Ограничения права собственности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ограничения права собственности



Владение

В проекте ГК РФ есть специальные (новые) положения, посвященные владению, согласно которым под владением понимается фактическое состояние, которое выражается в нахождении вещи в сфере хозяйственного господства лица (Мейер, в нач. 20 века уже излагал такой подход). Хозяйственное господство не подразумевает постоянное физическое владение вещью. Такое фактическое состояние характеризуется фактической возможностью в любой момент начать пользоваться вещью (фактической возможностью доступа к вещи).

Есть одна проблема: теориия «книжного (табулярного) владения». Данной теории противостоит теория фактического владения. С точки зрения теории табулярного владения (Суханов, Рудоквас), применительно к недвижимости владение приравнивается к записи в книге. Однако регистрации подлежит право, а не факт, а потому данная теория переворачивает понимание владения как фактического состояния.

Проблема табулярного владения чаще всего на практике встречается при приобретении недвижимости у неуправомоченного отчуждателя. Также встает вопрос, кем является утратившее табулярное владение лицо, продолжающее проживать в квартире. Суханов указывает на утверждение теории табулярного владения после принятия постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ №10/22 – п. 61 ГК РФ (Рыбалов не согласен, ибо постановление говорит не о приобретении владения, а о переходе права собственности). Кроме того, например, в п. 58 говорится о владении недвижимым имуществом лицом, право за которым не зарегистрировано, что лишний раз подчеркивает, что суды на сторону табулярного владения не встали.

Судебная практика идет по-разному. Арбитражные суды больше придерживаются теории фактического владения (но там и дел меньше), а вот общей юрисдикции – 50% на 50%.

В проект ГК РФ идея табулярного владения не проникла, и о владении там говорится как о фактическом состоянии. Однако, как показывает практика, закона этой же практике бывает мало, а потому проблема еще будет обсуждаться.

 

Пользование

К слову, когда говорят о полномочии собственника, говорят о пользовании, а когда речь идет о нематериальных объектах, говорят об использовании.

Пользование, как и владение, есть фактическое состояние- извлечение полезных свойств вещи. Проблема возникает с пользованием, влекущим уничтожение вещи (например, съесть яблоко есть пользование или распоряжение яблоком).

Принципиальной эта проблема становится в разрезе осознания владения и пользования как фактических действий, обращенных к вещи (не требующих участия третьих лиц). Следовательно, данные действия не связаны с вопросами дееспособности. Распоряжение же традиционно понимается как изменение, установление, прекращение прав на вещь, то есть как действия юридического характера, совершаемые не с самой вещью, но с правом на вещь (действия, совершаемые в правовом поле «вокруг» этой вещи). Иными словами, распоряжение своим объектом имеет не вещь, а право на нее, а потому в данном случае уже важна дееспособность.

С этих позиций уничтожение вещи или ее потребление есть пользование, а вот отчуждение права – уже распоряжение. Установление же производного права (например, аренда) также является распоряжением, как и любое изменение правового режима вещи. Для того, чтобы съесть яблоко дееспособность не нужна, а вот, чтобы продать – другое дело.

Распоряжение

Распоряжение традиционно понимается как изменение, установление, прекращение прав на вещь.

В связи с изучением феномена распоряжения интересным становится институт распорядительной сделки. Например, сделка купли-продажи никак не влияет на право на товар; лицо лишь обязуется перенести право собственности на товар. Распоряжением же является именно само перенесение права собственности (распорядительная сделка). Так, для движимой вещи это физическая передача (традиция).

При этом Суханов считает, что распорядительных сделок не существует, однако практика арбитражных судов признает их наличие.

Выделение распорядительных сделок крайне важно с практической точки зрения (так, можно заключить договор купли-продажи чужой вещи; договор действителен, но право собственности не будет перенесено).

