ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ ВЫЙТИ И НАЙТИ ТЕБЯ. ГЛАЗА НА ДОРОГУ, МИСТЕР.



Клянусь, она бы до сих пор меня опекала, если бы могла. Она была права — дорога портилась с каждой минутой, и мне требовалось очень много терпения. Спустя четыре очень медленных и мучительных мили я решил, если я хочу продолжить, мне нужна дозаправка и туалет. После быстрой остановки, я выехал с заправки с полным баком и стаканом свежего кофе. Я вернулся на магистраль и продолжал до знака остановки, от которого свернул.

Тогда и настигла паника. Не было никакой остановки вокруг.

— Да вы, блин, издеваетесь! — прокричал я, разбудив Дизеля.

Из всех чертовых съездов на шоссе я выбрал тот, который не вел обратно на шоссе. Я развернулся и поехал обратно к заправке.

Через несколько минут я запрыгнул обратно в грузовик.

— Итак, Дизель, чувак сказал, что съезд будет справа, но честно, я понятия не имею, где мы вообще. Если ты когда-нибудь еще позволишь мне выехать из дома без GPS, ты будешь спать целую неделю на крыльце, — Дизель наклонил голову и поднял ухо. Я протянул руку и почесал его макушку.

Я резко затормозил и развернул грузовик направо, едва не пропустив нужный мне съезд. Ударил чудовищный раскат грома, так, что аж грузовик затрясло, и молния рассекла грозовое небо. Мой грузовик прыгал на кочках и разбрызгивал лужи по проселочной дороге. Еще никогда я не был так благодарен подвеске своего грузовика. Оранжевые огоньки впереди привлекли мое внимание. Чем ближе я был к деревянному мосту, тем сильнее в отчаянии руки сжимали руль. Я глубоко вдохнул и посчитал до десяти, когда увидел мигающие огоньки на оранжевом шлагбауме перед собой. На шлагбауме было написано «МОСТ ЗАКРЫТ», а сверху желтая лента.

— Ну что дружок, эта гребаная пороговая шутка может развернуться и пнуть нас под зад?

Опять я развернулся и начал ехать обратно. Сперва я заметил еще одну проселочную дорогу, которая вела в никуда.

— Ну и черт с ним! Почему бы и нет? — сказал я вслух, сворачивая на нее. В этот момент было настолько все равно, куда она меня приведет. Я проехал пару сотен ярдов и уперся в ворота. Это вообще не дорога, это долбанный подъезд.

— Хм, мы пойдем и спросим дорогу или попытаемся выехать сами? — Дизель поднялся, вытянул свои лапы и принялся облизывать мое лицо. Я отвернулся и шутливо оттолкнул его. — Ты прав, нам не нужна помощь, черт возьми.

Я включил заднюю передачу, повернулся назад и услышал безошибочный звук прокручивающегося колеса. Моя грудь напряглась, когда я сильнее жал на газ. Мой грузовик все глубже и глубже увязал в грязи.

— Нет, нет, нет. НЕТ! — я ударил кулаком по рулю. Грудь вздымалась от злости, и я попытался разглядеть на территории какую-либо технику, которая смогла бы меня вытащить.

Ничего.

Схватив свой телефон, я боролся с желанием выбросить его, когда заметил, что батарея села. Сдохла. Я опустил голову на руль и посмотрел на Дизеля, он был счастлив, как никогда. Нелепость моего положения заставила меня расхохотаться до слез.

— Ладно, будь хорошим псом и посиди здесь. Следи, чтобы никто не выезжал, я проверю снаружи, — Дизель зевнул и положил голову на консоль, я выскочил из грузовика и стал пробираться сквозь грязь к входной двери.

Деревянная вывеска, висящая над дверью, указывала на гостиницу «Кранберри». Я не имел представления, в каком городе я нахожусь, в Миннесоте ли вообще. Но, если подумать, вариант не самый худший. Надеюсь, я смогу здесь переждать ночь и продолжить путь завтра утром. Оглушительный гром отозвался в моей груди, я протянул руку и постучал в дверь.

