ТОП 10:

TЕMA 8. Основные подходы к периодизации



Развития общества

Учение, противоположное детерминизму и признающее в человеке свободу воли, называется индетерминизмом. Его учение говорит о том, что человек, несомненно, находится под влиянием внешних мотивов и побуждений самого различного рода. Так напр., на него действуют окружающая среда, условия жизни, политическая обстановка, его образование, культурное развитие и т. д. – все это отражается в чертах его нравственного облика. В этом признании того, что на человека действуют – и иногда очень сильно – различные внешние мотивы и влияния. Таким образом, в воззрении индетерминизма, свобода человека – не безусловно творческая свобода, а свобода выбора, свобода нашей воли решить – поступить так или иначе.

В современной экономической науке существует множество школ и направлений, которые с точки зрения оценки периодизации социально-экономического развития общества, можно разделить на две основные группы. К первой группе относятся теории, отрицающие единство исторического процесса, всеобщие закономерности прогрессивного социально-экономического развития человечества. Ко второй - теории, признающие определенные прогрессивные закономерности этого процесса.

Рассмотрим сначала первую группу теорий.

В индетерминистских концепциях история человечества представляется не как закономерный естественноисторический процесс, а как совокупность сосуществующих, рождающихся и умирающих культурно-исторических типов (Н. Я. Данилевский), локальных культур (О. Шпенглер) или культурных суперсистем (П. Сорокин), каждая из которых совершает свой самостоятельный путь.

Разберем циклические теории на примере концепции А. Тойнби.

Арнольд Джозеф Тойнби (1889—1975) - один из крупнейших английских историков и социологов XX в. Для А. Тойнби характерна религиозная концепция историческо­го процесса. Традиционное для западной философии истории противопоставление необходимости и свободы у него отражается в виде прямого противопоставления Законов Природы Законам Бога. Основную роль в истории, согласно Тойнби, играют Законы Бога, которые осуществляются через свободный выбор элиты. Поэтому, несмотря на декларируемое признание закономерностей истории, Тойнби отрицает возможность какого бы то ни было научного предвидения в истории и объективно выступает как индетер­минист. «По моему мнению, - пишет А. Тойнби, - каждое сужде­ние о прогрессе в любой среде внутренне и неискоренимо субъек­тивно... Если смотреть на прогресс в человеческих делах в плане технологии, в плане социальности и в плане духовности, то будут получены различные диаграммы человеческой истории в каждом случае». На этом основании он отрицает общий критерий прогресса.

Основной единицей исторического процесса в системе А. Тойнби является понятие локальной цивилизации, которое служит для обозначения проживающей на определенной территории общности людей, объединенных духовными традициями. Он различает первичные (возникающие непосредственно из примитивных обществ), вторичные (производные от первичных) и даже третичные цивилизации. Всего в истории человечества А. Тойнби насчитывает свыше двух десятков цивилизаций, из которых к середине XX в. в той или иной мере сохранилось семь (западная христианская, православная христианская, исламская, индуистская, дальневосточная, буддистская, христианско-иудаистская).

Отрицая материальные факторы развития общества, А. Тойнби ищет причины возникновения, развития и упадка цивилизаций во взаимодействии исторических «Вызовов» и «Ответов». Каждая цивилизация, по его мнению, может пройти четыре этапа: генезис, рост, упадок и дезинтеграцию.