 

Обременение права собственности в самом чистом виде

Классическим примером обременения (не ограничения) права собственности является рента. Это так называемое «вещное обязательство». Суть такого обременения в том, что собственник не ограничивается в своем праве, но он вынужден вместе с ним, нести некое дополнительное бремя.

Суть этих обязательств состоит в том, что должник определяется как лицо, которому принадлежит определенная вещь. Избавиться от этого долга должник может, лишь продав вещь (некий перевод долга, согласие кредитора на который не требуется). С точки зрения классической французской цивилистики, это обязательственное право с особым способом определения обязанного лица. Немецкое же право определяет подобные права как вещные.

Мораль та же: то или иное решение не может быть признано исключительно верным; есть разные пути решения одной задачи. Институт вещных обременений - сами.

Иванова Татьяна Геннадьевна

См. постановление Президиума ВАС РФ №9987/11: равные способы защиты публичной и частной собственности

Способы защиты права собственности (ЗК РФ)

· Признание права;

· восстановление положения, существовавшего до нарушения;

· пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушению;

· признание недействительным акта исполнительного органа государственной власти или акта органа местного самоуправления;

· признание незаконными действий или бездействий исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления.

Сравнить: способы, предусмотренные гражданским законодательством (проект ГК РФ).

 

Правовая форма вмешательства публичного в частное должна быть строго в определенной законом правовой форме:

· акт исполнительного органа государственной власти или ОМСУ;

· договор — принцип наименьшего обременения.

 

Виды земельных споров

· Споры о предоставлении земельных участков;

· споры о приватизации земельных участков;

· споры, связанные с границами земельных участков (межевые споры):

· споры о порядке использования земельных участков;

· споры о разделе (выделе) земельных участков;

· споры, вытекающие из вторичных сделок с земельными участками.

 

Фактическое землепользование

Использование земельного участка на законных основаниях без документов о праве на земельный участок по причинам, не зависящим от правообладателя здания (строения).

Лицо может быть признано фактическим землепользователем, если имеются следующие условия:

· во-первых, законность предоставления земельного участка или возникновения права на использование такого участка;

· во-вторых, отсутствие документа о правах на земельный участок по независящим от правообладателя причинам.

Анализ законодательства[1] позволил сделать вывод. что фактические землепользователи должны иметь один из следующих документов:

1) решение о предоставлении земельного участка,

2) договор о приобретении недвижимого имущества, расположенного на данном земельном участке,

3) решение суда о признании права на использование земельного участка или права на недвижимое имущество, расположенное на таком земельном участке

Данный вывод основан кроме того на анализе практики Санкт-Петербурга по регулированию оформления документов о правах на фактически используемые земельные участки[2].

 

Межевые споры

Право собственности в международном частном праве

Культурные ценности как объекты вещных прав в международном праве

Вещное право неспособно к унификации, в отличие от обязательственного права, и мы дальше в этом убедимся. При этом вопросы вещно-правового режима имущества имеют огромное значение, но правовые порядки слишком отличаются друг от друга.

 

Казус «Фрау Марии»

Императрица Екатерина Великая является основательницей коллекции Эрмитажа. К 1771 году в Амстердаме скопилось большое количество предметов, купленных по указанию Императрицы. Был зафрахтован корабль «Фрау Мария», куда были погружены все купленные произведения искусства (они были упакованы таким образом, что есть основания полагать, что они сохранились). Судно постигла неудача, и оно затонуло вместе со всем содержимым. Екатерина расстроилась и стала писать шведскому королю письма, типа «надо поднимать, дай разрешение». Но поднять ничего не удалось.

В 1999 году финские подводные археологи обнаружили корабль в территориальных водах Финляндии (около г. Турку) и обратились в суд с требованием о признании права собственности на обнаруженное имущество. Финский суд отказал в иске, указав на право собственности Финляндии, и, более того, отказал в выплате археологам вознаграждения. При этом финское законодательство содержит норму, что такое имущество становится собственностью Финляндии по истечении 100 лет нахождения имущества на территории (в территориальных водах) Финляндии, а 100 лет самой Финляндии исполнится лишь в 2018 году.

