Возникновение и прекращение права собственности: п. 1 ст. 1206 ГК РФ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Возникновение и прекращение права собственности: п. 1 ст. 1206 ГК РФ.



Возникновение права собственности по давности владения: они определяются законом страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности (п.3 ст.1206 ГК РФ). Вопросы приобретательной давности впервые оказались в поле зрения российского коллизионного права. На основе приведенной нормы закона должны устанавливаться как условия возникновения права собственности в силу приобретательной давности (например, добросовестное, открытое, непрерывное владение имуществом как своим собственным – по смыслу ст. 234 ГК РФ), так и давностные сроки для отдельных видов имущества.

 

Культурные ценности — это нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты (ст. 3 Основ законодательства РФ о культуре 1992 г.).

Арест Российского государственного имущества за рубежом

Возникает вопрос относительно наложения принудительных мер в отношении государства путем ареста его имущества. Так, выделяют теорию абсолютного иммунитета и функционального иммунитета. Вторая теория в последнее время превалирует, однако правоприменительная практика не дает каких-либо объективных и общепризнанных критериев для оценки деятельности государства как не подпадающей по его иммунитет в международных отношениях (в отличие от внутригосударственных отношений). Более того, возникает вопрос, можно ли государству отказаться от собственного иммунитета.

Имущество РФ за рубежом – имущество государства или государственных органов, которое постоянно находится или периодически перемещается на территории иностранного государства. Можно ли его арестовать, продать с публичных торгов и использовать иные меры принуждения на территории иностранного государства?

В российском законодательстве проблема иммунитета государства и его собственности решается, в целом, на основании доктрины абсолютного иммунитета. См.: ст. 401 ГПК РФ и ст. 251 АПК РФ. Необходимо обратить внимание на то, что в ст. 251 АПК РФ содержится ограничительная формулировка в отношении судебного иммунитета иностранного государства.

Законодателем в ст. 127 ГК РФ предусмотрено принятие специального закона об иммунитете государства и его собственности. До настоящего времени указанный нормативно-правовой акт в России не принят. Иллюстрацией назревшей необходимости принятия соответствующего акта государства могут служить судебные процессы, в рамках которых на имущество РФ налагались аресты, в обеспечение требований и в исполнение судебных решений в пользу швейцарской фирмой «Нога». Суть конфликта вкратце такова: швейцарская компания «Нога» в 1992 году заключила кредитное соглашение с Правительством РФ. В дальнейшем между сторонами возникли разногласия, которые не удалось разрешить мирным путем. С 1993 года «Нога» стала предъявлять иски в судах ряда стран. В порядке принятия обеспечительных мер и мер принудительного исполнения решений судов ряда стран были наложены аресты на зарубежное имущество России (счета в иностранных банках, парусное судно «Седов», находившееся за переделами РФ, музейные предметы из коллекций государственных музеев РФ, привезенных на экспозицию за рубеж). Применение указанных мер обосновывалось судами ссылкой на содержавшийся в заключенном кредитном соглашении отказ Российского государства от иммунитета. Впоследствии принудительные меры в отношении имущества РФ были сняты на основании судебных решений, вынесенных в пользу РФ. В числе аргументов, учтенных судами при вынесении решений, были, в частности, отсутствие у лиц, заключивших указанное соглашение, соответствующих полномочий на его заключение; некорректность оговорки об отказе от иммунитета и др.

 

Национализация

Характер национализации зависит от того, кем и в каких целях она осуществляется. В связи с этим в советской литературе выделялась так называемая «социалистическая» и «капиталистическая» национализация. П. 2 ст. 235 ГК РФ – у нас сейчас закреплена капиталистическая модель. «Социалистическая» национализация, проходившая в 1917 - 1920 гг. и в 1939 -1940 гг. в России и странах, ставших впоследствии союзными республиками СССР, осуществлялась на основании декретов советской власти без какой-либо компенсации. В советской доктрине международного частного права последовательно обосновывался принцип экстерриториального действия социалистических законов о национализации.

