ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пожалуйста, уважайте чужой труд




Четыре года назад мои мечты разрушились в один миг.
Я пыталась собрать кусочки и склеить их воедино единственным способом, которым я знала, но кое-чего постоянно недоставало.
Отца для моих близняшек.
И тогда, на мой порог буквально приземляется Броди Мерфи. Он беззаботный, веселый хоккеист, который ворвался в мою жизнь и перевернул ее вверх дном. Он поражал меня больше, чем кто-либо другой.
Что если единственное, в чем я нуждалась, удерживало меня?


Содержание

1 Кейси. 5

2 Броди. 10

3 Кейси. 13

4 Броди. 16

5 Кейси. 20

6 Броди. 24

7 Кейси. 27

8 Броди. 31

9 Кейси. 34

10 Броди. 39

11 Кейси. 43

12 Броди. 47

13 Кейси. 51

14 Броди. 55

15 Кейси. 60

16 Броди. 68

17 Кейси. 72

18 Броди. 76

19 Кейси. 81

20 Броди. 85

21 Кейси. 88

22 Броди. 95

23 Кейси. 99

24 Броди. 104

25 Кейси. 109

26 Броди. 113

27 Кейси. 116

28 Броди. 119

29 Кейси. 124

30 Броди. 130

31 Кейси. 134

32 Броди. 137

33 Кейси. 143

34 Броди. 146

35 Кейси. 151

36 Броди. 155

37 Кейси. 160

38 Броди. 167

39 Кейси. 170

ЭПИЛОГ. 176

 


 

 

 

— Мааам, Пайпер достает меняяя!

Я закатила глаза и оторвалась от книги. Люси сидела за кухонным столом, хмурясь в сторону Пайпер, которая тыкала в нее вилкой.

— Доброе утро, девочки! — мама радостно поприветствовала нас, и чмокнула каждую из нас в макушку. — Как на счет того, чтобы позже сделать бусы?

— Ура! — крикнули они вместе, и всё предыдущее недовольство исчезло.

Мама посмотрела на меня и подмигнула, затем опустила взгляд на книгу и кивнула:

— Опять много задали?

— Не так уж и много. Я не могу сосредоточиться. Интересно почему? — сказала я с сарказмом и показала язык девочкам. Они захихикали и скорчили мордочки мне в ответ.

Мне осталось доучиться год в школе медсестер, которую я собиралась закончить следующей весной. Когда я стала жить с Заком в Миннеаполисе, я дежурила по ночам в больнице, точнее, на посту скорой помощи. Как только я начала там работать, я влюбилась в этот хаос и постоянно изменяющуюся ситуацию. Я сидела и мечтала, наблюдая за медсестрами и завидуя их работе. Я очень сильно хотела такую работу. Как только мы с мамой переехали, я поднакопила достаточно денег и поступила в школу медсестер.

— Ну, что у нас на повестке дня? — спросила я, наливая вторую чашку кофе.

— Ты уже видела новости?

Мама нахмурила брови и сощурила свои темно-зеленые глаза. Она начала накручивать свои, и так вьющиеся волосы, что выдавало ее беспокойство.

— Нет.

Она взглянула на девочек, затем на меня, наклонилась так, чтобы две любопытные пятилетки ничего не услышали.

— Говорили о надвигающемся огромном урагане столетия, который накроет нас завтра утром. Ливни, наводнения, возможны перебои со светом.

Прекрасно, лето только началось и сразу же огромный дождь и ураган.

— Итак, я поеду в город запастись некоторыми вещами. Хочу быть уверена, что мы сможем выжить в течение недели. Вы же знаете, каково это, пережидать ураган, особенно вблизи реки Снейк. — она схватила свои ключи и сумку с кухонной тумбы и повернулась ко мне. — Вам что-нибудь нужно, пока меня не будет?

— Нет, думаю, мы справимся, спасибо, — ответила я, радуясь, что запаслась раскрасками и карандашами еще в прошлом месяце.

— Гиги! — позвала Люси, и мама на половине пути обернулась.

— Да, милая.

Люси прикусила свою губу, и нервно смотрела на мою маму до тех пор, пока Пайпер не пнула ее.

— Ты можешь привезти попсикл? — робко спросила Люси

— Красное! — крикнула Пайпер вдогонку.

— Может быть. Посмотрим, что я смогу найти. А вы девочки, ведите себя хорошо. Я вернусь через несколько часов, — она повернулась ко мне. — Кэйси, некоторые постояльцы решили уехать до прихода урагана. Ты не могла бы помочь мне с ними?

