Активизация несогласуемых и неуправляемых словоформ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Активизация несогласуемых и неуправляемых словоформ



 

Расчлененность и фрагментарность синтаксических построений, вызванные аналитическими процессами в синтаксисе, сказались и на других явлениях, в частности, в результате усиления этих черт увеличилась продуктивность «свободных» конструкций, расширились связи примыкания и соположения за счет слабоуправляемых и согласуемых. Актуализировались конструкции с имплицитно представленными синтаксическими связями (без специальных сигналов этих связей).

 

Ослабленность синтаксической связи и одновременное сжатие конструкций можно обнаружить, например, в таком ярком явлении современного синтаксиса, как чрезмерная активизация форм именительного падежа в общем потоке речи. Уже было сказано о распространении препозитивных и постпозитивных номинативах в сегментных и парцеллированных структурах. Но форма именительного падежа завоевывает все новые и новые позиции.

 

Экспансия именительного падежа чаще наблюдается в устной речи, где формируется разговорный стиль. Частотность именительного падежа - следствие спонтанности речи, ее неподготовленности, что обнаруживается скорее в стремлении к называнию предметов и явлений, нежели к логическому связыванию их с помощью канонически оформленных словесных блоков. Вербальные средства называния в таких случаях составляют поверхностную структуру речи, а логико-понятийные связи оказываются в глубине как сами собой разумеющиеся.

 

Влияние устной речи как речи, формирующейся на ходу, на речь письменную сказывается именно в обильном представлении в ней «зависимого» именительного, который выступает как распространитель другого существительного, как обозначение объекта при глаголе, при категории состояния и т.п.

 

Например: Вот молоко пакет; Как пройти проспект Мира; Вы Серпуховская выходите»? Частично такое оформление мысли перешло в письменную речь: Москва, проспект Мира, 5 (Ср. адрес, написанный Хлестаковым: Его благородию, милостливому государю, Ивану Васильевичу Тряпичкину, в Санктпетербурге, в Почтамтскую улицу, в доме под нумером девяносто седьмым, поворотя на двор, в третьем этаже направо). Или ср. еще: Поезд Прага - Варшава (1896; Вестник министерства путей сообщения: Пересадочные пассажирские поезда между станциями Прага Тераспольская и Варшава Петербургская); Шел скорый Приморск - Москва; По маршруту Москва - Петербург; Участок Тверь - Клин. В сочетание с именительным падежом вовлекается все большее число слов; при них обычно используется именительный падеж кратный: партия, матч, встреча, дуэт, союз, поединок, история, переписка, проблема и т.п., например, Матч Каспаров - Карпов; История Печорин - Грушницкий, Проблема Солнце - Земля; Отношения учитель - ученик.

 

Функционирование формы именительного падежа в зависимых синтаксических позициях - это ослабление синтаксической цепочки. Именительный падеж, таким образом, закрепляется в позициях, свойственных косвенным падежам, используется в пределах предложения, в присловной позиции. Зависимость такой формы поддерживается порядком слов и линейной контактностью расположения.

 

Некоторые модели с именительным «зависимым» приобрели книжно-письменный характер, например в специальной литературе: рукопись объемом 5 а.л.; на расстоянии пять километров; Олимпиада - 2000 (вместо двухтысячного года); Айболит - 66. Именительный падеж в роли определения - частое явление современной письменной речи: Проблема номер один; «Буря в пустыне» номер два не состоялась (Лит. газета, 1993, 13 янв.); Космонавт-100, Восток-2, Молния-1. Еще пример: Вместе с ним он отправился на вертолете в горы на ледник, расположенный на высоте 3 тысячи метров над уровнем моря (Посл. нов., 2001, № 9).

 

Ступени в синтаксической организации подобных структур вполне очевидны: Дом под номером двадцать девятым - Дом номер двадцать девять - Дом двадцать девять. Ср. пример: Твоя прелестница нынче имеет жительство в Литейной части, на Воскресенской набережной во владении Гасса - это под нумером 12 (В. Лавров).

 

Экспансия именительного падежа осуществляется на широком фоне общей тенденции к ослаблению спаянности компонентов цельнооформленных синтаксических единиц. Особенно это ощущается в речи разговорной, что в определенных стилистических условиях может быть отражено и в речи письменной.