Для того, чтобы возникла и развивалась цивилизация, необхо­дима, с точки зрения Тойнби, «золотая середина», чтобы «Вызов» был не слишком слабым, а «Ответ» - не слишком сильным, однако достаточным для рождения нового «Вызова», который, в свою оче­редь, должен породить новый «Ответ» и т. д. Движущей силой раз­вития цивилизации А. Тойнби считает творческое меньшинство, способное увлечь общество в новом направлении. Упадок цивилизации Тойнби связывает с недостатком созидающей силы у творческого меньшинства и вследствие этого прекращением преданности и подражания ему со стороны исторического большинства. Это приводит к утрате обществом былого социального единства. Наступает дезинтеграция. Общество распадается на три части: 1) господ­ствующее меньшинство, создающее универсальное государство, 2) внутренний пролетариат, находящий свое выражение в универ­сальной религии и церкви (толстовство, гандизм, христианство американских негров и т. д.), и 3) внешний пролетариат, оформля­ющийся в варварские военные банды. Вторая и третья группы объ­единяют, по мысли А. Тойнби, слои, живущие в обществе, но ему не принадлежащие. Эти силы в конечном счете разрушают старую цивилизацию и одновременно (рождая новую религию) подготав­ливают предпосылки для возникновения новой цивилизации.

Концепция А. Тойнби довольно схематична. Вся мировая история представляет собой набор локальных цивилизаций, путь развития которых уже предопределен. «Цивилизации» Тойнби, — справедливо замечает П. Сорокин, — являются не объединенными сис­темами, а простым конгломератом различных цивилизованных объектов и явлений, объединенных только своего рода соседством, а не причинными или существенными связями. По этой причине они не являются действительными «видами общества». Но если это так, делает вывод П. Сорокин, то тогда вряд ли можно говорить о единообразии их генезиса, роста и упадка.

Искусственными являются не только используемое А. Тойнби понятие «цивилизация», но и ее составные компоненты. Прежде всего это относится к предельно широкой трактовке пролетариата. К нему А. Тойнби относит разнородные слои населения и трактует его как внеисторическое явление. Что же предлагает, в конечном счете, А. Тойнби? Для спасения души, считает он, необходим уход от действительности из макрокосма в микрокосм, т. е. фактически в туманный религиозный мистицизм. Таковы практические рекомен­дации, вытекающие из теории английского ученого.

 

Детерминизм - альтернативное индетерминизму учение об объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности всех явлений в природе и обществе.

Принцип детерминизма - научный подход, согласно которому все наблюдаемые явления не случайны, а имеют определенную причину.

Географический детерминизм – направление в истории, социологии, этнографии и других общественных науках, утверждающее, что развитие народов и обществ полностью или почти полностью объясняется их географическим положением и природными условиями.

Экономический детерминизм – концепция, утверждающая, что экономические факторы являются решающими при объяснении социального поведения.

Детерминистские концепции исторического процесса, в отличие от циклических теорий, признают прогрессивное развитие человеческого общества. Однако явления, лежащие в основе развития, могут быть многообразны. В рамках простейших де­терминистских концепций можно выделить в свою очередь несколь­ко направлений в зависимости от фактора, лежащего в основе пе­риодизации. Определяющей причиной может выступать либо один, либо несколько элементов базиса технического (рост населения, природные условия или изменения в технике и технологии) или экономического (развитие формы производственных отношений), либо один из факторов, относящихся к надстройке (право, государство, социальная психология и т.д.). В рамках первого направле­ния можно выделить концепции демографического, географического и технологического детерминизма, а также теории, абсолютизирующие форму производственных отношений. Различные разновидности второго направления развиваются в рамках институционализма.

Демографический детерминизм

Задолго до марксизма возникают и развиваются теории, признающие про­грессивное развитие общества и ставя­щие его в зависимость от какого-либо материального фактора. Одной из таких теорий является демогра­фический детерминизм.

Отдельные попытки объяснения истории развития человечества ростом населения появились уже в древности и средние века. Однако лишь в XVIII в. начинают оформляться элементы будущей кон­цепции демографического детерминизма (Ж-Ж. Руссо, К.А. Гель­веций). Позднее, в учении Т.Р. Мальтуса, рост населения стал рас­сматриваться как независимая переменная величина, как источник бедности и нищеты масс. Однако мальтузианская концепция наро­донаселения не была теорией исторического процесса в строгом смысле этого слова, так как она не устанавливала зависимости между качественными этапами роста населения и изменениями формы общества.