Объявилась та самая судоходная компания; РФ также заявила свои права на все имущество (поскольку оно принадлежало Российской короне); наследники дома Романовых оспорили такую национализацию имущества, о существовании которого национализирующему лицу было неизвестно (при том, что право собственности возникает на конкретную вещь); наконец, Швеция также заявила права на имущество, поскольку оно первоначально затонуло на территории Швеции. Цена вопроса — приблизительно 1,5 млрд. евро.

При этом ни РФ, ни Финляндия не подписали соответствующую конвенцию ЮНЕСКО по охране подводного археологического наследия, согласно которой имущество должно сохраняться по месту нахождения. По последней информации, на письмо министра культуры Финляндия ответила, что не планирует поднимать корабль. Хотя в 2011 подняли 70 бутылок шампанского. Сегодня все в подвешенном состоянии. Да, по нашему законодательству, никто не вправе претендовать на него. А вот по закону, например, США все зависит от места.

 

 

Проблемы:

· все правовые системы мира в том или ином виде признают институт вещных прав;

· нормы вещного права существенно различаются даже в рамках одной правовой семьи.

 

 

Что есть «иностранный элемент» в международном частном праве:

Способы частноправового регулирования отношений с иностранным элементом

 

· Колизионно-правовой способ:

· национально-правовой способ — коллизионная норма закреплена в ГК РФ и иных нормативно-правовых актах (например, КТМ РФ);

· международно-правовой способ — МД содержит коллизионную привязку например, Гаагская конвенция о коллизии законов по завещательному распоряжению;

· Материально-правовой способ (прямой; нет отсылки; не надо искать необходимый правопорядок) — требуется международно-правовой договор, содержащий материальной правовую норму (например, конвенция ООН «О международной купле-продаже товаров»). Есть смешанные, типа Бернской Конвенции: там есть как материальные, так и коллизионные нормы.

 

Использование коллизионного способа ставится российским законодателем в зависимость от того, насколько полно вопрос урегулирован международным договором (см. ст. 1186 ГК РФ), то есть материально-правовому способу отдан приоритет. Преимущественным же способом в международной правовой практике является коллизионно-правовой способ (так как МД, содержащих материальные нормы очень мало).

 

В области же вещного права нет никаких международных договоров (конвенций), при этом множество конвенций посвящено обороту конкретных объектов, которые частично решают вопросы вещного права применительно к данным объектам (например, культурные ценности). На них мы остановимся подробнее.

 

Конвенции, посвященные обороту культурных ценностей используют иной термин — культурная собственность («cultural property»). Л. Н. Галенская предлагает имплементировать данный термин в отечественное законодательство, однако М. А. Александрова не согласно, поскольку изменение термина не приведет к сущностным изменениям (которые, безусловно, требуются). Более того, термином «собственность» в отечественной правовой традиции не принято использовать как обозначение объекта права (либо экономическая категория, либо «право собственности»).

Принципы

Каковы основные принципы регулирования отношений собственности в международном частном праве? К числупринциповправового регулирования отношений собственности с иностранным элементоммогут быть отнесены основные принципы международного частного права: принцип национального режима, принцип наибольшего благоприятствования, принцип взаимности, принцип права на применение реторсий.

Под принципом национального режима понимается приравнивание иностранных лиц в том, что касается их прав и обязанностей, к отечественным лицам. От национального режима следует отличать режим наибольшего благоприятствования, в силу которого в одинаковое положение ставятся иностранные лица между собой.

Под взаимностью в международном частном праве понимается предоставление иностранным лицам каких-либо прав и наделение их обязанностями при соблюдении требования, что собственные граждане и организации данного государства будут обеспечены аналогичными правами в иностранном государстве.