 

Например: Сын у меня. Семнадцать лет. Сегодня первый день токарем работает; Село Борки. Псковская область. Литературно-художественный музей. Здесь вы узнаете об истории Великой Отечественной войны в этих местах (Сов. Россия, 1989, 19 апр.). Ср.: Сын у меня, семнадцати лет; Село Борки Псковской области.

 

«Зависимый» именительный падеж может включаться даже в однородный перечислительный ряд, где соседствуют иные падежные формы: Одет он был по-дачному: без воротничка, полотняные туфли (И. Эренбург).

 

Показательно, что именительный падеж может нарушать соотношение грамматических форм, явно указывающих на единого субъекта действия, например: Все та же ночь, заставшая их двоих в пути. Старый человек и старый конь. Горит костер на краю оврага (Ч. Айтматов). Употреблению формы именительного падежа не помешало здесь даже ее определительно-конкретизирующее значение (их двоих, старого человека и старого коня). Еще примеры: Ольсен прост и скромен. Тридцатичетырехлетний, со шкиперской бородкой, по-северному синими глазами. Аккуратный серый костюм, темный галстук. Взгляд сразу останавливается на ордене на лацкане пиджака (Правда, 1986, 26 июля); Через несколько дней вхожу я в столовую Союза писателей, выбрал свободный столик, подходит согбенный седенький старичок с маленькой бородкой, белые усики... С хозяйственным мешочком в руке (И. Андроников). Ср. с выраженной синтаксической связью: Лужин возвращался со станции пешком - полный, унылый господин, придавленный жарой, в белых от пыли башмаках (В. Набоков); На Варю смотрел мальчик небольшого роста, с лицом херувима, правильный, чуть удлиненный овал лица, высокий лоб, аккуратно уложенные каштановые волосы, прямой коротковатый нос, добрые улыбающиеся голубые глаза (А. Рыбаков); Наконец, приехал Де Сика. Кашемировое пальто, перчатки на заячьем пуху - я таких никогда не видел. Седой. Красивый. Маэстро. Рядом с ним я ощущал себя студентом (В. Маканин); Анна Антоновна надела свой лучший костюм - синий кримплен, голубая водолазка, янтарная брошь, волосы сделала модным валиком (Г. Щербакова).

 

В подобных примерах употребления именительного в зависимой позиции, в функции определительной или определительно-конкретизирующей явно утрачиваются формальные синтагматические связи (падежные окончания, предлоги) и функция слова проявляется в позиционной соотнесенности с другими словами. Ср. еще примеры из одного текста: Козырь уже прохаживался вдоль тротуара, одетый коммивояжером средней руки: в бобровом картузе, коротком пальто, клетчатых брюках, щегольских белых бурках (Б. Акунин); Носильщики тащили за ней чемоданы и шляпные коробки, а рядом, засунув руки в карманы, легкой, танцующей походкой шел красивый молодой человек: узкое пальто с бобровым воротником, американская шляпа, черная ленточка подбритых усиков (Б. Акунин).

 

Примерно то же наблюдается в современной рекламе, где «несогласованный» именительный падеж представлен широко в специфических формулах: Колготки женские, производство Чехии, продаются на 2-м этаже; В большом выборе ликеры - производство Германии; Московский институт предпринимательства и права, госаккредитация № 25-0238, продолжает прием на заочное отделение по специальностям юриспруденция, экономические, менеджмент (АиФ, 2001, № 2).

 

Нереализованные грамматические связи обнаруживаются в структуре предложения, когда, например, несогласованные компоненты выполняют свои обычные функциональные задачи, являясь соответствующими членами предложения (см. раздел «Предикативная осложненность предложения»).

 

Включение в высказывание компонентов, утративших эксплицитно выраженную грамматическую связь с другими словоформами, приводит к потере грамматической спаянности словоформ, что проявляется в отсутствии реализации словом его грамматической валентности (не реализуется обычно связь согласования и управления).

 

Характерен и такой случай - с необычной функцией именительного-винительного: Я осмотрелся по сторонам. Высокий мрачный потолок. Голые стены, совсем пустые (Б. Акунин). Ср. без парцеллирования четкие грамматические связи при объектной функции словоформ: Я осмотрелся по сторонам и увидел высокий мрачный потолок, голые стены, совсем пустые.