— Конечно! Но за отельную плату, — поддразнила я ее.

Она подмигнула и улыбнулась, прежде чем исчезнуть в коридоре.

Щедрость моей мамы была безграничной. Четыре года назад, когда торнадо, как клочок бумаги, разрушил весь мой мир, она, не задумываясь, взяла нас троих к себе. Как только пыль улеглась, я собрала уцелевшие вещи, и просто переехала в Пайн-сити, где у мамы был маленький мотель. Она не только не просила оплаты за жилье, она даже доплачивала мне за готовку для постояльцев.

— Ну, что девочки, давайте убирать свой завтрак. Потом вы можете пойти со мной и помочь по хозяйству, пока Гиги нет.


Несколько часов спустя мы с девочками завалились на диван в холле, и попрощались с последней парой постояльцев.

— До свидания, доктор Ричардсон, миссис Ричардсон! Будьте аккуратны за рулем, — сказала я, махая рукой.

— Пока. Кейси, дорогая, мы будем думать о вас ребята. Берегите себя во время урагана, — миссис Ричардсон помахала в след. — Увидимся через несколько недель.

— Как три моих любимых девочки? — прокричала Алекса, входя через заднюю дверь. Пайпер и Люси подскочили с дивана и побежали обниматься с моей лучшей подругой.

Алекса была моей лучшей подругой с восьмого класса. Я только переехала на новое место после развода родителей. Я была новенькой и, к тому же, застенчивой. Сложите это вместе, и, думаю, вряд ли вы прямиком направитесь к обеденному столу «крутых парней». Алекса была однозначно одной из них. Она была красивой, особенно для восьмиклассницы. У нее были прямые, длинные, черные, как смоль волосы, которые спускались до самой талии. Парни, даже старшеклассники, почти захлебывались слюной, когда она проходила мимо.

На занятиях по естествознанию она села вместе с парочкой качков за парту позади меня. Однажды парням стало скучно, и они начали доставать меня. Думаю, после пятого бумажного шарика, отскакивающего от моего затылка, я услышала, как Алекса заговорила.

— Господи, ребята, вы хоть когда-нибудь повзрослеете? — ругала она их. Я была благодарна за ее слова, но не обернулась сказать ей об этом.

— Успокойся, Алекса, мы просто развлекаемся, — фыркнул один из них.

— Что ж, если вы собираетесь и дальше вести себя как засранцы, я ухожу.

Я слышала, как она собирала свои бумаги и учебники, как заскрипел ее стул по полу лаборатории.

Мне смертельно хотелось повернуться и посмотреть, что случилось, но я не посмела. Не говоря уже о том, что я была потрясена тем, что девушка, заткнувшая их, пересаживалась. Я обалдела, когда ее книга по естествознанию шлепнулась на свободное место рядом со мной. Я заметила также остальные ее вещи, которые расположились на свободной части парты.

— Привет, как тебя зовут? — спросила она меня, мило улыбнувшись и садясь рядом. Она была так уверена в себе, что я позавидовала ей.

— Кэйси. Кэйси Дженсен, — ответила я, стараясь, чтобы мой голос не звучал, как у маленькой испуганной мыши.

— Я — Алекса Кэмбелл. Эти два придурка сзади — Марк и Джои. Как видишь, им еще предстоит узнать, что лучший способ заполучить девушку — это быть хорошим для нее, а не набрасываться, как второклашки.

Она обернулась и фальшиво улыбнулась, хлопая ресницами. Наконец, я почувствовала себя более уверенно, чтобы повернуться и взглянуть на них. На их плечах висели огромные футболки, будто на сорванцах.

С этого дня мы с Алексой стали лучшими подругами. Во-первых, я была более чем уверена, что она списывает у меня, но мы были неразлучны, и все об этом знали. Я не была настолько уверенна в себе, как она, но мне было комфортно и так. Я даже стала дружить с Марком и Джои. Когда Зак оставил нас, и я перебралась с девочками в дом, Алекса предложила найти его и избить. Королева выпускного, Лорен Колар, тоже была в нашей группе. Она была прямой противоположностью задире Алексе, общительная и всегда пытающаяся в каждом найти хорошее. Мы втроем равнялись друг на друга и были неразлучны, пока Лорен не ушла, когда у меня появились девочки. Мы все еще были близки, но увиделись лишь, когда она пришла навестить своих родителей.

— Вы готовы к завтрашнему дождю? — Алекса дала каждой по конфете.