Под реторсией в международном частном праве понимаются правомерные принудительные действия государства, совершаемые в ответ на недружественный акт другого государства, поставившего в дискриминационные условия лиц первого государства.

Источники

Римское право не предполагало особый правовой режим для культурных ценностей.

В 1907 году соответствующий специальный вид имущества был впервые упомянут в Гаагской Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907, 18 октября; при его нахождении у частных лиц, его нельзя захватывать, уничтожать, вывозить в ходе ведения войны.

Далее в 1935 году был принят «пакт Рериха» - Пакт об охране художественных, научных учреждений и исторических памятников, который был ратифицирован только странами Латинской Америки и США, хотя в нем содержались прогрессивные идеи: определенные объекты, как находящиеся в обороте, так и изъятые из него, не подлежат вывозу или уничтожению (недвижимость должна помечаться специальным знаком, в силу чего бомбардировщики должны воздерживаться от ее уничтожения).

В 1954 году была принята «Гаагская конвенция о защите культурных объектов» (универсальная конвенция), первый протокол к которой говорит о добросовестных приобретателях культурных ценностей, вывезенных с оккупированных территорий. Оккупировавшее государство должно принимать всяческие меры, чтобы не допускать вывоз таких объектов с территории оккупированного государства. Все мы знаем, что были очень распространены военные трофеи. Государство должно принимать всяческие меры, дабы препятствовать. Должны быть возвращены все культурные ценности, в т.ч. и те, что перешли к добросовестному приобретателю. В Конвенции указывается, что последнему должна быть выплачена компенсация, причем не неуправомоченным отчуждателем, не новым собственником, а правительством государства, которое допустило вывоз.

 

Аналогичное решение содержит закон РФ «О перемещенных культурных ценностях». Процедура заявления соответствующего требования полностью соответствует первому протоколу к конвенции: требование заявляет не лицо, а государство, гражданином которого данное лицо является (далее возникает межправительственное правоотношение). КС РФ указал, что это не препятствует обращению частного лица в суд с таким требованием. Но что это за требование и из чего оно возникает?

К слову, закон 1993 года о вывозе и ввозе культурных ценностей устанавливает срок приобретательной давности в 20 лет для движимого имущества (а не 5 как обычно).

В 1945 году специальные бригады собирались сбором предметов и вывозом их на территорию СССР. По идее обобранные бюргеры могут получить компенсаторную реституцию. На каком основании СССР стал и стал ли собственником этого привезенного имущества? Это касается вопросов оснований возникновения публичной собственности. Очевидно для нас, что вряд ли этот способ может быть отнесен к частноправовым, а закон лишь подливают масло в огонь, говоря о возможности приобретения права собственности по давности владения. Это для тех предметов, которые могут быть возвращены. Это большой вопрос на каком основании Россия становится собственником.

КС правильно указал, что если РФ и может стать собственником по давности, то срок должен исчисляться с того момента, как заинтересованные лица узнали о нахождении этих предметов на территории РФ или СССР. С момента опубликования становится известно в специальном издании. Хотя с ГП точки зрения это не совсем верно.

 

 

Далее была принята Конвенция ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» 1970 года (универсальный характер), посвященная охране объектов в мирное время. Конвенция указывает на наличие «стран-источников» и «стран-рынков культурных ценностей», что недопустимо.

Конвенция накладывает ряд обязательств на государств-участников, и все они были выполнены РФ. Согласно одному из них государство вправе наложить абсолютный запрет вывоза определенных культурных ценностей, что в ряде случае излишне. Можно согласовать вывоз, но государство на границе может «передумать». Так в Италии. А итальянский КС одобряет норму. В Великобритании нужно разрешение на вывоз, а у государства есть срок да изыскание средств для приобретения ценностей, которые хотят вывезти.

При этом конвенция не запретила ввоз объекта на территорию одного государства при отсутствии законного основания (свидетельства) на вывоз данного объекта с территории другого государства (хотя в проекте такая норма была).

