ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Л: ПРИВЕТ, ЧТО ТЫ И ДЕВОЧКИ ДЕЛАЕТЕ СЕГОДНЯ?



 

НИКАКИХ ПЛАНОВ, БЕЗДЕЛЬНИЧАЕМ.

 

Л: КЛАСС! НА ОЗЕРЕ КАУНТИ ЯРМАРКА, Я ВОЗЬМУ СВОЮ ПЛЕМЯННИЦУ. ПОЕДЕШЬ С НАМИ?

 

ДААААААААААААААА!

 

Л: ЧУДНЕНЬКО! МЫ БУДЕМ ЧЕРЕЗ ЧАС.

 

Провести весь день на ярмарке — это отличный предлог, чтобы не сидеть дома. Я побежала рассказать девочкам о наших новых планах.

 

 

 

Люси и Пайпер были в своей комнате и собирали свои рюкзачки в форме животных, споря о том, какой вкус фруктового льда они попробуют первым, в то время как я была на кухне и собирала в сумку крендельки, бинты и дезинфицирующие средства для рук.

Задняя дверь скрипнула, но я не обернулась посмотреть, кто это был. Я уже знала. Я чувствовала.

— Доброе утро! — бодро сказал Броди.

— Привет, — ответила я, не оборачиваясь.

— Как ты сегодня? Я вымотан, — зевнул он.

— Хорошо.

— Что случилось? Ты какая-то грубая.

Я повернулась и посмотрела на него, на нем была футболка «Дикарей Миннесоты», которая обтягивала его огромные, сильные плечи и идеально облегала его бицепсы. На нем снова была бейсболка «Дикарей», но повернутая задом-наперед. Темно-зеленый цвет бейсболки сделал его зеленые глаза ослепительными, я была загипнотизирована ими. Мне пришлось отвернуться, чтобы восстановить свое самообладание.

— Разве? Я и не думала, — я подошла к холодильнику и, взяв упаковки сока, бросила их в сумку. — Мы с девочками собираемся на ярмарку на озере Каунти.

— Здорово, там должно быть весело. Составить компанию?

Мое сердце выскочило из тела, прошло сквозь пол, сквозь фундамент и приземлилось в куче грязи и сорняков под домом. Я не хотела сказать ему «нет», но я не могла проводить с ним так много времени и избегать его ухаживаний.

— Эм, я думала, нам с девочками нужно немного времени, чтобы побыть наедине. Пожалуйста, не расстраивайся.

Он нахмурился и наклонил голову немного на бок.

— Кейси, я никогда, никогда не расстроюсь из-за того, что ты хочешь провести время с детьми. Никогда. Иди, повеселитесь. Встретимся на пирсе позже?

— Может быть, — я улыбнулась ему, желая, чтобы он не был таким милым парнем. Если бы он был придурком, избегать его было бы значительно проще.

В дверь громко постучали.

— Сейчас подойду.

Я чувствовала его взгляд на себе, когда выходила из кухни.

Я открыла дверь и Лорен ворвалась в нее, сгребая меня в объятья, чуть ли не повалив на пол. Она отпустила меня, и подошел Томми.

— Моя очередь.

Он крепко обнял меня и поднял над землей.

— Столько времени не виделись, Томми. Поздравляю! — я поцеловала его в щеку.

— Спасибо, Кейси. Я счастливчик, — он дотянулся и сжал руку Лорен и они улыбнулись друг другу.

— О’кей, если вы двое собираетесь делать это весь день, меня стошнит, — поддразнила я их и присела возле племянницы Лорен, Молли.

— Привет, Молли. Пайпер и Люси очень рады поиграть с тобой сегодня.

Она засмущалась и спряталась за ногу Лорен.

— Кто еще едет? Ты позвала Алексу и Дерека? — спросила Лорен.

— Ага, она отдыхает. У нее была долгая неделя, и ее курьер заболел, так что ей пришлось очень рано встать и самой все развозить. Она пришла домой и завалилась спать.

— Облом! Ладно, давайте выдвигаться, — Лорен захлопала в ладоши от радости.

— Возьму девочек и сумку с кухни, — я повернулась и пошла по коридору, ведя их за собой.

Броди стоял перед холодильником, и чесал свой подбородок.

Я посмотрела на него, чувствуя себя виноватой.

— Мы уже уезжаем. Увидимся позже?

— Ага, я буду здесь, — он повернулся и мило улыбнулся мне, приветливо кивая моим друзьям.

— Твою мать! Ты — Броди Мерфи! — прокричал Томми.

Броди увидел, как Лорен шлепнула Томми по руке, и прикрыла Молли уши.

— Томи, следи за своим языком!

— Извини, малыш, но это Броди Мерфи, — Томми просто уставился на Броди, его глаза округлились от удивления, челюсть отвисла.

— Привет, приятно познакомиться, — Броди подошел и пожал руку Томми.

Томми повернулся и пожал в ответ, как нетерпеливый ребенок

— Стоп... что ты делаешь здесь?

