СПАСТИ РУСЬ ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ МОЖЕТ ЛИШЬ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РУССКИМ НАРОДОМ СВОЕГО ОБЩЕСТВЕННОГО ВЕДИЧЕСКОГО УКЛАДА ЖИЗНИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОПЫТА ПРЕДКОВ ПО СОЗДАНИЮ ДОБРОДЕТЕЛЬНОГО ПОТОМСТВА.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СПАСТИ РУСЬ ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ МОЖЕТ ЛИШЬ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РУССКИМ НАРОДОМ СВОЕГО ОБЩЕСТВЕННОГО ВЕДИЧЕСКОГО УКЛАДА ЖИЗНИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОПЫТА ПРЕДКОВ ПО СОЗДАНИЮ ДОБРОДЕТЕЛЬНОГО ПОТОМСТВА.



***

Как-то так получилось, что антиевропейских настроений в нашем обществе практически нет. Понятие «Запад» у нас отождествляется с Америкой, а Европа воспринимается, как пленница Америки, как сестра по несчастью, а значит – потенциальная союзница в борьбе с обнаглевшей сверхдержавой. И на Путина многие патриоты надеялись именно как на политика, ориентированного на Европу. Он и в Германии разведчиком работал, и дочерей учит в немецкой школе при посольстве.

Но, такое ли уж это благо – встроиться в современную Европу? Пусть даже (что фактически нереально) в качестве полноправного обитателя «общеевропейского дома». Давайте попробуем себе представить, что же нас всех ждёт в случае такого объединения. Нужно лишь абстрагироваться от дежурных туристских откликов про улицы, которые моют шампунем, про людей, которые никогда не толкнут в городском транспорте, про идеальную экологию и пандусы для инвалидов.

Это замечательно, кто же спорит. Но, во-первых, не факт, что мы всё это получим у себя. Во всяком случае, под те же самые песни, двадцать лет назад разрушили СССР, а пандусов до сих пор нет и в помине. Зато инвалидов, особенно молодых, стало несоизмеримо больше. А, во-вторых, турист за границей всё равно, что ребёнок, которого за хорошее поведение привели в кафе и кормят клубникой со сливками. Реальная же европейская жизнь (как и любая другая) больше похожа на рабочую столовую, где человеку выдаётся комплексный обед. В этот обед может войти и вкусное пирожное, но всё остальное совсем необязательно будет соответствовать вашим представлениям о вкусной и здоровой пище. И при более детальном рассмотрении, все эти отклики о красивой жизни, ухоженных улицах, вежливых людях, чистой экологии и прав граждан, оказываются не более чем МИФОМ. Щедро сдобренным и красиво упакованным – Мифом.

Взять хотя бы права человека. «Комплексный обед», применительно к данному вопросу, означает не только поддержку инвалидов, но и возможность обратиться в суд для ребёнка, которого шлёпнул папа. Не избил до полусмерти, а легонько шлёпнул, причём, за дело! Для этого у них есть специальная система государственных органов – Ювенальная юстиция. Вот, что рассказывает о правах ребёнка в Швеции занимавшаяся этой темой журналистка Анна Маслякова (газета «Воскресение» N12 (29) 2001 г.):

«Физическое наказание детей запрещено законом. Если на улице папа сгоряча хлопнет своего ребёнка по мягкому месту, обязательно найдутся «доброжелатели», которые сообщат в специальную службу или ближайшему полицейскому о случившемся и тогда вспыльчивому родителю придётся заплатить большой штраф».

Результат налицо: Шведские мамы и папы чаще всего с улыбкой смотрят на то, как их ненаглядное чадо кричит и топает ножками, упорно требуя или с дикими воплями носится по магазину, приводя окружающих в ужас. Смотришь иной раз на распоясавшегося карапуза, который явно издевается над своими расстроенными родителями, и думаешь: «А вот сейчас лёгкий шлепок был бы весьма кстати...»

Ну, как? Нравится вам такая жизнь? А ведь у нас для неё почти всё уже готово. Центры по борьбе с насилием созданы почти в каждом городе. Вопрос о недопустимости физических наказаний детей регулярно обсуждается в СМИ.

В школах прямо с первого класса планируется изучать «Конвенцию о правах ребёнка», а в учебнике граждановедения Я. Соколова, по которому уже учится огромное количество детей, прямо поставлен вопрос – «нарушает ли права человека наказание ремнём».