Национальное законодательство должно по Конвенции допускать иски государства об истребовании утерянной или украденной вещи даже от добросовестного приобретателя, но при условии выплаты компенсации.

 

Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 года. Она распространяется на все виды объектов (природные и антропогенные) – наиболее известный документ.

По Конвенции в отношении ряда объектов вводится «наднациональный режим» в силу их особой ценности (например, Мона Лиза). При этом термин «наднационального режима», используемый в юридической литературе, достаточно преувеличен, поскольку конвенция дает право государствам изымать определенные объекты из оборота, предоставляет им судебный иммунитет, но не создает какого-то наднационального режима, позволяющего применять к нарушителям общие санкции.

 

Конвенция УНИДРУА о похищенных и незаконно вывезенных культурных ценностях 1995 года (не ратифицирована РФ). Для требования о возврате установлен 50-летний срок с момента похищения (конвенция не имеет обратной силы). Вводится требование должного усердия со стороны владельца культурной ценности по установлению законного владельца (due diligence). Активная позиция владельца вообще часто фигурирует в судебных спорах. Сам владелец должен принимать действия, дабы выяснить, не украдена ли она, не похищена ли.

 

Применимое право

В России право, подлежащее применению к отношениям по поводу содержания права собственности, его возникновения и прекращения, определяется по общему принципу ст. 1205 ГК РФ — право местонахождения вещи (lex rei sitae). В целом, это наиболее распространенный, общий принцип. Изначально данный принцип применялся в феодальной Италии только к недвижимости. С развитием гражданского оборота применение личного закона собственника к движимым вещам было заменено применением права местонахождения вещи (общая коллизионная норма).

Сфера действия закона местонахождения вещи в России:

· осуществление права собственности и иных вещных прав;

· защита права собственности и иных вещных прав;

· вопросы квалификации объектов в качестве движимых или недвижимых вещей.

Последний аспект заслуживает одобрения. Совпадают ли в различных правопорядках критерии отнесения тех или иных имуществ к категории движимых или недвижимых вещей?Принципы деления вещей на движимые и недвижимые в национальных законодательствах также отличается большой рассогласованностью. Например, в гражданском праве Испании недвижимыми вещами признаются машины, сосуды, инструменты и приспособления, минеральные удобрения и т.п. В то же время из понятия движимых вещей испанский законодатель исключает деньги, ценные бумаги, книги, оружие и многие другие вещи.

 

Вопрос о закреплении этой привязки на международном уровне неоднократно вставал, но никакой общей конвенции так и не было создано. Более того, в разных правопорядках эта привязка применяется, используется по-разному.

 

Ст. 1205 ГК РФ распространяется не только на ПС, но и на вещные права, что порождает вопрос определения категории вещных прав. В разных странах по-разному. В континентальной системе выделяется такая категория, а вот англо-американская система отдельного института не выделяет, там максимально широкий перечень собственности. У них и право получения пенсии и алиментов может попадать туда. В РФ это ст. 216 ГК РФ (Александрова считает, что в РФ закрытый перечень вещных прав).

В континентальной правовой семье вопросы правосубъектности, правового режима имущества лежат вне рамок коллизионной привязки права местонахождения вещи (в отличие от правовой семьи общего права). В этом смысле отечественное регулирование находится четко в рамках данной правовой традиции.

Когда мы говорим о законе местонахождения вещи мы упираемся в проблему сущностных различий содержания права собственности. В континентальной системе не может быть двух прав собственности на одну вещь. Невозможно расщепить, только сособственность, право все равно одно. Иначе коллизия. В общем праве абсолютно другой подход, допускается двойственная собственность и т.д. Поэтому сущностные различия и коллизия страшна. Если на основании 1205 подчинены российскому, мы обращаемся к статье 209 о содержании ПС.