— Эм, я остановился здесь на неделю. Кейси и я... друзья. — Броди краем глаза посмотрел на меня.

— Кейси! И как ты посмела скрыть от меня, что твой друг Броди «Чертов» Мерфи?

— Томми! — прокричали мы с Лорен одновременно.

— Он поедет с нами? Ты поедешь с нами? — выпалили Томми, его взгляд метался между мной и Броди.

— Иисус, успокойся, Томми. Я надеюсь, ты так же будешь рад нашему первенцу, — проговорила Лорен раздраженно.

— Аха, если наш ребенок будет самым ценным игроком НХЛ, тогда да.

— Мы можем уже поехать, пожалуйста? Девочки! Поехали! — прокричала я в коридор. Люси и Пайпер выбежали и окружили Молли, закидывая несчастную девочку вопросами.

— Да ... но... Броди собирается?

— Да, Броди едет. Поехали уже! — я вскинула руки и схватила сумку с кухонного стола, и закинула ее на плечо.

— Я? — Броди посмотрел на меня совершенно ошарашено.

— Да, ты. Поехали, — я начала всех выталкивать к парадной двери.

— Я воняю как рыба, — возразил он и повернулся ко мне лицом.

— Прекрати, ты великолепно пахнешь! — я схватила его за плечо и развернула, наслаждаясь видом сзади.

Как только мы оказались на улице, Лорен повернулась ко мне.

— Эм, в мою машину все не поместятся, мы сможем взять только двоих.

— Не проблема, я поеду на своей, — я пожала плечами.

— Мамочка, можно мы поедем в машине с Молли? — спросила Люси и оттопырила нижнюю губу.

Пайпер встала за ее спиной, складывая свои ладошки вместе.

— Пожааааалуйста?

— Все хорошо, пусть едут, — Лорен открыла дверцу машины и позвала их забираться внутрь.

— Могу я поехать с Броди? — Томми скопировал девочек, выпячивая нижнюю губу и складывая ладони вместе.

Лорен нахмурилась и уставилась на него.

— Только если ты хочешь поехать с ним в Италию вместо меня.

Томми посмотрел вверх, притворяясь, что обдумывает ее предложение. Лорен выдохнула и села в машину, а рядом с ней сел Томми.

— Хочешь поедем на моем пикапе? — сказал Броди и нахмурился.

Прежде чем я успела ответить, он бросил мне свои ключи и подошел к пассажирскому сидению. Я в панике взглянула на его ключи в своей руке.

— Твой пикап? Ни за что! Я не могу вести пикап! — я отчаянно потрясла головой.

Он осмотрел свой пикап и нахмурился.

— Залазь в пикап и поверни ключ.

Я залезла в его пикап, и была уверена, что он слышал, как громко колотилось мое сердце.

— Что я делаю? — я пыталась действовать сосредоточенно, но все внутри тряслось.

Броди дотянулся рукой до моего колена и сжал его.

— Эй, посмотри на меня.

Его выражение лица было расслабленным, а с ухмылкой появилась одна из его сексуальных ямочек. Его глаза были спокойны.

— Расслабься, это просто пикап. Коробка автомат. Ты знаешь, что делать. Давай, заводи, они уже готовы уехать без нас.

Я не уверена, или его рука на моем колене, или его успокаивающий голос, но я почувствовала себя гораздо лучше, даже успокоилась. Моя уверенность росла с каждой секундой, и я вставила ключ в замок зажигания, заводя двигатель. Мне понадобилось несколько минут, чтобы привыкнуть к большому пикапу и двигателю, который был намного мощнее, чем мой внедорожник.

— Ну, и что же тебя заставило изменить свое решение? — спросил Броди, упершись ногой в приборную панель.

Я повернула голову к нему, не отводя глаз от дороги.

— Изменить мое решение?

— Чтобы я поехал с вами?

— Оу, я даже не знаю, — смутилась я. — Я думала, будет весело... и друзья ездят на ярмарки вместе.

— Туше́, — ухмыльнулся Броди и посмотрел в окно.

Следующие десять минут мы ехали молча, не в неловком молчании, где наедине чувствуешь себя не комфортно; это было гармоничное молчание. Я знала, что он думал обо мне. А он знал, что я думала о нем. Это молчание было громче, чем любые слова, которые мы могли бы произнести.

Его рука так и лежала на моем колене, и мне это нравилось.

 

 

 

Мы прошли через ярмарочные ворота, воздух был наполнен запахом сладкой ваты и жареного хвороста.

— Вау! Многолюдно сегодня, держитесь все рядом, — сказала Лорен, привлекая внимание девочек.

— Я возьму билеты, скоро вернусь, — пройдя мимо, Броди рукой коснулся моей поясницы, заставляя кровь бежать еще быстрее.

— Томми, ты можешь взять девочек с собой и купить им воды, прежде чем мы начнем кататься на каруселях? — попросила Лорен.