Наряду с мальтузианством - пессимистической формой демо­графического детерминизма - в конце XIX — начале XX в. полу­чает большое развитие оптимистическая форма демографического детерминизма (А. Кост, А. Секретам, О. Бугле). Особое распро­странение она получает во Франции, для которой в последние де­сятилетия XIX в. были характерны медленные темпы роста насе­ления и где мальтузианство не пользовалось популярностью.

Именно в это время французский политэконом и статистик А. Кост (1842—1901) выпустил две работы — «Принципы объек­тивной социологии» (1899) и «Опыт народов и предложения, на нем основанные» (1900), в которых он пытается доказать, что все со­циальные явления зависят от демографического фактора. «...За­рождение и развитие цивилизации, — писал А. Кост, - происходит повсюду, где идет интенсивная торговля, где осуществляются во­енные захваты, наблюдается объединение земель, где создаются федеративные союзы, и все это объясняется ростом и распростра­нением одного и того же социального фактора — численности и плотности населения». Этот фактор и лег в основу предложенной А. Костом периодизации исторического процесса. Она состоит из шести эпох, которым соответствуют четыре стадии социальной эволюции.

Первой эпохе соответствует первая стадия эволюции, которую Кост называет феодализмом, относя ее существование к периоду до основания Рима. Все население в этот период состоит из отдельных •семей, проживающих в укрепленных поселках. Необходимые сред­ства существования производятся внутри каждой семьи.

Вторая эпоха, существовавшая от основания Рима до правле­ния Юлия Цезаря, соответствует второй стадии социальной эволю­ции, которую А. Кост называет коммуникализмом. Рост населения приводит к тому, что основной формой поселений становятся горо­да. Часть продукции начинает производиться «а рынок. Возникают социальное неравенство, сословия. К власти приходят военные и жрецы.

Третья эпоха охватывает период от правления Юлия Цезаря и до появления варварских королевств. Она соответствует третьей стадии социальной эволюции, которую Кост характеризует как этатизм. Население возрастает настолько, что центрами жизни становятся крупные города-полисы типа Рима. Рост спроса на ре­месленные изделия приводит к возникновению мануфактур. Тор­говля перерастает границы метрополии, захватывая колонии и про­винции. Углубляется классовое неравенство, гражданская власть обособляется от военной. В период четвертой и пятой эпох замед­ляется рост населения, устанавливается монархическая форма прав­ления. Это, как полагает А. Кост, вызывает регресс в развитии общества. Поэтому данные эпохи соответствуют второй и третьей стадиям социальной эволюции.

Шестая историческая эпоха начинается с буржуазных революций. Она образует четвертую стадию социальной эволюции — плутократический парламентаризм. Увеличение населения способствует расширению границ, росту столиц. Ручной труд сменяется машинным, углубляется социальное неравенство, основанное на богатстве и образовании, возникает и обособляется законодательная власть.

Таким образом, считает А. Кост, существует прямая связь меж­ду ростом населения и прогрессом общества, при этом более могу­щественные государства поглощают или ассимилируют более сла­бые.

В XX в. появляются попытки объединить демографический де­терминизм с концепцией исторических циклов. Итальянский демо­граф К. Джини (1884—1965) выдвинул теорию, связывающую вос­производство населения со стадиями развития нации.

Каждая нация, с точки зрения Джини, проходит три периода: молодость, зрелость и старость. В период молодости в нации пре­обладают люди молодых возрастов, что обусловливает высокие темпы роста населения. Это приводит к социальному расслоению общества, к дифференциации рождаемости у различных классов. Образуется избыток населения, который используется для проведе­ния интенсивной колонизационной и экспансионистской политики.