 

Защита права собственности

Один из наиболее актуальных вопросов и здесь все понятно. Когда есть спор, мы должны применять закон места нахождения вещи. Но в законе не сказано место нахождения на какой момент! Вещь перемещается, очень интересно. Актуально для движимости. И как применять коллизионную привязку.

Пример 1: казус греческой православной церкви против Голдберг Корпорэйтед. Перед нами византийская мозаика 6 века, которую украли из церкви на Кипре. В 1974 году турецкие вооруженные силы вошли на Кипр и в результате этого, были похищены 4 византийские мозаики. Руководство церкви узнало об этом в (!) 1979 году. Надо что-то делать! При этом, собственник (церковь) стало принимать активные действия по розыску. Было распространены сообщения, уведомления музеев, министерств, аукционных домов. И тут у нас появляется Пэтт Голдберг (арт-диллер) – это женщина. В Амстердаме она встречается с двумя своими друзьями в 1982 году, при этом зная, что один из них имел неблагополучное прошлое (судимость). Ей предлагают купить красивые мозаики у немца турецкого происхождения. Они договорились о цене свыше миллиона долларов, которые госпожа Голдберг взяла в кредит неизвестно каким образом. В июле этого года приезжает в Женеву, осматривает, заключает договор и везет их в США. А дальше она открыто ищет покупателя. Через знакомую. Голдберг предложила купить ей (её музею) эти мозаики. А та в свою очередь сообщила об этом Киприотам. В 1989 Кипр идет к Голдберг и просит добровольного возврата. Та отказывается. Итого варианты: личный закон лица, закон места продажи (страна наиболее тесной связи) и страна места нахождения вещи. Катит последняя привязка, но какая страна?

Кипр, где собственник утратил владение. Швейцария, кантон Женева, где вещь находилась в момент приобретения. И США, где вещь находилась на момент спора. И на какой момент должен суд установить нахождение вещи и выбрать закон какой страны, ведь правовые последствия различны.

Суд пришел к выводу, что должно применяться право штата Индианы. Ответчик говорит нет, должно применяться швейцарское право. В праве Швейцарии есть больше возможностей защитить добросовестного приобретателя. В Американском праве, напротив, больше смотрят на собственника: если он не принимает действий для обнаружения, не проявляет интереса, то нечего его и защищать. Суд должен исследовать в первую очередь действия собственника, а не добросовестность приобретателя. Поэтому собственник, при должном поведении, может вернуть эту вещь даже от добросовестного приобретателя, а последний в свою очередь может требовать компенсацию у похищенного лица.

Американский суд не воспринял аргумент ответчика.

Ну и ответчик говорил об истечении срока исковой давности, узнали о пропаже в 1979 году. Но здесь работа правительства Кипра сыграла свою роль, и суд счел, что действия собственника безупречны.

Ответчик, тем не менее, все равно настаивал на добросовестности своей, но даже этого доказать не удалось, ибо она «связалась с людьми с крайне сомнительной репутацией». А еще ей было поставлено в вину, то что она не проводила исследование провенанса (историю смены титульных владельцев), а это главная характеристика этого товара.

В 1991 году мозаики вернули на Кипр.

 

Поскольку закон места заключения сделки и закон местонахождения движимой вещи могут злонамеренно меняться, логичным было бы использование закона места происхождения вещи (это позиция Богуславского).

Есть и другие казусы (Лорд Винкрофт и коллекция антиквариата из Японии: не искал – не прав).

 

Национализация

Характер национализации зависит от того, кем и в каких целях она осуществляется. В связи с этим в советской литературе выделялась так называемая «социалистическая» и «капиталистическая» национализация. П. 2 ст. 235 ГК РФ – у нас сейчас закреплена капиталистическая модель. «Социалистическая» национализация, проходившая в 1917 - 1920 гг. и в 1939 -1940 гг. в России и странах, ставших впоследствии союзными республиками СССР, осуществлялась на основании декретов советской власти без какой-либо компенсации. В советской доктрине международного частного права последовательно обосновывался принцип экстерриториального действия социалистических законов о национализации.