Томи взял за руку Молли, которая уже была связана с Люси и Пайпер и они ушли.

— Какого. Черта? — выпалила Лорен, поворачиваясь ко мне. — Я чуть не умерла, пока дождалась, чтобы побыть с тобой наедине. Когда это началось? Почему ты вчера мне не рассказала?

— Нечего рассказывать, Лорен. Мы друзья, — рассмеялась я.

— Аха, хорошо, как скажешь. Серьезно, что между вами двумя происходит? Быстрей, пока он не вернулся.

Я посмотрела в сторону билетной кассы на Броди, который стоял перед маленькой группой подростков. Он раздавал автографы и фотографировался, уделяя каждому парнишке внимание.

— Правда, ничего не происходит. Он появился на прошлых выходных, когда не смог проехать через город из-за затопленного моста, и мы стали друзьями. Вот и все.

— Я не идиотка, Кейси. На кухне я видела, как он смотрит на тебя. Томми никогда так не смотрела на меня, и посмотрел бы так, возможно, если бы я прошлась перед ним голая с полным подносом бекона.

— Мы уже говорили об этом, Лорен. Ты знаешь, кого я ищу. Он не вписывается в мои рамки. Я действую осторожно.

— К черту твои рамки, Кейси. Создай новые. Он совершенно сражен тобой, а ты им.

Я раздраженно выдохнула.

— Давай не будем обсуждать чувства и будущее, и любое подобное дерьмо сегодня? Я просто хочу повеселиться и дать отдохнуть мозгам. Борьба внутри выматывает.

У нее не было времени возразить, потому что Броди уже бежал обратно.

— Что ты купил? — воскликнула я, глядя на кучу билетов в его руке.

— Эм... около тридцати лент билетов. Думаешь этого достаточно?

У Лорен отвисла челюсть.

— Это почти шестьсот билетов!

— Тогда нам нужно поторапливаться, — Броди дотянулся до моей руки и потянул вперед к Томми и девочкам.

Следующие шесть часов мы провели, наедаясь хот-догами и нАчос, катаясь на каждой карусели... дважды. Я не была любительницей ярморочных каруселей, не высоких во всяком случае. Я до жути боялась высоты. Так что я прекрасно проводила время, сидя на лавочке, пока эти безумцы крутились и переворачивались весь день.

— Ладно, ребята, еще одна поездка и думаю можно завершить день. Тетя Лорен не привыкла ко всему этому. Мне нужна пенная ванна и пузырек тайленола, — Лорен плюхнулась на лавочку рядом со мной.

— Ну и чья была идея обуть туфли на платформе на ярмарку? — я толкнула ее в плечо.

— Можно мы еще раз прокатимся? — Люси указала на странную штуковину, которая поднимет их вверх и будет вращать четыре минуты. Я бы предпочла просверлить зуб.

— Делайте, что хотите, я буду здесь, — я притянула Люси к себе на колени и поцеловала ее в щеку.

— Пойдемте! — она спрыгнула с моих колен и побежала к карусели, Пайпер и Молли следом за ней.

Лорен пошла за ними. Томми повернулся к Броди.

— Ты идешь?

— Нет, эту я пропущу.

— Скоро увидимся, — Томми побежал к остальным.

Броди сел возле меня на скамейку.

— Веселишься?

Я посмотрела на него и улыбнулась:

— Да. Отличный выдался день. Я рада, что ты поехал.

Броди смотрел куда-то вдаль, в глубоком раздумье, его брови нахмурились. Мое любопытство меня победило.

— Что?

— Ты доверяешь мне?

Боковым зрением я нервно посмотрела на него и на затылке зашевелились волосы. Я колебалась с ответом.

— Доверяешь? — он повторил, наклоняясь вперед, его глаза смотрели только на меня.

— Да.

Он бережно взял меня за руку и встал, кивая вправо.

— Иди за мной.

Мы обошли фургончик с мороженным, и я поняла, что мы идем прямиком к колесу смерти. Ладно, это не настоящее название, но должно так называться.

Я выдернула свою руку из его и резко остановилась.

— Ни за что, Броди, — каждая клеточка моего тела напряглась, и мои руки и ноги начали трястись. В груди стало тесно, я даже не могла вдохнуть.

Он повернулся ко мне, осторожно сжимая мои плечи.

— Кейси, посмотри на меня. Ты можешь это сделать, поверь мне.

— Я не могу, — я не преувеличивала. Я не могла заставить свои ноги двигаться, даже если бы захотела.

— Посмотри мне в глаза. Да, ты можешь. Ты сказала, что доверяешь мне, давай же. Попрыгай по лужам со мной.

Я посмотрела ему в глаза, пытаясь понять то, что он сказал, но мой мозг отказывался работать. Лужи? О чем он, черт возьми, говорит?

До меня резко дошло. На прошлой неделе во время урагана: лужи. Я совсем немного расслабилась, на один день, и на самом деле, было хорошо. Сейчас же было по-другому. У меня не было никакого контроля.