— Ага, я поверю в это, только когда увижу, — сказала я, отмахиваясь. — Эти синоптики никогда не знают, о чем говорят.

— Не уверена. По последним прогнозам обещают более десяти дюймов осадков за сутки, — ее темные глаза увеличились и стали серьезными.

— Один из тех случаев, когда жизнь в Стране тысячи озер не так прекрасна, — вздохнула я. — Это не самое лучшее место для жизни, особенно из-за столь частых дождей. Нам повезет, если беседку не смоет.

— Нет, дерьмо, — она посмотрела на Люси и Пайпер, а затем обратно на меня и нахмурилась. — Извини.

Я закатила глаза:

— Девочки, не слушайте тетю Алексу и ее грязный рот.

— Мама, ты иногда тоже говоришь это слово, — сказала Люси с ухмылкой.

— О’кей, давай не будем обсуждать это прямо сейчас, — я рассмеялась и повернулась к Алексе, быстро меняя тему. — Итак, вы закрываете завтра магазин?

У Алексы был небольшой цветочный магазин «Сплетенный лепесток». У нее был великолепный вкус к деталям, и потому ее дизайн был волшебен. Люди со всей страны делали у нее заказы.

— Да, но думаю, лишь на завтра. Не за горами сезон свадеб, и у меня должны быть готовы миллион вещей. Но завтра никакой работы!

Она взяла за руки Пайпер и Люси и закружила их по комнате.

— Ой, подождите, — она резко остановилась. — Я принесла букет для вашей мамы.

Она вышла в переднюю дверь и принесла в бумажной упаковке прекрасный букет из роз, тюльпанов и лилий.

— Подлиза, — я пихнула ее плечом, забирая букет. — Отдам, когда она вернется.

— Я только что видела ее. Она в гараже разговаривает с Фредом. Что-то насчет пакетов.

Фред был нашим служащим, который жил в комнате за гаражом. Он помогал маме в гостинице с различными ремонтными работами. Он был здесь столько же, сколько и мы. Он и мама работали слаженно, и я была в восторге от того, что девочки приняли его, как приемного дедушку.

— Я думаю, они делают из мухи слона. Я до сих пор уверена, что эти прогнозы неверны, и мы не так сильно пострадаем, как они думают, — сказала я и скрестила пальцы в воздухе.

— Пфф, продолжай надеяться на лучшее. Но с другой стороны, я собираюсь заправить газовый баллон для генератора, прихватить ящик пива для Дерека и спрятаться. Пока, девочки! — прокричала она, уходя.

— Пока, тетя Алекса, — прокричали они ей вслед.

Я отправилась на кухню поставить цветы в воду, оставив девочек в гостиной, догрызать свои леденцы. Я любила кухню в гостинице. Она была не только большой, но теплой и уютной. Моя мама сделала акцент на том, чтобы жильцы ощущали себя, как дома, так, что кухня была всегда открыта. В шкафах была куча разнообразных старинных тарелок и маленьких приборов, какие только можно вообразить. Так же она держала большую, чем принято, кладовую со всеми видами закуски и необходимыми кухонными принадлежностями, чтобы люди могли ими свободно пользоваться. Так же были полки, заставленные банками с консервированными овощами и фруктами.

Я только поставила цветы в вазу, как через заднюю дверь залетела мама вместе с облаком холодного воздуха.

— Фух. Становится ветрено, — сказала она, пытаясь закрыть заднюю дверь, держа в руках пакеты.

Я поставила вазу на кухонный стол, и поспешила помочь ей с сумками.

— Прекрасно, — ответила я с сарказмом.

Она кивнула на цветы на острове.

— Они волшебные.

— Да, Алекса принесла их для тебя. Она только что ушла. Она видела тебя в гараже.

— Ах, да, — ответила она. — Мы с Фредом обсуждали, стоит ли положить под фундамент мешки с песком. Все постояльцы уехали? Проблемы были?

— Все в порядке. Ричардсоны сказали, что вернутся через несколько недель.

— Хорошо. Как Алекса? Она закроется на неделю?

— Не уверена, по крайней мере, на завтра. Она заскочила принести тебе букет и сладости девочкам. Ей нужно было запастись парочкой вещей для Дерека, и она планирует спрятаться на несколько дней.

Дерек — муж Алексы. Они встречались со старшей школы и поженились сразу после выпускного. Все думали, что она залетела, но они просто любили друг друга и рады были начать жить вместе. Они прожили вместе уже шесть лет, и, до сих пор, не возникал вопрос о детях. Каждый раз, когда она проводит день с Люси и Пайпер, она начинает прислушиваться, как тикают ее биологические часы, тогда она нажимает кнопку повтора еще на один год вперед.