 

Показательны и случаи использования свободных неуправляемых словоформ (особенно в нулевом контексте, в качестве заголовков). Это словоформы в косвенных падежах, «лишенные» управляющей части структуры: В интересах мира; В гостях у журналистов; В Кремлевском Дворце. Примеры: За одним столом со Сталлоне (АиФ, 1997, 20 мая); Из Перми в Пермь через Лондон (АиФ, 1997, 20 мая).

 

Такие формы могут быть и в контекстуальном окружении, где связь их с другими членами конструкции проявляется неординарно: С сердцем плохо; Между братьями ссора; С планом порядок; С другом беда; Для него это радость; У бабушки ревматизм. В отличие от свободных словоформ подобные неуправляемые словоформы конструктивно закреплены и не имеют самостоятельного функционального значения. Среди конструктивно-закрепленных словоформ особенно продуктивна конструкция «предлог с + твор. п.»:С зарплатой задержка; Махинации с товарами; Авантюра с приватизацией; С дисциплиной плохо; Вакханалия с транспортом; Комедия с расследованием и др. Как правило, подобные сочетания экспрессивны, имеют неодобрительное оценочное значение. Активна также синтаксическая форма родительного квантитативного в качестве предикативного элемента лаконичных квалификативных предложений разговорного типа: Молока - залейся (А. Твардовский); У нас девчат хороших - табунами ходят (Ю. Бондарев).

 

Так на базе расчлененности синтаксической цепочки в рамках предложения развивается грамматическая самостоятельность отдельных словоформ, переходящих из зависимых позиций в позиции предикативно связанные. Такие структуры экспрессивны, лаконичны.

 

На базе самостоятельно употребленных словоформ нарождается новый структурный тип предложения, который обычно не отмечается традиционными классификациями, например употребление локальных и темпоральных обстоятельств в самостоятельной позиции: В городе, по пути на вокзал. Извозчик летит во весь дух, с горы и на мост (И. Бунин); На пустынной Преображенской. Снег кружился и ветер выл (И. Одоевцева); С утра. В одну из черных пятниц. Уйти - не оправдать надежду... (Г. Плисецкий); В вагоне между Смоленском и Варшавой, по дороге в Париж (Т. Толстая-Сухотина); Второй день в пустынном Черном море. Начало апреля, с утра свежо и облачно (И. Бунин); В тесной, по-московски заставленной мебелью, комнате, где, видно, соблюдается старинный принцип ничего не выбрасывать. Здесь мирно соседствовали письменный стол начала века, худосочные стулья шестидесятых и молчаливая жаба довоенного телефона (А. Амлинский).

 

В схожей позиции могут оказаться и словоформы с другими видами обстоятельственных значений: Она ушла, унося обиду, только обиду. Но вот шаг за шагом по темному, сырому, неуютному городу, дальше от стен, где остался запертый, охраняемый Коля, и стало расти, расти, распирать до - не могу! (В. Тендряков); Нога за ногу по мокрым улицам, таща в себе распирающую необъяснимость... Не могло такого случиться, а случилось, не пригрезилось. Звучит в ушах - уходи! (В. Тендряков).

 

Рост предложных сочетаний

 

Для современного русского синтаксиса характерна повышенная роль предложных сочетаний, которые часто приходят на смену беспредложному управлению (ср.: Ее постели сон бежит. - А Пушкин; И наглядеться я тобою не могу. - И. Тургенев). Предлоги давно уже пришли на помощь языку в дифференциации передаваемых с помощью падежных форм значений. Современный русский язык даже отдаленно не может сравниваться, скажем, с древнерусским по количеству предлогов и предложных сочетаний. Многозначность отдельных падежей давно уже преодолевается предложными конструкциями. Ср., например, многозначность творительного падежа в прошлом: выйти дверью, окном; ударить человеком; ехать лодкой. Предлоги помогают дифференцировать значения. Ср.: Идти лесом - идти около леса; идти по лесу, идти через лес; идти вдоль леса. С помощью предлога могут приобретаться и новые значения, в сравнении с беспредложными формами. Ср., например, смыслы известных формул, распространенных в 30-е годы: Религия - опиум народа и Религия - опиум для народа. В первом случае народ оказывается «творцом»; во втором - субъектом, пассивно воспринимающим религию, навязываемую извне. Особенно возрастает роль предлогов в деловом языке, где точность смысла оказывается первостепенной задачей. Наряду с этим и другие стили и типы речи стремятся к большей точности высказывания, нежели могут дать многозначные и часто неопределенные беспредложные структуры.