— Я не думаю, что смогу, — мой голос дрожал, ужас пронизывал каждое мое движение.

— Да, ты можешь. Шаг за шагом. Давай, я держу тебя. Просто продолжай смотреть на меня, — Броди начал пятиться задом, все еще держа меня за плечи, но не отрывал взгляда от меня, кроме пары раз, когда оборачивался, чтобы убедиться, что не столкнется с кем-нибудь.

Когда мы подошли к входу на карусель, все внутри кричало «беги». Броди все еще нежно держал меня, но его хватка на моих плечах была крепкой, давая понять, что он никуда меня не отпустит.

Он скользнул от моих плеч к ладоням, не разрывая зрительного контакта, и легонько сжал их. Повернувшись, он кивнул молодому татуированному служащему, который открыл серебряные ворота и пропустил нас. Броди не отпустил мою трясущуюся руку и провел меня внутрь кабины, сделанной под кабину автомобиля. Я села, уже с ужасом посмотрела по сторонам, хотя мы еще не оторвались от земли. Он отпустил мою руку и вышел из кабины, я начала паниковать.

— Я никуда не уйду, обещаю. Подожди одну секунду, — успокоил он меня, возможно ощущая, что я готова перелезть через сидение и побежать к парковке.

Он отошел назад и что-то прошептал парню, передавая что-то ему. Я была слишком занята мыслями о смерти, чтобы угадывать, что он передал.

Он зашел внутрь и сел возле меня. Я сразу же дотянулась до него, и он обнял меня правой рукой. Я прижалась так близко, как могла и положила голову ему на грудь. Левой рукой он вытащил телефон из своего кармана.

— Что ты делаешь? — выпалила я, желая, чтобы он вообще не двигался.

— Томми дал мне свой номер телефона, я предупреждаю, что мы здесь, — усмехнулся он.

Его смех прошелся сквозь мое тело, немного успокаивая нервы. Мое спокойствие рассеялось, когда паренек закрыл перед нами металлическую планку. Я вздрогнула, и Броди крепко сжал мое плечо.

— Все хорошо, — прошептал он в мои волосы, его большой палец поглаживал мое плечо.

Карусель скрипнула и начала крутиться, я спрятала лицо на его груди. Мы двигались очень медленно, и через десять секунд остановились. Я думала, чтобы высадить людей и посадить новых, хотя я не осмеливалась открывать глаза.

Так было еще около двадцати раз, прежде чем колесо начало набирать скорость. Чем быстрее оно крутилось, тем сильнее я зажмуривала глаза, пряча лицо в пропахшую рыбой рубашку Броди. Каждый виток, мой желудок прыгал вверх-вниз от головы к ногам, и я молилась, чтобы это побыстрее закончилось. Вверх-вниз. Вверх-вниз. Броди передвинул руку с моего плеча на заднюю часть шеи, и погладил по волосам, пытаясь успокоить. Всю поездку он молчал, и я благодарила его за это.

Карусель остановилась, но я отказывалась двигаться. Я чувствовала, что мы поднялись, но не опускались вниз. Я знала, что мы на верхушке.

Да, и какая, черт возьми, разница?

— О’кей, Кейси. Открывай глаза, — мягко сказал Броди.

Я не отвечала. Я отрицательно покачала головой.

— Давай, пожалуйста.

Я снова покачала головой.

— Мы в безопасности, обещаю. Здесь захватывающе. Просто быстро взгляни.

Я выдохнула и, не отрывая головы от его груди, открыла один глаз. Все, что я смогла увидеть — это наши ноги. Я открыла второй глаз, не решившись оторвать голову.

— Не торопись, — он продолжил перебирать мои волосы.

Я подняла голову, но все еще прижималась к нему, и посмотрела прямо вниз. Я едва могла видеть переднюю часть машины, но видела достаточно, чтобы понять, что мы были высоко, очень высоко.

— Не смотри вниз, смотри вперед.

Солнце уже собиралось зайти за верхушки высоких сосен. Небо было прекрасного оттенка розового, с оранжевыми и фиолетовыми завитками. Самолеты оставляли волнистые следы дыма, создавая потрясающую картину заката.

— Если можешь, посмотри направо.

Я не повернула голову, но отвела взгляд направо. Вдалеке было большое озеро с точками лодок и буйков. Солнце отражалось в воде словно фейерверк.

Чем дольше я сидела и наслаждалась видом, тем больше расслаблялась. Я выпрямилась, отлипла от Броди, чтобы получше все рассмотреть. Он был прав — наверху было волшебно. Я могла видеть на мили вокруг.

После нескольких минут осматривания округа, я повернулась к нему. Он смотрела на меня, и улыбался уголками губ.

— Спасибо, — теперь была моя очередь сжимать его колено.

— Знаешь, почему я настоял, чтобы ты поднялась сюда? — он откинулся на сидение.

Я не ответила, просто смотрела ему в глаза.