— Алекса и Дерек такая замечательная пара, — моя мама устала задавать глупые вопросы, думая, что я не понимаю, к чему она клонит. Я сразу же пожалела, что произнесла имя Дерека.

— Да, мам. Они очаровательны. Только не начинай.

— Что? Я ничего не начинаю, я просто рассуждаю, — ответила она сдержанно.

— Хммммм.

— Хорошо-хорошо, я начала. Я просто подумала, что ты была бы намного счастливее, если был бы кто-то, — она начала тарахтеть так быстро, как могла. — Я просто хочу видеть тебя счастливой. Ты заслужи...

— Стоп, — перебила я ее. — Что заставляет тебя думать, что я несчастна?

— Я не имела в виду, что ты несчастна. Тебе только двадцать четыре, Кэйси. Ты уже одна четыре года. С тех пор, как ты вернулась оттуда. Как на счет сына Ричардсонов, Кэмерона? — она усмехнулась и поиграла своими бровями.

— Мам, во-первых, Кэмерон меня не интересует. Во-вторых, я хожу на свидания. Просто меня никто не устраивает... Мне нужен правильный парень, идеальный парень, надежный парень. Мне нужно отказаться от парней, которые хорошо целуются, и, наконец, начать думать головой. Я встречалась с незрелыми, безответственными неудачниками. И посмотри, что я имею.

— У тебя двое прекрасный детей, вот что есть у тебя, — сказала она в защиту, пока раскладывала продукты в кладовке.

— Конечно, они прекрасны, мам, но я хочу настоящую семью. Воспитывать двух пятилетних девочек одной нелегко, — сказала я и потерла виски, быстро устраняя надвигающуюся головную боль.

— Одной? — выпалила она мне в лицо.

Я поняла, что у меня неприятности.

— Ты не одна, Кассандра!

О-о-ох. Она назвала меня Кассандра, она никогда не делала этого.

— Я не имела это в виду, мам. Ты мне очень помогаешь. Я говорила о традиционной семье. Ты знаешь, двое родителей... — сказала я, уставившись на украшения вазы, пытаясь избежать ее взгляда.

— Что ж, тогда пора вылезти из скорлупы. Зак ушел, и он никогда не вернется.

Я открыла рот, и наши взгляды встретились. Мы не говорили о нем.

Никогда.

От одного лишь упоминания его имени, меня начинало тошнить.

— Тебе нужно двигаться дальше и жить своей жизнью, — она продолжила, на этот раз ее голос звучал мягче.

Я застыла, мой желудок скрутило. Она думает, что я не знаю, что происходит? Я жила, каждый божий день, я жила. Я думаю, она единственная из всех должна была понимать боль, когда кто-то уходит от тебя. Слезы застыли в моих глазах.

— Эм, я пойду, прилягу. Чувствую себя не очень хорошо. Ты можешь присмотреть за девочками? — выпалила я, торопясь покинуть кухню до того, как она сможет ответить.

— Кэйси, пожалуйста, не уходи! — крикнула она мне вслед, но я не обернулась. Я уже была на полпути к своей комнате, где могла уединиться. Я слышала, как она опять меня зовет, но лишь упала на кровать и горько заплакала, исцеляющий крик вырвался из меня в подушку, перед тем, как я уснула.


 

Я забросил свою сумку в багажник пикапа, отступил в сторону, и мой лабрадор, по кличке Дизель, запрыгнул на пассажирское сиденье. Я развернулся лицом к матери, которая стояла позади меня со скрещенными на груди руками, и постукивала ногой. Я не мог не усмехнуться, глядя на нее.

— Мам, со мной все будет хорошо, — уверял я ее в миллионный раз за это утро.

— Поездка долгая, Броди, а погода начинает портиться. Ты не можешь оставить свой грузовик здесь и полететь домой самолетом? — ее газа умоляли не ехать в Миннеаполис сегодня.

— Во-первых, всего лишь три часа езды, не так уж и долго. Во-вторых, если погода действительно такая ужасная, я все равно не смогу полететь сегодня. И, в-третьих, у меня куча дерь…, — я запнулся, и она вопросительно изогнула бровь. — Дел дома. Со мной все будет хорошо. И прежде, чем ты спросишь опять — нет, я не оставлю свой грузовик здесь, — я подошел и крепко обнял ее.