Даже фестивали теперь устраивают, посвящённые правам ребёнка. В Москве на одном таком фестивале разбитная ведущая в рейтузах провозгласила, обращаясь к подросткам: «Знаете, кто больше всего нарушает права ребёнка? Это ваши родители!» И начала подскакивать к детям с микрофоном, добиваясь ответа, как именно нарушаются их права. Юные зрители были сперва обезкуражены, а потом вошли во вкус и принялись выкрикивать: «На «Макдональдс и на дискотеки денег не дают!» «Рок-музыку врубать на полную катушку запрещают!» «Заставляют ходить в школу!»

Так что, встраивание в Европу уже идёт. Осталось принять соответствующее законодательство – и наши родители присмиреют не хуже шведских. Или французских, которые трясутся от страха, если их малыш ночью заплачет. Ведь тогда соседи могут «настучать» в полицию, заподозрив «насилие в семье». Не потому ли французские мамы оглушают своих младенцев валерьянкой, и те спят круглосуточно? (Как это влияет на детский мозг и, соответственно, на развитие, уже никого не волнует.)

Думаете у нас такое не возможно? Ошибаетесь! Несколько лет назад учебные планы гуманитарных вузов в России резко изменились. Университеты стали готовить… социальных работников, под завесой которых и будут внедряться ювенальные технологии.

В полномочия социального работника будет входить неограниченная полнота власти распоряжаться судьбами детей – его станут бояться, его будут ненавидеть, перед ним будут трепетать. Он сможет в любое время, без всякого ордера, безпрепятственно войти в любой дом, открыть шкаф, заглянуть в холодильник, задать вопросы, не отвечать на которые хозяевам будет нельзя! И основанием для этого будет любая информация или даже подозрение о том, что ребёнку в данной семье «угрожает опасность». А также информирование его «сознательными гражданами» – очно или по «телефону доверия». Или, что совсем уж катастрофично, заявление самого ребёнка – к чему детей будут постоянно приучать.

 

Критерием для принятия решения послужит понятие «недостаток ухода», и каждый социальный работник будет сам, в зависимости от собственного воспитания или настроения, определять, что туда входит: грязная одежда ребёнка или отсутствие тапочек на его ногах, ограниченный или неподходящий по калорийности набор продуктов в холодильнике, слишком юный или чрезмерно солидный возраст родителей, небольшая их зарплата или их неспособность предоставить ребёнку столько карманных денег, сколько ему хочется. Мало ли чем может заинтересоваться не очень уверенный в себе и, возможно, не очень грамотный человек в условиях неожиданно свалившейся на него, никем и ничем не ограниченной власти!

 

Вместе с социальным работником в нашей жизни появится «омбудсмен». Воспроизвести хитрое название с первой попытки мало кому удаётся, и смущённое хихиканье, призванное спрятать неловкость, настраивает на шутливый лад. Но если разобраться, что это за фигура, то всякая охота «шутки шутить» отпадёт.

Омбудсмен – это чиновник «по защите прав ребёнка», местом его дислокации станет школа, а защищать детей он будет от... родителей и педагогов. Омбудсмены будут прикреплены к каждой школе, и в свои отдельные кабинеты они станут приглашать школьников для доверительных бесед на тему насилия, учинённого в отношении них родителями и педагогами; особо будет поощряться «гражданская активность» (то есть стукачество). Этот «друг детей» в школе получит власть инициировать судебное разбирательство в отношении любого взрослого (от родителей до директора школы), а также осуществлять изъятие ребёнка из семьи.

 

А главное в том, что, как решения ювенальных судов во всём мире отменить может только Страсбургский суд, так и омбудсмен будет подчиняться напрямую только Организации Объединённых Наций и там же получать зарплату. Никому не подотчётный человек с неограниченными полномочиями – тут уже не до смеха...

 

В странах «победившей ювенальной юстиции» учителя не осмеливаются просить ученика принести журнал из учительской, вытереть измазанную мелом доску, хотя бы на минуту задержать школьников после звонка, задать задание на дом – это может «нарушить права ребёнка» и лишить педагога не только работы, но и даже свободы(!). А обученные на уроках какого-нибудь «граждановедения» ученики быстро усваивают новый принцип – «права без обязанностей» – и поднимают шум при малейшем намёке на опасность их лишения. В Америке дети, подающие в суд на своих родителей, – обычное дело, но география этого явления расширяется, и уже бронируется место для Руси.

 

Но просто так взять и внедрить систему изъятия детей в стране, где всё ещё принято их любить, а также уважать родителей, пока ещё, к счастью, не удаётся. Поэтому мощнейшая информационная кампания нагнетает напряжение примерами жестокости родителей и педагогов, убеждая всех нас, что процессы, происходящие в обществе, столь чудовищны, что вмешательство государства в лице ювенальной юстиции жизненно необходимо.

Народ должен сам захотеть, чтобы его опутали колючей проволокой!