— Ты была так напугана, Кейси, так же как и в том, что касается жизни. Я хотел, чтобы ты увидела, что иногда, даже когда что-то пугает тебя, если ты дать шанс — это может оказаться невероятным.

Мои глаза наполнились слезами. Этот мужчина был восхитительным и я ... я была идиоткой.

Не теряя больше ни секунды, я подвинулась и прикоснулась своими губами к губам Броди. Он сразу ответил, обхватывая руками мое лицо. Он целовал медленно, пробуя мои губы, втягивая каждую в свой рот. Он нежно посасывал мою нижнюю губу и отпускал с мягким стоном. Едва касаясь языком, прошелся по верхней губе, и я открыла рот, давая ему доступ. Он выпрямился, большие пальцы скользили по моим скулам, а мягкий язык исследовал мой рот. Мы двигались так, будто целовались годами, теряя себя и растворяясь, друг в друге.

Наш идеальный момент был испорчен тем, что Колесо начало снова вращаться. Руками я впилась в его рубашку от страха, и сразу же спряталась на его груди. Он усмехнулся и снова стал перебирать мои волосы.

— Сделай мне одолжение, Кейси. Не закрывай глаза, хорошо?

Я смотрела, как мы приближались к земле, облегчение накрыло меня, когда кабинка остановилась у твердой поверхности. Я была истощена из-за смеси напряжения и возбуждения, которое только что испытала. Я даже не знала, смогу ли ходить. Металлическая планка поднялась, и мы встали, я осмотрелась и поняла, что на колесе больше никого не было. Мы были единственными. Я посмотрела на Броди, который взял мои ладони в свои и нежно улыбнулся мне. Он пожал руку пареньку-служащему, когда мы уходили.

— Спасибо, парень.

— Спасибо вам, мистер Мерфи.

Мы шли несколько минут, держась за руки, пока я приходила в себя.

— Что только что произошло? Я не... как ты... — я не могла связать слова.

— Он молод. Многие молодые ребята сделают, что угодно за сотню долларов.

Мое сердце взлетело, как те самолеты, что мы видели в небе, я еще крепче сжала его руку, когда действительность обрушилась на меня.

— О, боже, девочки. Мы должны найти всех, — я просмотрела близлежащие лавочки и киоски с лимонадом, но так и не обнаружила их.

Броди вытащил свой телефон.

— Ты снова пишешь Томи? — спросила я, все еще рассматривая толпу.

— Я буду через минуту, — он взглянул на меня с дьявольской улыбкой на губах. — После того, что ты сделала наверху, я закажу, чтобы завтра установили колесо обозрения возле дома твоей мамы.


 

 

С тех пор, как мы сошли с колеса обозрения, Кейси была совершенно другой со мной — очень нежной. Я был в восторге. Я предложил ей отвезти нас домой.

— Ни за что! Не думаю, что мои нервы еще что-то выдержат сегодня, — она забралась на пассажирское сиденье и прижалась ко мне. — Я думала, может, мы могли бы отдохнуть и посмотреть фильм, поле того как я уложу девочек?

— Звучит замечательно.

Она дотянулась до моей руки, переплела свои пальцы с моими, и закрыла глаза.

Как только мы добрались до дома, Кейси отвела девочек в их комнату и уложила, пока я вывел Дизеля на долгую прогулку. Он игнорировал меня, очевидно, раздраженный тем, что я провел весь день с девочками, а не с ним. Ему лучше привыкнуть к этому, потому что это важно для меня, Кейси станет постоянной частью моей жизни в ближайшем будущем.

Мы с Дизелем немного поиграли, затем он прыгал у озера, пытаясь доказать свою ловкость и поймать рыбу. Я тоже пытался отвлечься. Я не хотел давить на Кейси. У нас был важный день, по-моему, и я не хотел заставлять ее проводить время только со мной и снова отпугнуть ее от себя. Немного позже мы с Ди вернулись в дом.

Мы вошли через заднюю дверь. Кейси уже свернулась на диване под пледом, она выглядела сексуальной и сонной, когда посмотрела на меня. Я подошел и сел на другой конец дивана, возле ее ног. Она сразу села и положила голову мне на колени.

— Что смотрим? — спросил я у нее, даже не взглянув на телевизор.

— «Вам письмо»[12], — она посмотрела на меня, нетерпеливо ожидая моей реакции. И она ее увидела — я закатил глаза и притворно фыркнул.

— Ну же, — возразила она, хлопая длинными ресницами. — Это же романтично, они влюбились, ни разу не встретившись.

— Я буду смотреть все, что ты захочешь. Я даже буду страдать от «Семейство Кардашьян»[13], пока ты будешь именно там, где сейчас находишься.

Она широко улыбнулась мне, изо всех сил пытаясь держать свои прекрасные зеленые глаза открытыми.

— Я думаю, нам стоит поговорить позже, знаешь... о всяком. Я слишком устала, — пробормотала она, заигрывая со мной.