Одним из первых исков, заявленных в отношении такого имущества, стал иск княгини Ольги Палей, которая в Англии в 1929 году предъявила иск в отношении предметов из ее дворца в Царском селе, проданных советским правительством на аукционе. В решении суда была признана правомерность приобретения государством права собственности на указанное имущество, так как право государства на осуществление национализации имущества вытекает из принципа суверенитета государства. В США 1976 году было отказано в иске, предъявленном наследником семьи Строгановых в отношении культурных ценностей, проданных на аукционе в 1931 году. В решении по этому делу была сделана ссылка на так называемую доктрину «актов государства», согласно которой суд должен воздерживаться от обсуждения и вынесения суждений по вопросу о закономерности актов иностранного государства, ибо такие действия противоречили бы международно-правовому принципу суверенитета иностранного государства

 

Перемещенные культурные ценности — объекты, перемещенные с территории вражеских государств на территорию СССР для осуществления компенсаторной реституции («реституция того же рода», раз невозможно истребовать в натуре) на основании специальных актов органов государственной власти. На такие объекты презюмируется федеральная собственность (исключения: имущество, вывезенное из вражеского государства, ранее вывезенное им из третьей страны; имущество, использовавшееся для религиозных и благотворительных целей; имущество борцов с нацизмом и иных лиц, боровшихся с вражеским государством).

Компенсаторная реституция, что было признано Постановлением Конституционного суда РФ от 20 июля 1999 года №12-П «По делу о проверке конституционности Федерального закона от 15 апреля 1998 года «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» не может осуществляться за счет собственности жертв нацизма

Трофеи — объекты, вывезенные «при мародерстве».

Основная масса таких предметов находятся в РФ и в законе 1998 года сказано, что все что мы перенесли тогда к себе на основании актов для осуществления права на компенсаторную реституцию – собственность РФ. Это на уровне закона. Есть там ряд исключений (ст. 8 Закона).

 

Белов Сергей Александрович

Право собственности государства и иных публично-правовых образований

Публичные образования как собственники

Постановление Верховного совета РФ от 27.12.1991 №3020-1; ст. 26.11 №184-ФЗ от 06.10.1999; п. 11 ст. 154 №122-ФЗ от 22.08.2004; постановление КС РФ от 30.06.2006 №8-П.

Белов вообще считает, что государство очень специфический участник гражданского оборота. То, что ГК РФ распространяет на государство положения о ЮЛ это глубоко не правильно, так как в таком случае государство утрачивает свою специфику как носитель публичного интереса и функций. Единственное оправдание тому – гражданское законодательство имеет другой предмет регулирования и соответствующие отношения (публичные) регулировать не должно. Но специфика отдельных субъектов оборота может определяться другими актами, помимо гражданского законодательства и государство тому самый подходящий пример.

Проблема в том, что гражданское законодательство в принципе иных имущественных отношений, кроме гражданско-правовых, не предусматривает. То есть государственный режим собственности и имущественных отношений в целом совпадает с частно-правовым. На самом деле, такой подход к государству не применим с точки зрения начал публичного права. Государство и муниципалитет как собственник имеет целевую правоспособность, а государственное имущество — целевой характер.

Цивилистическая доктрина отрицает наличие публичных имущественных отношений, что неправильно. Государственная собственность в отличие от частной не подлежит свободному распоряжению по свободной воле государственного органа, так как все ресурсы государства подчинены общей цели (они должны восприниматься как изъятые из ординарного гражданского оборота с целью выполнения публичных задач государства).