 

Многие помнят громкое дело семьи Агеевых в 2009 году, когда по всем телеканалам крутили страшные кадры якобы избитого до полусмерти 4-летнего Глеба Агеева, выставляя его приёмных родителей извергами-садистами, которые истязают несчастных детей. Это сейчас только стало известно, что дело было обычной «заказухой» лоббистов от ювенальщиков, и что все материалы по нему были сфабрикованы. Но в общественное сознание вирус о злодеях-родителях и о необходимости защиты детей от «семейного произвола» был уже запущен.

 

Обратите внимание, как участились в последнее время репортажи об издевательствах детей в Русских семьях. И не важно, что на поверку ВСЕ они оказываются липовыми. Ювенальщикам и журнашлюшкам, главное сформировать общественное мнение любыми способами. И оно уже формируется, осталось ещё сфабриковать пару громких процессов и закон будет принят. Идёт жестокая атака на наше будущее, в котором уже не будет места для любви.

 

Готовьтесь, скоро вот такие процессы станут обычным явлением:

 

В 2007 г. много шума наделало так называемое «новгородское дело»: 22-летняя Антонина Фёдорова была обвинена в покушении на убийство своей трёхлетней дочери Алисы, которая по недосмотру матери упала с третьего этажа в лестничный пролёт. Девочка получила незначительные травмы, мама чуть не сошла с ума от ужаса, а через два месяца её вдруг заключили под стражу.

 

Местные СМИ безумствовали: «Мать хотела убить своего ребёнка, чтобы он не мешал ей жить». В камере Антонина получила сердечную патологию, седые волосы и похудела до 36 кг. Из опасения, что она не доживёт до суда, её выпустили из тюрьмы. После обвинительногоприговора присяжных она потеряла голос и, не желая отправлять дочку в детдом, сбежала с ней – без вещей и денег.

 

Другой случай. Русские супруги, переехавшие в 1980-х в Москву из Молдавии, честным и нелёгким трудом заслужили трёхкомнатную квартиру. Жили, работали и воспитывали троих ребятишек. Однажды к ним из школы наведался социальный работник с просьбой показать, как живут дети, – мол, ничего особенного, мы всех сейчас обходим. Мать, простая женщина, привыкшая доверять власти в целом и школе в частности, впустила даму в квартиру, провела по комнатам, предъявила детей, которые, скинув тапочки, возили машинки по паласу в детской, и даже распахнула холодильник (молоко, масло, пельмени), а на просьбу подписать акт освидетельствования – «так, для проформы» – не читая, поставила подпись.

 

Совсем скоро она, работающая женщина без вредных привычек, предстала перед судом, лишившим её родительских прав. Решение было принято на основании того самого акта, из которого следовало, что на момент обследования дети «находились без постоянного присмотра», они «были недостаточно одеты», а рацион питания вопиюще «скуден и однообразен», что ярко свидетельствует о «недостаточной заботе», а, следовательно, о «наличии опасности для нормального развития и жизни детей» в этих условиях.

 

Детей изъяли из семьи и отправили в интернат, маму – сочли опасной для общества и присудили два года исправительных работ!

 

История актрисы Натальи Захаровой, вышедшей замуж за богатого парижского врача-ортодонта – уже известна всем. После развода и с маленьким ребёнком на руках она добилась алиментов, но бывшего супруга это не устраивало. Однажды в их с дочкой квартиру ворвались люди из ювенальной полиции, экс-супруг вырвал из рук матери девочку и скрылся с ней. Теперь алиментов он не платит, дочь Маша живёт в приюте, а Наталья в течение одиннадцати (!) лет пытается вернуть её.

 

Письма, поездки, голодовки, суды, родительская любовь и самоотверженность открыли перед ней многие тщательно охраняемые двери – она смогла встретиться с Ф. Миттераном, В. Путиным, Д. Медведевым, Патриархом Алексием II. С Саркози ей удалось встретиться 17 раз – он-то и ответил ей исчерпывающе ясно: «Это – машина, мы не можем её остановить, даже если бы хотели!»

По мнению Натальи, вся эта система работает для того, чтобы, изымая детей у одних людей, давать работу другим людям. Причём стать приёмным родителем максимально легко: никаких справок, осмотров, контроля, только желание. Между тем, по словам Натальи, её дочь Машу часто привозили на свидания из приёмной семьи в синяках и ссадинах, девочка стала запуганной и нервной. Попутно девочке постоянно внушают службы опеки, что она не нужна маме, что мама от неё отказалась. Через четыре года дочь получит право самой решать, где и с кем ей жить. Они, конечно, встретятся с мамой, но вот только узнают ли они друг друга?