 


 

 

 

— Ауч! — я потерла лоб, в который кто-то тыкал пальчиком.

— Мам! Мам! Проснись! Посмотри, какой дождь! — Люси и Пайпер прыгали на моей кровати, как в рождественское утро. Мне бы столько энтузиазма. Я была укутана теплым одеялом, мечтала о пальмах, песчаных пляжах и фруктовых напитках, украшенных маленькими зонтиками. У меня не было никакого желания вылезать из постели, встречать новый день, дождь или маму. Но долг зовет — девочки требуют свой завтрак. Я села в постели, натянула тапочки и халат, взглянула на двух ангелочков, смотрящих из окна моей спальни и болтающих о дожде.

— Пойдемте, я умираю с голода.

Пока я готовила «Обезьяний хлеб[D1] »[1], любимое лакомство девочек, Фред играл с ними в гостиной в «Сладкую Страну»[2]. Мама внимательно смотрела новости, боясь пропустить погоду. Огонь горел в камине, в доме не было постояльцев, будто был самый обычный день.

Я стояла у стола и смешивала топленое масло и корицу, когда ко мне подошла мама и положила голову мне на плечо.

— Я люблю тебя, ты ведь знаешь это? — спросила она.

— Я знаю. Я тоже тебя люблю, мам.

Я повернулась и поцеловала ее в щеку, так она извинялась за вчерашнее. Мы не часто ссорились, и я не помню, когда она доводила меня до слез. На самом деле, не она довела меня до слез, а болезненные воспоминания о моих отношениях с Заком и сомнения, что я когда-либо встречу идеального мужчину для себя и для девочек.

Вдруг раздался громкий стук в дверь. Мы переглянулись. Кто мог прийти в такую погоду? Прежде чем мама успела двинуться к двери... еще один стук. Она выбежала из кухни и Фред за ней. Девочки и я отступили назад. Я слышала разговор, и несколько минут спустя мама появилась на кухне с красивой рыжеволосой женщиной лет сорока и маленькой девочкой возраста Пайпер и Люси.

— Кейси — это Кэтрин. Кэтрин — это моя дочь Кейси. А эти двое — ее дочки Пайпер и Люси, — повернулась она к девочкам, которые уже стояли рядом с ней, с нетерпением встречая нового друга.

Я вытерла руки о полотенце и подошла пожать руку.

— Здравствуйте, приятно познакомиться, — приветливо улыбнулась я.

— И мне приятно. Это моя дочь Дженна, — она обняла маленькую застенчивую девочку. — Извините, что побеспокоили. Я пыталась ехать так быстро, как могла, но дорога ухудшалась с каждой минутой, и мост в конце дороге закрыт. Я не знала, что еще могла сделать.

Ее голос дрогнул, и она вытерла слезы.

— Не беспокойтесь, — мама поспешила приобнять Кэтрин. — Все наши гости разъехались, и комнаты свободны. К тому же, Пайпер и Люси будут рады поиграть с кем-нибудь новым.

Пайпер и Люси протянули руки Дженне и потащили ее играть в «Сладкую Страну».

В тот же день прибыло еще три постояльца, все они говорили то же самое. Дорогу слишком размыло, и они отчаялись уже найти место для ночлега. Генри и Мелисса — милая пожилая пара, были первыми. Следующей была Эшли, яркая студентка колледжа, с которой я могла бы скоротать несколько дней, и последние прибывшие — сестры Пэт и Сью, среднего возраста, которые ехали на выставку антиквариата в Висконсин.

Мама обожала хозяйничать. Она сияла, когда гостиница была полностью заселена. Она жила ради этого. Дом гудел весь день; постояльцы обсуждали свои застрявшие машины и затопленные дороги. Был уже вечер, и я только сняла с плиты огромную кастрюлю с чили, когда услышала стук в дверь. Мама была в кладовке, доставала поленья для камина. Из-за шума в доме, даже Фред не услышал стук, я вытерла руки о рубашку и подошла к двери.