— Пожалуйста, звони мне каждые пять минут, — попросила она с беспокойством, уткнувшись мне в плечо.

— Без проблем. Все равно я не смогу разглядеть дорогу сквозь ливень, так что звонки не станут проблемой.

Она выскользнула из моих рук. И как только она встала на ноги, она стукнула меня в плечо так сильно, как могла.

— Не смешно, Броди Майкл.

Забавно, когда тебе двадцать семь лет и мать называет твое второе имя, заставляя тебя, чувствовать себя одиннадцатилетним пацаном, который только что разбил окно в гостиной баскетбольным мячом. Или в моем случае хоккейной шайбой.

Согнувшись в коленях, я нагнулся к ней, положил на плечи руки и посмотрел прямо ей в глаза.

— Я. Буду. В. Порядке. Пожалуйста, прекрати волноваться.

— Когда у тебя появятся дети, Броди, ты поймешь. Они могут вырасти, покинуть твой дом, но они никогда не покинут твое сердце. Ты никогда не перестанешь волноваться, — она вздохнула и сузила глаза. — А когда твой сын — Броди Мерфи, ты волнуешься вдвойне.

— Ха! Спасибо за доверие, мам. А если серьезно, то я в порядке. Синоптики говорили утром, что, может, будет и не такой обильный дождь, как они обычно обещают.

— Синоптики идиоты. Дожди уже начались на юге, и довольно таки сильные, — ее лицо побледнело, и она обхватила себя руками.

— Я просто быстро проеду сквозь ураган. Все будет в порядке. Чем дольше я здесь, тем дольше я буду добираться домой, — я подмигнул, забираясь в свой грузовик, и встретился с ее тяжелым взглядом. Я уже попрощался со всей семьей в доме, но что-то подсказывало, что она провожает меня, в последний раз умоляя остаться, и я любил ее за это. Двигатель ожил, и я направил грузовик к дороге прежде, чем она бросится на капот. Я опустил стекло и в последний раз помахал ей рукой на прощанье.

— Итак, возьмем большую чашку кофе и двинемся, — сказал вслух и завернул в «Данкин Донатс». Я дотянулся до магнитолы и переключил на радио, чтобы послушать новости погоды. Мама никогда не узнает, но я немного волновался. Они называли его одним из самых мощных ураганов, и я действительно хотел пересидеть его дома. Я собирался уехать пару часов назад, но мама настояла, чтобы я сначала поел, ну, как я посмею отказать маме и ее булочкам с соусом и беконом? Часы показывали одиннадцать тридцать.

Черт, надо выдвигаться.

Полтора часа спустя я собирался позвонить домой и сказать то, что все матери хотят услышать от своих детей. «Ты была права».

Дорога была скользким месивом, дождь лил нещадно, я еле мог разглядеть ее сквозь лобовое стекло. Я объезжал машины, съехавшие на обочину и застрявшие в кювете. На каждом съезде магистрали были пробки. На всех оставленных позади мотелях горел знак: «нет мест». Погода ухудшалась. Глаза постоянно были напряжены, но я говорил себе, что нужно просто проехать этот глухой участок, и потом я смогу остановиться и сделать перерыв. И сходить отлить. Спасибо за это большим глоткам и большому стакану кофе.

Передо мной, на половину съехав с дороги, стояла серебристая «Хонда Сивик». Объезжая ее, я заглянул в окно, за рулем сидела напуганная женщина с лицо закрытым руками. Я остановился и сдал назад, пока грузовик не оказался напротив ее машины. Я натянул свою бейсболку и выскочил из грузовика.

Она вышла навстречу мне.

— Большое спасибо, что остановились, — прокричала она сквозь дождь. Когда я приблизился, то увидел, что она почти такого же возраста, как и моя бабушка.

— Без проблем. Похоже, что ваши передние колеса застряли в грязи?

— Да. Я съехала с дороги и теперь не могу выехать.

— Давайте посмотрим, как вас можно вытащить оттуда. У меня есть цепь в багажнике. Сейчас вернусь.

Через минут двадцать я попрощался с ней и забрался в свой грузовик со свежим черничным пирогом. Оказалось, милая старушка везла в церковь пироги, когда ее застала непогода, так что теперь она не сможет продать свою выпечку на ярмарке в эти выходные. Она пыталась заплатить мне. Я отказался, но она настояла на пироге. Ну, как можно было ей отказать? Я вытащил телефон, сфотографировал пирог и отправил маме с текстом:

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.219.31.204 (0.018 с.)