— Я знаю, поговорим, — я запустил пальцы в ее волосы, разминая ее затылок подушечкой большого пальца. — Не сейчас, завтра. Просто отдыхай.

Она не сопротивлялась. Уголки ее пухлых, розовых губ изогнулись в легкой улыбке, и она моргнула в последний раз. Я наблюдал за ней, ожидая, когда ее глаза откроются снова. Наблюдать за тем, как кто-то засыпает, очень расслабляет, в этот момент, когда они теряют контроль над разумом и погружаются в подсознание. Говорят, часто снится то, что случилось хорошего или плохого за день. Я был более чем уверен, что мне будет сниться чертово колесо, надеюсь, и ей тоже.

Я тихо вытянул ноги на кофейный столик, осторожно, пытаясь не потревожить ее голову, медленно вытянул пульт из ее руки.

Кейси спит на моем колене, по телевизору канал «СпортЦентр» — рай.

 

 

 

— Броди. Броди, проснись.

Я заставил глаза открыться и поднять голову, посмотреть, кто меня звал, когда боль пронзила правую сторону моей шеи. Я, должно быть, заснул в забавной позе, но я очень устал и последнее, что помнил, как смотрел «Вечерний Бейсбол», пока Кейси мирно сопела на моих коленях. А, кстати, где она?

— Ты в порядке? — громко прошептал Фред.

Я потер шею, прогоняя боль.

— Да, в порядке, Фред.

— Пошли еще порыбачим, — Фред улыбнулся на все тридцать два зуба так, что ему сложно было отказать, хотя единственное чего мне сейчас хотелось — это доползти до своей комнаты и снова заснуть. Я достал свой телефон, чтобы узнать который час, но все, что я заметил это значок конвертика в правом углу экрана, оповещающий о сообщении от Кейси.

— Конечно, Фред, я готов к рыбалке. Просто дай мне минуту сходит в душ и перекусить, встретимся на озере.

Он просиял и похлопал меня по плечу.

— О’кей, встретимся через пару минут.

Я махнул ему, и он вышел через заднюю дверь, затем я снова переключился на свой телефон.

 

ХЭЙ! Я УШЛА СПАТЬ В КРОВАТЬ, НО НЕ ХОТЕЛА ТЕБЯ БУДИТЬ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ ВЫГЛЯДЕЛ ТАК УМИРОТВОРЕННО. УВИДИМСЯ ЗА ЗАВТРАКОМ. :)

 

Облегчение накрыло меня. Я немного волновался из-за того, что она уснула на моих коленях, боялся, что будет сожалеть и думать, не совершила ли ошибку, особенно поцеловав меня.

Боже, этот поцелуй.

 

 

 

— Думал ты продинамил меня, — сказал Фред, когда я спустился с холма к его обветшалому красному каноэ.

Я пробежался рукой по волосам и заставил себя улыбнуться.

— Нет, я заторможенный сегодня утром, извини.

— Ничего, — он выпрыгнул из каноэ и подошел ко мне, указывая на небольшую деревянную смертельную ловушку. — Давай подтолкнем и запрыгнем в нее.

Не поймите меня неправильно, я не против порыбачить с Фредом, это действительно расслабляет. У нас вчера был очень напряженный и длинный день, оба физически и эмоционально вымотались, и я не очень-то и выспался, полусидя на диване.

Мне нравился Фред, но я любил поспать.

Утро возле озера было действительно прекрасным. Туман все еще стелился по спокойной поверхности воды, птицы только начали щебетать, ни души вокруг. Мы с Фредом проплыли около пятидесяти ярдов от берега, прежде чем он заговорил снова:

— Отличный вид?

— Конечно. Выглядит здорово, — сказал я между зевками.

— Мухи залетят, — подразнил он.

— Даже не знаю, что со мной не так сегодня, я никогда еще так себя не чувствовал, — я дотянулся рукой до воды, зачерпнул и растер прохладной водой шею, надеясь, что это меня разбудит.

— Ну, сон на этом диване в той позе, в которой ты спал всю ночь, не отдых. Рад, что ты выбрался со мной, я хотел поговорить с тобой, — он посмотрел вдаль и прищурился. — Я знаю Софию и Кейси более десяти лет. Мы с Софией стали хорошими друзьями, и Кейси... ну, она мне как дочь, Броди, — мы уставились друг на друга. — Я не знаю, сколько она рассказала о своем прошлом, но когда четыре года назад этот придурок оставил ее, это уничтожило ее.

Кейси еще не посвятила меня во все детали, так что отчасти я чувствовал себя предателем за то, что слышал сейчас. Другая часть меня не смела перебивать его, потому что я хотел знать немного больше информации о ней.