Одним из первых исков, заявленных в отношении такого имущества, стал иск княгини Ольги Палей, которая в Англии в 1929 году предъявила иск в отношении предметов из ее дворца в Царском селе, проданных советским правительством на аукционе. В решении суда была признана правомерность приобретения государством права собственности на указанное имущество, так как право государства на осуществление национализации имущества вытекает из принципа суверенитета государства. В США 1976 году было отказано в иске, предъявленном наследником семьи Строгановых в отношении культурных ценностей, проданных на аукционе в 1931 году. В решении по этому делу была сделана ссылка на так называемую доктрину «актов государства», согласно которой суд должен воздерживаться от обсуждения и вынесения суждений по вопросу о закономерности актов иностранного государства, ибо такие действия противоречили бы международно-правовому принципу суверенитета иностранного государства

 

Перемещенные культурные ценности — объекты, перемещенные с территории вражеских государств на территорию СССР для осуществления компенсаторной реституции («реституция того же рода», раз невозможно истребовать в натуре) на основании специальных актов органов государственной власти. На такие объекты презюмируется федеральная собственность (исключения: имущество, вывезенное из вражеского государства, ранее вывезенное им из третьей страны; имущество, использовавшееся для религиозных и благотворительных целей; имущество борцов с нацизмом и иных лиц, боровшихся с вражеским государством).

Компенсаторная реституция, что было признано Постановлением Конституционного суда РФ от 20 июля 1999 года №12-П «По делу о проверке конституционности Федерального закона от 15 апреля 1998 года «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» не может осуществляться за счет собственности жертв нацизма

Трофеи — объекты, вывезенные «при мародерстве».

Основная масса таких предметов находятся в РФ и в законе 1998 года сказано, что все что мы перенесли тогда к себе на основании актов для осуществления права на компенсаторную реституцию – собственность РФ. Это на уровне закона. Есть там ряд исключений (ст. 8 Закона).

 

Белов Сергей Александрович

Право собственности государства и иных публично-правовых образований

Публичные образования как собственники

Постановление Верховного совета РФ от 27.12.1991 №3020-1; ст. 26.11 №184-ФЗ от 06.10.1999; п. 11 ст. 154 №122-ФЗ от 22.08.2004; постановление КС РФ от 30.06.2006 №8-П.

Белов вообще считает, что государство очень специфический участник гражданского оборота. То, что ГК РФ распространяет на государство положения о ЮЛ это глубоко не правильно, так как в таком случае государство утрачивает свою специфику как носитель публичного интереса и функций. Единственное оправдание тому – гражданское законодательство имеет другой предмет регулирования и соответствующие отношения (публичные) регулировать не должно. Но специфика отдельных субъектов оборота может определяться другими актами, помимо гражданского законодательства и государство тому самый подходящий пример.

Проблема в том, что гражданское законодательство в принципе иных имущественных отношений, кроме гражданско-правовых, не предусматривает. То есть государственный режим собственности и имущественных отношений в целом совпадает с частно-правовым. На самом деле, такой подход к государству не применим с точки зрения начал публичного права. Государство и муниципалитет как собственник имеет целевую правоспособность, а государственное имущество — целевой характер.

Цивилистическая доктрина отрицает наличие публичных имущественных отношений, что неправильно. Государственная собственность в отличие от частной не подлежит свободному распоряжению по свободной воле государственного органа, так как все ресурсы государства подчинены общей цели (они должны восприниматься как изъятые из ординарного гражданского оборота с целью выполнения публичных задач государства).

Подобный принцип «изъятия» у нас воспринимается с неким непониманием, так как наше государство было раньше собственником всего имущества, а вся частная собственность была просто приватизирована (право государственной собственности — общее правило, а частная — исключение; в Европе же наоборот (вопрос конфискации для государственных нужд)). Это до сих пор искажает общее представление о том, как государство должно обращаться с собственностью.

Государство не должно восприниматься как обычный хозяйствующий субъект. Свидетельством обратному множество вредных норм ГК РФ. Для целей гражданского оборота — это нормально, но и должного публичного регулирования нет. Таким образом вольно или невольно цивилистический подход доминирует в вопросе вступления государства в гражданско-правовые отношения. Отсюда и воспринимаемое всеми как нечто нормальное право государства абсолютно свободно распоряжаться своим имуществом.

В 2000-е акты, определяющие специфику государства как собственника стали-таки появляться. Продвижение этих идей мы имеем со времени появления №184-ФЗ в новой редакции. Соответственно, стала формироваться концепция, которая отражается и в правоприменительной практике, и в дальнейшем регулировании.

Данная концепция заключается в том, что государство имеет имущество лишь потому, что оно обязано его использовать для выполнения публичных функций, для реализации своих полномочий. Целевой характер государственного имущества постоянно подтверждается, конкретизируется в различных правовых актах.