 

А это уже Германия. Югендамт, немецкая служба по делам защиты детей, не подконтрольна никому, и даже криминальная полиция старается обходить её стороной. С 1 июня 2008 г. детским врачам в Германии позволено осматривать детей на предмет следов насилия, оказываемого в отношении них родителями. Социальные работники, приняв решение о том, что ребёнку в семье угрожает опасность, вызывают полицию, которая безо всяких ордеров изымает ребёнка и перевозит в указанный чиновниками приют или приёмную семью.

 

По немецкой статистике, количество изъятых детей за прошедший год выросло на 60%, 28,2 тыс. детей и подростков были уже вывезены из семей, а ещё 125-250 тыс. детей являются кандидатами на перемещение. Всё это привело Германию к тому, что там уже не находится семей для временного содержания детей.

 

Возвращение детей в семью крайне проблематично. Невзирая на мнение Международного суда, что «изъятый однажды ребёнок должен иметь пожизненное право на возвращение в родную семью», чиновник волен отказать ему, руководствуясь доводом, что там ему «в будущем может снова угрожать опасность». А возвращения младенцев в 99% случаев не происходит вовсе, даже если родители смогли доказать, что изъятие было ошибочным. В случаях же, когда чиновник решил, что у женщин «отсутствуют знания о материнстве», у них забирают детей даже из родильных отделений.

 

А вот так работает немецкая служба по «защите» детей. Михаил и Татьяна из Гамбурга планировали выбираться обратно в Россию, но жизнь внесла коррективы. В последние месяцы поведение их семилетней дочери Юли стало доставлять много хлопот, а когда она однажды одна побила восьмерых мальчиков, учительница потребовала: «Делайте что-нибудь!» С Юлей серьёзно поговорили дома, а назавтpa всё повторилось в усиленном виде. Родители Юли родились на Руси и вечером её приводили в чувство дедовским способом – отстегали прутиком.

 

Но воспитанием Юли и других их детей уже давно занималась новая отчизна, внушавшая: если тебя бьют родители, срочно заяви об этом «куда надо». Юля заявила. Учительница отреагировала сразу: сотрудники Югендамт тут же приехали в школу и пообещали назавтра забрать её из семьи, в которой её «истязают». Ничего не рассказав дома, девочка мирно поужинала и назавтра снова отправилась в школу, куда за ней и приехала ювенальная полиция. В этот же день, «чтобы не разлучать», детсадовца Сашу забрали с экскурсии в зоопарке, а двенадцатилетнюю Лену – с занятий в школе. А родителей поставили перед фактом.

 

Через 12 дней, в субботу ночью, дети сбежали домой. Законопослушные родители, опасаясь шестилетнего тюремного наказания за похищение детей и всё ещё надеясь на мирный исход, тут же сообщили в Югендамт, что дети находятся дома и что в понедельник они сами вернут их в приют. Их внимательно выслушали, а в воскресенье вечером в дом позвонили. Увидев полицию, старшая дочь захлопнула дверь и куда-то забросила ключ от неё. Полицейские принялись выламывать дверь, а дети в маечках и трусиках (они уже готовились ко сну) выскочили на балкон и стали кричать по-Русски: «Помогите!»

 

Семью «брали» 15 здоровых полицейских: выбив дверь, они заломили руки отцу, мать в наручниках кинули на пол, Лену за то, что пнула полицейского, также заковали в наручники, Юлю придавили к стене, Сашу волоком тащили по полу. Отобрав у всех мобильники, закинули их глубоко в сервант, и, как потом оказалось, все они были в этот день на нескольких часов переключены на какие-то чужие номера. Пытавшиеся заступиться соседи стали снимать происходящее на камеру, их избили, а камеру просто разбили о стену – после этого свидетелей не осталось. Поняв, что сейчас с ними смогут сделать что угодно, родители приказали детям встать поближе к ним и, плотно обхватив друг друга, стали продвигаться к выходу. На улице их растащили по машинам, детей увезли в разные детские дома – адвокат три дня не мог ничего узнать об их судьбе.

 

Теперь родители посещают многочисленные собеседования с психологом и социальным работником, отвечают на разные хитрые вопросы, ходят на суды, но всё это – безо всякой надежды увидеть детей снова. «Они забрали наше сердце и играют с ним», – не может скрыть своего отчаяния Михаил. Голубые глаза Татьяны постоянно полны слёз: «Я не знаю, зачем жить, если детей не отдадут», – говорит она глухим голосом.

 

Даже если детей вернут, процедура возвращения может занять от трёх лет, первую встречу могут разрешить через год. Но сначала нужно доказать своё раскаяние, свою лояльность Югендамт, и своё самое горячее стремление выполнять любое распоряжение её чиновников. К сожалению, родителям трудно сохранять спокойствие, когда все дни и ночи мысли только об одном – как вернуть детей.