 

На этом общем фоне понятно вовлечение знаменательных частей речи в категорию предложных сочетаний, четко передающих искомый смысл. Например, разрастается сфера употребления предложных сочетаний, главенствующую роль в которых играют соответствующие по смыслу знаменательные имена, - это отыменные предлоги: в деле, по пути, в области, в смысле, с целью, в целях, в качестве, в порядке, в виде, в направлении, в зависимости от, в соответствии с, во избежание и др. Такие сочетания больше характеризуют деловую, канцелярского типа переписку; именно такой стилистический оттенок имеют они при распространении в общелитературном языке. Однако в других случаях предложные сочетания, не столь очевидные по своим стилистическим качествам, все-таки заметно вытесняют беспредложные сочетания. Причем на общем фоне победы предложных сочетаний особой активностью отличаются предлоги с и по, прямо и непосредственно разрушающие словосочетания с сильным глагольным управлением. Ср.: откладывать отъезд - откладывать с отъездом; закончить уборку - закончить с уборкой; задерживать выплату зарплаты - задерживать с выплатой зарплаты. Активность предлога по уже давно отмечена в литературе; ср.: слесарь-ремонтник - слесарь по ремонту, инженер-технолог - инженер по технологии; преподаватель истории - преподаватель по истории. Еще в 70-е годы зафиксированы такие официальные наименования: ателье по ремонту верхнего платья; совет по туризму, программа по добыче алмазов (ср.: программа добычи алмазов); план по выпуску (ср.: план выпуска...) и т.д.

 

Наряду с вытеснением беспредложных конструкций предложными происходят некоторые перемещения и замены внутри предложных конструкций. Например, предлог по вытесняет другие предлоги, которые уже достаточно укрепились в языке: заявки на ремонт - заявки по ремонту, говорить о кандидатуре - говорить по кандидатуре; приз за выступление - приз по выступлению и др. В буквальном смысле борьбу с переменным успехом ведут предлоги в и «а, изначально точно дифференцированные по значению: в (внутрь, внутри), на (сверху, на поверхности). Ср.: на Урале, на Кавказе, в Белоруссии, в России, в Сибири; на Карпатах, в Закарпатье. В последнее время сочетание на Украине последовательно стало заменяться сочетанием в Украине. Окончательное размежевание в употреблении этих предлогов не произошло до сих пор: мы говорим на кухне и в кухне; на огороде и в огороде; на поле и в поле. В ХIХ в. предложные сочетания с в были более употребительными: в концерте; идти в рынок; жить в улице; быть в маскараде (ср.: Не угодно ли вам сегодня пойти в концерт? - И. Тургенев; ...Надев мужской наряд, Богиня едет в маскарад. - А. Пушкин). В XIX в. слово театр употреблялось в значении «сцена, подмостки», поэтому естественным было сочетание на театре. Теперь в общем употреблении принята форма в театре, хотя форма на театре иногда возможна как специфический профессионализм.

 

Колебания в использовании беспредложного и предложного управления, а также в разных видах предложного управления не изжиты по сей день и представляют значительную трудность в практическом смысле. Недостаточная регламентированность форм управления часто приводит к ненормативным употреблениям, например оплатить за проезд вместо оплатить проезд (по аналогии с платить за проезд) и др. По той же причине - историческим сдвигам - «трудными» для практического применения оказываются предлоги благодаря, вопреки, согласно, которые в грамматическом плане преобразовывались на пути к предлогам, сохранив «исторический» след в вариантности употребления с разными падежными формами (благодаря кому - чему, а не кого - чего; вопреки чему, а не чего; согласно чему или согласно с чем).

 

Рост предложных конструкций и уточнение значений падежных форм благодаря специализации значений предлогов, характеризующие современные синтаксические конструкции, свидетельствуют о внутренних процессах в языке, стимулируемых тенденцией к более точной передаче необходимого смысла, поиском адекватных способов дифференциации значений.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.187.155 (0.013 с.)