Истоки этого подхода обнаруживают себя еще в 1991 году (постановление Верховного Совета РФ о разграничении государственной собственности на федеральную собственность, собственность субъектов РФ и собственность муниципальных образований № 3020-1): переход к «трехликому» публичному субъекту. Техническим принципом распределения собственности стало соответствие передаваемого имущества имеющимся полномочиям. Указанное постановление было использовано слишком буквально (слишком большое, догматическое значение придается приложению к нему). На каждый уровень передается то имущество, которое необходимо для осуществления полномочий соответствующего уровня власти. Проблема в том, что про этот критерий быстро забыли и разграничив собственность, стали считать его принадлежащим тому или иному уровню власти. Белов: никакого смысла замыкать собственность на полномочия, существовавшие у уровней власти в 1991 году, нет. Тем более они менялись и были перераспределены Конституцией. Тем более этот принцип имел очень ограниченную сферу действия: никто тогда и не думал, что этот принцип можно распространить на дальнейшие отношения по распределению имущества: то есть то, что нужно федералам- федералам, субъектам – субектам, муниципалам-муниципалам, а все что осталось – должно быть приватизировано. Вот до последней мысли тогда никто не додумался.

В 1991 году было явно видно шарахание от административного к гражданскому законодательству. Стали применять гражданское законодательство без разбора и всякой меры. Только в 2003 году законодательство стало меняться. Стали появляться нормы, учитывающие публично-правовую специфику отношенийс участием государства.

2003 год – внесение изменений в закон № 184 26.11: субъекты федерации могут иметь в собственности только то имущество, которое необходимо для исполнения полномочий их органами.

Чуть позже принял закон № 131-ФЗ: аналогичная нормы закреплена в отношении муниципальных образований. Однако то, что все остальное должно быть приватизировано так и не закрепили.

Важный этап - принятие ФЗ № 122 от 22 августа 2004 года «О монетизации льгот». В нем было очень много статей. В 11 п. ст. 154 попала норма – РФ может иметь в собственности только то имущество, которое необходимо для исполнения полномочий. Там же механизм передачи имущества между уровнями власти. Эти отношения явно имели административное начало. При этом, предполагалось, что субъекты федерации, МО и РФ должны передавать имущество, ими не используемое. Больше всех забеспокоились субъекты. Москва обратилась в КС РФ с требованием признать статью недействительной. При этом Москва ссылаясь на ст. 35 конституции – недопустимость произвольного лишения ПС. Но это в корне неверная логика. Ст. 35 рассчитана на частных лиц. Государство не должно пользоваться неприкосновенностью ПС, так как государственное имущество следует за полномочиями! Оно только для этого и существует – для решения его задач.

КС РФ не поддержал такой цивилистический подход к государственной собственности, указав, что государственная собственность носит строго целевой характер, и такие цели определяют пределы возможного использования государственного имущества, возможность его перераспределения и необходимость его приватизации, когда такое имущество не используется для государственных нужд. Такие принципы конституционно-оправданы и именно они должны регулировать отношения государственной собственности.

Сравним нас с Францией – там когда говорят о государственной собственности, подсознательно предполагается, что все имущество находится в частной собственности, а государственная собственно- это исключение, изъятие из частной собственности для публичных целей. У нас – строго наоборот. Это обусловлено историческими причинами. Вот то, что государство посчитало возможным оно позволяет приватизировать, а остальное оставляет у себя. Эта общая концепция все ставит с ног на голову. Государство считает себя собственником, равнозначным частному лицу и пытается обладать ею на равных с частными лицами.

Есть закон от 22 июля 2008 года № 159 ФЗ: имущество, находящееся в государственной собственности, предоставленное субъектам малого или среднего предпринимательства в аренду должно быть приватизировано по заявлению данных субъектов. Это вполне логично: очевидно, что если имущество сдано предпринимателям в аренду – оно не используется для обеспечения государственных полномочий, есть все основании для его приватизации. Субъекты воспринимают этот подход как ущемление своих прав: 1) а если имущество понадобится нам завтра, через несколько лет? 2) а ведь государство может получает от этой аренды доход и пускать его на всякие важные нужды. Белов: эта логика порочна. Государство должно существовать за счет налогов, а не за счет доходов от использования имущества. Имущество должно изыматься из оборота только в исключительных случаях. Сама идея накопительства на стороне государства – неконституционна.

ИП ВАС П. 5 от 5 ноября 2009 г. № 134: предприниматель хочет выкупить, субъект или МО расторгает договор аренды. ВАС предлагает предполагать презумпцию недобросовестность государственного органа, и признавать право на выкуп не взирая на расторжение договора аренды. Хотя, конечно ВАС формулирует некоторые иные признаки недобросовестности (см. пункт ИП).