Он продолжил:

— Когда она позвонила маме из Миннеаполиса и сказала, что он ушел, мы сразу же стали работать в поте лица. Красили комнаты, собрали детские кроватки, покупали зверюшек... все, чтобы они почувствовали себя как дома, когда приедут. Наконец, когда они приехали, спустя несколько дней, Кейси остановилась в десяти футах от двери, поставила колыбельки и бросилась в объятия мамы. Она не покидала ее постель всю первую неделю, — Фред снял свои очки, и потер пальцами глаза. Я не был уверен, был ли он тоже уставшим или снова переживал те события. — София готовила для нее и относила ей еду. Но обратно приносила тарелку нетронутой и полный мусорный пакет использованных бумажных салфеток. Она была раздавлена, с разбитым сердцем, — он тяжело выдохнул.

Я вскинул руку, прежде чем он начал снова говорить.

— Подожди, я не понимаю. Если он был таким мудаком, не должна ли она была стать счастливой, когда он ушел?

Он опустил голову и посмотрел на дно лодки, расковыривая старую краску носком своего кожаного ботинка.

— Я уверен, она ничего тебе не рассказала о своем отце.

Она не сказала ни единого слова о нем. Я тряхнул головой, не уверенный, хотел ли я слышать, через что ей пришлось пройти.

— Я немного могу рассказать об этом, меня не было, когда он был здесь. Все, что я знаю — он не герой ее романа. Она следовала за ним, как тень всю свою жизнь, настоящая папина дочка. Однажды, он проснулся и оставил Софию и Кейси, когда ей было десять. Развелся с Софией, бросил ради другой женщины, и больше не поддерживал контакт с Кейси. Когда Кейси узнала, что забеременела, она делала все, чтобы удержать семью целой и дать девочкам то, чего не получила она сама. Когда Зак ушел, она почувствовала, что теперь снова переживает уход отца, но не одна, она так же подвела и Люси с Пайпер.

Мы сидели в тишине, уставившись на свои ноги, переосмысливая все.

— В любом случае, причина, по которой я тебе рассказываю все это — я дал обещание себе, что не позволю кому-то еще также ранить сердце Кейси. Она удивительная девушка, как ты сам видел. Она умная, красивая, и она прекрасная мать. Девочки ее жизнь, и она их опекает. Мы с Софией оба согласны в одном, она заслуживает большего, заслуживает быть счастливой, — он поднял голову и посмотрел на меня, сейчас его взгляд смягчился. — Я не видел, чтобы она смотрела на мужчину так, как смотрит на тебя... никогда. Даже на Зака. И, по правде говоря, Броди, это меня до чертиков пугает.

— Я перебью тебя, Фред. Я не знаю, что ты слышал обо мне или читал, но я не плохой человек. Я не «полюблю их и оставлю их» человек. Я не плейбой. Я никогда не был в серьезных отношениях, хотя не уверен, что это хорошо, — он нервно усмехнулся, и я продолжил. — Все, что я знаю, это то, что мне нравится Кейси. Она мне очень нравится. Влюблен ли я в нее? Нет, я всего лишь неделю назад встретил ее, но что-то между нами есть. Что-то, что заставляет меня проводить с ней все больше и больше времени, и я хотел бы узнать, что это.

Наши взгляды встретились, он улыбнулся мне, и я добавил:

— Знаю, что то, как я живу людям сложно принять. Этот не обычно, и не всегда обыденно, но я очень надеюсь, что это не помешает нам с Кейси. Также надеюсь, что никто не помешает.

Его брови приподнялись от удивления, но улыбка не исчезла.

Черт, я не думал, что последняя часть получится такой грубой.

— Ты мне нравишься, Броди. Все еще не знаю почему, но нравишься. Пожалуйста, будь с ней ласков. Она действует как резкая, упрямая, маленькая ослица, но она хрупкая, — он протянул мне руку, и я пожал ее своей правой рукой, а левой похлопал по плечу.

— Я даю тебе слово, Фред. Никаких игр.

В уголках его глаз появились морщинки, когда он улыбнулся и кивнул мне.

— Хорошо, потому что это озеро достаточно глубокое посередине, и у меня сохранилось много старых гирь со времен моей службы в армии.

 


 

 

 

— Ты ужасно выглядишь, — я уставилась на Броди, когда он зашел через заднюю дверь, протащился через гостиную и плюхнулся возле кухонного стола.

— И чувствую я себя так же, — ответил он и опустил голову на руки, лежащие на столе.

— Ты все утро был с Фредом? — я подошла и встала напротив него с другой стороны стола.

Он поднял голову и потер свои глаза.

— Да, где-то с шести. Мы могли бы остаться и дольше, но начался ливень.

Я глянула в большое окно гостиной на дождь, значит, нам с девочками придется бездельничать весь день внутри дома.

— Поймал что-нибудь?

Он рассмеялся, и, кажется, был в восторге от моего вопроса.

— Что? — удивленно спросила я.

— Ничего, — ответил он, качая головой, а на его лице появилась милая улыбка. — Да, мы поймали несколько окуней и поговорили... немного.

Паника охватила меня.

— Ох-ох, и что же это значит?