 

Вот они западные стандарты жизни. Инструкции уже составлены, и по ним в «пилотных» российских регионах у абсолютно нормальных родителей, в таких же, как у нас, семьях уже изымаются дети. Агентства, желающие поживиться на их «коммерческом усыновлении», десятками открываются на Руси. Необходимую информацию для них впишут завтра во вводимый «Паспорт здоровья школьника» собственноручно наши дети. Уже сейчас в детских садах и школах их повсеместно обучают «правам ребёнка» и снабжают номерами «телефонов доверия» – чтобы сообщать, когда родители «ведут себя неправильно».

 

***

А сейчас приведу отзывы Русских родителей, которые жили с детьми за границей достаточно длительный срок. ЭТО – СЛОВА ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ЯВЛЯЮТСЯ ОЧЕВИДЦАМИ И УЧАСТНИКАМИ ОПИСАННОГО! Прочитайте внимательно!

Финляндия.

«Вышла замуж за финна в 2006 году. Переехали, сначала всё казалось хорошо, пока не родилась дочь. Я хотела сидеть с ребёнком сама, но муж почти испугался. Я неприятно поразилась, он не был жадиной, я думала, это из-за денег, не хочет работать один. Но он мне объяснил, что с полутора лет все без исключения дети должны посещать детские сад. Это - ОБЯЗАТЕЛЬНО.

 

Я удивилась и расстроилась, но перечить не стала. Однако то, что произошло в первый же день, меня ужаснуло. Оказывается, в детском садике существует специальная процедура ухода матери. У нас как? Мать старается уйти незаметно, пока ребёнка чем-то отвлекают, чтобы он не плакал. Тут же каждая мать обязана, повторяю – ОБЯЗАНА – помахать ребёнку, сказать ему "пока!" и уйти на его глазах. Обязательно не спеша. В садике каждое утро стоит сплошной рёв, дети к такому не желают привыкать. Я сразу разгневалась и спросила, что это за садизм?! Мне ответили, что это приучает ребёнка к самостоятельности. Вы бы видели, какие были у воспитательниц лица – как у надзирателей в концлагере, высокомерные, наглые, полные ощущения своей власти и значимости! А на меня смотрели, как на взбунтовавшуюся заключённую. Я забрала дочку и ушла. Муж почти сразу примчался с работы – ему позвонили – и был в ужасе, кричал мне (не на меня), что ребёнка запросто могут за такое забрать. Я посмеялась, сказала, что это глупости. А потом узнала, что нет... Скандал с трудом удалось замять, но каждое утро в детском саду для меня было пыткой. Финские матери это переносили легче, или притворялись, что легче переносят. Вообще я заметила, что они боятся, что ли, заботиться о детях. Могут совершенно больного отправить в школу, могут разрешить одеться совсем не по погоде, чтобы не подумали, что мать на ребёнка "давит"... Это ужас какой-то.

 

Я поговорила с одним врачом, финном, и он неожиданно разоткровенничался со мной, сказал, что я просто не понимаю, что в этом действии в садике заложен глубокий и очень страшный смысл. Ребёнка как бы на подсознательном уровне, в возрасте, когда у него всё формируется, приучают к мысли: МАТЬ – ПРЕДАТЕЛЬНИЦА, МАТЬ ТЕБЕ НЕ ЗАЩИТА, ТЫ НАШ, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ. И добавил, что, если я хочу нормально воспитывать ребёнка, то ДОЛЖНА (он так и сказал!) уехать. Тут я погублю или себя, или всю семью. Мне стало страшно, как будто я оказалась в какой-нибудь фашистской стране. Я так и сказала. А врач улыбнулся и ответил, что всё намного хуже, просто я не понимаю и что Русские очень счастливый народ. Я удивилась, переспросила, а он закивал и сказал: да, вы счастливые, просто не понимаете, потому что у вас это счастье с рождения.

 

...В 2008 году мы с мужем переехали в Санкт-Петербург, он работает здесь и возвращаться не хочет, хотя очень скучает по своей родине. Ездит туда к родным, но нас с собой не берёт – боится, что дочку и сына (который ни разу в Финляндии не был, родился уже здесь) заберут прямо на границе. Раньше бы я только посмеялась над таким, сейчас – понимаю его и верю ему».

Норвегия

«Работал там с женой с 2005 по 2008 годы. С нами приехал туда наш сын, ему тогда было 11 лет. Честно скажу: того, что там было, не забуду никогда. Надеюсь только, что, может, нам просто с населённым пунктом не повезло и это не везде так.