КС РФ в том постановлении по поводу 122 ФЗ некоторым образом отказался считать государство обычными собственниками. Да, по 124 ст. ГК РФ они субъекты ГП, но они не обычные собственники. Отношения же по перераспределению собственности – они в большей мере административные. Тут никакой автономии воли быть не должно, должен действовать принцип строго целевого использования имущества.

 

На самом деле на федеральном уровне, особенно в верхах, прослеживается тенденция к избавлению от имущества, не используемого для реализации полномочий. Однако на низовом уровне это явно саботируют.

В государственной собственности в РФ — 75% от объема общего имущества, включенного в гражданские правоотношения (оценка Всемирного Банка, 2010 год). В соответствии с постановлением Правительства РФ от 09.09.1999 №1024 «О концепции управления государственным имуществом и приватизации в РФ» был задан основной вектор – постоянная и безоговорочная приватизация.

В 1999 году было 23099 государственных учреждений и 13786 унитарных предприятий, в 2005 году осталось соответственно 18983 и 6478, к 2012 — 1927 ГУПов и 2587 АО (в 56% государство является полным акционером).

 

Сейчас есть проект Концепции управления госимуществом до 2020 года, разработанный РОСИМУЩЕСТВОМ. В открытом доступе ее нет, но есть информация о принципах в ней закрепленных:

· «объясняй или продавай» — федеральный орган власти должен сформулировать отраслевую стратегию развития отрасли, включающую имущественную стратегию развития, иначе должен запустить приватизацию имущества;

· прозрачность и доступность информации для всех потенциальных покупателей;

· баланс интересов национальной безопасности, обороноспособности страны, социальной ответственности и экономических интересов;

· контроль Росимущества за новым собственником;

· проектный подход — планируемый результат, критерии успеха, ресурсы, инструменты;

· ответственность — за результат, показатели и будущее.

Данные принципы показывают. Что Росимущество старается модернизировать институт приватизации с тем, чтобы в некой мере сохранить целевой характер имущества и его целевых задач.

 

В рассматриваемом случае важна психология государственных органов, а не целевой характер собственности: они отказываются приватизировать имущество из соображений «жадности», а не целесообразности. Федеральный законодатель «обкладывает» государственные органы целым рядом норм, вынуждающих избавляться от имущества, а те сопротивляются, как могут.

 

Особенности возникновения, прекращения и осуществления права собственности публичных образований

Проблемы реализации государственной собственности:

· специфика государства как собственника или особая форма собственности (государственная)?

· управление собственностью государства — четвертое правомочие собственника?

· статус государственных корпораций и государственных компаний с точки зрения управления имуществом.

В первую очередь, необходимо определиться, что есть форма собственности как правовая категория. Понятие формы собственности носит марксистски-экономический характер; более того, сама идея равенства форм собственности является достаточно странной.

Специфика формы определяется субъектом права собственности. Характер самой собственности предопределяет и специфику содержания права собственности (см. ранее целевой характер государственной собственности). Таким образом, между государственной (муниципальной) собственностью и частной различие огромно, но оно продиктовано спецификой субъекта права, а потому особо выделять формы собственности смысла нет.

При попытке «втиснуть» государственную собственность в прокрустово ложе ГК РФ выясняется, что правомочие по управлению собственностью некоторыми признается особым, четвертым правомочием права собственности. Подобная постановка такого вопроса сама по себе говорит об особенности государственной собственности по отношению к частной собственности, регулируемой гражданско-правовым инструментарием.

Проблема статуса государственных корпораций и компаний и их имущества, по мнению цивилистов, является приличной формой разворовывания государственной собственности. С экономической точки зрения, причины создания таких особых субъектов права имеются: обычные механизмы гражданского права обременяются серьезными административными преградами в распоряжении государственным имуществом.

Государственные компании и корпорации — это инструмент избежать административные ограничения и обременения, вытекающие из статуса государственной собственности, для оперативного принятия экономических решений. Далее же, поскольку в ГК РФ ничего адекватно найти не удалось, пришлось найти новую форму (изменениями в ГК РФ решали административные проблемы). При этом государственные компании и корпорации остались обременены большим количеством публичных ограничений; их статус не преодолевает целевой публично-правовой режим государственной собственности.

А. В. Винницкий считает, что имущество государственной корпорации находится в особой публичной собственности (иная форма собственности-четвертая); публично-правовой режим данной собственности сохраняется, а потому это публичная собственность, наряду с государственной и муниципальной. Сама же концепция публичной собственности еще до конца не сформировалась (ни в литературе, ни в законодательстве).

Белов Сергей Александрович



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.253.192 (0.014 с.)