На стадии зрелости растет благосостояние как в результате сокращения рождаемости, так и вследствие эксплуатации колоний и зависимых стран. Высокая рождаемость сохраняется только у низших классов. Однако индустриализация, урбанизация и демо­кратизация общества повышают вертикальную мобильность низ­ших слоев, что также приводит к падению рождаемости. Нация из воинственной становится мелкобуржуазной, наступает закат обще­ства, старость нации. Эти процессы усиливает миграция населе­ния из сельской местности в города. Возникают трудности в обес­печении населения продовольственными товарами, а промышлен­ности сырьем. Все это приводит к истощению производства, к уси­лению социальных конфликтов. Выход из создавшегося положения Джини видит в эмиграции и войнах, в поглощении слабых народов более сильными.

Теория К. Джини более дифференцированно подходит к анализу воспроизводства населения. Однако и она не может преодолеть схематизм и внеисторизм, характерный как для демографического-детерминизма, так и для циклических теорий. Более того, считая войны и экспансию закономерным следствием роста населения, она объективно оправдывала итальянский фашизм, его экспансионист­скую политику. В этом заключается ее внутреннее родство с реак­ционным неомальтузианством и германской геополитикой.

В послевоенные годы демографический детерминизм уже не вы­ступает в качестве самостоятельного учения, а дополняется геогра­фическим или технологическим детерминизмом (теории порочного круга нищеты, теории стадий роста и т. д.).

Географический детерминизм

Идея обусловленности развития человечества географической средой возникла уже в глубокой древности (Гиппократ, Геродот, Платон, Полибий, Страбон). Это представление было взято на вооружение многими французскими просветителями и немецкими философами. О влиянии климатических условий на характер и поведение людей писал - Ш.Монтескье. Последовательно географический принцип в объяс­нении истории был проведен в «Идеях к философии истории чело­вечества» И. Г. Гердера. В «Философии истории» Гегель специально выделил географическую основу всемирной истории. Естественные различия он рассматривает как особые возможности развития народов. Эти положения получили дальнейшее развитие в работах английских (Г. Т. Бокль) и русских (С. М. Соловьев, А. П. Щапов, В. О. Ключевский) историков. Если в построениях материалистов XVIII в. природа берется внеисторично и достаточно абстрактно (климат, почва или ландшафт), не показывается ее внутренняя органическая связь с производством, то в поздних концепциях мы встречаемся уже с более дифференцированным подходом. Нагляд­ный пример — работы русского социолога, географа и анархиста Льва Ильича Мечникова (1838—1888).

Подводя итоги, следует подчеркнуть, что в концепциях геогра­фического детерминизма взаимодействие человека и природы рас­сматривается односторонне, как зависимость человеческого общест­ва от окружающей среды. Между тем взаимодействие общества и природы—более сложное явление, которое не сводится только к за­медлению или ускорению развития человечества. С одной стороны, под воздействием человеческой деятельности изменяется среда оби­тания, происходит накопление этих изменений, а с другой — воз­действуя на внешнюю природу, изменяя ее, человек в то же самое время изменяет и свою собственную природу. В ходе исторического развития общество вовлекает в производство все новые и новые компоненты окружающей среды, ранее недоступные человеку. По­этому само взаимодействие общества и природы глубоко историч­но. Оно зависит не только от уровня развития производительных сил, но и от характера существующих производственных отноше­ний.

Таким образом, окружающая среда не только выступает как условие развития производства, как фактор развития производи­тельных сил, но и сама является в определенной и всевозрастающей мере результатом этого развития. Географическая среда включа­ется в социальную форму движения материи. Поэтому методологи­ческий недостаток географического детерминизма заключается и в том, что его представители пытаются вынести источник развития человечества за пределы общественной системы, свести высшую форму движения материи (социальную) к низшей (в данном слу­чае географической).

Технологический детерминизм

Под влиянием научно-технической революции все чаще возникают и получают широкое распространение теории, абсолютизирующие технический про­гресс. Истоки этих теорий можно проследить в трудах ученых на­чала XX в.: П. К. Энгельмейера (Россия), Ф. Десеауера, М. Шнейдера, М. Эйта (Германия). Переоценка научно-технических факторов и недооценка общественно-исторических условий были ха­рактерны для «легальных марксистов» (П. Струве), а также не­мецких социал-демократов (Э. Бернштейн, К. Каутский) и русских - меньшевиков (Л. Мартов, Н. Суханов). Однако наибольшее раз­витие технологические теории исторического процесса получают в послевоенные годы.