 

Началось всё с того, что сын пожаловался – один из учителей его "лапает". Я сперва не поверил, потом всё-таки пошёл разбираться. В общем, мне пришлось платить штраф за побои, но больше этот "педагог" к сыну не лез. Но это всё ладно. Что я стал узнавать дальше про эти места – я не сбежал только потому, что, честно говоря, держали большие деньги, и я думал, как-то всё устроится.

 

Во-первых, сами норвежские дети. Невоспитанные, очень злобные и в то же время трусливые, подлые. Обожают делать больно тем, кто слабее. Обожают стучать друг на друга. Ничего странного в этом нет, воспитывать их некому, потому что родителям это просто ЗАПРЕЩЕНО. Начисто. То есть, вообще никак нельзя воспитывать. Даже голос повысить нельзя. При этом многих детей дома родители по-тихому бьют – вымещают зло по работе или спьяну (братцы, пьяных там моря-океаны, у нас в самом пропащем селе столько не увидите!) – но бьют с выдумкой: так, чтобы следов не оставалось. Именно бьют, не наказывают. Из 17 мальчишек класса по нашим, Русским стандартам нормальным был один пацан, кстати, сын местного лесника. Вот мой с ним и дружил, причём очень хорошо дружили они. Остальные ну просто чмо полное, и почти все опущенные или старшими пацанами или учителями. Я когда про это узнал – чуть не упал, правда.

Во-вторых, эти самые учителя, "педагоги". Мужики – вернее, мужского пола – практически все педофилы. Самые настоящие, и все про это знают. Бабы – просто сумасшедшие феминистки, и тоже не прочь с детьми развлекаться. У многих при этом есть дети – свои или усыновлённые – так они их СПЕЦИАЛЬНО развращают, ещё в таком возрасте, что я услышал и не поверил: годовалых, трёхлетних... Меняются детьми для секса. Целые секс-спектакли ставят, практически открыто. И учеников в это вовлекают массово. Посадить кого-то – дело почти нереальное, там всё это преступлением не считается. Вообще государство в Норвегии может делать с людьми (и с детьми) всё, что пожелает. И делает. Если ты крикнешь на своего ребёнка, то это будет преступление, и его запросто могут забрать в приёмную семью или детский дом, где его наверняка будут бить и почти наверняка опустят. Но это – НЕ преступление, потому что это будет сделано с подачи государства.

 

За 2008 год, последний, сына у нас пытались забрать трижды, при том, что гражданство у него и у нас всех было и остаётся российское! Но есть там такая организация, детское гестапо настоящее. Никому не подконтрольна, детей забирает из семей тысячами, я статистику посмотрел, и сажает на наркоту почти поголовно. Смысла её деятельности я так и не понял, пытался разобраться – не вышло. С чиновницами несколько раз говорил, создалось впечатление, что они психбольные, правда. Сына не отдал, а забирать силой, как с другими детьми делают, они побоялись, я ж "дикий Русский"...

 

Отец того пацана, с которым мой сын дружил, мне как-то сказал: "Ты не поверишь, в моём детстве, двадцать лет назад, всё было нормально. Это вот в последние лет пятнадцать такое повылезало".

 

Короче, как только контракт закончился, мы сразу уехали. Больше в этот дурдом ни ногой. Кстати, сами норвежцы часто уезжают насовсем, кто куда».

Нидерланды

«Люди, НИКОГДА не привозите сюда детей. Послушайтесь и поймите – НИКОГДА. Наш с мужем сын прожил тут с нами год, думали, что посмотрит мир. Посмотрел и сказал, что туда больше никогда не поедет, что в Турции люди намного лучше, добрей и нормальней. Это он такие выводы сделал в 13 лет, когда мы оттуда уезжали и месяц вместе отдыхали в Турции, нервы лечили. А что ему оставалось делать, если у них в классе из двадцати детей половина постоянно укуренная (просто постоянно, круглосуточно), а вдобавок из восьми пацанов трое "голубые"? Я не поверила, когда он первый раз нам рассказал, что к нему мальчишки приставали. Думала, что-то не поняла, может, что-то отобрать хотели или как ещё... А он прямо сказал: они постоянно к другим пацанам пристают, как к девчонкам, и те просто убегают, а я сразу одному дал в табло, он под стенку упал. Я села. На следующий день в школу, думала скандалить начать по поводу извращенцев, а там уже полиция. Я им своё, а у них глаза стеклянные, они своё и про то, что моего сына надо в специнтернат, у него неадекватные реакции. Я перепугалась и как-то со страху сообразила, про посольство им сказала, тут они как-то отстали. Я уже потом узнала, что у одной нашей женщины вот так вот в Голландии забрали сразу и сына, и дочь, детей с Русским гражданством! Не знаю, вернула она детей, или нет, но нам повезло, сына как-то просто нарочито замечать перестали. Я тех мальчишек, голубых, видела. Люди, мамочка родная, это такое мерзкое зрелище! Я не в инкубаторе выросла, всякое видела, думала, что пьяный ребёнок самое страшное, а оказывается ничего подобного. В России я такого ни разу не видала – 12-летние голубые, откровенные, понимаете, даже как-то гордящиеся этим... Так отвратительно было смотреть! И ведь мальчики рослые, симпатичные сами по себе, таким бы жён потом, детей много... а ничего не будет. Я спросила стороной – мол, как же так, куда взрослые смотрели?! А мне говорят: вот так, кого где совратили, а родителям возражать нельзя, потому что тут свобода во всём и голубые в случае чего могут затравить кого угодно.

