ожида­ния какой-либо внешней на­грады".

Однако то, что в конечном счете идет на пользу другому и поэ­тому на пер­вый взгляд представляется деятельностью помощи, мо­жет, тем не менее, опре­деляться совершенно различными движу­щими силами. В отдельных случаях возникают сомнения в том, насколько оказывающий помощь руководствуется в первую оче­редь заботой о благе объекта его помощи, т. е. насколько им движут альтруистические побуждения. В связи с этим Бьерхофф (1990) выделил два условия, определяющих просоциальную реакцию:

1. намерение действовать на благо другому;

2. свобода выбора ( то есть действия не по профессиональной обязанности).

Х. Хекхаузен, просмотрев множество научных определений, пришел к выводу, что великолепный пример альтруистического поведения – притча о добром самаритянине, описанная в Евангелии: «… Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым. Самаритянин, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда вернусь, отдам тебе».

Альтруистический поступок самаритянина так примечателен потому, что

v он осуществлялся при отсутствии социального давления;

v не на глазах у способного оценить его зрителя;

v ему не были предписаны жесткие моральные нормы (как священнику);

v потому, что он взял на себя труд и затраты, не надеясь на вознаграждение.

Со времен создания великих гуманистических учений – Христа, Будды, Магомета – альтруизм был и остается величайшей ценностью человечества, его воспевают в литературе и передают на словах своим детям как наилучший образец для подражания родители почти всех континентов и стран.

1. 2 Мотивы альтруизма. Социальный обмен (оказание помощи как замаскированный эгоизм).

Главный вопрос исследования альтруизма – это вопрос о мотивах, лежащих в основе таких реакций. Ученые, которые провели исследование на тему вмешательства очевидцев в чрезвычайные ситуации, не смогли обнаружить личностных детерминант оказания помощи, т.е. прямое влияние личностных черт на склонность к оказанию помощи не обнаружено. Нет такой личностной черты – альтруизм.

Одно из объяснений альтруизма дает теория социального обмена:человеческое взаимодействие направляется «социальной экономикой». Мы обмениваемся не только материальными благами и деньгами, но и социальными товарами – любовью, услугами, информацией, статусом. Согласно теории соц. Обмена людьми движет желание достичь максимально положительного для себя результата при минимуме расходов, в крайнем случае достичь равновесия цены и награды. Они взвешивают затраты и пользу. (В данном случае предпосылкой к просоци­альному поведению становится вычисление помогающим субъектом соотно­шения затрат и пользы действий в случае оказания и неоказания им помощи и сопоставлению между собой полученных знаний).

Люди, вступая в меновые отношения, стремятся получить вознаграждение. Эти вознаграждения могут быть внешними и внутренними. * Когда какой-нибудь человек, предлагает свои услуги, чтобы получить признание или добиться дружбы, выгода является внешней. Мы даем, чтобы получить. (*Например, поп- звезды - Пол Маккартни – получают некоторые преимущества, жертвуя деньги и время нуждающимся, т.к. своими альтруистическими действиями способствуют популярности своих записей).

Выгоды от оказания помощи могут включать внутренние самовознаграждения. *Если мы помогаем страдающему человеку, мы можем добиться не только общественного одобрения, но и уменьшить собственные страдания (избавиться от дискомфорта) или подняться в собственных глазах (повышение СО).

Д. Майерс приводит доводы Авраама Линкольна в пользу того, что эгоизм толкает на совершение всех хороших поступков. (Эгоизм – мотивация к тому, чтобы улучшить свое собственное благополучие.) Линкольн, увидев, что в пруд, мимо которого проезжала в это время его карета, упали поросята и тонут, а свинья производит ужасный шум, бросился в воду и вытащил поросят. Объяснил он свой поступок тем, что не смог бы целый день успокоиться, если бы проехал мимо и заставил бедную свинью волноваться за своих крошек.

Альтруистические поступки усиливают наше чувство собственного достоинства. Опросы доноров в исследовании Дж. Пильявин показали, что сдача крови заставляет их думать о себе лучше, дает чувство самоудовлетворения.

Но являются ли такие поступки истинно альтруистическими? Мы называем их истинно альтруистичными только потому, что выгоды от них не бросаются в глаза. Б.Ф.Скинер (1971), проведя анализ альтруизма, сделал вывод, что мы уважаем людей за хорошие поступки только тогда, когда мы не можем объяснить эти поступки. Мы объясняем поведение этих людей их внутренними диспозициями только тогда, когда нам не хватает внешних объяснений. Когда же внешние причины очевидны, мы исходим из них, а не из особенностей личности.

Таким образом, альтруистическое поведение не обязательно бескорыстно. Во многих случаях оно –явно или неявно – вознаграждается.

Анализ затрат и выгод объясняет, почему свидетели, наблюдавшие за хулиганствующими подростками, казались пассивными. Они отнюдь не были апатичными, даже наверняка испытывали сильное потрясение, но были парализованы страхом возможных потерь в случае их вмешательства.

 

1.3 Просоциальное поведение, мотивированное сопереживанием.Альтруизм, основанный на сочувствии.

Помимо внешнего и внутреннего подкрепления существует еще один мотивационный принцип — подкреп­ление сопереживанием. Психолог Дэниэл Батсон (1991, 1995) утверждает, что просоциальное поведение мотивируется как эгоистически, так и бескорыстно (альтруистически). Так, огорченные чем-либо, мы стремимся облегчить наши страдания, либо уклоняясь от неприятных ситуаций (как священник и левит в притче), либо оказывая помощь (как самаритянин).