В 1960 г. выходит книга американского экономиста Уолта Уитмена Ростоу «Стадии экономического роста» с характерным подза­головком «Некоммунистический манифест». В этой книге У. Ростоу выделяет пять основных стадий роста: 1) традиционное общество, 2) стадия создания предпосылок для взлета, 3) взлет, 4) движение к зрелости, 5) эпоха высокого массового потребления.

Для стадии «традиционного общества», считает У. Ростоу, характерно, что свыше трех четвертей производителей занято произ­водством продовольствия. Национальный доход используется в ос­новном непроизводительно. Структура общества образует иерархию, в которой политическая власть принадлежит земельным соб­ственникам или центральному правительству. Вторая стадия яв­ляется переходной к взлету. В этот период происходят существен­ные изменения в трех непромышленных сферах: сельском хозяйстве, транспорте и внешней торговле. Третья стадия — «взлет» — охва­тывает сравнительно небольшой промежуток времени — одно-два десятилетия. В это время растут темпы капиталовложений, замет­но увеличивается выпуск продукции на душу населения, начинается быстрое внедрение новой техники в промышленность и сельское хозяйство. Происходит победа сторонников модернизации эконо­мики над защитниками традиционного общества. Период «движе­ние к зрелости» характеризуется. У. Ростоу как длительный этап технического прогресса: развивается процесс урбанизации, повы­шается доля квалифицированного труда, руководство промышлен­ностью сосредоточивается в руках квалифицированных управляю­щих — менеджеров. В пятую эпоху — стадию «высокого массового потребления» — осуществляется сдвиг от предложения к спросу, от производства к потреблению.

В своей более поздней работе «Политика и стадии роста» (1971) У. Ростоу добавляет шестую стадию — «стадию поиска ка­чества жизни», когда на первый план выдвигается духовное развитие человека.

Теория У. Ростоу представляет определенный шаг вперед не только по сравнению с концепциями демографического и географи­ческого детерминизма, но и по сравнению с технологическими тео­риями первой половины XX в. Она признает ведущую роль мате­риального производства в развитии общества, его обусловленность прогрессом производительных сил, влияние на их развитие соци­альной среды. Более широкий исторический подход характерен для теоретиков постиндустриального общества (Р. Айрис, Д. Белл, Г. Кан, Т. Стоуньер и др.). Том Стоуньер, например, в своей книге «Информаци­онное богатство: профиль постиндустриальной экономики» (1983) выделяет в развитии человечества три качественных этапа: периоды аграрной экономики, индустриальной и информационной.

«В аграрной экономике, — считает он, — хозяйственная дея­тельность была связана преимущественно с производством доста­точного количества продуктов питания, а лимитирующим фактором обычно была доступность хорошей земли. В индустриальной эко­номике хозяйственная деятельность была по преимуществу произ­водством товаров, а лимитирующим фактором — чаще всего капи­тал. В информационной экономике хозяйственная деятельность - это главным образом производство и применение информации с целью сделать все другие формы производства более эффективны­ми и тем самым создать больше материального богатства. Лими­тирующий фактор здесь — наличное знание».

В отличие от У. Ростоу Т. Стоуньер выделяет в развитии об­щества не одну (промышленную), а две (промышленную и инфор­мационную) революции. Более того, он связывает качественные этапы в развитии производительных сил с революциями в экономи­ке и политике. В результате промышленной революции «вначале экономическая, а затем политическая власть постепенно перешла из рук аристократии в руки капиталистов»; в процессе же инфор­мационной — «экономическая и политическая власть переходит к производителям информации».

Таким образом, мы видим, что сведение общественного прог­ресса к техническому неминуемо ведет даже наиболее талантливых ученых к искажению логики исторического процесса, к односторон­ним выводам.