Сейчас сын с родителями мужа живёт и всем одноклассникам рассказывает, что голландцы дебилы. Некрасиво, я на него ругаюсь, когда вижусь, а ведь что возразишь? А мы тут работаем и стараемся дышать поменьше и по сторонам не смотреть. И радуемся, что сын не с нами, а в нормальной стране. Господи, это как же надо по мозгам стукнуть, чтобы я "нашу Рашу" стала называть НОРМАЛЬНОЙ СТРАНОЙ! Но ведь правда...»

Германия

«Дочь и сына я тут продержал полгода и отправил домой вместе с женой – ну на хрен. Серьёзно.

Во-первых, тут полно просто ненормальных. Чокнутых. На самом разном повёрнутых. У людей такие задвиги в психике, что страшно просто рядом с незнакомым стоять, мне, здоровенному мужику – того и гляди вынет из кармана бритву и или сам зарежется или кого зарежет. Случаи бывали.

Во-вторых, тут детям так срут в мозги, что страшно подумать. В школах в обязательном порядке пихают такую байду, что я когда узнал – сразу решил: нет, нечего тут моим детям делать. Сексуальные меньшинства, права сексуальных меньшинств, жизнь сексуальных меньшинств, угнетение сексуальных меньшинств при Гитлере – иной раз послушаешь и кажется, что больше в школе просто говорить не о чем. Всё обучение вокруг этого вертится.

В третьих, в школе и около школы крутится полно педофилов. И вообще извращенцев, которые совращают детей, тут очень много. Сроки минимальные, да и поймать и посадить кого-нибудь – задача такая мутная, что полиция просто не берётся. Как раз когда мы жили, всплыла история про соседний детский сад, там воспиталка и сторож-наркоша совратили 45 (!!!) детей – по три года, по четыре... Ей дали условно и от работы освободили, ему дали год. И так постоянно, то тут, то там. Когда говорят, что РФ центр детской порнухи, то я не верю. Ну вот не верю по опыту. Правда. Просто у нас за это худо-бедно наказывают, про это говорят с возмущением, и кажется, что этого много у нас везде. А тут то, за что у нас можно свободно сесть на десятку, просто в порядке вещей и никем не фиксируется, как преступление. Вот такие пироги.

Если немцы всегда такими были – не пойму, чего мой дед с ними четыре года возился. Трусливые, нытики, пьянь сплошная, мужики ничтожества, бабы неприятные... Может, раньше были не такие?»

***

Истинно рыцарское благородство проявляет Европа в защите прав «голубых». В Англии, Голландии и Швеции им разрешаются не только гражданские браки, но и венчание в церкви. А в январе 2008 года Европейский суд по правам человека постановил, что гомосексуальность не может быть причиной отказа в усыновлении(!). Таким образом, в Европе уже несколько лет самый настоящий бум по усыновлению детей однополыми «семьями».

 

Очень много усыновлённых извращенцами детей из России, и это факт. Стараются брать совсем малышей, а потом развращают потихоньку. Да даже ничего особо делать не надо, ребёнок растёт с двумя папами или двумя мамами, и у него потихоньку съезжает крыша. А как говорит статистика: в ста случаях из ста(!) он вырастает таким же, как его «родители», даже если от природы БЫЛ совершенно нормальный.

 

Люди, проснитесь! От нас скрывают правду! Гомосексуализм это БОЛЕЗНЬ, ПАТОЛОГИЯ, которую можно и нужно лечить!

Всё дело в том, что такое, противоречащее самой природе поведение, как мужчин, так и женщин не является нормальным, как это пытаются навязать всем остальным определённые силы.