В тех же случаях, когда мы чувствуем привязанность к кому-либо, мы испытываем эмпатию (сочувствие), считает Батсон. Так, любящие родители страдают, когда страдают их дети, и радуются вместе с ними. Испытывая эмпатию, мы обращаем свое внимание не столько на собственный дискомфорт, сколько на страдания других. Подлинное сочувствие мотивирует нас помогать другому в его собственных интересах. Такая эмпатия возникает естественным путем. Даже младенцы одного дня от роду начинают плакать сильнее, когда слышат, как плачет другой ребенок. В родильных домах плач одного ребенка иногда вызывает целый хор плачущих голосов. Возможно, мы появляемся на свет с врожденным чувством эмпатии.

Таким образом, под альтруистической мотивацией понимается сочувствие, которое заставляет волноваться о благополучии другого.Эмпирические данные подтверждают, что сочувствие (эмпатия) и просоциальное поведение прямо связаны друг с другом.

Чтобы отделить эгоистическое стремление к уменьшению собственного дистресса от альтруистической эмпатии, исследовательская группа Батсона провела изучение того, что вызывает эмпатию. *Идея эксперимента состояла в том, чтобы столкнуть испытуемых и жертву, оставив первым путь к отступлению. Если испытуемый руководствуется эгоистическими мотивами, он предпочтет уход, чтобы уменьшить собственный дискомфорт (дистресс) (огорченные чем-либо, мы стремимся облегчить наши страдания уклоняясь от неприятных ситуаций). Наоборот, испытуемые с альтруистической мотивацией, вероятно, не уйдут, т.к. желание облегчить страдания жертвы не исчезнет с уходом.

В эксперименте Батсона студентки наблюдализа Элайн, доверенным лицом экспериментатора, которая якобы подвергалась воздействию электрошока. Во втором опыте она сделала вид, что очень страдает, поэтому экспериментатор спросил, может ли она продолжать участвовать в эксперименте. Получив отрицательный ответ, он предложил наблюдательнице (истинной испытуемой) продолжить эксперимент, взяв на себя роль жертвы, подвергавшейся воздействию тока. В одном случае испытуемым внушили, что страдающая женщина разделяет многие их мировоззренческие установки (тем самым увеличив их эмпатию). В другом случае испытуемые считали, что Элайн придерживается противоположных установок (повышали эгоистическую мотивацию). Кроме того, регулировалась затрудненность ухода. В одном случае испытуемые верили, что после второго опыта можно покинуть комнату наблюдения и им не придется наблюдать за страданиями Элайн. В другом случае им говорили, что они должны наблюдать эксперимент до конца.

Гипотетически предполагалось, что испытуемые в условиях возможности легко уйти и несходства установок будут помогать неохотно, а при остальных условиях будут демонстрировать высокую готовность помочь. Результаты подтвердили это предположение «один к трем»: только 18% испытуемых готовы были помочь в условиях легкости/несходства, при трех остальных условиях количество помощников оказалось гораздо выше.

Эксперимент показал, что субъекты, которые признались, что в ответ на опасность ощущали в первую очередь личный дискомфорт, действовали строго в соответствии с ситуацией, тогда как субъекты, признавшиеся, что в первую очередь сочувствовали жертве, действовали альтруистически, вне зависимости от условий, конструирующих ситуацию.

Таким образом, утверждает Батсон, альтруизм мотивируется именно сочувствием. Сочувственное участиекак характеристика личности может считаться постояннойальтруистической мотивацией,а всегдашнеепреобладание личного дискомфорта – как прочная эгоистическая ориентация.

Если суммировать сказанное, каждый согласится с тем, что некоторые дей­ствия по оказанию помощи являются явно эгоистическими (чтобы заслужить одобрение или избежать наказания) или почти эгоисти­ческими (стремлением облегчить внутренний дистресс). А существует ли третий тип оказания помощи — альтру­изм, просто нацеленный на увеличение чьего-либо блага(когда создание благосостояния для самого себя выступа­ет лишь в качестве побочного продукта)? Является ли оказание помощи, вызванное эмпатией, источником такого альтруизма? Чиальдини (1991) и его коллеги Марк Шал­лер и Джим Фультц (1988) сомневаются в этом. Чувство эмпатии к пострадавшему просто ухудшает настроение, считают они. В одном из своих экспериментов они убеждали людей, что их печаль уменьшится, если попытаться вызвать у себя другое настроение, например слушая пленку с запи­сью комедии. При таких условиях люди, испытывающие эмпатию, не особенно были склонны к оказанию помощи. Шаллер и Чиальдини пришли к заключе­нию, что, если мы ощущаем эмпатию, но знаем, что что-то еще может улучшить наше настроение, мы вряд ли будем оказывать помощь. Они считают, что ни один эксперимент не может исключить всех возможных эгоистических мотивов оказания помощи.

Однако, после проведения 25 экспериментов по изучению соотношения эгоизма и эмпатии Батсон и другие пришли к выводу, что некоторые люди действительно заботятся о благосостоянии других, а не о своем собственном.

Данные выводы могут быть подтверждены исследованиями мотивов просоциального поведения в рамках межличностного подхода. Миллз и Кларк (1982, 1993) противопоставляли меновые и близкие взаимоотношения. Меновые отношения– это отношения между людьми незнакомыми или едва знакомыми; близкие – между друзьями, членами семьи или возлюбленными. При меновых взаимоотношениях человек стремиться к максимальной награде, тогда как при близких – принимает в расчет благополучие другого. Следовательно, напрашивается предположение, что при меновых взаимоотношениях человек руководствуется эгоистическими мотивами, а при близкихсочувствием. Человек более склонен помогать тому, с кем его связывают близкие взаимоотношения, чем тому, с кем он вступает в отношения обмена, если только не предполагается ответной услуги.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.007 с.)