Открыв дверь, я замерла, не уверенна, из-за раската грома или человека на крыльце. Высокая, промокшая фигура в толстовке и бейсболке команды «Северные Люди» стояла передо мной. Руки в карманах джинсов. Его щеки раскраснелись от ветра, он посмотрел на меня из-под своих длинных густых ресниц и сексуально улыбнулся. Клянусь, его идеальные зубы сверкнули, как в кино.

Я отошла назад, приглашая его войти. Как только он вошел, у меня потекли слюнки. Он был большой, больше чем на крыльце. Я думаю, он был почти на тридцать сантиметров выше моих ста пятидесяти сантиметров. Он снял свою бейсболку, взъерошил темно-коричневые влажные, вьющиеся волосы. Он опять улыбнулся, как кинозвезда. В этот раз я заметила две ямочки на его щеках.

Мое сердце так грохотало, что я была уверена, оно готово выскочить из груди и упасть к его ногам.

— Фух! Ну, и жесть же там! — он стряхнул воду с куртки и взъерошил волосы, приводя их в сексуальный беспорядок. — Привет, я Броди Мерфи, — он протянул руку для приветствия.

— Привет, я..., — мой мозг отключился. Он изогнул бровь и ухмыльнулся. Дерьмо, я сейчас в обморок упаду.

Соберись, Кейси.

— Кейси. Кейси Дженсен.

Его рука обхватила мою, я почувствовала, будто все тело просыпается ото сна. Его большая, сильная ладонь пропускала миллионы разрядов по моему телу. Я почувствовала себя идиоткой, когда мы закончили рукопожатие, но так и не отпустила его руку. Я резко отдернула ее обратно и скрестила руки на своей груди.

— Я думал, что свернул на дорогу. Не разглядел, что это подъезд. Мой грузовик увяз в грязи. Могу ли я снять комнату на ночь?

Мои плечи опустились вместе с моим сердцем.

— Оу, — он увидел мое разочарование. — Есть ли вообще свободные комнаты?

— Нет. Все занято, — ответила я почти шепотом.

— Ох, — он тяжело вздохнул и поспешил к выходу. — Тогда я попытаюсь найти обратную дорогу и продолжу свой путь. Думаю, погода уже улучшилась.

— Стой, где стоишь, — я обернулась на голос своей матери, которая выходила из-за угла кухни.

— Ну, привет! — поприветствовала мама, как всегда.

— Привет, я — Броди Мерфи, — он опять протянул руку.

— Привет, Броди. Я София Дженсен.

— У вас очень уютно, — сказал он и одарил маму великолепной улыбкой.

Если был путь к сердцу моей мамы, это был бы комплимент ее гостинице. Это место было ее детищем.

— Я как раз шла за тобой. Я знаю, что у нас нет мест, но погода ужасная. Мы не можем его отпустить, — выпалила я с некоторым отчаянием.

— Конечно, нет дорогая, — улыбнулась она с любопытством, прежде чем повернуться к Броди.

— У меня нет свободных комнат, Броди, но есть очень удобный диван в гостиной. Это, конечно, не отдельная комната, но здесь теплее, чем в твоем грузовике. Мы будем очень рады, если ты останешься с нами.

— Эм, одна проблема. У меня собака. Он очень дружелюбный и полностью домашний, но, думаю, он будет злиться на меня, если я оставлю его ночевать на крыльце. Его можно положить на полу в прачечной?

— Чушь! — сказала мама. — Никакой прачечной, он может спать у камина.

— Вы уверены? Я не хочу утруждать вас.

Он обращался к моей маме, но смотрел на меня, заставляя сердце стучать, как бешеное.

— Не говори чепухи. Ты остаешься здесь со своей собакой, это решено! Снимай куртку и пойди, погрейся, прежде, чем сходишь за собакой. Ты можешь заболеть пневмонией.

Она провела его вглубь дома.