Он молча посмотрел на меня, его глаза блуждали по моему лицу. Когда он так смотрел на меня, я ощущала себя, будто под микроскопом. Но вместо двух металлических зажимов, были два пронизывающих зеленых глаза.

— В смысле, Фред действительно заботится о тебе, — он взял мою руку, и легонько ее поцеловал. Моя кожа горела в месте поцелуя, даже, когда он убрал свои губы.

— Мам, что на завтрак?

Я быстро отдернула руку, когда Люси вошла в комнату. Взглянув на Броди, я расслабилась, когда он улыбнулся и подмигнул мне, нисколько не обижаясь на то, что я не хотела, чтобы Люси увидела, как Броди относится ко мне.

— Я не знаю. Что мы сделаем сегодня? — я подхватила Люси и усадила ее на стол, лицом к себе.

Темные глаза, как у ее папы, смотрели вверх на потолок, пока она придумывала, что же она хочет покушать.

— Блинчики с шоколадной крошкой, — твердо ответила она.

— Скоро будут, — она собиралась спрыгнуть, но я ее поймала. — Эй... плати налог.

Она захихикала и звонко чмокнула меня перед тем, как спрыгнуть и убежать по коридору.

Я достала смесь для блинчиков и шоколадную крошку из шкафчика и поставила их на островок, взглянув на Броди, который все так же сидел за столом, сложив вместе ладони, и глядя на меня.

— На что ты смотришь?

Прикрывая рот сложенными руками, он изогнул свою бровь в ответ на мой саркастический тон. Он поднялся из-за стола и медленно подошел ко мне, остановившись в дюйме от моей груди. Одной рукой оперся на стол справа от меня, второй поднял мой локоть и потянулся к пакету с шоколадной крошкой, прижимая мои бедра к островку.

— Просто подумал, что могу помочь тебе сделать блинчики, — его насмешливый голос был хриплым, когда он наклонился, его губы почти касались с моих. — Я особенно хорош в облизывании... ложки, когда ты закончишь.

Сердце билось в груди с невероятной скоростью, пульс зашкаливал. Край гранитного стола впивался мне в поясницу, но все, на чем я могла сосредоточиться — это на попытках выровнять дыхание, хотя ничего не получалось. Он был опасным, играл со мной, будто кот с мышкой, но я даже не сопротивлялась.

Я встала на носочки и мягко поцеловала его в губы, едва коснувшись и сразу же отстранившись. Когда он потянулся за еще одной порцией, я повернулась и рассмеялась.

— Ты попахиваешь, рыбачек, и я не позволю такому запашистому мужчине облизывать мою ложку. Иди в душ, потом поговорим.

Он прорычал за моей спиной и положил голову мне на плечо.

— Ты опасная, Кейси Дженсен, ты это знаешь? — он коснулся моей попы, развернулся и поднялся по лестнице в душ.

Опасная? Хм… Меня еще не называли опасной. Мне даже понравилось.

 

 

 

После завтрака, я заканчивала убирать кухню, пока мама была в холле и принимала гостей. Фред посапывал, пребывая в блинной коме на диване. Люси и Пайпер расположились в гостиной вместе с Фредом, тихо раскрашивая изображения лошадей со вчерашней ярмарки. Броди поднялся наверх собирать свои сумки. И это меня расстраивало: «прощание». Прошло менее двадцати четырех часов с момента нашего первого поцелуя, а у меня уже были сомнения. Было столько вещей, которые могли пойти не так. Это вообще возможно? Наши отношения, возможны?

Я вытерла подносы и отнесла их в кладовку. Потянувшись я поставила их на полку, и испугалась, когда рука Броди расположилась на моей талии и притянул меня ближе к себе. Я быстро заперла дверь кладовки.

— Расслабься, они все еще рисуют, — прошептал он мне на ухо, наклонился и тихонько пнул ногой дверь кладовки.

Я закрыла глаза и глубоко вдохнула, ощущая его свежий запах. Он пах чистотой. Я позволила себе расслабиться в его объятиях, растворяясь в нем. Его сильные руки обвивали меня как теплый кашемировый свитер, заставляя почувствовать себя маленькой и защищенной. Он немного ослабил хватку, достаточно для того, чтобы я повернулась к нему лицом. Я сцепила пальцы вместе и забросила руки ему на шею, его ладони лежали на моих бедрах.

— Интересные были выходные, да? — застенчиво спросила я, глядя в его завораживающие глаза. Он улыбнулся, ослепляя меня своей чемпионской улыбкой.

— Мягко говоря. Я не хочу уезжать, но надо еще решить пару дел на этой неделе.

— Все нормально, возможно, даже хорошо, что ты уезжаешь. Мне нужно прочистить мозги, — я выдохнула.

Выражение его лица стало встревоженным. Он нахмурил брови и еще крепче прижался ко мне.

— Ты передумала?

— Нет, ничего подобного. Просто все произошло так быстро, что мне нужна передышка, — я улыбнулась, успокаивая его и себя.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.39.7 (0.053 с.)