В процессе развития капитализма натуральное хозяйство вытесняется товарным. Это породило концепции, в которых критерием периодизации ста­ла выступать форма обмена. В XIX в. довольно типичной стала теория Б. Гильденбранда о трех этапах развития как последовательной смене натурального хозяйства денежным, а денежного — кредитным. При этом под натуральным хозяйством понималось не только автаркическое производство, но и простейший натуральный продуктообмен; под денежным — обмен при помощи денег; под кредитным — обмен при посредстве кредита.

Более сложной системой периодизации всемирно-исторического процесса по формам хозяйства была концепция А. А. Богданова (1873—1928). В основе ее лежит материа­листический критерий выделения форм хозяйства. В наиболее позднем варианте изложения своей системы А. А. Богданов, в частности, пишет о трех основных типах «строения общественной организаций», в рамках которых он выделяет различные эпохи.

Дробное натуральное хозяйство:

а) первобытный родовой коммунизм;

б) авторитарная родовая община;

в) феодализм.

Меновое хозяйство:

а) переходные формы: рабство, крепостная организация;

б) мелкобуржуазный строй;

в) домашне-капиталистическая система;

г) промышленный капитализм типа мануфактуры;

д) машинный капитализм.

Объединенное натуральное хозяйство (коллективизм). Стремление найти общий критерий для систематизации раз­личных форм хозяйства выгодно отличает эту периодизацию. В то же время нельзя не заметить, что этим критерием оказался не спо­соб производства, а форма хозяйства (натуральная, товарная и, по существу, планомерная). К тому же при этом происходит на­рушение логики исторического процесса: исчезает азиатский спо­соб производства, искусственно отделяются друг от друга фео­дальная система и система крепостного хозяйства, рабовладельчес­кий строй излагается после феодализма, объединяются в один раз­дел восточное, античное и колониальное рабство и т. д.

В конце XIX-начале XX в. возник институционализм – течение, отри­цающее обусловленность развития че­ловеческого общества производствен­ными отношениями и признающее в качестве движущей силы не­экономические факторы: психобиологические (Т. Веблен), соци­ально-правовые (Дж. Коммонс), государственные (К.-А. Виттфогель) и другие институты. Сторонники этого направления рекон­струировали и дополнили взгляды исследователей XIX в., утверж­давших, что в основе развития общества лежит изменение права (Ф. К-фон Савиньи), социальной психологии, мотивов деятель­ности людей (В. Дильтей).

В центре внимания сторонников институционализма находит­ся, как правило, капитализм, его настоящее и будущее (теории индустриального и постиндустриального общества, технократичес­кие теории, теории конвергенции и т.д.). В то же время в после­военные годы появились попытки с позиций институционализма описать развитие человечества в целом. Одной из крупнейших ра­бот, претендующих на объяснение исторического процесса, являет­ся книга профессора китайской истории Вашингтонского универ­ситета Карла-Августа Виттфогеля (1896—1988) «Восточный дес­потизм. Сравнительное изучение тотальной власти» (1957). Решая вопрос о том, «какой момент определяет в ко­нечном счете историческое развитие — природный или обществен­ный», он отдает пальму первенства природе, считая «определяю­щим и ведущим... естественные условия».

С годами географический детерминизм был дополнен государ­ственным институционализмом. Структурообразующим элементом в концепции К.-А. Виттфогеля является восточный деспотизм, ко­торый характеризуется ведущей ролью государства. Государство опирается на бюрократический аппарат и подавляет развитие частнособственнических тенденций. Богатство господствующего класса в этом обществе обусловлено не собственностью на сред­ства производства, а местом в иерархической системе государст­ва. Таким образом, получается, что природные условия и внешние влияния определяют форму государства, а она в свою очередь — тип социальной стратификации.