Если у человека увеличена в два раза, к примеру, щитовидная железа, то такому человеку объявляют, что у него базедова болезнь и начинают его лечить, вплоть до хирургического удаления части щитовидной железы. Причина таких действий в том, что чрезмерно увеличенная щитовидная железа вырабатывает такое количество гормонов, что человек начинает вести себя неадекватно, и его организм работает «не на тех оборотах». Так вот, к примеру, РАЗМЕР ГИПОФИЗА мужчины-гомосексуалиста в ЧЕТЫРЕ РАЗА БОЛЬШЕ РАЗМЕРА ГИПОФИЗА НОРМАЛЬНОГО МУЖЧИНЫ! У нормальной женщины размер гипофиза в два раза больше размера гипофиза нормального мужчины. И это понятно – ведь женщина – будущая мать и её организм должен иметь возможность обезпечить не только своё собственное нормальное функционирование, но и будущего ребёнка! И то, такая природная необходимость приводит к тому, что женщины находятся постоянно под гормональным «прессом», максимум которого как раз-то и приходиться на особые женские дни. В эти особые дни многие женщины ведут себя не совсем адекватно, что объясняется мощным влиянием гормонов.

Можно только себе представить, под каким гормональным «прессом» оказываются мужчины, гипофиз которых в два раза больше гипофиза женщины! Поведение такого мужчины просто неадекватно!!! Это – серьёзная патология, которую надо лечить! Возникает только вопрос – кому выгодно объявлять явление гомосексуализма нормой человеческого поведения?

И пускай при такой патологии у людей не выпячиваются глаза, как при базедовой болезни, в силу того, что гипофиз «спрятан» в центре головы и даже при желании большинство людей без специальных приборов не в состоянии увидеть этот самый гипофиз сквозь мощные кости черепа! Но такое недоступное для человеческого глаза положение гипофиза не означает, что увеличенный в несколько раз центральный гормональный орган человека не является патологичным. Это – патология, причём, весьма серьёзная, и такие люди нуждаются в помощи, чтобы их организм функционировал гармонично, без чего невозможно гармоничное развитие человека, и что приводит к серьёзным психическим расстройствам и неадекватному поведению человека с такой патологией!..

Ведь больно читать, слушать и видеть льющуюся через средства массовой информации во всём мире ложь об этом, когда уже начиная чуть ли не с детских садов детям вдалбливают в голову мысль о том, что гомосексуализм – это норма! Норма поведения, норма жизни, вообще – норма во всех смыслах! И доводят всё это до полнейшего абсурда, когда в школах, буквально с малых лет, навязывают детям эти извращённые понятия. Да так, что дети начинают себя чувствовать неуютно, если они не поддерживают своим собственным примером однополую любовь! Опросы школьников говорят о том, что 90% из их числа хотя бы раз попробовали однополую «любовь»! И делали это в основном из-за того, что вести себя по-другому просто непопулярно! Таким образом, физиологическая патология, причём, ярко выраженная, преподносится, как норма всему человечеству!

И делается это по одной простой причине – среди современной, так называемой, «элиты», гомосексуалисты всех мастей составляют уж очень большой процент. А им уж очень не хочется признать, что их сексуальная ориентация является патологией и признаком вырождения. И что с такой патологией, при которой человек находится под мощным гормональным прессом, не может быть адекватной реакции и поэтому, люди, имеющие такую патологию не должны даже близко допускаться к решению вопросов, от которых зависит жизнь и смерть миллионов. А многие люди, имеющие такую патологию, и составляют ту самую «элиту», которая и принимает именно такие решения. И чтобы их никто не попросил покинуть занимаемые ими посты, они и придумали свой ход – объявили гомосексуализм абсолютной нормой и даже признаком «ВЫСШЕЙ РАСЫ»!

И теперь даже дети начинают рассуждать о «своей» гомосексуальной «природе», когда на самом деле, гомосексуализм – один из ярких признаков вырождения! И именно поэтому необходимо хоть кому-то говорить об этом правду, правду, основанную не каких-то сомнительных «умозаключениях», а на реальных фактах, каковым, например, является факт того, что гипофиз гомосексуалиста в четыре раза больше гипофиза мужчины нормальной ориентации. И какие бы фантомные объяснения не придумывали для признания этого явления нормой поведения, такое поведение нормой быть не может на основании реальных физиологических процессов!

В СССР, к слову, гомосексуалисты не демонстрировали открыто свои наклонности. Вполне возможно, причиной этому была уголовная ответственность перед законом за мужеложство.

Кто-то может подумать, что его это не касается. Дескать, пусть бесятся, как хотят. В конце концов, это их проблемы, их частное дело. Они ко мне не лезут, и я ими не интересуюсь. А вот в этом вы ошибаетесь. Они к вам очень даже полезут. Вернее, не к вам, вы для них староваты, а к вашим детям.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.02 с.)