— Ты как раз вовремя, моя свободная дочь только что приготовила огромную кастрюлю чили.

Мама повернулась ко мне и подмигнула. Я покраснела и закатила глаза, в тот же момент Броди повернулся, с ухмылкой на его сексуальных губах. Идея спрятаться под диванными подушками и провести там пару дней, показалась мне не такой уж и плохой.


 

 


4

 

— Нужно еще одно место! — прокричала София, когда мы вошли на кухню

В ее большом и уютном доме я сразу же почувствовал себя комфортно.

Она обошла комнату и представила меня всем. Наконец, мы добрались до трех маленьких девочек, которые уставились на меня словно на пришельца.

— Эта малышка — Дженна, дочь Кэтрин. А эти две очаровашки — Люси и Пайпер — близняшки Кейси.

Я открыл рот от удивления. Я был шокирован тем, что Кейси, эта привлекательная девушка со спутанными медными волосами, в белой рубашке с пятнами от чили, была матерью. При том, еще и близняшек. Кейси заметила удивление на моем лице, ее глаза погрустнели, и она смущенно уставилась в пол. Я почувствовал себя засранцем.

— Броди, ты можешь сесть рядом со мной, — Эшли потянула меня за руку к большому обеденному столу, который разделял гостиную и кухню. Ей было около двадцати, и она была хорошенькой, но девушки как она, пытающие привлечь мое внимание, были словно овечки в большой отаре.

— Хорошо, одну секунду, — ответил я и повернулся к Кейси. — Я могу подзарядить свой телефон?

— Конечно, — едва заметная улыбка появилась на ее губах, и она указала на розетку у плинтуса. — Вон там.

— Спасибо, — сказал я, не в состоянии отвести от нее глаз.

Эшли опять меня потянула. Я проследовал за ней и уселся рядом, но не мог оторвать взгляда от Кейси.

Я не знал, чего ожидать, стучась в дверь этой гостиницы в лесу, может маленькую пожилую кошатницу или семью каннибалов? Чтобы это ни было, но точно не ее. Миниатюрную прелестницу, чьи блестящие зеленые глаза прошивали меня насквозь.

Каждое ее движение завораживало, даже когда она почесала свой нос, разрезая кукурузный хлеб на идеальные квадратики. Она обошла плиту и поднесла деревянную ложку с чили к своим губам, чтобы попробовать. Я чуть не кончил прямо за столом, но так и не смог оторвать от нее взгляд. Меня даже не волновало, наблюдал ли кто-нибудь за мной. Это была самое изысканное и неумышленное соблазнение, которое я когда-либо видел, и я наслаждался каждой минутой.

— Итак, Броди, мы провели день, знакомясь друг с другом. Расскажи о себе. Откуда ты? — спросил Генри из гостиной позади меня. Я подпрыгнул при упоминании своего имени, и повернулся на стуле к нему.

— Я вырос в двух часах езды от этого места, но сейчас живу в Миннеаполисе.

— О-о-о, обожаю Миннеаполис, — проворковала Эшли, и подвинулась ближе ко мне, располагая свою руку на моем колене.

— Чем ты занимаешься? — продолжил Генри.

Черт. Похоже, никто понятия не имел, кто я такой, но я не хотел выдавать себя. Оставаться неизвестным — отличный шанс. Чем скорее я отсюда уеду, тем лучше. Я взглянул на Кейси, которой, казалось, тоже был интересен ответ. Минуту мы смотрели друг на друга, но она отвернулась к столешнице.

— Эм... занимаюсь продажами, — ответил я.

Серьезно, Броди? Лучшее, что ты мог придумать?

— Интересно. И что же ты продаешь?

— Спортивное оборудование, — уверенно ответил я, не сомневаясь, что звучало убедительно и достаточно скучно для дальнейших расспросов. Я не самый ловкий лгун. Прежде чем он успеет задать еще один вопрос, я повернулся к Фреду и спросил.

— Фред, как долго вы здесь живете?