Более сложной детерминистской концепцией является матери­алистическое понимание истории. Оно исходит из того, что в про­изводстве люди вступают в объективные, независимые от их воли и сознания, определяемые уровнем развития производительных сил общества отношения. В их структуре выделяют технико-эко­номические (или организационно-экономические) и социально-экономические отношения.

Этот подход в целом хорошо знаком преподавателям. Неко­торые новые аспекты его рассмотрены в предыдущей главе. Сле­дует лишь заметить, что в рамках данного подхода основная пери­одизация общества осуществляется по способам производства и формациям. Среди спорных проблем последнего времени особо можно выделить вопрос об азиатском способе производства.

Применение наряду с содержательным термином («государст­венная система сельских общин») условного («азиатский способ производства») широко распространено в науке. Мы уже давно оперируем такими парными понятиями, как античность - рабо­владельческий способ производства, средневековье - феодализм, новое время - капитализм. Специфика здесь заключается не в том, что Маркс и Энгельс использовали два понятия («система сельских общин» и «азиатский способ производства»), а в том, что содержательному термину противопоставлен не временной, а географический. Происхождение этого термина объясняется, види­мо, тем, что на современном Марксу и Энгельсу Востоке они на­ходили остатки этих государственно-общинных форм.

В экономической науке существует разные подходы и разные критерии периодизации социально экономического развития общества. Основными подходами являются формационные и цивилизованные. Формационный подход к периодизации социально-экономического развития общества показывает историю развития общества, как прерывную, состоящую из качественно-различных периодов. При этом каждый период есть новая ступень в качественном и количественном развитии общества.

Формационный подход периодизации развития общества был разработан К. Марксом на основе идей ряда его предшественников.

1. Данный подход к периодизации истории человечества основан на смене способов производства и формаций. Кратко суть формационного подхода заключается в следующем:

Процесс труда состоит из трёх элементов:самого труда, средств труда и предметов труда.

Средства труда -это комплекс предметов, при помощи которых человек трудится, производит материальные блага. К средствам труда относятся прежде всего орудия труда – различного рода механизмы и машины, приспособления и инструменты, двигатели, передаточные аппараты и т.д. Кроме орудий труда, называемых активными средствами,имеются пассивные средства труда –здания, сооружения, трубопроводы и др.

Предметами трудаявляется то, на что направлен человеческий труд (сырье, материалы и пр.), что составляет материальную основу будущего продукта. В подавляющем болыпинстве предметы труда в современных условиях сами являются продуктом предшествующего труда: металл, цемент, хлопок и пр. В конечном счете все они имеют природное происхождение. Земля может выступать в роли как предмета труда, так и средства труда.

Средства труда и предметы труда в совокупности представляют собой средства производства.

Рабочая сила и средства производства -это производительные силы общества. Уровень развития производительных сил является важнейшим критерием и наиболее общим показателем общественного прогресса.

Производительные силы определяют характер производственных отношений, которые складываются между людьми по поводу производства, распределения, перераспределения и потребления материальных благ.

Производительные силы общества и производственные отношения в своем единстве представляют собой способ производства или базис общества (экономический строй).

Формационный подход выделяет пять способов материального производства (рис. 8.1).

1. Первобытнообщинный

2. Рабовладельческий

3. Феодальный

4. Капиталистический

5. Коммунистический

Экономический строй определяет характер надстройки –совокупности семейных, юридических, национальных, культурных, политических и других отношений.

Базис и надстройка находятся в единстве, во взаимосвязи. С течением исторического времени, с развитием общества надстройка приобретает все большее влияние на базис, определяет его параметры. Базис и надстройка составляют общественно-экономическую формацию.

История человечества, по Марксу, есть история восхождения от одной общественно-экономической формации к другой (рис. 1.8).

Формационный подход имеет свои позитивные и негативные особенности.

Позитивные:

1. Он утвердил материалистическое толкование развития общества;

2. Подчеркнул важную роль экономики в жизни общества;

3. Поставил в центре внимания идею прогресса.