Подобный принцип «изъятия» у нас воспринимается с неким непониманием, так как наше государство было раньше собственником всего имущества, а вся частная собственность была просто приватизирована (право государственной собственности — общее правило, а частная — исключение; в Европе же наоборот (вопрос конфискации для государственных нужд)). Это до сих пор искажает общее представление о том, как государство должно обращаться с собственностью.

Государство не должно восприниматься как обычный хозяйствующий субъект. Свидетельством обратному множество вредных норм ГК РФ. Для целей гражданского оборота — это нормально, но и должного публичного регулирования нет. Таким образом вольно или невольно цивилистический подход доминирует в вопросе вступления государства в гражданско-правовые отношения. Отсюда и воспринимаемое всеми как нечто нормальное право государства абсолютно свободно распоряжаться своим имуществом.

В 2000-е акты, определяющие специфику государства как собственника стали-таки появляться. Продвижение этих идей мы имеем со времени появления №184-ФЗ в новой редакции. Соответственно, стала формироваться концепция, которая отражается и в правоприменительной практике, и в дальнейшем регулировании.

Данная концепция заключается в том, что государство имеет имущество лишь потому, что оно обязано его использовать для выполнения публичных функций, для реализации своих полномочий. Целевой характер государственного имущества постоянно подтверждается, конкретизируется в различных правовых актах.

Истоки этого подхода обнаруживают себя еще в 1991 году (постановление Верховного Совета РФ о разграничении государственной собственности на федеральную собственность, собственность субъектов РФ и собственность муниципальных образований № 3020-1): переход к «трехликому» публичному субъекту. Техническим принципом распределения собственности стало соответствие передаваемого имущества имеющимся полномочиям. Указанное постановление было использовано слишком буквально (слишком большое, догматическое значение придается приложению к нему). На каждый уровень передается то имущество, которое необходимо для осуществления полномочий соответствующего уровня власти. Проблема в том, что про этот критерий быстро забыли и разграничив собственность, стали считать его принадлежащим тому или иному уровню власти. Белов: никакого смысла замыкать собственность на полномочия, существовавшие у уровней власти в 1991 году, нет. Тем более они менялись и были перераспределены Конституцией. Тем более этот принцип имел очень ограниченную сферу действия: никто тогда и не думал, что этот принцип можно распространить на дальнейшие отношения по распределению имущества: то есть то, что нужно федералам- федералам, субъектам – субектам, муниципалам-муниципалам, а все что осталось – должно быть приватизировано. Вот до последней мысли тогда никто не додумался.

В 1991 году было явно видно шарахание от административного к гражданскому законодательству. Стали применять гражданское законодательство без разбора и всякой меры. Только в 2003 году законодательство стало меняться. Стали появляться нормы, учитывающие публично-правовую специфику отношенийс участием государства.

2003 год – внесение изменений в закон № 184 26.11: субъекты федерации могут иметь в собственности только то имущество, которое необходимо для исполнения полномочий их органами.

Чуть позже принял закон № 131-ФЗ: аналогичная нормы закреплена в отношении муниципальных образований. Однако то, что все остальное должно быть приватизировано так и не закрепили.

Важный этап - принятие ФЗ № 122 от 22 августа 2004 года «О монетизации льгот». В нем было очень много статей. В 11 п. ст. 154 попала норма – РФ может иметь в собственности только то имущество, которое необходимо для исполнения полномочий. Там же механизм передачи имущества между уровнями власти. Эти отношения явно имели административное начало. При этом, предполагалось, что субъекты федерации, МО и РФ должны передавать имущество, ими не используемое. Больше всех забеспокоились субъекты. Москва обратилась в КС РФ с требованием признать статью недействительной. При этом Москва ссылаясь на ст. 35 конституции – недопустимость произвольного лишения ПС. Но это в корне неверная логика. Ст. 35 рассчитана на частных лиц. Государство не должно пользоваться неприкосновенностью ПС, так как государственное имущество следует за полномочиями! Оно только для этого и существует – для решения его задач.

КС РФ не под



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.016 с.)