— Около десяти лет. Я работал на предыдущего владельца и, когда они продали место Софии, она попросила меня остаться, — он посмотрел на Софию и подмигнул. Она закончила расставлять тарелки и улыбнулась в ответ.

— Ты мне кого-то напоминаешь. Ты не снимаешься где-нибудь? — Генри уставился на меня, его глаза изучали и сканировали.

Эшли выпрямилась и выдохнула:

— А ты знаешь каких-нибудь кинозвезд?

Я засмеялся, желая, чтобы кто-нибудь прекратил это нелепое интервью, пока я не сказал что-то глупое.

— Неа, никогда не играл, — взглянул я на Эшли и добавил. — Прости, не знаю никого из кинозвезд.

Она надула свои губы и издала раздражающий звук. Я взглянул на Кейси, которая тоже заметила ребяческое поведение Эшли и закатила глаза.

Кейси будто прочитала мои мысли и начала расставлять миски на столе:

— Ужин подан.

— Извини мамочка, — сказала Люси, пытаясь протиснуться между столом и Кейси.

— Заплати налог, — Кейси наклонилась и потянулась за поцелуем своими пухлыми нежными губами. Люси хихикнула и чмокнула маму.

Это движение было самым чистым и завораживающим действием, которое я когда-либо видел.

 

 

 

С ужином было покончено, постояльцы оставались на своих местах и обсуждали погоду, я отодвинул свой стул и встал.

— Надеюсь, вы не возражаете, если я отвлекусь на несколько минут. Я хочу проверить Дизеля.

— Дизель? — София посмотрела на меня с недоумением.

— Мой пес, в машине.

Она охнула и всплеснула руками.

— Господи! Я совсем про него забыла. Бедняжка. Иди же за ним, и приведи его сюда, мы его накормим.

— Спасибо. Я скоро вернусь.

Я отсоединил свой телефон, натянул ботинки и поплелся к грузовику. Дизель сидел на водительском сидении и быстро вилял хвостом. Я открыл дверь, толкнул пса на пассажирское сиденье и забрался внутрь кабины.

— Привет, дружок! Тебе было одиноко?

Он облизывал меня снова и снова.

— Хорошо, хорошо. Успокойся, мне нужно сделать пару звонков.

Я вытащил свой телефон и набрал маму.

— Ты дома? — спросила она.

— И тебе привет, — я рассмеялся.

— Прости, привет. Ты дома?

— Нет, мам. Я не дома, но решил позвонить, пока вы не отправили за мной поисковый патруль, — я надеялся услышать ее смех... тишина. — После ряда не самых приятных моментов, о которых я позже расскажу, мой грузовик застрял в грязи. Я только что попробовал самый лучший чили в маленькой гостинице, где и переночую.

Опять тишина.

— Мам?

— Я же говорила. Разве я не говорила подождать до завтра? Почему ты меня не слушаешь?

— Мам, ты была права. Я ошибся. Я не хочу ссориться, я просто хочу, чтобы ты знала, где я. Мост на шоссе затопило, его должны открыть завтра, тогда я поеду домой. Я буду держать тебя в курсе событий, хорошо?

Опять тишина.

— Хорошо?

В этот раз она вздохнула:

— Да, Броди. Хорошо. Место, где ты остановился, приличное?

— Ну, парочка ножей на стенах, приглушенные крики из-за закрытых дверей. Остальное в порядке.

Еще один вздох.

— Броди, ты хочешь, чтобы я раньше времени поседела? Твоя сестра не создает столько проблем. Почему же ты так мучаешь меня?

Я громко рассмеялся:

— Я люблю тебя, мама. Перезвоню завтра.

— Я тоже люблю тебя, Броди.

Я закончил разговор и повернулся к Дизелю:

— Женщины всегда такие, Ди? Она постоянно волнуется, — он наклонил голову и посмотрел на меня. — Еще один звонок, и мы пойдем внутрь и покормим тебя.

Не успел я набрать другой номер, пришло сообщение. От мамы...

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.190.82 (0.028 с.)