Негативные:

1. В тоже время формационный подход ведет к упрощению и искажению понимания исторического развития;

Выделение специфических производственных отношений в качестве критерия периодизации экономического развития приводит к недоучету фактора преемственности исторические ступени, общеэкономических и общечеловеческих ценностей. Формационный подход исключает возможность многовариантного развития и в то же время является страновым, т.е. развившимся из опыта развития отдельных стран. Все это упрощает реальную картину общественного развития.

 


Рис. 8.1 – Формационный подход к периодизации истории

 

В экономической науке имеет место теория общественного развития, в которой получило отражение современное видение мира как результат исторического развития типов цивилизации.

Термин «цивилизация» латинского происхождения, означает гражданский, общественный. Этот термин был введен около 200 лет назад и использовался для характеристики общества, в котором царствует разум и свобода. В современном мире термин «цивилизация» используется:

1. Для оценки степени и уровня культуры (античная цивилизация, современная, европейская, азиатская и т. д.)

2. Для характеристики стадии развития человеческого общества пришедшего на смену варварства.

3. Как культурно-исторический цикл развития замкнутых групп, народов и государств.

4. Как заключительная стадия развития культуры, фаза ее заката.

5. Как совокупность основных компонентов общественной жизни: человеческого потенциала, способа производства материальных благ, окружающей среды. Различают собирательство, земледельческую и промышленную цивилизацию.

6. Как определенную стадию в циклическом развитии общества, в целостности составляющих его элементов: наука, культура, экономика и т.д.

Цивилизационный подход показывает непрерывность исторического процесса, его движения во взаимосвязи и приемлемости, накоплении материального и духовного богатства. Он предполагает формирование общечеловеческих ценностей, показывает их роль в развитии общества.

Появлению и развитию цивилизационной теории способствовали глубина, масштабы и характер перемен, происходящих в мире, особенно во второй половине XX в.:

- революционные перемены в технике, технологии, принципиально изменившие организацию производства;

- создание современной информационной системы, производственной и социальной инфраструктур;

- осознание угрозы ядерной войны, экологической гибели, общности человеческих судеб;

- осознание сложности и многомерности мира нашей планеты, созданного в результате многовекового эволюционного развития;

- понимание качественных изменений мировой цивилизации.

Определим наиболее важные положения цивилизационного подхода:

· существуют общие закономерности экономической деятельности и развития человека как индивида и как члена общества;

· исходным для исследования цивилизаций выступают обусловленные человеческой жизнью потребности, деятельность людей и ценности, создаваемые в результате этой деятельности; таким образом, во главу угла ставится человек как индивид и как член общества;

· удовлетворение и развитие потребностей - постоянно возобновляемый исторический процесс, в котором развитие цивилизации идет вслед за ростом потребностей;

· исследование взаимодействия потребностей и деятельности человека позволяет формировать программы научно-технического и социально-экономического развития, в основе которого лежат потребности, а не закономерности материального производства.

Таковы теоретико-методологические основы изучения закономерностей развития цивилизации.

Впервые цивилизационный подход к развитию общества разработал шотландский ученый Фергюсон. В развитии человеческого общества он выделил 3 периода:

1. Дикость - для нее характерны развития охотничьего хозяйства и отсутствия частной собственности.

2. Варварство - появление частной собственности и развитие скотоводческого хозяйства.

3. Цивилизация - для нее характерно господство частной собственности и развитие земледелия.

Другой теорией, созданной на базе цивилизационного подхода, является теория стадий экономического роста, принадлежащая У. Ростоу. Согласно этой теории, стадии роста определяются взаимодействием технико-экономических, производственных, политических и других факторов, поэтому следует выделять два типа общества: традиционное (докапиталистическое) и индустриальное (капиталистическое).

Согласно теории Ростоу имеется шесть стадий экономического роста:

1. Традиционное общество.

2. Стадия подготовки условий для сдвига или переходное общество.

3. Стадия сдвига и перехода к индустриальному развитию.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.038 с.)